;
СОДЕРЖАНИЕ
1. Начало открытой империалистической интервенции и активизация внутренней контрреволюции. Объединение внешних и внутренних антисоветских сил. Советская республика в кольце фронтов. Советская Россия — единый военный лагерь. Военный коммунизм. Первые победы Красной Армии. Освобождение Украины и Белоруссии. Образование советских республик в Прибалтике. Усиление интервенции Антанты. Боевые действия в конце 1918 — начале 1919 г. Советские мирные предложения. VIII съезд Коммунистической партии. 2. Год решающих сражений. Наступление интервентов и белогвардейцев весной 1919 г. Мобилизация советского народа на борьбу с Колчаком. Разгром основных сил Колчака. Вторжение интервентов в Советскую Прибалтику. Оборона Петрограда. Начало нового похода Антанты. «Все на борьбу с Деникиным!». Разгром Деникина. Победы Красной Армии на других фронтах. 3. Ликвидация иностранной интервенции и окончание гражданской войны. Мирная передышка. Нападение буржуазно- помещичьей Польши на Республику Советов. Наступление Врангеля. Мобилизация сил советского народа. Окончание войны с Польшей. Разгром Врангеля. Конец гражданской войны. 4. Социалистическое строительство к концу гражданской войны. Участие рабочих в организации промышленного производства. Первые ростки социализма в деревне. Социальные завоевания трудящихся. Культурное строительство. Укрепление Советов. Национально-государственное строительство. Укрепление союза народов Советской страны.

БОРЬБА СОВЕТСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
И ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

Октябрьская социалистическая революция вызвала страх и ненависть у капиталистов всего мира, обнаружив непрочность их господства, на практике доказав возможность свержения гнета эксплуататоров. Она лишила иностранных капиталистов их заводов, концессий, капиталовложений в России и нанесла чувствительный удар по интересам банкиров и фабрикантов Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Берлина.

Октябрьская революция победила под лозунгом мира. Империалисты обоих воюющих лагерей опасались, что борьба Советской России за мир и выход ее из империалистической войны усилят тягу к миру во всех странах.

Правящие круги капиталистических стран страшились также морального воздействия Октябрьской революции на международное рабочее движение и на освободительную борьбу угнетенных народов. Советское государство, которое уже одним фактом своего существования революционизировало весь мир, превращалось в центр притяжения для всего эксплуатируемого человечества.

Непримиримая классовая враждебность империалистов к Советскому государству проявилась с первых дней Октябрьской революции. Эта враждебность вылилась в непосредственное вмешательство во внутренние дела Республики Советов, в организацию военной интервенции, имевшей целью свержение Советской власти, восстановление буржуазно-помещичьего строя, закабаление и расчленение России.

Интервенты нашли союзника в лице российской контрреволюции. Свергнутые в России эксплуататорские классы помещиков и капиталистов, контрреволюционные партии кадетов, меньшевиков, эсеров, анархистов, буржуазных националистов не хотели добровольно уходить со сцены. Сопротивление эксплуататоров вылилось в самую острую форму классовой борьбы — в гражданскую войну. Эта война могла бы закончиться сравнительно быстро, так как Советская власть обладала огромным перевесом сил. Но внутренняя контрреволюция получила военную, политическую и экономическую поддержку со стороны иностранных империалистов. В результате этого гражданская война достигла крайнего напряжения, затянулась и потребовала от народов России огромных жертв и лишений.

Внешние и внутренние антисоветские силы объединились в реакционный союз. Между его участниками существовали немалые разногласия. Русская буржуазия хотела вернуться к власти, чтобы защищать свои интересы и прибыли, а иностранные империалисты стремились за ее счет еще больше усилить свои позиции в экономике и политике России. Будучи более слабой стороной, русская буржуазия шла на все уступки и беззастенчиво торговала территориями и богатствами страны.

В антисоветской интервенции участвовали в большей или меньшей степени все крупнейшие государства капиталистического мира и значительное число малых стран. Против Республики Советов с оружием в руках выступили как государства австро-германского блока, так и страны Антанты. Они посылали в Советскую Россию свои войска, затрачивали на интервенцию крупные средства, предоставляли контрреволюционерам-белогвардейцам деньги, оружие, боеприпасы, снаряжение.

Главными организаторами и участниками интервенции являлись Англия, Франция, Япония и Соединенные Штаты Америки. Лицемерно скрывая свои подлинные империалистические цели, правительство Соединенных Штатов — самой богатой страны капиталистического мира, располагавшей наибольшими материальными возможностями для поддержки антисоветских сил, принимало в действительности активнейшее участие в блоке интервентов. Американские войска осуществляли вооруженную интервенцию на территории России — на Севере и Дальнем Востоке. Американские дипломаты, государственные и военные деятели подготовляли антисоветские заговоры, сколачивали коалиции государств против Советской России.

Империалистов всех стран объединяло стремление уничтожить Советское государство, но каждая из империалистических держав преследовала и собственные корыстные цели, старалась оттеснить конкурентов, занять наиболее выгодные позиции. Непримиримые противоречия обнаружились не только между двумя воюющими группировками — Антантой и Четверным союзом, но и внутри англо-франко-американо-японского блока: между Соединенными Штатами и Японией, между Англией и Францией, между ними и Соединенными Штатами и т. д.

1. Начало открытой империалистической интервенции
и активизация внутренней контрреволюции.

Объединение внешних и внутренних антисоветских сил. Советская республика в кольце фронтов

Вначале интервенция Антанты носила прикрытый характер, выражаясь в политической и финансовой поддержке российской контрреволюции, в организации антисоветских мятежей. К весне 1918 г. стало ясно, что российские капиталисты и помещики сами не в силах справиться с победоносной социалистической революцией. Это побудило Антанту послать против Советской России собственные войска. Пока продолжалась война в Европе и Четверной союз контролировал черноморские проливы, Антанта не могла развернуть широкие операции на территории всей России. Поэтому интервенты Антанты в то время действовали только на Севере и Дальнем Востоке, в Средней Азии и Закавказье.

Интервенция Антанты фактически означала войну против Советской России, но империалисты вели ее под прикрытием фраз о «помощи» русскому народу в борьбе против Германии. Несостоятельность таких объяснений ярко обнаружилась уже в том факте, что после капитуляции Германии державы Антанты не только продолжали антисоветскую войну, но еще больше усилили ее.

9 марта 1918 г. в Мурманске высадился первый вооруженный английский отряд. За ним вскоре прибыли крупные контингенты американских, английских и французских войск. В соглашении, подписанном с изменившими Родине работниками Мурманского Совета, представители Англии, Франции и Соединенных Штатов обязались не вмешиваться во внутренние дела края. В действительности интервенты насильственно разгоняли организации трудящихся, вершили расправу над жителями. В Кеми англо-французский отряд разогнал местный Совет и расстрелял его руководителей.

Вступление английских интервенционистских войск в Архангельск.
Фотография. 1918 г.

1 августа флот интервентов появился под Архангельском. На следующий день в городе высадился вражеский десант. Интервенты организовали контрреволюционный переворот и создали марионеточное белогвардейское «правительство» во главе с «народным социалистом» Чайковским.

Советское правительство в ряде нот выразило решительный протест против интервенции. Правительства Антанты в ответ лицемерно заявляли, что их военные корабли прибыли на Советский Север только для предотвращения «германской угрозы». На самом деле никакой германской угрозы в районах Мурманска и Архангельска не существовало. Это признавали и официальные лица союзников. Американский консул в Архангельске сообщал послу Соединенных Штатов в России Фрэнсису: «...Целью является не просто оккупация Архангельска, а движение во внутренние части России...».

На Дальнем Востоке интервенция началась в первых числах апреля 1918 г. Во Владивостоке высадились японские, английские, а за ними (в августе 1918 г.) и американские оккупанты. Численность одних только американских войск во второй половине 1918 г. составила более 9 тыс. человек.

В конце мая 1918 г. начался антисоветский мятеж чехословацкого корпуса. Этот корпус состоял из чехов и словаков, бывших солдат австро-венгерской армии, взятых в плен в 1914—1917 гг. Советское правительство разрешило им проехать по сибирской железной дороге во Владивосток для дальнейшего следования в Европу. Но империалисты Антанты при помощи чешских буржуазных лидеров Т. Масарика и Э. Бенеша использовали чехословацкий корпус в контрреволюционных целях. В пути командование корпуса, вероломно нарушив соглашение с Советским правительством, подняло контрреволюционный мятеж.

Чехословацкий корпус насчитывал до 50 тыс. хорошо вооруженных солдат. В него влилось также немало русских белогвардейцев. Направляясь на Дальний Восток, части корпуса растянулись вдоль железнодорожной магистрали от Пензы до Владивостока. На всем этом огромном расстоянии, пользуясь немногочисленностью советских отрядов, они захватили ряд городов и восстановили в них буржуазные порядки.

Основная масса находившихся в России военнопленных чехов и словаков (их было вне корпуса более 150 тыс.) не поддержала контрреволюционной затеи международного империализма и чехословацких реакционеров. Многие чехи и словаки вступили в Красную Армию, образовав чехословацкие подразделения. Члены чехословацкой коммунистической группы в России самоотверженно разоблачали провокации империалистов, вели агитационную работу среди солдат чехословацкого корпуса. Тем не менее контрреволюционное офицерство с помощью правых социал-демократов, используя прямой обман и демагогию, разжигая националистические настроения, сумело превратить корпус в орудие борьбы с Советской властью.

По мере развития империалистической интервенции усиливалась и внутренняя контрреволюция в России. Вместе с чехословацким корпусом против Советской власти выступили контрреволюционные силы на Волге, Урале, в Сибири. К концу лета 1918 г. в их руках оказались обширные районы: вся Сибирь, большая часть Урала, поволжские города Самара, Симбирск, Казань. Была прервана связь Советского Туркестана с центром страны. В первой половине июня на Волге, в захваченной чехословаками Самаре, возникло контрреволюционное «правительство» с участием кадетов, эсеров и меньшевиков, так называемый Комуч (Комитет членов учредительного собрания). В Омске образовалось белогвардейское сибирское «правительство». «Добровольческая» армия, состоявшая из бывших офицеров царской армии во главе с генералами Алексеевым, Корниловым и Деникиным, захватила значительную часть Северного Кавказа.

Плакат В. Н. Дени. 1919 г.

Вооруженная интервенция Антанты распространилась также на Закавказье и Среднюю Азию. В августе 1918 г. в Баку прибыл из Ирана отряд английских интервентов под командованием генерала Денстервиля. Почти одновременно пришедшие также из Ирана английские войска генерала Маллесона заняли Закаспийскую область.

Врагом Советского государства оставалась и кайзеровская Германия. В нарушение условий Брестского мирного договора она оккупировала Крым, послала свои войска на Северный Кавказ и в Закавказье. В результате мятежа донских казаков пала Советская власть на Дону. Атаман «Всевеликого войска Донского» генерал Краснов сформировал с помощью германских империалистов крупные военные силы и начал наступление на Царицын и Воронеж.

Союзница Германии — султанская Турция повела наступление в Закавказье. В сентябре 1918 г. турецкие войска захватили Баку и учинили кровавую резню в городе.

На Украине, в Прибалтике, Белоруссии, Крыму германские оккупанты создали марионеточные «правительства», составленные из наиболее реакционных, преимущественно монархических элементов. В конце апреля 1918 г. украинскую Центральную раду сменило «правительство» крупного помещика, бывшего царского генерала Скоропадского, провозглашенного «гетманом всея Украины». Ограбление украинского народа еще более усилилось. При Скоропадском из Украины было вывезено в Германию 9 млн. пудов хлеба и 3,5 млн. пудов сахара, не считая огромного количества других видов продовольствия и сырья.

Летом 1918 г. велась подготовка к созданию литовской монархии; кандидатом на престол выдвигался германский герцог Вильгельм фон Урах.

В оккупированных германскими империалистами районах вся власть фактически принадлежала германскому командованию. Оккупанты восстановили буржуазно-помещичий строй, лишили рабочих и крестьян всяких прав, разогнали профессиональные союзы, демократические общественные и культурные организации. В переполненных тюрьмах томились люди, осмелившиеся выразить хотя бы малейший протест против действий оккупантов; тысячи рабочих и крестьян были расстреляны.

Жестокий оккупационный режим установили на захваченных территориях интервенты из лагеря Антанты. Их путь по советской земле был отмечен убийствами советских патриотов, массовыми расправами над мирным населением.

За время господства интервентов и белогвардейцев на Советском Севере каждый шестой житель края побывал в тюрьме и концентрационном лагере. В Мурманске, где интервенты создали пять тюрем, постоянно находилось в заключении до тысячи арестованных. На острове Мудьюг и в становище Иоканга на Кольском полуострове интервентами были организованы концентрационные лагери, в которых советские люди подвергались издевательствам и пыткам, обрекались на мучительную смерть от голода и холода. В Сибири в тюрьмы и концентрационные лагери были брошены более 80 тыс. рабочих, крестьян, представителей интеллигенции; 40 тыс. человек интервенты и белогвардейцы расстреляли и замучили.

Позором покрыли себя английские интервенты в Закавказье. После падения Советской власти в Баку 26 выдающихся деятелей социалистической революции («26 бакинских комиссаров») были увезены англичанами в оккупированную английскими войсками Закаспийскую область. Здесь в пустыне, в 207 верстах от Красноводска, в ночь на 20 сентября 1918 г. палачи под командованием английского капитана Тиг-Джонса зверски убили борцов за коммунизм.

Советская Россия — единый военный лагерь

К середине 1918 г. главным, коренным вопросом в жизни молодой Советской республики стала борьба с иностранной интервенцией и внутренней контрреволюцией: или Советская власть будет уничтожена вооруженными силами империализма и контрреволюции, или она победит в военной схватке и отстоит свое существование, — так стоял этот вопрос.

Наступая со всех сторон, враг захватил три четверти Советской страны. В руках Советской власти оставались лишь губернии Центральной России с такими городами, как Москва, Петроград, Нижний Новгород, Тверь, Иваново-Вознесенск, Смоленск, Вятка, Вологда, Брянск, Тула.

Республика Советов, окруженная и осажденная врагами, преодолевала неимоверные трудности. Она лишилась украинского, сибирского, волжского хлеба. В городах и рабочих поселках трудящимся выдавали по карточкам лишь небольшую часть необходимого продовольствия. Голод охватил страну. Голодала и Москва — столица Советского государства.

Захваченные врагами районы ранее давали стране 90% каменного угля, 85% железной руды, там производилось три четверти чугуна и стали. Потеря этих районов поставила промышленность Центральной России в тяжелое положение. Из-за отсутствия сырья и топлива сокращалось промышленное производство, останавливались многие заводы и фабрики.

Вражеская агентура развернула в советском тылу широкую подрывную деятельность, стремясь нанести удар Советской власти в ее главных, жизненных центрах. В короткий срок возникли многочисленные подпольные контрреволюционные организации — монархические, кадетские, анархистские, эсеровские, меньшевистские. Они носили различные названия и выдвигали различные программы, как правило, крайне демагогические и широковещательные. Но все они финансировались иностранными империалистами, их деятельность координировалась и направлялась шпионами Антанты, нередко занимавшими официальные дипломатические посты. Американский посол Фрэнсис, французский посол Нуланс, английский дипломатический представитель Локкарт и др. стали непосредственными организаторами российской контрреволюции. Гостиница «Золотой якорь» в Вологде, куда в марте 1918 г. выехали послы держав Антанты, превратилась в заговорщический центр.

Ульянов в июле 1918 г. констатировал, что период мирной передышки, достигнутой в результате Брестского мира, закончился. «Мы снова попали в войну, мы находимся в войне, и эта война не только гражданская, с кулаками, помещиками, капиталистами, которые теперь объединились против нас, — теперь уже стоит против нас англо-французский империализм...».

