Будущее религии


«…человечество переживет «свое христианство» и будет еще долго после него жить …бесконечно долго, «вечно»; «в момент, когда настанет полное и, казалось бы, окончательное торжество христианства, когда «Евангелие будет проповедовано всей твари», - оно падет сразу и все, со своими царствами, «с царями, помогавшими ему», и – «восплачут его первосвященники». И среди полного крушения настанет совершенно «все новое», при «падающих звездах» и «небе, свившемся как свиток».

Сказанное Розановым справедливо и по отношению ко всем религиям вообще, к религии как таковой, но во всем нижеследующем речь будет идти в первую очередь о христианстве. С одной стороны, поскольку оно претендует на то, чтобы быть сегодня представителем религии наиболее просвещенной и цивилизованной социальной прослойки планеты, с другой, - судьбу всех религий вообще лучше всего проследить по судьбе религии самых значимых, судьбоносных для планеты народов и наций, а это – народы и нации Европы.

Сразу следует разделить две вещи: это теоретическая и практическая судьба христианства – изменение его роли и степени господства в нашем мировоззрении и в нашей жизни. Если подходить к делу достаточно строго, то христианская догматика, христианское «объяснение мира» и места человека в этом мире, христианство теологов, христианство христианских мировоззренческих трудов и текстов - это, собственно, и есть христианское мировоззрение человечества, и гибель этого христианства означает гибель христианства как нашей исторически ставшей и исторически ушедшей универсальной идеологии. С этой стороны можно констатировать факт: христианство давно умерло. Началом его заката стал пантеизм Возрождения и деизм Нового времени, предсмертной агонией – философия Канта. В первой половине XIX века, как универсальная идеология планеты Земля, христианство умерло окончательно и бесповоротно.

Само собой, на это никто не обратил внимания…

Фридрих спустя несколько десятилетий невнятно буркнул: «Бог умер», ницшеанцы подхватили, ничего не понимая.

…– возня с трупом теоретического христианства, доигрывание давно проигранной партии, продолжается по сей день. Продолжается с явными признаками все большей деградации игроков - они уже сами не понимают за что, против чего и во имя чего они воюют. Христианство проиграло войну на небесах теории, но тем сильнее оно вцепилось в грешную землю – вместе с населением планеты растет и число номинальных христиан. То, что ситуация здесь напоминает ситуацию в Содоме, в котором было не найти и десяти праведников, естественно, не волнует ни христианскую иерархию, ни самих христиан. Не умением, так числом. Смотрите, нас много, смотрите, среди нас ученые и т.д. - Да много. Пустоты. Этакие дутые религиозно-партийные списки. Есть ли там хоть один христианин?

Уход, конец христианства может пониматься исключительно как его социальная смерть - в теории умирать уже нечему. Действительное преодоление религии в нашем сознании не может быть делом лишь познавательной ее критики, познавательного объяснения ее генезиса и т.д.

Если историческое развитие научно-философского мировоззрения уничтожило христианство теоретически, то какая сила убьет его социально? - Равнодушие, если равнодушие можно назвать силой. Равнодушие к равнодушному, индифферентность к индифферентному, индифферентность к пустоте, пустое отношение к пустому.

Для этого необходима нормальная жизнь на планете, для этого необходимо, чтобы ушел капитал. «Парадокс»: капитал как способ производства – это теоретический убийца христианства, но это и его постоянная социальная подпитка. Пока существует капитал, капиталистический, последний, основанный на отчуждении, способ производства, последний способ производства вообще, будет существовать христианство в своем более менее классическом виде. Религии же вообще, - возможно одна унифицированная религия, - будут существовать пока существует трансцендентность смерти, пока мы умираем, и смерть капитала будет шагом к развертыванию новых фронтов нашей универсальной войны за свободу, следовательно, шагом к гибели всех форм религиозного сознания, как такового.

Далее >>>