В июле 1918 г. вспыхнули подготовленные международным империализмом контрреволюционные мятежи в Москве, Ярославле, Муроме и других городах Центральной России. Против Советской власти выступил командующий советскими войсками на чехословацком фронте, левый эсер, бывший подполковник старой армии Муравьев. Войска интервентов на севере России намеревались продвинуться на юг и соединиться с мятежниками.

Опираясь на поддержку всего трудового народа, Советская власть быстро подавила контрреволюционные мятежи. После ликвидации мятежа в Ярославле, в конце июля 1918 г.,большинство иностранных дипломатических представителей покинуло Вологду и переехало в Архангельск. Но подрывная деятельность империалистической агентуры не прекратилась. Под руководством английского дипломата-разведчика Локкарта на конец августа — начало сентября 1918 г. намечался новый мятеж в Москве; заговор был своевременно раскрыт органами ВЧК, а Локкарт арестован. 30 августа 1918 г. эсеры произвели покушение на Ульянова, который был тяжело ранен.

Тогда же, летом 1918 г. по республике прокатилась волна кулацких мятежей. Осуществление революционных преобразований, развитие социалистической революции в деревне вызвало ожесточенное сопротивление кулачества. Кулаки не только отказывались давать хлеб рабочим, но и выступили с оружием в руках против пролетарского государства. Наибольшего обострения борьба с кулачеством достигла в период «июльского кризиса», когда кулацкое восстание пробежало по всей России.

Обращение в ЦИК
в связи с покушением на В. И. Ульянова.

Листовка.

Политические и военные трудности, которые переживало Советское государство, усугублялись серьезными колебаниями среднего крестьянства. Значительная часть середняков, недовольная хлебной монополией, не оказывала активной поддержки Советскому правительству. Получив землю, середняки еще не осознали, что только революционный рабочий класс может предотвратить возвращение помещиков и что полученную землю и свободу нужно отстаивать в упорной борьбе с врагами Советского государства. Многие крестьяне, сочувствуя Советской власти, полагали в то же время, что она не устоит против объединенного натиска врага, и не решались открыто выступить в ее защиту.

Несмотря на крайне тяжелую обстановку, рабочий класс и беднейшее крестьянство Советской страны не пали духом. Под руководством Коммунистической партии они вели самоотверженную войну против вторгшихся иностранных войск и свергнутых революцией, но не сдавшихся эксплуататорских классов.

В ответ на белый террор, который применяли к трудящимся империалисты и контрреволюционеры, Советская власть объявила красный террор. Возглавляемая Ф. Э. Дзержинским ВЧК стала грозой буржуазии.

Империалистические правительства и пресса развернули в связи с объявлением красного террора клеветническую кампанию против Советского государства, старательно замалчивая, что к суровым мерам борьбы Советская власть перешла в силу необходимости и лишь после того, как сами империалисты начали вооруженную интервенцию, а внутренняя контрреволюция развязала гражданскую войну. Американский прогрессивный писатель, очевидец событий Октября, Альберт Рис Вильямс отметил: «Эта революция была почти полностью бескровной, до тех пор пока пули убийц не ранили Ленина и не началась иностранная интервенция».

Советская власть вначале не применяла смертной казни к контрреволюционерам. Как рассказывал заместитель председателя ВЧК Я. X. Петерс, работники ВЧК в течение нескольких месяцев отклоняли смертную казнь в качестве «средства борьбы с врагами». Положение изменилось, когда интервенты и белогвардейцы повели против Советского государства беспощадную войну. Они покушались на жизнь Ульянова, убили видных партийных деятелей — Урицкого, Володарского — и многих других коммунистов, расстреливали рабочих и крестьян в захваченных городах и селах, открыто заявляли, что не остановятся ни перед чем для свержения Советской власти.

При этих условиях щадить врага значило губить революцию. В ноте Народного комиссариата иностранных дел президенту Вильсону в декабре 1918 г. указывалось, что красный террор был «прямым результатом и последствием союзного вмешательства». Отвечая представителям нейтральных держав на их ноту о красном терроре, Народный комиссариат иностранных дел заявлял: «Никакие лицемерные протесты и просьбы не удержат руку, которая будет карать тех, кто поднимет оружие против рабочих и беднейших крестьян России».

Ввиду непосредственной угрозы существованию Советской власти вся хозяйственная и культурно-политическая жизнь страны стала перестраиваться на военный лад. В начале сентября 1918 г. ВЦИК объявил Советскую республику единым военным лагерем. Все ресурсы страны были мобилизованы на нужды обороны. 30 ноября 1918 г. постановлением ВЦИК был создан Совет рабочей и крестьянской обороны для руководства оборонной работой на фронте и в тылу.

Для защиты революции прежде всего надо было создать сильную боеспособную армию. Еще 29 мая 1918 г. ВЦИК издал декрет о переходе от добровольческого принципа к всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Это решение было подтверждено V съездом Советов 10 июля 1918 г. В основу строительства Красной Армии был положен классовый принцип. Красная Армия формировалась из рабочих и трудящихся крестьян; эксплуататорские элементы в нее не допускались. Ее основное, цементирующее ядро составили рабочие, главным образом представители русского пролетариата, пришедшие из промышленных центров страны.

В стране развернулось всеобщее военное обучение (Всевобуч). Все граждане от 18 до 40 лет должны были до призыва в армию изучать в обязательном порядке военное дело. Советское государство организовало сеть военных школ, курсов, академий для подготовки командных кадров, преданных революции. За 1918 год военно-учебные заведения выпустили около 2 тыс. красных командиров из рабочих и крестьян. 24 ноября 1918 г. был проведен «День красного офицера», проходивший под лозунгом: «Рабочий и крестьянин, готовься стать красным командиром!».

Народ выдвинул из своей среды выдающихся полководцев — М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного и других. Тысячи командиров, вышедших из рядов трудового народа, с успехом командовали дивизиями, бригадами, полками Красной Армии. В огне боев росло их воинское мастерство, накапливался опыт. В числе этих боевых командиров были герои гражданской войны В. И. Чапаев, В. К. Блюхер, С. С. Вострецов, Г. И. Котовский, С. Г. Лазо, А. Я. Пархоменко, Я. Ф. Фабрициус, И. Ф. Федько, Н. А. Щорс.

Одновременно Советское государство доверяло командные должности и офицерам старой армии. Эти военные специалисты приняли, таким образом, участие в строительстве Красной Армии и в войне на стороне Советской власти. С июня 1918 г. по сентябрь 1919 г. в Красную Армию было призвано более 35 тыс. бывших офицеров.

Некоторые старые офицеры, движимые чувством классовой ненависти к рабочим и крестьянам, изменили Советской республике, перебежали к интервентам и белогвардейцам, нанеся большой ущерб государству. Измена Виккорста и Потапова, командовавших военно-морскими и сухопутными силами под Архангельском, облегчила интервентам захват этого города. Предательство Махина, командовавшего советскими войсками под Уфой, содействовало взятию этого города чехословаками. Предали Советскую власть начальник штаба Южного фронта Ковалевский, помощник командующего этим фронтом Носович и др.

Но значительная часть старого офицерства честно, не жалея сил, служила Советской власти. Десятки тысяч офицеров работали в центральных военных учреждениях, в штабах частей и соединений, занимали командные должности в полках и дивизиях, в армиях и фронтах. Из их числа вышли такие выдающиеся командиры Красной Армии, как А. И. Егоров, С. С. Каменев, Д. М. Карбышев, П. П. Лебедев, А. П. Николаев, А. А. Самойло, М. Н. Тухачевский, Б. М. Шапошников, В. И. Шорин.

Для централизации руководства фронтами и военными учреждениями был образован в начале сентября 1918 г. Революционный военный совет республики (Реввоенсовет), работавший по директивам ЦК Коммунистической партии, В ЦИК и Совета Народных Комиссаров. Еще до этого, в апреле, Коммунистическая партия решила учредить в армии институт военных комиссаров. В июле это решение одобрил V съезд Советов. В постановлении съезда указывалось, что военным комиссарам «поручается судьба армии»: они должны руководить политической работой среди красноармейцев, отвечать за выполнение боевых приказов, контролировать деятельность командного состава. Коммунисты-комиссары сыграли огромную роль в укреплении армии.

С целью объединения армейских коммунистов и развертывания среди красноармейцев и населения прифронтовой полосы партийно-политической и просветительной работы были созданы в дивизиях, армиях, в масштабах фронтов политические отделы (политотделы). Оценивая их роль и значение, М. В. Фрунзе говорил: «Являясь органами Коммунистической партии в армии, политорганы были непосредственными проводниками тех настроений энергии и энтузиазма, которыми горела партия, и той уверенности в победе, которую носил в себе рабочий класс».

В боевых действиях Красной Армии участвовали десятки тысяч находившихся в России иностранных граждан — венгров, чехов, поляков, сербов, китайцев, корейцев и др. Движимые чувством пролетарской солидарности, они организовали интернациональные отряды, которые сражались плечом к плечу с рабочими и крестьянами России. В числе организаторов интернациональных отрядов, командиров и политработников были: Бела Кун, Матэ Залка, Пау Ти-сан, Жен Фу-чен, Олеко Дундич, Ярослав Гашек, Славояр Частек, Кароль Сверчевский.

Красная Армия успешно росла и развивалась. В мае 1918 г. в ней насчитывалось 300 тыс. бойцов, а к марту 1919 г. — уже около 1,5 млн. По призыву Центрального Комитета повсеместно проводились партийные мобилизации в Красную Армию. Десятки тысяч коммунистов — руководящих партийных работников и рядовых партийцев, старых революционеров-подпольщиков и молодых членов партии — пошли в армию солдатами, командирами, комиссарами. Однако успехи, достигнутые в строительстве Красной Армии в 1918 г. были еще недостаточны. Дисциплина и организованность вооруженных сил значительно возросли, но в ряде воинских частей сохранялись партизанщина, расхлябанность. Красная Армия мужала и крепла в ходе дальнейшей борьбы с многочисленными полчищами врагов.

Военный коммунизм

Мобилизуя все ресурсы страны на нужды обороны, Советская власть осуществила чрезвычайные временные меры, совокупность которых известна под названием военного коммунизма.

Система военного коммунизма начала складываться во втором полугодии 1918 г. (наибольшее развитие она получила к концу 1920 г.) под влиянием трудностей, вызванных войной и блокадой. Действия капиталистов толкнули, как говорил Ульянов, «на борьбу, отчаянную и беспощадную, вынуждавшую нас к неизмеримо большей ломке старых отношений, чем мы предполагали».

Помимо крупной промышленности государство национализировало среднюю и мелкую промышленность. Первоначально предполагалось часть небольших предприятий оставить на некоторое время в руках прежних владельцев, регулируя их деятельность. Но в условиях войны и ожесточенного сопротивления капиталистов стала необходимой самая широкая и полная национализация. Она позволила установить строжайшую централизацию в распределении сырья и готовой продукции и этим обеспечить работу основных отраслей хозяйства, жизненно необходимых для обороны.

Запретив в ноябре 1918 г. частную торговлю важнейшими предметами первой необходимости, Совет Народных Комиссаров затем, в январе 1919 г., издал декрет о введении продовольственной разверстки (продразверстки) на хлеб и фураж. Впоследствии продразверстка распространилась и на другие продукты сельского хозяйства. Она состояла в том, что крестьяне должны были отдавать государству все свои продовольственные излишки. Правительственные органы определяли количество хлеба и других продуктов, которое требовалось крестьянину для потребления и воспроизводства (семенной фонд), и количество фуража для скота. Все остальное подлежало в обязательном порядке сдаче государству. В соответствии с урожаем производилась разверстка этих поставок по губерниям, далее — по уездам, волостям, деревням и, наконец, крестьянским дворам. Разверстка по хозяйствам осуществлялась согласно классовому принципу: с бедных крестьян — ничего, с середняка — умеренно, с богатого — много.

Советская власть ввела всеобщую трудовую повинность для всех классов. Буржуазия была привлечена к обязательному физическому труду. Тем самым осуществлялся принцип: «Кто не работает, тот не ест».

Военный коммунизм имел стороны обременительные для населения, но он позволил подчинить все народное хозяйство интересам обороны. Благодаря этой политике удалось, хотя и за счет резкого сокращения невоенных отраслей промышленности, наладить производство оружия, боеприпасов, обмундирования. В сельском хозяйстве государство, введя продразверстку, смогло сосредоточить в своих руках основную массу имевшегося тогда товарного хлеба и снабжать им армию и рабочих.

В период тяжелой борьбы с интервентами и белогвардейцами военный коммунизм явился единственно возможной политикой в организации народного хозяйства и мобилизации всех ресурсов страны для разгрома врага.

Первые победы Красной Армии

Летом 1918 г. наибольшее значение для Советской республики приобрели боевые действия на востоке страны. Многочисленные, хорошо вооруженные отряды интервентов и белогвардейцев, захватив огромные просторы Сибири и Урала, перешли в нескольких местах Волгу и Каму с целью повести наступление на Москву. Создалась серьезнейшая угроза самому существованию Советской власти. В районе Средней Волги и Урала развернулись упорные и кровопролитные бои. В конце июля Центральный Комитет Коммунистической партии вынес решение, в котором подчеркнул значение боевых действий на Волге и Урале и наметил конкретные меры по укреплению сражавшихся там частей Красной Армии.

Советское правительство образовало Восточный фронт в составе пяти армий. Ульянов тогда неоднократно указывал, что судьба революции решается на Восточном фронте. Он непосредственно занимался вопросами, связанными с усилением волжских и уральских армий. В течение лета эти армии получили крупное подкрепление в виде лучших красноармейских частей из центральных и западных районов.

При формировании армий Восточного фронта пришлось преодолевать огромные трудности. На центральном участке фронта первоначально действовало более 50 самых разнообразных по своей структуре отрядов. Эти разрозненные отряды сводились в полки, бригады, дивизии. Вырвавшиеся из вражеского окружения красногвардейские и партизанские отряды рабочих Самары и Симбирска составили костяк Симбирской «железной дивизии». Из отрядов пензенских рабочих и крестьянской бедноты сформировались Инзенская и Пензенская дивизии. Уральские рабочие были ядром 29-й, 30-й, 51-й дивизий, показавших исключительно высокие боевые качества.

Была создана Волжская военная флотилия. Ее комплектованием руководил балтийский матрос Н. Г. Маркин, до этого участвовавший в налаживании работы Народного комиссариата иностранных дел, а теперь командированный на Восточный фронт. Призывая моряков Российского военного флота вступить в военно-морской отряд на Волге, Маркин писал: «От желающих поступить в отряд требуется признание платформы Советской власти и безукоризненная честность как по отношению к начальству, так и к своим товарищам. Не имеющих этих качеств просим не беспокоиться».

На Восточном фронте прославился народный герой В. И. Чапаев. Из первых красногвардейских отрядов он сформировал Пугачевскую бригаду, вошедшую в состав 4-й армии.

Вступление Красной Армии в Казань.
Фотография. 1918 г.

В начале сентября части 2-й и 5-й армий освободили от белогвардейцев Казань. 12 сентября комиссар 1-й армии Куйбышев телеграфировал, что после трехдневного боя взят Симбирск. Главную роль в штурме города сыграли полки Симбирской дивизии под командованием Г. Гая. 7 октября части 1-й армии с севера и 4-й армии с юга вступили в Самару.

После упорных боев вначале ноября был занят Ижевск. Первым в город ворвался красноармейский полк под командованием уральского рабочего А. М. Чеверева, входивший во 2-ю сводную дивизию, начальником которой был талантливый командир В. М. Азин.

Важное место в военных действиях лета и осени 1918 г. занимали бои на юге страны. Здесь против Советской власти действовала белогвардейская «добровольческая» армия и казачьи войска Краснова. «Добровольцы» теснили красноармейские части на Северном Кавказе, отрезанные от основных советских сил. Краснов усиливал давление на Царицын и Воронеж.

Вступление Красной Армии в Самару.
Фотография. 1918 г.

Советское правительство в сентябре 1918 г. создало Южный фронт. Его 8-я и 9-я армии, прикрывавшие на участках Воронежа, Поворина и Балашова центральные районы страны, остановили наступление белоказаков и заставили их перейти к обороне. В этих сражениях особенно отличились войска под командованием Р. Ф. Сиверса и В. И. Киквидзе. Царицынский участок Южного фронта занимала 10-я армия, ядром которой были прибывшие из Донбасса в конце июня 1918 г. отряды К. Е. Ворошилова; они совершили двухмесячный переход в 700 км по занятой врагом территории, ведя непрерывные бои с немецкими захватчиками и белыми генералами.

Белогвардейцы дважды подходили к Царицыну, но оба раза терпели поражение. Первый раз вражеские полки вышли к Волге в августе 1918 г. и взяли город в клещи. В предместьях завязались бои, не затихавшие ни днем, ни ночью. На улицах города рвались снаряды, загорелись лесные пристани. Бойцы Красной Армии — донецкие шахтеры и металлисты из Коммунистической дивизии, рабочие-москвичи из 38-го Рогожско-Симоновского полка, красные казаки кавалерийских частей — стальной стеной загородили путь врагу. Плечом к плечу с ними стояли рабочие Царицына, давшие фронту более 10 тыс. бойцов. С беспримерным мужеством воевали металлисты завода Дюмо, орудийного завода, рабочие лесопилок, грузчики царицынских пристаней, волжские речники. Оставшиеся в цехах рабочие без устали готовили военную продукцию, ремонтировали орудия, броневики, бронепоезда. Один из участников обороны Царицына, рабочий М. А. Гвоздев впоследствии вспоминал: «Бывало работаем у станка, а патронная сумка через плечо и винтовка рядом. Ежели день обойдется спокойно, вечером военному делу обучаемся. Часто в открытые двери галопом вносилась запряжка с орудием прямо с фронта, еще дуло горячее. То замок поврежден белогвардейским снарядом, то какая-либо другая часть. И, пока с коней сойдет мыло, пока бойцы-артиллеристы успеют перекусить, мы уже кричим: «Готово!». Не было тогда для пристрелки полигона, орудия пристреливали прямо по врагу».

В начале сентября враг был разбит и отброшен за Дон. Такую же неудачу потерпело и второе наступление белогвардейцев на Царицын — в октябре.

На Севере Советской России 30-тысячная армия интервентов и белогвардейцев, захватив мурманское и беломорское побережья, развернула наступление вдоль Северной Двины, в направлении на Котлас, и по железной дороге Архангельск — Вологда. В начале сентября 1918 г., после упорных боев, в которых особенно отличилась Северодвинская речная военная флотилия, организованная заместителем председателя Архангельского губисполкома П. Ф. Виноградовым, красные войска остановили продвижение противника. Севернее Онежского озера были задержаны англо-американские части, пытавшиеся наступать вдоль Мурманской железной дороги.

В сентябре 1918 г. по решению Советского правительства был создан Северный фронт, 6-й армией, являвшейся главной силой Северного фронта, командовал (с декабря 1918 г.) бывший генерал старой армии А. А. Самойло. Большую роль в укреплении Северного фронта сыграл большевик М. С. Кедров.

Бесчисленны примеры героизма рабочих и крестьян, проявленные на всех фронтах. Одним из них является оборона Грозного, крупного промышленного центра Северного Кавказа. Летом 1918 г. отряды белоказаков во главе с агентом английских империалистов Г. Бичераховым окружили Грозный. Численность белогвардейцев во много раз превышала число защитников города. Но Грозный не сдался. Все способные носить оружие рабочие поднялись на борьбу. В обороне города участвовали и старики, и женщины, и подростки. Ожесточенные схватки развертывались за каждую улицу, за каждый дом. Бои продолжались сто дней. К середине ноября советские войска под руководством Серго Орджоникидзе прорвали белогвардейское кольцо и освободили город. За героическую борьбу с белогвардейской контрреволюцией Грозный, так же как и Царицын, был награжден орденом Красного Знамени.

Освобождение Украины и Белоруссии

На захваченных немецкими войсками советских территориях шла непрерывная партизанская война против иноземных захватчиков и их пособников. В течение 1918 г. коммунисты оккупированных врагом территорий оформили и укрепили свои организации: в июле 1918 г. в Москве состоялся I съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины, в августе в Смоленске — Первая конференция коммунистических организаций Белоруссии и Литвы; в сентябре образовалось Центральное бюро коммунистических организаций оккупированных немцами территорий, развернувшее большую работу по подготовке вооруженного восстания. Подпольные коммунистические организации усилили свою деятельность на местах, создали партизанские штабы.

Поражение австро-германского блока в мировой войне и вспыхнувшая в ноябре 1918 г. революция в Германии существенно изменили международную обстановку. Бои германского пролетариата оказывали большое влияние на развитие революционного движения во всей капиталистической Европе, что значительно облегчало положение Советской России, отражавшей натиск мировой контрреволюции.

Советские пограничники поздравляют немецких солдат с началом революции в Германии.
Кинокадр. Ноябрь 1918 г.

13 ноября 1918 г. ВЦИК объявил Брестский договор уничтоженным «в целом и во всех пунктах». В постановлении ВЦИК отмечалось единство интересов советского и германского народов в борьбе против империализма, за мир, за счастливое будущее. Советское государство предложило Германии заключить дружественный союз. Однако германские правящие круги отказались даже восстановить дипломатические отношения между Германией и Советской Россией, провокационно разорванные за несколько дней до Ноябрьской революции. Советские люди с напряженным вниманием и сочувствием следили за ходом революции в Германии. Когда вожди германского пролетариата К. Либкнехт и Р. Люксембург были убиты агентами контрреволюции, по всей Советской стране прокатилась волна массовых демонстраций и митингов протеста.

После поражения Германии освободительная борьба трудящихся в оккупированных ею советских областях развернулась с новой силой. Но вместе с тем активизировались и контрреволюционеры. Они широко использовали националистические лозунги, применяли революционную фразеологию, стремясь не допустить победы Советской власти. Контрреволюция в этих районах опиралась одновременно и на остававшиеся еще там немецкие войска, и на военную и финансовую помощь империалистов Антанты.

Митинг протеста в Петрограде в связи с убийством К. Либкнехта и Р. Люксембург.
Кинокадр. Ноябрь 1919 г.

Несмотря на всю сложность обстановки, трудящиеся оккупированных Германией районов сумели при поддержке со стороны РСФСР одержать серьезные победы. К концу 1918 г. немецкие оккупационные войска были изгнаны из Белоруссии. 1 января 1919 г. образовалось Временное правительство Советской Белоруссии под председательством А. Ф. Мясникова.

Упорная борьба развернулась на Украине, где после поражения Германии власть захватили украинские буржуазные националисты, создавшие так называемую Директорию во главе с Петлюрой и Винниченко. Гетман Скоропадский бежал в Германию.

Широковещательными заявлениями о создании якобы независимой «Украинской народной республики», фальшивыми обещаниями передать землю крестьянам, установить рабочий контроль на предприятиях и т. д. петлюровцы на первых порах обманули часть украинских трудящихся. На деле петлюровский режим защищал интересы буржуазии и кулачества. С крестьян взыскивали недоимки и контрибуции за прошлые годы. Петлюровцы разжигали шовинизм, устраивали еврейские погромы. Объявив войну Советской России, они вместе с тем продавали иностранным капиталистам богатства Украины. Нотой от 27 февраля 1919 г. Директория передавала Украину под «покровительство» Франции.

Рабочие и крестьяне Украины поднялись на вооруженную борьбу против петлюровской Директории. В ноябре 1918 г. образовалось временное Украинское Советское правительство, в состав которого вошли К. Е. Ворошилов, Артем (Ф. А. Сергеев), В. П. Затонский и др. На помощь трудовому населению Украины пришла Красная Армия РСФСР. В начале января 1919 г. был создан Украинский фронт под командованием В. А. Антонова-Овсеенко.

Украинские советские дивизии, сформированные в период немецкой оккупации и находившиеся, в частности, в нейтральной зоне между РСФСР и Украиной, начали наступление. В этих боях прославили себя Богунский и Таращанский полки под руководством Н. А. Щорса и В. Н. Боженко. Рабочие встречали красноармейцев «со знаменами, с хлебом и солью, при восторженных криках «ура»», — сообщал Щорс. В начале января 1919 г. был очищен от петлюровцев Харьков, 5 февраля — Киев. На большей части Украины восстановилась Советская власть.

Образование советских республик в Прибалтике

Освободительная борьба народов Прибалтики против немецких оккупантов также сочеталась с массовой борьбой за восстановление Советской власти. В Эстонии к моменту поражения Германии возродились подпольные большевистские организации, с середины ноября стала выходить большевистская газета «Коммунист». 12 ноября состоялась мощная демонстрация рабочих Таллина под лозунгом «Долой буржуазное правительство!». На фабриках и заводах рабочие ввели явочным порядком 8-часовой рабочий день. Возобновил свою деятельность Таллинский Совет рабочих депутатов. 19 ноября он от имени народа обратился к Советской России с просьбой о помощи в борьбе с интервентами. В ответ на этот призыв советские войска, в составе которых сражались и эстонские стрелковые полки, начали 22 ноября наступление на Нарвском направлении. 29 ноября в освобожденной Нарве была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна и создан Совет коммуны (правительство республики) во главе с Я. Я. Анвельтом. В тот же день Ульянов послал телеграмму командующему войсками Красной Армии, в которой указал на необходимость оказать всемерную помощь Эстонской Советской Республике.

8 декабря был опубликован декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР о признании Эстонской Советской Республики. К концу 1918 г. на большой части территории Эстонии восстановилась Советская власть. Советская Эстония получила от РСФСР крупный заем, большое количество зерна, продовольственных и других товаров. Советская Эстония заявила о своем желании вступить в федеративный союз с Российской Республикой.

Эстонское советское правительство сделало первые шаги по пути преобразования экономики страны. Национализированные промышленные предприятия возобновили работу, была повышена заработная плата рабочим, конфискованы имения и земли баронов, аннулированы крестьянские долги, запрещено взимание арендной платы с крестьян, созданы крестьянские комитеты. Но в аграрном вопросе эстонское советское правительство допустило серьезную ошибку, не проведя раздела помещичьей земли и инвентаря между безземельными и малоземельными крестьянами, что помешало укреплению союза пролетариата с крестьянством.

На неосвобожденной от оккупантов и белогвардейцев части эстонской территории трудящиеся под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии Эстонии во главе с Виктором Кингисеппом вели борьбу против буржуазно-националистического правительства Пятса.

В Латвии с первых дней германской оккупации народные массы самоотверженно боролись с захватчиками. Подпольная большевистская типография в Риге выпускала листовки и воззвания. Коммунисты Латвии издавали три нелегальные газеты. Рижский пролетариат в течение 1918 г. несколько раз проводил мощные демонстрации. Не прекращалась партизанская война с оккупантами.

После поражения Германии латвийские буржуазные националисты, стремясь задержать развитие пролетарской революции, образовали «временное правительство» под председательством ярого реакционера Ульманиса. По указанию Антанты германские войска остались в Латвии для подавления растущего революционного движения.

Рабочий класс Латвии поднялся на решительную борьбу за Советскую власть. 4 декабря 1918 г. сформировалось Временное Советское правительство Латвии во главе с П. И. Стучкой. 17 декабря в своем манифесте к трудящимся оно провозгласило Латвию независимой Советской республикой. 22 декабря правительство РСФСР признало Советскую Латвию. В декрете говорилось, что «Российское Советское правительство вменяет в обязанность всем соприкасающимся с Латвией военным и гражданским властям Российской Советской республики оказать Советскому правительству Латвии и его войскам всяческое содействие в борьбе за освобождение Латвии от ига буржуазии». Одновременно Совет Народных Комиссаров РСФСР предоставил Советской Латвии 20 млн. руб. на восстановление народного хозяйства.

2 января 1919 г. в Риге началось вооруженное восстание против буржуазного правительства. Ночью дружины рабочих заняли центр города, а к утру захватили мосты через Даугаву (Западная Двина). Оккупанты бежали. Ушла и англо-французская эскадра под командованием адмирала Синклера, стоявшая на рижском рейде. 3 января Рига была полностью освобождена.

Через десять дней, 13 января, в Риге открылся Учредительный съезд Советов Латвии. Съезд принял решение об установлении федеративных связей с РСФСР, избрал правительство и принял конституцию Латвийской Социалистической Советской Республики.

Советская власть Латвии много сделала для перестройки экономической и общественной жизни на новых, социалистических началах. Была конфискована помещичья земля, национализированы банки, крупные торговые и промышленные предприятия, началось восстановление хозяйства и в первую очередь промышленности. Конфискованные помещичьи земли перешли в непосредственное управление местных Советов; во многих бывших помещичьих имениях стали создаваться государственные хозяйства (совхозы). Но, как и в Эстонии, Советское правительство Латвии допустило ошибку в решении аграрного вопроса, не передав землю крупных землевладельцев в пользование безземельным и беднейшим крестьянам.

Советская республика образовалась и в Литве. Еще во второй половине 1918 г. здесь возникли вооруженные партизанские отряды. 1—3 октября в нелегальных условиях состоялся I съезд Коммунистической партии Литвы. Трудящиеся Литвы разгоняли местные буржуазные комитеты и выбирали Советы. 8 декабря в Вильнюсе образовалось Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы. Опираясь на революционный подъем масс, оно издало 16 декабря манифест о провозглашении Литовской Советской Республики. Этот акт был горячо поддержан пролетариатом и беднейшим крестьянством. По призыву Временного революционного правительства по всей Литве прошли массовые демонстрации и всеобщие забастовки под лозунгом «Вся власть Советам!».

Советская власть утвердилась на большей части территории Литвы. Советское правительство изъяло у помещиков и церкви землю, национализировало промышленность, железные дороги, объявило о желании литовского народа «идти рука об руку с Советской Россией и со всеми другими странами, вступившими на путь социалистической революции». Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 22 декабря признал независимую Литовскую Советскую Республику. Правительство Советской России послало на помощь Советской Литве части Красной Армии.

Литовская буржуазия искала помощи у империалистов. Созданное под председательством Слежявичюса Временное буржуазное правительство обратилось в январе 1919 г. к государствам Антанты и к Германии с просьбой подавить Советскую власть в Литве. В феврале в Советскую Литву и Белоруссию ворвались белопольские легионеры. Почти одновременно на Литву двинулись немецкие войска.

Для объединения действий против внешних врагов и внутренней контрреволюции и учитывая общность экономических и политических интересов Литвы и Белоруссии, съезды Советов в Белоруссии и в Литве в феврале 1919 г. признали необходимым слить обе республики в единую Литовско-Белорусскую Советскую Республику со столицей в Вильнюсе. 28 февраля в Вильнюсе объединенное заседание Литовского и Белорусского Центральных Исполнительных Комитетов Советов избрало Советское правительство Литовско-Белорусской Республики во главе с В. С. Мицкявичюсом-Капсукасом.

Усиление интервенции Антанты

К концу 1918 г. Советское государство значительно укрепило свои позиции. Но поражение Германии имело и то последствие, что государства Антанты получили возможность расширить антисоветскую интервенцию за счет вооруженных сил, ранее занятых войной с Германией. В Мурманск, Архангельск, Владивосток прибыли новые крупные контингенты интервенционистских войск. В ноябре — декабре 1918 г. военный флот Антанты вторгся в советские воды Балтийского моря. Главным направлением интервенции Антанты, однако, стал теперь юг России. Войска интервентов и материальная помощь белогвардейцам направлялись сюда по наиболее для них удобным и близким коммуникациям — через Черное море, доступ в которое открыла капитуляция Турции. Десанты интервентов, главным образом французских, в конце ноября высадились в Одессе, Севастополе, Новороссийске. Белогвардейская «добровольческая» армия, белоказаки, буржуазные националисты Украины, Кавказа и другие контрреволюционеры, действовавшие на юге Советской страны, получили прямую военную поддержку от западных империалистов.

Это был период открытой вооруженной борьбы держав Антанты против Советского государства. Империалисты усилили блокаду, отрезав все пути сообщения России с внешним миром. Они беззастенчиво грабили страну. Сначала через Архангельск, Мурманск, Владивосток, а затем через порты Черноморья они вывозили миллионы пудов ценных грузов — лес, пушнину, золото, лен, кожу, пеньку, зерно, марганцевую руду и т. д. Эти богатства интервенты захватывали путем реквизиций, в качестве «возмещения» за «оккупационные издержки» или же «покупали» на ничего не стоившие денежные знаки, выпущенные ими самими и белогвардейскими «правительствами». Из одних только северных районов России оккупанты вывезли за границу почти на 1 млрд. золотых рублей (по неполным данным) различных товаров. В захваченных интервентами районах усиливался террор, все более частыми становились расправы над советскими людьми. «Кровь стынет в жилах, — рассказывал один из дальневосточных партизан, — когда вспоминаешь черные дела, совершенные американскими извергами в Советском Приморье. Мне не раз приходилось видеть пепел сожженных деревень, грабежи и убийства, совершенные американскими захватчиками». Даже командующий американскими интервенционистскими войсками в Сибири генерал Грэвс впоследствии признавал: «Жестокости были такого рода, что они, несомненно, будут вспоминаться и пересказываться среди русского народа через 50 лет после их совершения». Соединенные Штаты, отмечал он, «снискали себе ненависть со стороны более чем 90% населения Сибири».

Боевые действия в конце 1918—начале 1919 г.

В конце 1918 — начале 1919 г. в связи с вторжением войск Антанты на черноморское побережье и активизацией южной контрреволюции особенно важным стал Южный фронт. Белоказаки в ноябре 1918 г. принудили к отступлению 8-ю и 9-ю армии. Создалась угроза Воронежу, Тамбову, Саратову. В войсках этих двух армий наблюдались многочисленные случаи неустойчивости, недисциплинированности.

Центральный Комитет Коммунистической партии принял 26 ноября 1918 г. специальное постановление, в котором указал на серьезность и опасность положения, создавшегося в результате неудач на Южном фронте. ЦК потребовал, чтобы Красная Армия в ближайшие недели проявила «наивысшую энергию наступления на всех фронтах, прежде всего на Южном». Сюда были переброшены с Востока закаленные в боях дивизии (в том числе Инзенская и Уральская), в Москве, Петрограде и других городах проведена новая партийная мобилизация. На Южный фронт прибыло более 2500 коммунистов. Подпольные коммунистические организации, руководимые Донским бюро, усилили свою деятельность в тылу врага. В Ростове-на-Дону к январю 1919 г. действовало 25 подпольных коммунистических ячеек.

Происходившие в декабре 1918 г. напряженные сражения не дали решающего перевеса ни одной из сторон. В начале 1919 г. советские войска перешли в общее наступление против Краснова, 9-я армия под командованием А. И. Егорова овладела Борисоглебском, Новохоперском и двинулась дальше на юг. Успешно действовали также 8-я и 13-я армии, а затем и 10-я армия, наступавшая от Царицына. После упорных боев войска Краснова были разбиты, и к марту 1919 г. Красная Армия освободила значительную часть территории Дона.

Гораздо менее благоприятно сложились дела на Северном Кавказе. Находившаяся здесь 11-я (Северокавказская) армия самоотверженно сражалась с белогвардейцами. Героический поход совершила 16-тысячная Таманская армия под командованием Е. И. Ковтюха и И. И. Матвеева, отрезанная от главных советских сил на Северном Кавказе; она разбила крупные части противника и вышла из окружения. Однако военно-техническое превосходство было на стороне врага — деникинской «добровольческой» армии и белоказаков. Советские войска испытывали острый недостаток оружия, боеприпасов, медикаментов. Положение еще больше ухудшилось вследствие измены командующего 11-й армией — авантюриста Сорокина, 11-я армия была разбита и в январе 1919 г. начала отступление к Астрахани. Идя через пустынные степи суровой зимой, армия претерпела неимоверные лишения, потеряла большую часть своего состава. Северный Кавказ оказался в руках белогвардейцев.

Румынский революционный полк в Одессе.
Фотография. 1918 г.

Высадившиеся на черноморском побережье войска Антанты собирались развернуть широкое наступление к центру страны. В феврале 1919 г. они насчитывали около 130 тыс. человек. К ним должны были присоединиться многочисленные белогвардейские формирования. Военное командование Антанты координировало действия своих и белогвардейских частей. Однако интервенты не добились серьезных успехов. Украинская контрреволюция потерпела поражение; империалистам не удалось здесь сформировать крупную белогвардейскую армию. Интервенты заняли Крым, а также районы, прилегающие к Одессе, Херсону, Николаеву, но продвинуться на север не смогли.

Вскоре партизаны и советские войска перешли в наступление и в боях за Херсон, Николаев, на пути к Одессе нанесли интервентам и петлюровцам ряд жестоких поражений. Под станцией Березовка, на подступах к Одессе, советские войска в числе других трофеев захватили французские танки (один из них был доставлен в Москву и выставлен 1 Мая 1919 г. на Красной площади).

Тем временем в войсках интервентов усиливались революционные настроения. Революционизированию французских и других иностранных солдат способствовала пропагандистская деятельность подпольных большевистских организаций. При Одесском областном комитете партии была образована Иностранная коллегия, которой руководил присланный Центральным Комитетом И. Ф. Смирнов (в подполье — Николай Ласточкин). В одесских каменоломнях подпольщики печатали листовки на французском, английском, греческом, польском языках. Вражеская контрразведка не могла помешать распространению этих листовок. Большевики Одессы установили через евпаторийский подпольный центр, возглавлявшийся Д. И. Ульяновым (братом В. И. Ульянова), связь с подпольщиками Крыма.

Французский танк, захваченный у станции Березовка.
Фотография. 1919 г.

Интервентам удалось арестовать нескольких работников Иностранной коллегии, в том числе И. Ф. Смирнова и коммунистку-француженку Жанну Лябурб. Они были подвергнуты мучительным пыткам и казнены. В апреле 1919 г. матросы французской эскадры на Черном море подняли восстание, потребовав прекращения антисоветской интервенции и немедленного возвращения домой. Восставшие моряки, высадившись на берег, братались с русскими рабочими. В результате поражений, понесенных в боях с советскими войсками, и роста революционного движения флот и войска интервентов были в конце апреля 1919 г. спешно отозваны из Крыма и Украины.

В конце 1918 — начале 1919 г. существовавшие в России меньшевистско-эсеровские «правительства» сменил режим открытой белогвардейской диктатуры, как более соответствовавшая целям интервентов и воззрениям контрреволюционеров форма буржуазно-помещичьей власти.

Царский адмирал Колчак 18 ноября 1918 г. произвел в Омске при поддержке «союзных» представителей переворот и установил военную диктатуру. Вскоре Колчак был объявлен «верховным правителем России». Американский консул в Иркутске, а за ним представители других империалистических держав поспешили заверить Колчака в том, что ему будет оказана полная поддержка. На Северном Кавказе и на Дону разрозненные контрреволюционные силы по прямому указанию Антанты объединились под главенством генерала Деникина. В Архангельске фактическим диктатором стал белогвардейский генерал Миллер.

Китайский отряд Красной Армии перед отправкой на фронт.
Фотография. 1918 г.

Глубокой осенью, в конце ноября, крупные силы колчаковцев перешли в наступление на северном участке Восточного фронта. Они намеревались прорваться через Пермь на Вятку и Котлас, чтобы соединиться с архангельской группировкой интервентов и белогвардейцев, а затем совместно наступать на Москву и Петроград. Колчаковские дивизии были хорошо вооружены и снабжены. Все лето и осень через захваченные интервентами порты Дальнего Востока к белогвардейцам непрерывным потоком поступали военные грузы из Соединенных Штатов, Англии, Франции и других стран. Только за август — ноябрь 1918 г. американские империалисты направили антисоветским силам Сибири 200 тыс. винтовок, свыше 4,5 млн. патронов, 220 тыс. снарядов, орудия, пулеметы, обувь и т. д.

Советские войска, сражавшиеся на северном участке Восточного фронта, оказались в весьма тяжелом положении. 35 тыс. плохо снабженных и вооруженных бойцов 3-й армии в упорных боях сдерживали натиск противника, нанося ему большие потери. Однако белогвардейцы, используя свое численное и военно-техническое превосходство в силах, заняли Лысьву, Кунгур и в ночь на 25 декабря захватили Пермь — крупный промышленный центр и важный стратегический пункт.

Этот серьезный успех противника оказался последним. В дни, когда 3-я армия отходила с тяжелыми боями, другие армии Восточного фронта развернули против Колчака успешное наступление. 2-я армия, действовавшая южнее 3-й армии, переправилась на левый берег Камы и теснила врага на Кунгурском направлении. На центральном участке Восточного фронта 5-я армия нанесла поражение войскам белогвардейцев и белочехов, значительно продвинулась на восток и 31 декабря, в канун Нового года, уступила в Уфу. В свою очередь дивизии 1-й и 4-й армий быстро продвигались вперед по занесенным глубоким снегом заволжским степям, отбрасывая в упорных боях многочисленные отряды белоказаков. 22 января 1919 г. был взят Оренбург, а через день — Уральск.

В создавшейся обстановке Колчак не смог послать значительных подкреплений в район Перми. Советская 3-я армия была тем временем усилена и очищена от ненадежных элементов. В январе 1919 г. на Пермском участке Восточного фронта произошел перелом, продвижение противника было остановлено, и окрепшая 3-я армия вскоре сама перешла к наступательным действиям.

Советские мирные предложения

Отражая натиск империалистов, Советское правительство неоднократно — в августе, октябре, ноябре 1918 г. — предлагало им заключить мир. VI Всероссийский съезд Советов в ноябре, 1918 г. опять предложил державам Антанты вступить в переговоры о прекращении кровопролития. 24 декабря Советское правительство послало новое мирное предложение президенту Соединенных Штатов Вильсону. Такие же обращения были направлены 12 и 17 января 1919 г. Ни на одно из них не последовало ответа.

Миролюбивая политика Советского правительства, разоблачавшая планы империалистов, в огромной степени способствовала усилению борьбы широких народных масс капиталистических стран против интервенции в России. Эта борьба оказывала мощную поддержку Советскому государству.

Под давлением рабочего класса руководители империалистических государств время от времени предпринимали дипломатические маневры, рассчитывая обмануть общественное мнение в своих странах. Такими маневрами были предложенный лидерами Антанты в конце января 1919 г. план созыва мирной конференции на Принцевых островах, посылка Буллита в Москву в марте того же года и т. д. Советское правительство использовало все возможности для достижения соглашения с державами Антанты. Но империалисты не хотели мира. Их целью было дальнейшее развязывание войны. Советское государство вынуждено было отражать грабительское нашествие.

«По отношению к Соединенным Штатам и Японии, — писал Ульянов летом 1919 г., — мы преследуем прежде всего ту политическую цель, чтобы отразить их наглое, преступное, грабительское, служащее обогащению только их капиталистов, нашествие на Россию. Обоим этим государствам мы много раз и торжественно предлагали мир, но они даже не отвечали нам и продолжают войну с нами...».

VIII съезд Коммунистической партии

18—23 марта 1919 г. в Москве заседал VIII съезд Российской Коммунистической партии (большевиков). Съезд принял новую программу партии, которая должна была отвечать стройной системе мероприятий, направленных на построение социализма. Она определила задачи партии в переходный период от капитализма к социализму, указала конкретный путь борьбы за построение социализма в Советской стране. Она имела также огромное международное значение. Рабочие всех стран получили новое мощное идеологическое оружие. Подчеркнув интернациональные задачи, программа ясно показала зарубежным рабочим, что борьба Советской России за социализм является кровным делом всего международного пролетариата.

Отмечая, что Советское государство впервые в истории осуществило подлинную демократию для громадного большинства населения, программа указывала: «Задачей партии является неутомимая работа над действительным проведением в жизнь полностью этого высшего типа демократизма, требующего для своего правильного функционирования постоянного повышения уровня культурности, организованности и самодеятельности масс». В программе подчеркивалась необходимость самой решительной борьбы с бюрократизмом, намечались конкретные меры в этой области, в том числе «постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством».

В области экономики на первый план наряду с задачей завершения национализации средств производства и обращения выдвигалась задача всемерного развития производительных сил страны. В сельском хозяйстве намечались перспективы организации крупного социалистического земледелия и вместе с тем меры для поднятия производительности мелкого крестьянского хозяйства, исходя из того, что оно «еще долго будет существовать». Подробно рассматривались также вопросы национальных отношений, народного просвещения, охраны труда, социального обеспечения и т. д.

Важные решения VIII съезд партии принял по вопросу об отношении рабочего класса к среднему крестьянству. Прежде, в ходе Октябрьской революции и в первые месяцы после нее, партия проводила политику нейтрализации середняка, т. е. добивалась, чтобы среднее крестьянство не становилось на сторону буржуазии, не препятствовало революционным преобразованиям. Тогда приходилось принимать во внимание известное недовольство середняка, вызывавшееся главным образом ограничениями в области торговли хлебом. Это недовольство разжигалось кулачеством, располагавшим серьезными экономическими и политическими позициями в деревне, в то время как беднота еще не была достаточно организована, чтобы повести за собой широкие массы крестьян. Однако в течение 1918 г. положение изменилось. В советской деревне произошли серьезные социально-экономические сдвиги, сложилась новая расстановка классовых сил.

Бедняки, составлявшие до Октябрьской революции 65% крестьянского населения, получили землю, скот, инвентарь. Больше половины их поднялось до уровня середняков. Расширившийся таким образом слой среднего крестьянства теснее сблизился с Советской властью. В сознание середняка все глубже проникала мысль о том, что завоевания революции можно будет сохранить только путем решительной защиты Советского строя. К тому же среднее крестьянство губерний, захваченных врагом, на собственном опыте убедилось, что победа белогвардейцев и интервентов означает возвращение земель помещику и кулаку, ведет к установлению режима террора и насилия по отношению ко всем трудящимся.

Значительную роль сыграли комитеты бедноты (комбеды). Под руководством и при непосредственной помощи рабочего класса беднота нанесла серьезные удары кулачеству, подорвав его экономические и политические позиции. Большая часть середняков, ранее находившаяся под влиянием кулака, пошла вместе с бедняками за рабочим классом. Десятки тысяч деревенских активистов вступили в Коммунистическую партию. В конце 1918 — начале 1919 г. прошли перевыборы сельских Советов. В результате перевыборов кулачество было изгнано из Советов и большинство в них перешло к беднякам и середнякам. Перевыборы показали, что Советы укрепились. Комитеты бедноты, выполнившие свою задачу, прекратили существование.

Таким образом, основная масса среднего крестьянства решительно повернула в сторону Советской власти. Увеличился приток хлеба из деревни, повысились стойкость и боеспособность крестьян-красноармейцев. Кулацкие мятежи пошли на убыль. Повсюду крестьяне-середняки заявляли о своей решимости защищать Советскую власть. В этих условиях стало возможным расширить и углубить связи рабочего класса с середняком.

VIII съезд принял развернутую резолюцию по военному вопросу. В ней формулировались важнейшие принципы строительства Красной Армии как классовой регулярной армии с централизованным управлением и железной дисциплиной.

Резолюция наметила и практические меры по укреплению армии. Они предусматривали изжитие партизанщины, а также ликвидацию военной политики партии, допускавшейся Троцким (который возглавлял тогда Революционный военный совет республики) и проявившейся, в частности, в односторонней ориентации на старых военных специалистов, слепом доверии к ним в ущерб большевистским кадрам. Съезд потребовал улучшить работу центральных военных учреждений и усилить роль коммунистов в армии. Вместе с тем съезд отклонил предложения так называемой военной оппозиции, которая защищала пережитки партизанщины и выступала против твердой дисциплины, централизованного руководства армией, использования военных специалистов. «Проповедовать партизанство как военную программу, — то же самое, что рекомендовать возвращение от крупной промышленности к кустарному ремеслу», — говорилось в резолюции.

К моменту окончания работы VIII съезда стали поступать с военных фронтов сообщения о новом наступлении врагов. Подошло время самой ожесточенной борьбы с интервентами и белогвардейцами.

2. Год решающих сражений.

Наступление интервентов и белогвардейцев весной 1919 г.

1919 год стал годом решающих сражений советского народа за свободу и независимость, за завоевания Октября. К весне 1919 г. на многочисленных фронтах, опоясавших Республику Советов, сосредоточились крупные соединения интервенционистских и белогвардейских войск. На Дальнем Востоке японские и американские интервенты захватили обширные и богатые территории. Интервенты подпирали своими штыками режим Колчака, распространившего свою власть на Сибирь и Урал. В Средней Азии бесчинствовали английские интервенционистские отряды генерала Маллесона. В Закавказье империалисты Антанты поддерживали зависимые от них контрреволюционные правительства грузинских меньшевиков, азербайджанских мусаватистов, армянских дашнаков. На Северном Кавказе орудовала «добровольческая» армия Деникина. На западе развернула военные действия против Советской страны буржуазно-помещичья Польша; начав в феврале наступление, белополяки в апреле заняли Барановичи, Лиду и Вильнюс. На северо-западе формировались на американские и английские деньги белогвардейские банды генерала Юденича. На севере, в районах Мурманска и Архангельска, американские и английские интервенты вместе с белогвардейцами готовили вторжение в центральные области Советской России.

Армии интервентов и белогвардейцев насчитывали тогда более миллиона человек. Они были собраны для одновременного удара по Советской власти. Это был как бы единый поход, подготовленный и руководимый Антантой. Он получил в дальнейшем название «первого похода Антанты». Такое название, однако, не означает, что до весны 1919 г. Антанта не предпринимала наступления на Советскую страну. Напротив, факты свидетельствуют, что с первых дней Октябрьской революции международный империализм вел ожесточенную антисоветскую войну, непрерывно расширяя ее масштабы. Но весной 1919 г. в борьбу против Республики Советов вступили небывало многочисленные вражеские вооруженные силы, их планы были координированы и представляли собой звенья одной цепи.

Выступление Ульянова на параде войск Всевобуча 25 мая 1919 г.
Фотография.

Основную силу этого похода составляли армии Колчака. Империалисты возлагали на Колчака наибольшие надежды, так как он располагал огромной территорией, значительными людскими и продовольственными ресурсами. В январе 1919 г. представители держав Антанты подписали с Колчаком соглашение, по которому он обязался «согласовывать» свои действия с директивами верховного командования Антанты. Французский генерал Жанен был назначен главнокомандующим всеми войсками интервентов в Восточной России и Сибири; ему предоставлялось право «осуществлять общий контроль на фронте и в тылу». Английский генерал Нокс руководил организацией поставок вооружения и обмундирования для армий Колчака.

За 1919 год Соединенные Штаты, Англия, Франция, Япония доставили Колчаку 700 тыс. винтовок, 3650 пулеметов, сотни миллионов патронов, большое количество артиллерии, обмундирование. В результате всесторонней помощи иностранных империалистов войска Колчака превратились в серьезную силу. Сколоченные из представителей городской буржуазии, кулачества, белого казачества и принудительно мобилизованных крестьян, они насчитывали до 400 тыс. человек.

В начале марта колчаковские армии — Сибирская под командованием генерала Гайды, Западная под командованием генерала Ханжина, Оренбургская и Уральская во главе с атаманами Дутовым и Толстовым — приготовились к наступлению против всего советского Восточного фронта, растянувшегося почти на 2 тыс. км. 4 марта корпус генерала Пепеляева перешел по льду реку Каму южнее Перми, на стыке 2-й и 3-й советских армий. Затем двинулись другие корпуса и армии колчаковцев. К началу апреля белогвардейцы вышли на линию Бугульма — Белебей — Стерлитамак. Враг рвался к Волге. Передовые части колчаковцев приблизились на расстояние 80—100 км к Казани, Симбирску, Самаре. За время своего наступления колчаковцы захватили территорию в 300 тыс. км2 с населением свыше 5 млн. человек.

Мобилизация советского народа на борьбу с Колчаком

На призыв усилить оборону Советской страны рабочие ответили самоотверженным трудом на фабриках и заводах. Несмотря на неимоверные тяготы, не считаясь со временем, недоедая, они готовили оружие для фронта. В январе 1919 г. рабочие Ижевского завода взяли на себя обязательство довести выпуск винтовок до 1 тыс. штук в день; к концу марта они перевыполнили свое обязательство, изготовляя ежедневно 1200 винтовок. Тула в январе — марте давала четыре пятых того количества патронов, которое выпускалось в 1916 г.; в мае уровень 1916 г. был почти достигнут, а в июле превзойден. На Симбирском патронном заводе выпуск патронов с марта по июнь вырос втрое, составив 9 млн. штук в месяц. В Петрограде 90% предприятий из 264 действовавших выполняли исключительно фронтовые заказы. Рабочие Путиловского, Обуховского, Ижорского, Балтийского и других заводов и фабрик Петрограда отдавали все свои силы, чтобы обеспечить снабжение Красной Армии артиллерийскими орудиями, порохом, снарядами, обувью, шинелями. Заводской комитет Путиловского завода в письме на имя председателя ВЦИК М. И. Калинина сообщал, что, несмотря на недоедание и прочие лишения, путиловцы «проявили небывалую энергию, работали по 16 часов в сутки на спешных работах по ремонту бронепоездов, орудий, бронеавтомобилей».

Плакат Д. Моора.
1919 г.

Одновременно Советское государство всемерно укрепляло Восточный фронт. Был объявлен призыв в Красную Армию новых возрастов трудящихся. С апреля по июль армии Восточного фронта получили пополнение в количестве около 110 тыс. человек: на Восточный фронт было послано 20 тыс. коммунистов, 3 тыс. комсомольцев.

Разгром основных сил Колчака

Огромная работа по мобилизации всех сил народа, дала свои результаты. Ко второй половине апреля 1919 г. был подготовлен решительный удар по Колчаку. Восточный фронт (командующий С. С. Каменев, член Реввоенсовета С. И. Гусев) разделился на две группы — Северную (командующий В. И. Шорин) и Южную (командующий М. В. Фрунзе, член Реввоенсовета В. В. Куйбышев). Южная группа должна была нанести главный удар, а Северная — отбросить Сибирскую армию врага.

В последних числах апреля войска Южной группы в составе четырех армий перешли в контрнаступление. На степных просторах Заволжья, в предгорьях Южного Урала, под Бугурусланом, Бугульмой, Белебеем, Уфой развернулись ожесточенные сражения. Отборные войска Колчака были разбиты наголову.

В. К. Блюхер среди бойцов 151-й бригады в октябре 1919 г.
Фотография.

Неувядаемую боевую славу заслужила 25-я дивизия, которой командовал легендарный В. И. Чапаев; комиссаром дивизии был Д. А. Фурманов. Выполняя роль ударного ядра Южной группы, чапаевская дивизия прошла с победоносными боями путь в 350 км от Бузулука до Уфы. С исключительным мужеством сражались дивизии, которыми командовали В. М. Азин, В. К. Блюхер, бригады И. М. Плясункова, А. М. Чеверева.

В разгар наступления Красной Армии главнокомандующий вооруженными силами Республики Вацетис и председатель Реввоенсовета Троцкий предложили остановиться перед Уралом на рубеже р. Белой, прекратить преследование колчаковцев и перебросить значительную часть войск на Юг и Запад. Центральный Комитет Коммунистической партии отклонил этот план, так как нельзя было оставлять в руках врага Урал с его заводами, железнодорожной сетью и позволить Колчаку снова собраться с силами. Ульянов в телеграмме Реввоенсовету Восточного фронта решительно требовал во что бы то ни стало освободить Урал от белогвардейцев. «Если мы до зимы не завоюем Урала, — писал он, — то я считаю гибель революции неизбежной». ЦК дал директиву — продолжать наступление, отбросить Колчака за Уральский хребет, в сибирские степи. Вместо Вацетиса на пост главкома был назначен С. С. Каменев.

Плакат Д. С. Moopa.
1920 г.

В июне — июле Красная Армия заняла основные центры Урала — Пермь, Екатеринбург, Златоуст. 24 июля 242-й Волжский полк под командованием бывшего кузнеца С. С. Вострецова вступил в Челябинск. Врагу не удалось использовать для обороны рубеж Уральских гор. В августе советские войска вышли на р. Тобол.

Красную Армию поддерживало мощное партизанское движение в тылу у Колчака. Рабочие и крестьяне Сибири и Дальнего Востока создали многочисленные партизанские соединения, насчитывавшие (по неполным данным) до 150 тыс. человек. Среди сибирских партизан выдвинулись прекрасные организаторы, талантливые командиры — крестьянин-середняк Е. М. Мамонтов, работники уездных Советов П. Е. Щетинкин, А. Д. Кравченко, И. В. Громов. Деятельность сибирских партизан направлял Центральный Комитет Коммунистической партии через Урало-сибирское бюро ЦК, которое возглавлял Ф. И. Голощекин. Руководителями дальневосточных партизан были С. Г. Лазо, П. П. Постышев и другие.

Так, к осени 1919 г. армии Колчака, потерпев ряд серьезных поражений, откатились за Урал. Они еще не были окончательно разбиты, но уже не могли угрожать существованию Советского государства.

Вторжение интервентов в Советскую Прибалтику

Составной частью похода Антанты против Советской России явилась интервенция в Прибалтике. На эстонском участке фронта империалисты сформировали большую белогвардейскую армию из финских, русских, эстонских, шведских, датских контрреволюционеров-«добровольцев». В январе 1919 г. находившиеся здесь малочисленные и плохо вооруженные части Красной Армии были вынуждены начать отступление и покинули территорию Эстонии. Советская власть в Эстонии перестала существовать.

Значительные контрреволюционные силы собрались и в Латвии. Соединенные Штаты Америки и Англия отпустили громадные суммы на их вооружение, обмундирование, снабжение военными материалами. На эти средства в Курземе из остатков германских оккупационных войск, а также из латышских белогвардейцев, прибалтийских баронов и завербованных в Германии наемников сформировалась многотысячная армия; командовал ею немецкий генерал фон дер Гольц. В феврале 1919 г. войска фон дер Гольца заняли Вентспилс и Кулдигу и 3 марта начали общее наступление против Советской Латвии. К концу месяца они овладели большей частью Курземе. Одновременно на Советскую Латвию с севера напали эстонские белогвардейские части. Используя свое превосходство в вооружении и численности, а также опираясь на помощь английской военно-морской эскадры, армия фон дер Гольца в мае прорвала советский фронт. Рига оказалась под угрозой окружения. 22 мая Красная Армия Советской Латвии оставила Ригу и с боями отошла на восток, в Латгалию. Позднее (в январе 1920 г.) белопольским войскам и латвийским белогвардейцам удалось захватить и эти районы.

Литовско-Белорусская Советская Республика подверглась нападению со стороны буржуазно-помещичьей Польши. Часть Литвы заняли немецкие войска. 25 августа 1919 г. под натиском численно и технически превосходящих войск интервентов Красная Армия покинула последний пункт Советской Литвы.

Белогвардейцы и буржуазные националисты, поддержанные империалистами Антанты, установили в Прибалтике режим жесткого террора. Трудящиеся массы были фактически лишены политических прав. Контрреволюционные власти учредили военно-полевые суды, заполнили тюрьмы и концентрационные лагери политическими заключенными, пытали и убивали революционеров. Ульянов говорил по этому поводу: «Когда представители английской и американской буржуазии появились в Финляндии, в Эстляндии, они начали душить с наглостью большей, чем русские империалисты, — большей потому, что русские империалисты были представителями старого времени и душить, как следует, не умели, а эти люди душить умеют и душат до конца».

Оборона Петрограда

В дни, когда Колчак уже начал отступать к Уралу, перешли в наступление против Советской России белогвардейские войска генерала Юденича. В середине мая 1919 г. они прорвали фронт 7-й армии и двинулись на Петроград.

Английский флот в Балтийском море получил приказ оказать помощь Юденичу. Эскадра адмирала Коуэна — 12 крейсеров, 20 эсминцев, 12 подводных лодок, торпедные катера, минные заградители, тральщики и другие вспомогательные суда — вторглась в советские прибрежные воды.

Создавшаяся для Советской Республики опасность усугублялась тем, что в частях 7-й армии, на кораблях Балтийского флота, в Кронштадте, в самом Петрограде свили гнездо иностранные шпионы и заговорщики. В разгар боев агенты империалистов подняли мятеж на фортах «Красная горка» и «Серая лошадь». В буржуазных кварталах Петрограда бывшие помещики, капиталисты, тысячи белогвардейских офицеров ждали только сигнала к вооруженному выступлению.

Отряд деревенской бедноты
на Петроградском фронте.

Фотография. 1919 г.

17 мая 1919 г. Совет рабочей и крестьянской обороны Республики принял решение об экстренных мерах по организации защиты Петрограда. В качестве уполномоченного Совета обороны сюда прибыл И. В. Сталин. «Петроград должен быть защищен во что бы то ни стало» — постановил Центральный Комитет Коммунистической партии. ЦК партии дал указание о том, чтобы все мобилизованные коммунисты и члены профсоюзов, а также все маршевые роты из Петроградской, Псковской, Новгородской, Тверской, Олонецкой, Северо-Двинской, Череповецкой и Витебской губерний направлялись только в Петроград. По призыву партии петроградские рабочие послали лучших своих представителей на укрепление фронта, усилили работу на фабриках и заводах. Около 13 тыс. петроградских рабочих, ускоренным темпом пройдя военное обучение, составили надежную опору боевых частей 7-й армии.

Бдительность советских органов и народных масс помогла раскрыть и ликвидировать вражеские заговоры. Петроград был объявлен на осадном положении. Ночью 14 июня отряды рабочих и матросов произвели обыски в квартирах буржуазии и обнаружили несколько тысяч винтовок, десятки тысяч патронов, сотни револьверов, гранаты, пулеметы.

Накануне, 13 июня, началось наступление на мятежный форт «Красная горка». Линейные корабли Балтийского флота «Андрей Первозванный» и «Петропавловск» открыли огонь по форту. Вслед за тем началась атака с суши. В ночь на 16 июня части Красной Армии, сломив сопротивление мятежников, заняли «Красную горку». Через несколько часов сдался и другой мятежный форт — «Серая лошадь».

Балтийский флот сыграл огромную роль в обороне Петрограда. В нескольких ожесточенных схватках корабли Балтийского флота нанесли чувствительные удары английским военно-морским силам: эскадренный миноносец «Гавриил» обратил в бегство четыре английских миноносца, подводная лодка «Пантера» потопила английский эскадренный миноносец «Виттория»; с честью несли боевую вахту на морских подступах к Петрограду легендарный крейсер «Аврора» и другие суда.

Благодаря мужеству и самоотверженности матросов, солдат и рабочих положение на фронте коренным образом изменилось. Во второй половине июня Красная Армия перешла в наступление. Отряды Юденича были разбиты и отброшены к Эстонии. Планы Антанты оказались сорванными.

Начало нового похода Антанты

Таким образом, к середине 1919 г. Советское государство одержало крупную победу над ударными силами интервентов и белогвардейцев — над войсками Колчака и Юденича. Но враг еще не был сломлен. Во второй половине года правящие круги Англии, Франции и Соединенных Штатов организовали новое широкое наступление антисоветских сил, известное под названием «второго похода Антанты». По существу, между «первым» и «вторым» походами не было никакого промежутка; грань между ними (как и их наименование) носит условный характер. Это был единый вражеский натиск, осуществлявшийся по общему, разработанному Антантой плану. Различие состояло главным образом в том, что во время «первого похода» интервенты и белогвардейцы наносили основной удар с востока, а во время «второго похода» — с юга. Кроме того, весной 1919 г. руководители Антанты изменили внешние формы интервенции.

Непосредственно после поражения Германии Антанта проводила открытую интервенцию, посылая в Советскую Россию свои собственные войска. Но такая открытая война привела политику империалистов на край катастрофы. Войска Антанты потерпели военные поражения от Красной Армии и советских партизан на Севере, Дальнем Востоке, Украине, в Средней Азии. Трудящиеся капиталистических стран выступили с решительными требованиями: «Прекратить интервенцию!», «Руки прочь от Советской России!». Вспыхнули восстания среди французских моряков, английских и американских солдат. В итоге оказалось, что иностранные войска неспособны вести борьбу против революционной Советской России.

Английские бронированные тягачи, присланные Деникину.
Фотография. 1919 г.

Все это привело к тому, что в 1919 г. Антанте пришлось убрать свои крупные воинские части из Советской России (за исключением интервенционистских войск на Дальнем Востоке) и перейти к методам скрытой, замаскированной интервенции, сделав главную ставку на войска белогвардейцев и некоторых пограничных с Россией малых государств. Эти войска вооружались и снабжались Антантой, их действия координировались и направлялись ее представителями. Так, изменив лишь формы интервенции, международный империализм продолжал антисоветскую войну.

Новый поход Антанты, как и предшествующий, был комбинированным. Враг осадил Советскую Республику со всех сторон. Войска Юденича готовили новый удар по колыбели пролетарской революции — Петрограду. На западе боевые действия против советских войск вели белополяки, в Сибири — армии Колчака. Но главная роль отводилась южному направлению. Империалистические державы возлагали основные надежды на деникинскую армию, которую У. Черчилль цинично называл «моя армия». За короткий срок Деникин получил от империалистов огромное количество орудий, танков, винтовок, патронов, снарядов, обмундирования. Несколько сот английских офицеров действовали в армии Деникина в качестве инструкторов. В боях под Царицыном и Черным Яром участвовала 47-я эскадрилья английских военно-воздушных сил. При штабе Деникина находилась американская миссия во главе с адмиралам Мак-Келли.

К лету 1919 г. деникинцы захватили районы Кубани, Терека, Дона, Крым и часть Левобережной Украины. Шла борьба за Донбасс. От Днепра до Волги простирался деникинский фронт, день за днем передвигавшийся к северу. 3 июля Деникин провозгласил «московскую директиву», в которой поставил задачу захвата Москвы. В центре фронта в направлении Харьков — Курск — Орел — Тула — Москва наступали отборные части Деникина — «добровольческая» армия. Ее дивизии состояли в значительной степени из контрреволюционного офицерства, хорошо вооруженного и обученного. Это основное ядро деникинских войск представляло собой серьезную силу.

В середине октября деникинцы заняли Орел и вступили в Тульскую губернию. Угроза нависла над столицей Советского государства — Москвой. Это было самое опасное из всех наступлений, предпринимавшихся против молодой Советской Республики. Опасность заключалась прежде всего в том, что под непосредственным ударом врага оказалась Центральная Россия с ее пролетарскими центрами, являвшимися базой революции.

«Все на борьбу с Деникиным!»

В июле 1919 г. на Южный фронт двигались эшелоны красноармейцев. Были проведены новые мобилизации, давшие фронту пополнение в 30 тыс. коммунистов и 10 тыс. комсомольцев. В прифронтовой полосе большинство коммунистов и комсомольцев влилось в армию. В эти дни на дверях многих районных комитетов комсомола можно было видеть надпись: «Райком закрыт. Все ушли на фронт». Перестраивалась работа тыловых организаций. Деятельность учреждений, не связанных с нуждами обороны, сокращалась или вовсе приостанавливалась. Освобождавшиеся работники направлялись в действующую армию.

Рабочие, выполняя фронтовые заказы, не выходили из цехов по 10—12 часов. Петроградские рабочие изготовили в 1919 г. 661 орудие, около 100 тыс. снарядов, 250 тыс. винтовок. В октябре, когда враг был на подступах к Туле, тульские оружейники, посылая отряды добровольцев на фронт, строя укрепления, ни на минуту не прекращали работу военных заводов и фабрик.

В сентябре войска Туркестанского фронта под командованием М. В. Фрунзе, разгромив остатки Южной армии Колчака, открыли путь в Советский Туркестан, до этого отрезанный от Центральной России. Были отбиты все атаки на Астрахань. «...Пока в Астраханском крае есть хоть один коммунист, — заявил С. М. Киров, возглавлявший оборону Астрахани, — устье реки Волги было, есть и будет советским!». Астрахань осталась несокрушимой твердыней на Волге.

Разгром Деникина

Но на решающем, Южном фронте, где полчища Деникина наступали на Москву, опасность по-прежнему была велика. Для борьбы с «добровольческой» армией Деникина была создана особая ударная группа в составе Латышской дивизии, конной бригады Червонного казачества и некоторых других частей. Латышскую дивизию, зарекомендовавшую себя с самой лучшей стороны во многих боях, перебросили на Южный фронт.

Новая обстановка, сложившаяся на фронте, потребовала изменения направления главного удара. Летом 1919 г. Советское командование намеревалось вести наступление на районы Дона и Кубани, являвшиеся основными опорными базами Деникина. Однако быстрое продвижение «добровольческих» дивизий на Тулу и Москву меняло положение. Удар на Дон и Кубань не ликвидировал бы опасность, угрожавшую Москве. Поэтому с октября 1919 г. центр тяжести в плане боевых действий Красной Армии переместился в район Орла — Воронежа, с последующим движением через Харьков, Донбасс на Ростов.

Обращение Военно-революционного комитета
Азербайджанской республики 26 апреля 1920 г.

В середине октября 1919 г . Красная Армия перешла в контрнаступление на 300-километровом фронте от Орла до Воронежа. В районе Орел — Кромы части ударной группы завязали упорные бои с отборными дивизиями деникинцев. Враг сопротивлялся с отчаянием обреченного. Два раза переходил из рук в руки г. Новосиль. Трижды врывалась в Кромы Дроздовская дивизия противника. Но ничто не могло сдержать наступательного порыва советских бойцов. Войска ударной группы в жестоких боях разбили «добровольческие» полки генерала Кутепова. Конники Буденного разгромили под Воронежем войска генералов Шкуро и Мамонтова и 24 октября с помощью воронежских рабочих, руководимых подпольной коммунистической организацией, штурмом взяли город. Затем буденновцы форсировали Дон и нанесли новое поражение Шкуро, отбросив его к Касторной. В середине ноября войска Южного фронта, ведя тяжелые бои с еще не сломленным противником, подошли к Курску.

17 ноября Красная Армия вступила в Курск. Затем советские войска, используя развитую железнодорожную сеть, повели наступление через промышленные районы Харькова и Донбасса, где получили активную поддержку от рабочего населения.

Преследуя отступающего врага, Красная Армия освободила Донбасс, в январе 1920 г. вышла к побережью Азовского моря, взяла Ростов и вступила на территорию Северного Кавказа. Деникинские войска потерпели полный разгром. Уцелевшие части были прижаты в районе Новороссийска к морю и взяты в плен. Деникин, сложив с себя командование, бежал на английском миноносце из пределов России. Лишь незначительной части деникинцев удалось отступить в Крым.

Освободив весь Северный Кавказ, советские войска подошли к границам Закавказья. Воодушевленные успехами Красной Армии бакинские рабочие 28 апреля 1920 г. свергли правительство буржуазных националистов и восстановили в Азербайджане Советскую власть. Военно-революционный комитет независимой Азербайджанской Республики обратился с просьбой оказать помощь путем присылки отрядов Красной Армии.

В борьбе с деникинщиной огромное значение имело партизанское движение в тылу врага. Проводимая Деникиным политика восстановления господства помещиков и капиталистов и угнетения нерусских народов России вызвала ненависть в широких массах населения. Рабочие, трудящиеся крестьяне поднимали вооруженные восстания, для подавления которых белогвардейцы были вынуждены посылать большие вооруженные силы. Волна восстаний прокатилась по Кубани, Дону, Северному Кавказу. Крупные партизанские отряды действовали на Херсонщине, Харьковщине, в Донбассе. Партизанским движением на Украине руководил Центральный Комитет Коммунистической партии Украины через специально созданную для подпольной работы в тылу врага организацию — Зафронтовое бюро, возглавлявшееся С. В. Косиором.

Победы Красной Армии на других фронтах

Во время решающих боев на Южном фронте империалисты организовали новое нападение Юденича на Петроград. В середине октября 1919 г. белогвардейские войска прорвались к предместьям города. 21 октября утренние выпуски заграничных буржуазных газет поместили сообщение о взятии Петрограда Юденичем. Но 21 октября явилось не днем падения красного Питера, а началом победоносного для Советской власти Пулковского сражения.

Ульянов потребовал удержать Петроград во что бы то ни стало. На помощь Петрограду прибыли подкрепления. В ряды защитников вступили и все комсомольцы старше 16 лет. В войсках было около 3 тыс. женщин — связисток, пулеметчиц, санитарок.

В ожесточенном бою у Пулковских высот, последнего естественного рубежа на южных окраинах Петрограда, советские воины разбили и отбросили врага. Затем, продолжая преследование, Красная Армия в декабре 1919 г. полностью разгромила армию Юденича. Остатки его войск бежали в Эстонию и прекратили свое существование в качестве организованной боеспособной силы.

Красная Армия одержала большие победы и в Сибири. В крупном сражении на р. Тоболе осенью 1919 г. колчаковские армии были разбиты и стали отступать к Омску. 14 ноября «столица» Колчака была взята, а 6 января 1920 г. под Красноярском попала в плен большая часть его армии. Колчак был арестован и в феврале 1920 г. расстрелян по приговору Иркутского Военно-революционного комитета. В феврале были разгромлены также банды атамана Калмыкова. В течение февраля и начале марта в результате восстания рабочих, поддержанных партизанами, был освобожден от белогвардейцев весь Дальний Восток, за исключением Забайкалья, где при поддержке японских интервентов сосредоточились каппелевцы (остатки колчаковских армий под командованием Каппеля) и банды атамана Семенова.

К апрелю 1920 г. из Сибири и с Дальнего Востока эвакуировались американские и другие иностранные войска, за исключением все еще остававшихся здесь значительных сил японских интервентов. Продвижение Красной Армии на восток могло привести к широким военным действиям против них. Стремясь к мирному урегулированию вопроса, Советское правительство решило временно остановить Красную Армию на рубеже озера Байкал.

Власть во Владивостоке, Верхнеудинске и других освобожденных центрах перешла к земской областной управе, в которой руководящую роль играли коммунисты. В начале апреля в Верхнеудинске на съезде трудящихся и партизан Прибайкалья было создано демократическое государственное образование — Дальневосточная Республика. Не являясь советской по форме, эта республика по существу проводила советскую политику, защищала интересы трудящихся, боролась за обеспечение мирной передышки на Дальнем Востоке. Перед Дальневосточной Республикой была поставлена задача ослабить нажим японских империалистов и играть роль буфера на границе Советской России.

В начале 1920 г. было завершено освобождение Советского Севера. В феврале части 6-й армии вместе с партизанами вступили в Архангельск. Восставшие рабочие изгнали белогвардейцев также из Мурманска. Главарь контрреволюции на Севере генерал Миллер бежал на ледоколе за границу.

В Средней Азии Красная Армия в феврале 1920 г. овладела всей территорией Закаспия, а в начале апреля завершила ликвидацию бело-казачьих банд атамана Анненкова в Семиречье.

Разгром Деникина и Юденича, ликвидация колчаковщины, успехи Красной Армии на других фронтах — все это означало полное крушение нового натиска Антанты.

Заметно укреплялось международное положение Советского государства. Потерпели крах надежды правящих кругов Англии, Франции, Соединенных Штатов на вовлечение в антисоветскую войну всех пограничных с Советской Россией малых стран. Несмотря на то что империалисты пустили в ход всевозможные способы давления, большинство пограничных государств отказалось открыто участвовать в вооруженной антисоветской интервенции. Народы этих стран видели, что победа Антанты и российской контрреволюции несет им гнет, порабощение, а Советское государство борется не только за свою свободу и независимость, но также за всеобщий мир и международное сотрудничество. Даже буржуазные правительства прибалтийских государств сознавали, какую опасность таит в себе победа белогвардейцев, провозгласивших лозунг «единой, неделимой России», и поэтому с каждым новым успехом Красной Армии все больше склонялись к заключению мира с Советской Россией.

Первой из прибалтийских стран вступила на этот путь Эстония, подписавшая 2 февраля 1920 г. в Юрьеве (Тарту) мирный договор с РСФСР. Вслед за тем начали мирные переговоры с Советской Россией Латвия, Литва и несколько позже Финляндия.

По отношению к пограничным странам Востока Советское государство с первых дней своего существования проводило дружественную политику, неуклонно следуя принципам поддержки национально-освободительной борьбы угнетенных народов. В 1919 г. Советская Россия установила дружественные отношения с Афганистаном, поднявшимся на освободительную войну против английских империалистов. Тогда же Советское правительство в обращении к китайскому народу и к правительствам Южного и Северного Китая заявило об отказе от завоеваний, сделанных царизмом в Китае, от получения контрибуций, от всяких привилегий. В 1920 г. завязались первые связи между Советским правительством и представителями кемалистов (турецких националистов), возглавивших национально-освободительную борьбу турецкого народа против империалистов и султана. В том же году начались переговоры о заключении советско-иранского договора. Народы Востока с энтузиазмом приветствовали Советскую Россию, видя в ней своего защитника.

Поражения белогвардейских войск, укрепление Советской власти внутри страны и рост ее авторитета за рубежом, возмущение рабочих капиталистических стран антисоветской войной, сближение между Советской Россией и борющимися против империалистического гнета странами Востока — все это заставляло империалистов идти на новые политические маневры. В январе 1920 г. Англия, Франция и Италия объявили о своем решении прекратить блокаду Советской России. Это еще не было отказом от интервенционистских планов. Империалисты упорно отвергали советские мирные предложения, разрабатывали планы нового похода против страны Советов. Но отмена блокады все же имела большое значение. Она облегчила связи Советской России с внешним миром и явилась еще одним свидетельством банкротства антисоветской политики держав Антанты.

3. Ликвидация иностранной интервенции
и окончание гражданской войны.

Мирная передышка. IX съезд Компартии

Разгром Колчака, Деникина, Юденича принес стране Советов мирную передышку. Советское государство могло теперь уделить больше внимания хозяйственному строительству. В начале 1920 г. Совет обороны выдвинул новый основной лозунг — «Все для народного хозяйства!». Мирная передышка была непрочной, угроза нового военного нападения империалистов и белогвардейцев не исчезла. Поэтому Советское правительство, несмотря на острый недостаток рабочей силы, не могло приступить к демобилизации армии. Ряд соединений Красной Армии (на Урале, Украине, Северном Кавказе) был переведен на положение трудовых армий и использован для проведения неотложных хозяйственных работ.

Трудовые армии с января по июнь 1920 г. погрузили и разгрузили более 250 тыс. вагонов, заготовили более 1 млн. кубических саженей дров, отремонтировали около 7 тыс. верст железнодорожных путей, тысячи паровозов, десятки тысяч вагонов.

Плакат 1920 г.

Поскольку сохранялось военное положение, Советская власть продолжала политику военного коммунизма. Несмотря на огромные трудности, наладилась государственная заготовка хлеба на основе продразверстки. С 1 августа 1918 г. по 1 августа 1919 г. она дала лишь около 112 млн. пудов хлеба, а в следующем году, с 1 августа 1919 г. по 1 августа 1920 г., — уже 210 млн. пудов.

IX съезд партии наметил ближайшие экономические задачи страны, подчеркнул необходимость участия профессиональных союзов в хозяйственном строительстве. Принятая съездом резолюция «Об очередных задачах хозяйственного строительства» предусматривала поднятие в первую очередь транспорта, топливного дела, металлургии. Съезд также указал, что восстановление и развитие экономики Советской страны должно основываться на электрификации народного хозяйства.

Нападение буржуазно-помещичьей Польши на Республику Советов. Наступление Врангеля

Завоеванная Советской республикой в начале 1920 г. мирная передышка продолжалась всего три месяца. Весной того же года международный империализм организовал новое наступление против Советской России. В качестве основных сил этого похода интервенты решили использовать, во-первых, Польшу, находившуюся тогда под господством буржуазно-помещичьей клики, и, во-вторых, остатки деникинской армии, собранные в Крыму «черным бароном» — генералом Врангелем.

Империалисты Антанты обильно снабдили Польшу оружием, обмундированием, деньгами, прислали своих военных инструкторов. Решающую роль в оперативном руководстве польских войск играла французская военная миссия. Соединенные Штаты Америки предоставили польскому правительству заем, передали из своих запасов, оставшихся в Европе после первой мировой войны, более 200 броневиков и танков, 3 млн. комплектов обмундирования, 4 млн. пар солдатской обуви, пулеметы, самолеты и большое количество других военных материалов; американские корабли перевозили эти материалы в Гданьск (Данциг).

Советское правительство неоднократно заявляло, что оно безоговорочно признает суверенитет Польской республики и стремится к установлению мирных и дружественных отношений между народами Польши и Советской России. Предлагая начать мирные переговоры, Советское государство шло на ряд уступок в территориальных вопросах. Но правящие круги Польши и глава государства Пилсудский заносчиво отвергали эти предложения, рассчитывая реализовать широкие захватнические планы. Миролюбие Советского государства они принимали за проявление слабости. Им казалось, что Республика Советов настолько разорена и истощена борьбой с интервенцией и контрреволюцией, что не сможет оказать серьезного отпора.

25 апреля 1920 г. белопольские войска вторглись на территорию Украины. Им удалось значительно продвинуться по советской земле. 6 мая они захватили Киев. Спустя несколько недель, в июне, перешел в наступление и Врангель, угрожая районам Южной Украины, Дона, Донбасса и Кубани.

Армия Врангеля еще в большей степени, чем армии Колчака, Деникина и Юденича, была снабжена и организована англо-франко-американскими империалистами. Она получила от интервентов обмундирование, орудия, винтовки, танки. Флот интервентов обслуживал врангелевцев с моря. Военно-дипломатические представители Соединенных Штатов, Франции и других империалистических государств фактически руководили действиями белогвардейских войск. Нападение белополяков и врангелевцев создало новую серьезную опасность для Советской Республики.

Мобилизация сил советского народа

23 мая 1920 г. были опубликованы тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии «Польский фронт и наши задачи». В них говорилось, что «борьба идет; не на жизнь, а на смерть, она будет иметь крайне напряженный и суровый характер» и что войну с Польшей следует оценивать «не как частную задачу Западного фронта, а как центральную задачу всей рабоче-крестьянской России». Центральный Комитет ставил перед партийными, советскими, профсоюзными организациями конкретные задачи по укреплению тыла, улучшению транспорта, всемерной помощи фронту.

Тыл дал фронту большое количество вооружения, боеприпасов, обмундирования, продовольствия. В 1920 г. было изготовлено и отремонтировано около 1 млн. винтовок и 7 тыс. пулеметов, произведено 400 млн. винтовочных патронов и 2 млн. снарядов. С июля 1919 г. по июль 1920 г. Красная Армия получила от страны более 3 млн. шинелей, 4 млн. пар кожаной обуви, 6 млн. пар белья.

Советские войска на Украине и в Белоруссии получили крупное подкрепление. С Северного Кавказа, совершив походным порядком тысячекилометровый марш, прибыла 1-я Конная армия. С востока были переброшены Чапаевская дивизия, Башкирская кавалерийская бригада и другие воинские части.

КРАСНОАРМЕЕЦ
И. Д. Шадр. Бронза. 1922 г.
Окончание войны с Польшей

Еще 28 апреля 1920 г. Центральный Комитет партии утвердил разработанный Главным командованием план боевых действий. Нанесение основного удара возлагалось на Западный фронт в Белоруссии, а Юго-Западный фронт на Украине должен был осуществить вспомогательный удар в направлении Ровно — Брест. Во исполнение этого плана первыми выступили против белополяков в середине мая советские войска Западного фронта (командующий фронтом М. Н. Тухачевский, член Реввоенсовета И. С. Уншлихт). Это наступление не увенчалось успехом, но Западный фронт сковал значительные силы противника, что облегчило задачу советских войск Юго-Западного фронта (командующий фронтом А. И. Егоров, член Реввоенсовета И. В. Сталин). 5 июня 1-я Конная армия (командующий С. М. Буденный, член Реввоенсовета К. Е. Ворошилов) прорвала фронт противника и стала быстро продвигаться в западном направлении. В наступление пошли и остальные войска Юго-Западного фронта. Они освободили 12 июня от белополяков Киев и двинулись дальше на запад. Все три находившиеся на Украине белопольские армии — вторая, третья и шестая — поспешно отступали. В середине августа Конная армия подошла к главному городу Западной Украины — Львову.

4 июля возобновили наступление войска Западного фронта. Нанеся белопольским армиям серьезные поражения, они заняли Минск и другие города Белоруссии. Красная Армия приближалась к Варшаве, завязались бои на Висле. Польская буржуазно-помещичья клика стояла на грани полного разгрома.

Победы Красной Армии вызвали смятение в лагере империалистов. Антанта рассматривала польскую контрреволюцию как важнейшую ударную силу в антисоветской борьбе. Поражения белопольских войск были поражениями самой Антанты. «...Война с Польшей, — говорил Ульянов, — оказалась более непосредственной войной против Антанты, чем предыдущие войны».

Министр иностранных дел Англии Керзон направил Советскому правительству ноту, требуя остановить наступление Красной Армии. При этом он предложил линию советско-польской границы, примерно соответствовавшую этнографической границе Польши и проходившую западнее той линии, которую Советское правительство намечало в своих мирных предложениях до начала войны. Советское правительство дало согласие на перемирие с Польшей, но, как выяснилось, Антанта и польские правящие круги хотели лишь выиграть время, чтобы подготовить контрнаступления. С лихорадочной поспешностью западные империалисты перебрасывали оружие и боеприпасы для польской армии. Империалистическая и националистическая пропаганда разжигала в Польше шовинистические настроения.

В развернувшемся в августе 1920 г. сражении на Висле советские войска потерпели поражение и вынуждены были отступить. Но контрнаступление белопольских войск продолжалось недолго. Советские армии остановили противника.

Английские, французские, американские империалисты в этот период прилагали все старания к тому, чтобы заставить Польшу продолжать войну. В начале августа государственный секретарь Соединенных Штатов Колби сделал пространное заявление об американской политике по отношению к Советской России. Нота Колби, содержавшая грубые клеветнические выпады, свидетельствовала о непримиримой враждебности американских империалистов к Республике Советов. Американские империалисты давали понять правящей верхушке Польши, что продолжение антисоветской авантюры встретит полную поддержку с их стороны. Требуя, по существу, реставрации капиталистического строя в России, правящие круги Соединенных Штатов пытались снова консолидировать антисоветские силы во всех странах, сорвать намечавшийся переход к миру.

Однако Польша не имела сил для продолжения войны. Активная борьба рабочего класса Англии и Франции против интервенции не позволяла правящим кругам этих стран оказать Польше прямую военную поддержку. Польскому правительству пришлось пойти на мирные переговоры с Советской страной.

В октябре 1920 г. в Риге был заключен предварительный мирный договор между Советскими республиками (РСФСР и УССР) и Польшей. Польша была вынуждена отказаться от многих своих захватнических претензий, но ей все же удалось удержать за собой Западную Украину и Западную Белоруссию.

Разгром Врангеля. Конец гражданской войны

Летом 1920 г. Врангель предпринял попытки продвинуться на север от Крыма. Осенью врангелевцы приблизились к Донбассу. 10 июля Центральный Комитет Коммунистической партии в письме, адресованном всем партийным организациям страны, указал на необходимость быстрейшей ликвидации врангелевщины. «Внимание партии должно быть сосредоточено на Крымском фронте, — говорилось в этом письме, — ... далее медлить нельзя. Врангель должен быть уничтожен, как уничтожены были Колчак и Деникин».

Был сформирован Южный фронт против врангелевцев и разработан план разгрома врага. Одним из важнейших элементов этого плана было создание стратегического плацдарма на левом берегу Днепра.

С. М. Буденный, М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилов обсуждают план разгрома Врангеля.
Фотография. 1920 г.

Утром 7 августа советские войска форсировали Днепр и заняли район Каховки. Сковывая действия противника, непрерывно угрожая ему ударом в тыл, Каховский плацдарм сыграл большую роль в достижении советскими войсками окончательной победы. С августа по октябрь врангелевцы яростно атаковали Каховский плацдарм. На штурм шли отборные части белогвардейцев, поддержанные танками и артиллерией. Но бойцы стоявших здесь 15-й и 51-й дивизий героически отразили все атаки. С замечательной отвагой красноармейцы боролись с вражескими танками. Большая часть танков противника была уничтожена или захвачена. Каховка стала символом героизма советских воинов в дни боев с интервентами и белогвардейцами.

После заключения предварительного мира с Польшей Советское правительство укрепило Южный фронт (командующий М. В. Фрунзе, члены Реввоенсовета С. И. Гусев и Бела Кун) новыми частями. В конце октября советские войска перешли в наступление. Переброшенная с польского фронта 1-я Конная армия нанесла врангелевцам сокрушительный удар с Каховского плацдарма. В первых числах ноября войска Южного фронта изгнали врангелевцев из Южной Украины. Армия Врангеля отступила в Крым.

Красной Армии предстояло сделать последнее усилие — взять укрепления, прикрывавшие дорогу в Крым, и завершить разгром врангелевцев. Это была нелегкая задача. На узких и длинных перешейках, соединяющих Крымский полуостров с материком, были возведены под руководством иностранных специалистов сильнейшие укрепления. Красноармейцам преграждали путь проволочные заграждения, рвы, насыпи, окопы. Мощная артиллерия, сотни пулеметов простреливали каждую пядь земли. Враг считал подступы к Крыму непреодолимыми.

С. М. Буденный, М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилов обсуждают план разгрома Врангеля.
Фотография. 1920 г.

Оперативный план предусматривал атаку на Перекопские и Чонгарские укрепления с одновременным форсированием озерно-болотистой полосы Сиваша (Гнилого моря), которую врангелевцы считали непроходимой. В ночь на 8 ноября 1920 г. советские войска пошли через болота и соленые озера Сиваша. В топкой грязи застревали лошади и орудия. Дул ледяной ветер, промокшая одежда бойцов обмерзала. В середине ночи передовые красноармейские части приблизились к белогвардейским укреплениям. Под ураганным огнем противника ринулась вперед штурмовая колонна. Отбросив белогвардейцев, советские бойцы закрепились на крымском берегу.

8 ноября начался штурм врангелевских укреплений на Перекопском перешейке. После нескольких часов атаки 51-я стрелковая дивизия, которой командовал В. К. Блюхер, заняла Турецкий вал. Вслед за тем были прорваны вражеские позиции на Чонгарском перешейке и другие укрепленные линии белогвардейцев. В прорыв стремительно двинулись полки 1-й Конной армии.

М. В. Фрунзе в телеграмме Ульянову писал о героизме советских бойцов: «Свидетельствую о высочайшей доблести, проявленной геройской пехотой при штурмах Сиваша и Перекопа. Части шли по узким проходам под убийственным огнем на проволоку противника. Наши потери чрезвычайно тяжелы. Некоторые дивизии потеряли три четверти своего состава. Общая убыль убитыми и ранеными при штурмах перешейков не менее 10 тысяч человек. Армии фронта свой долг перед Республикой выполнили».

Врангелевская армия была наголову разбита. Ее остатки спешно погрузились на английские и французские суда и эвакуировались из Крыма. Советская страна торжествовала победу. «Беззаветной храбростью, геройским напряжением сил разгромили Врангеля славные сыны революции. Да здравствует наша Красная Армия, великая армия труда!» — под таким заголовком «Правда» сообщила о победе советского народа.

В конце 1920 — начале 1921 г. были ликвидированы последние очаги интервенции и контрреволюции в Закавказье. В ноябре 1920 г. трудящиеся Армении подняли вооруженное восстание против господства дашнаков. 29 ноября образованный В Караван-сарае Революционный комитет объявил Армению Социалистической Советской Республикой. На помощь восставшим рабочим и крестьянам Армении правительство РСФСР послало части 11-й армии. 2 декабря Советская власть утвердилась в Ереване.

Митинг трудящихся в Ереване в связи с установлением Советской власти.
Фотография. 1920 г.

К этому времени усилилась борьба за Советскую власть и в Грузии. Меньшевики превратили Грузию в колонию иностранного империализма и поставили на грань катастрофы. В городах и деревнях не было хлеба. Промышленность замерла. В феврале 1921 г. коммунисты Грузии призвали трудящихся к восстанию для свержения меньшевистского правительства. Был создан Революционный комитет, который провозгласил Грузию Социалистической Советской Республикой и обратился за помощью к Советской России. 25 февраля отряды восставших рабочих и крестьян вместе с частями Красной Армии вступили в Тбилиси. В середине марта Советская власть установилась на всей территории Грузии.

Тяжелые бои вел советский народ за освобождение Дальнего Востока. В начале апреля 1920 г. японские интервенты, стремясь закрепить оккупацию Дальнего Востока, вероломно напали на вооруженные силы народной власти во Владивостоке, Хабаровске, Спасске, Никольске-Уссурийском и в других крупных центрах и вернули к власти белогвардейцев. В эти дни были захвачены белогвардейцами руководитель дальневосточных партизан С. Г. Лазо и члены Военного совета А. Н. Луцкий и В. М. Сибирцев.

При поддержке японских интервентов в захваченных ими районах и в Забайкалье укрепились белогвардейцы. Господство семеновцев и каппелевцев в Забайкалье (особенно в Чите) мешало объединению областей Дальневосточной Республики и связи между ними. В целях ликвидации «читинской пробки» Народно-революционная армия ДВР предприняла ряд атак; однако всякий раз, когда поражение белых становилось очевидным, в бой вступали японские войска, и командование Народно-революционной армии, несмотря на благоприятные перспективы сражения, отводило войска, чтобы не поддаться на провокацию войны с Японией.

Между тем японское командование все больше убеждалось в невозможности захвата всего Дальнего Востока. В японских войсках усиливались революционные и антивоенные настроения. К середине октября 1920 г. японцы вывели свои войска из Забайкалья, Амурской области, сосредоточив их в Южном Приморье. В октябре 1920 г. войска Амурского фронта разгромили семеновцев и каппелевцев и освободили Читу. Но главная задача — полное изгнание интервентов из Приморья — оставалась пока нерешенной.

4. Социалистическое строительство к концу гражданской войны.

Социалистическое строительство в годы гражданской войны происходило в трудных условиях. Тем не менее были достигнуты серьезные успехи в укреплении социалистического уклада в экономике, строительстве советской государственности, развитии народного просвещения.

Участие рабочих в организации промышленного производства

В годы интервенции и гражданской войны произошло резкое сокращение промышленного производства. Снизилась производительность труда на предприятиях. Российские и иностранные капиталисты развернули в связи с этим яростную пропагандистскую кампанию, заявляя, что рабочий класс якобы не способен руководить фабриками и заводами. В действительности к сокращению производства привели разруха, созданная царизмом и углубленная буржуазным Временным правительством, и огромные трудности, порожденные интервенцией и гражданской войной. Промышленное производство не могло расти, когда сотни фабрик, заводов, шахт были разрушены врагом, страна лишилась важных источников топлива и сырья, миллионы людей ушли на фронт. Снижение же производительности труда вызывалось прежде всего изношенностью оборудования и усталостью рабочих, страдавших от многочисленных лишений.

Но и в этих тяжелейших условиях рабочий класс сумел сохранить основные предприятия, наладить их работу, производить необходимую фронту продукцию. Об организаторских способностях рабочего класса свидетельствовали успехи многих фабрик, заводов, целых промышленных районов. Так, в Подмосковном угольном бассейне, где добыча угля в первые месяцы после Октябрьской революции значительно упала (главным образом вследствие саботажа шахтовладельцев), национализация копей позволила быстро увеличить размеры производства, несмотря на то что рабочие голодали и не хватало необходимых материалов. К концу гражданской войны уровень 1917 г. по добыче угля в Подмосковном бассейне был не только достигнут, но и превзойден. Серьезные успехи наблюдались также в оборонной промышленности. Производство винтовок, пулеметов, патронов, снарядов, орудий в ходе войны возрастало.

Восстановление железнодорожного моста через Кубань у Екатеринодара.
Фотография. 1920 г.

Общее руководство промышленностью осуществлял Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) через свои главные отраслевые управления (главки), а на местах — губернские и городские советы народного хозяйства (совнархозы). Во главе каждого национализированного предприятия стояло правление. Две трети состава правления назначались местным совнархозом или ВСНХ, а одна треть избиралась рабочими сроком на полгода. К концу 1920 г. доля рабочих в управлении предприятиями составляла, по неполным данным, 63,5%.

Советская власть привлекала к сотрудничеству и буржуазную интеллигенцию. Ульянов говорил, что революция может удержаться, победить, только переняв «весь опыт культурного, технического, прогрессивного капитализма...». Поскольку при капитализме рабочий класс не может овладеть искусством ведения хозяйства, представители капитала, в частности буржуазные специалисты, сохраняют некоторое время и после социалистической революции ряд преимуществ, в том числе — «навыки организации и управления, знание всех «тайн» (обычаев, приемов, средств, возможностей) управления». Ввиду этого участие их в хозяйственном строительстве отвечало интересам пролетарского государства.

Первые ростки социализма в деревне

Деревня по-прежнему оставалась океаном мелких — в большинстве своем середняцких — крестьянских хозяйств. Во время гражданской войны сельское хозяйство потерпело огромный ущерб, деревня была разорена. Однако уже в эти годы появились первые, тогда еще незначительные ростки социалистического земледелия.

На базе отдельных, наиболее культурных помещичьих имений были созданы советские хозяйства (совхозы). Постепенно развивались и коллективные хозяйства (колхозы) — коммуны, артели, товарищества по совместной обработке земли; в 1920 г. число колхозов превысило 10 тысяч. Советское правительство проявляло заботу о развитии коллективных форм хозяйства в деревне. Еще в феврале 1918 г. в декрете ВЦИК «О социализации земли» отмечалось, что одной из задач земельных органов Советской власти в центре и на местах является развитие коллективного хозяйства в земледелии как более выгодного в сравнении с единоличным хозяйством. 2 ноября 1918 г. Совет Народных Комиссаров «в целях улучшения и развития сельского хозяйства и скорейшего переустройства его на социалистических началах» выделил специальный фонд в 1 млрд. руб. для субсидирования крестьян, переходивших к совместной обработке полей. В феврале 1919 г. ВЦИК принял «Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию», которое устанавливало статут совхозов и колхозов, намечало меры помощи и содействия крестьянским объединениям.

Сельскохозяйственные артели и коммуны периода гражданской войны сыграли положительную роль в накоплении и распространении опыта социалистического земледелия. Однако в ту пору еще не созрели предпосылки для массовой коллективизации сельского хозяйства. Государство не располагало необходимой для этого технической базой.

Социальные завоевания трудящихся. Культурное строительство

В годы войны, навязанной советскому народу внешними и внутренними врагами, материальное положение трудящихся было очень тяжелым. Основные ресурсы Советского государства направлялись на оборону. В 1920—1921 гг. Красная Армия получила 40% произведенных в стране хлопчатобумажных тканей, от 70 до 100% прочих тканей, 90% мужской обуви, 60% сахара, мяса и рыбы, почти 100% табака, 25% муки.

Вместе с тем Советское правительство неуклонно добивалось улучшения условий жизни для трудящихся тыла. Ульянов говорил в 1919 г.: «В стране, которая разорена, первая задача — спасти трудящегося. Первая производительная сила всего человечества есть рабочий, трудящийся. Если он выживет, мы все спасем и восстановим». С первых дней своего существования Советское государство приступило к трудовому законодательству, закрепляющему права рабочих и служащих. В декабре 1918 г. был принят Кодекс законов о труде. Он предусматривал 8-часовой рабочий день, ежегодный отпуск, запрещение штрафов, полное обеспечение за счет больничных касс при утере трудоспособности и т. д. Кодекс устанавливал, что государство через органы распределения рабочей силы и профессиональные союзы обеспечивает всем гражданам осуществление права на труд.

Рабочие переселялись из лачуг и трущоб в благоустроенные дома, занятые ранее буржуазией. Был проведен в жизнь принцип доступности и бесплатности квалифицированной медицинской помощи для трудящегося населения, создавались дома матери и ребенка, детские сады, ясли.

Октябрьская революция создала небывалые возможности для быстрого подъема культурного уровня народа. Эти возможности нужно было претворить в жизнь: создать новую школу, литературу и искусство, преодолеть влияние буржуазной идеологии. На этом пути предстояло осилить огромные трудности. Многие представители старой интеллигенции, оставшиеся на буржуазных позициях, не поддержали Советскую власть. Другая часть интеллигенции проявляла растерянность, колебания. С победившим народом пошли в это время только самые передовые, наиболее тесно связанные с трудящимися массами интеллигенты. Немалые дополнительные трудности породила обстановка гражданской войны и иностранной вооруженной интервенции.

Плакат Н. Н. Куприянова. 1920 г.

«Просвещение трудящимся» — под этим лозунгом Советское правительство приступило к реализации грандиозных планов в области народного просвещения. Обучение стало бесплатным. Возникло много новых школ. За годы гражданской войны число учащихся в начальных и средних школах выросло на 32% по сравнению с дореволюционным временем. Трудящиеся получили доступ в высшие учебные заведения. Для того чтобы облегчить рабочим и крестьянам поступление в высшую школу, были созданы подготовительные учебные заведения — рабочие факультеты (рабфаки). Но это было лишь началом преобразования высшей школы. Для создания новых профессорско-преподавательских кадров, кардинального изменения социального состава студенчества требовалось длительное время.

Одной из важнейших государственных задач Советское правительство признало ликвидацию неграмотности — тяжелого наследия царизма, когда на тысячу человек населения приходилось в среднем всего 319 грамотных, а угнетенные народности окраин были почти целиком неграмотны. 26 декабря 1919 г. был подписан декрет, гласивший, что «все население республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать и писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке — по желанию». В стране открылись тысячи школ грамоты и групп по ликвидации неграмотности. За первые три года Советской власти примерно 7 млн. человек обучились грамоте.

Быстро росла сеть клубов, библиотек. Миллионами экземпляров печатались произведения русских и иностранных писателей, научно-популярные книги. За один год (с мая 1918 по май 1919 г.) Наркомпрос выпустил около 6 млн. экземпляров общедоступных по цене книг классиков русской и иностранной литературы. Создавалась новая, советская литература. Ее лучшими представителями были А. М. Горький, В. В. Маяковский, А. С. Серафимович, Демьян Бедный.

С первых дней Октябрьской революции активно включились в строительство новой жизни передовые ученые А. Н. Бах, Н. Е. Жуковский, Н. Д. Зелинский, И. В. Мичурин, К. А. Тимирязев, К. Э. Циолковский и другие.

Укрепление Советов

Победа Советской власти в борьбе с внутренними и внешними врагами была бы невозможна без диктатуры пролетариата. Говоря о силе свергнутой, но не уничтоженной буржуазии, о силе мелкого производства, рождающего капитализм, Ульянов весной 1920 г. писал: «По всем этим причинам диктатура пролетариата необходима, и победа над буржуазией невозможна без долгой, упорной, отчаянной войны не на живот, а на смерть, — войны, требующей выдержки, дисциплины, твердости, непреклонности и единства воли».

Формой диктатуры пролетариата в России являлись Советы, укрепившиеся в годы гражданской войны. Все более широкие массы вовлекались в дело управления страной. На Украине, в Белоруссии, в автономных республиках Российской Федерации созывались республиканские съезды Советов, в губерниях, уездах и волостях — губернские, уездные и волостные съезды. Происходили перевыборы Советов в городах и селах. В 1919 г. прошло 35, а в 1920 г. — 47 губернских съездов Советов. В 1920 г. состоялось 369 уездных съездов Советов, в которых участвовало свыше 62 тыс. делегатов; среди них крестьяне составляли 65%, рабочие — 16%. В волостных съездах за эти годы приняли участие сотни тысяч человек. На основе накопленного опыта уточнялся порядок выборов в местные Советы, порядок отчетности, разграничивались функции органов власти. VII и VIII съезды Советов посвятили специальные решения вопросам советского строительства. В начале 1920 г. были опубликованы декреты «О сельских Советах» и «О волостных исполнительных комитетах».

Являясь самым демократическим в мире, советский государственный аппарат имел и существенные недостатки. В отдельных его звеньях получил распространение бюрократизм. Сказывалась также нехватка подготовленных организаторских кадров.

Советское государство пресекало какие бы то ни было нарушения революционной законности. Однако, по мере своего укрепления оно ограничивало репрессии по отношению к эксплуататорам. В начале 1920 г., после того как были разгромлены подпольные антисоветские организации и основные силы интервентов и белогвардейцев, Советское правительство дало указание ВЧК о прекращении красного террора и отменило смертную казнь. В постановлении ВЦИК и Совета Народных Комиссаров от 17 января 1920 г. отмечалось, что разгром вооруженных сил контрреволюции дал «возможность отложить в сторону оружие террора».

Национально-государственное строительство. Укрепление союза народов Советской страны

Огромную роль в укреплении Советского государства сыграло сплочение народов многонациональной Советской страны. Среди 140-миллионного населения России нерусские национальности насчитывали около 65 млн. человек. Октябрьская социалистическая революция раскрепостила угнетенные народы бывшей Российской империи, кардинально разрешила национальный вопрос, составлявший одно из острейших противоречий буржуазно-помещичьего строя. Освободившись от векового гнета, народы России проявили кипучую творческую активность. Резко возросло их национальное самосознание. К политической жизни поднялись даже самые отсталые в прошлом массы.

Советское правительство провозгласило и неуклонно проводило в жизнь принцип права наций на самоопределение вплоть до отделения. Возникшие на окраинах бывшей империи независимые советские социалистические и народные советские республики сплотились вокруг РСФСР. Каждый народ защищал свои интересы, но эти интересы были общими для всех народов Советской страны.

Возглавляя борьбу против иностранных интервентов и белогвардейцев, русский пролетариат оказывал народам Украины, Белоруссии, Прибалтики, Закавказья, Северного Кавказа, Средней Азии всестороннюю помощь — военную, экономическую, политическую, культурную. В свою очередь все народы Советской страны самоотверженно сражались на фронтах, создавали партизанские отряды, поднимали восстания против белогвардейских и буржуазно-националистических правителей.

Красная Армия с самого начала строилась как армия многонациональная. В ней было к концу гражданской войны до 40 национальных формирований. Латышские стрелки отличились при взятии Казани, на Южном и других фронтах, при подавлении левоэсеровского мятежа в Москве. Мужество и стойкость в боях проявили эстонские и литовские воинские части. Когда Юденич рвался к Петрограду, в бой вступила прибывшая на помощь питерцам Башкирская дивизия; за проявленное геройство башкирским воинам было вручено знамя Петроградского Совета.

Плакат Н. М. Кочергина.

В Средней Азии и Казахстане широко развернулось формирование воинских частей из казахов, киргизов, узбеков, туркмен, таджиков, ранее не привлекавшихся к отбыванию воинской повинности. Царизм боялся дать оружие угнетенным национальностям. Ныне все они получили возможность с оружием в руках отстаивать свою свободу.

Огромный вклад в общее дело внесли рабочие и крестьяне национальных районов своим трудом. Крестьяне Украины дали большое количество продовольствия для всей Советской страны, шахтеры Донбасса — десятки миллионов пудов угля; на текстильные фабрики поступал хлопок, взращиваемый дехканами Средней Азии; азербайджанские нефтяники добывали нефть.

Годы интервенции и гражданской войны явились важным этапом объединения советских республик. Опыт борьбы с империалистами и белогвардейцами обусловил необходимость создания военного союза республик. Такое предложение выдвинули весной 1919 г. Украинская и Белорусская социалистические советские республики. 1 июня того же года в Москве состоялось расширенное заседание ВЦИК. Для участия в нем приехали представители советских правительств Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии. Выступая на этом заседании, они подчеркивали желание народов своих республик сплотиться вместе с народами РСФСР в военный оборонительный союз, чтобы дать отпор нашествию империалистов. В этот день решением ВЦИК было декретировано создание военного союза советских республик. Постановление ВЦИК предписывало провести объединение военного командования, а также ряда важнейших хозяйственных органов.

С восстановлением в конце апреля 1920 г. Советской власти в Азербайджане к военному союзу советских республик примкнула Азербайджанская Социалистическая Советская Республика. Несколько позднее, в конце 1920 — начале 1921 г., в семью социалистических советских республик вошли Армения и Грузия.

К 1920 г. на территории Средней Азии еще существовали две феодально-деспотические монархии — Хивинское ханство и Бухарский эмират. Под властью хивинского хана и бухарского эмира изнывали сотни тысяч трудящихся узбеков, таджиков, туркмен. Западные империалисты стремились превратить Хиву и Бухару в плацдарм вооруженной борьбы против Советской России. Но и здесь контрреволюция потерпела решительное поражение. В феврале 1920 г. был свергнут хивинский хан, и в апреле того же года съезд народных представителей вынес решение об образовании Хорезмской Народной Советской Республики. Вслед за тем восстали трудящиеся Бухары. К ним на помощь пришли советские войска под командованием М. В. Фрунзе. В сентябре 1920 г. трудящиеся Бухары создали Бухарскую Народную Советскую Республику. Обе республики установили дружественные, братские отношения с РСФСР.

В первые годы после Октябрьской революции нередко еще наблюдались проявления национальной розни. Они составляли питательную среду для буржуазных националистов, развертывавших свою подрывную деятельность в национальных районах страны. Используя вековую ненависть трудящихся к русским колонизаторам — помещикам, капиталистам, кулакам, чиновникам, националисты пытались направить ее против русских рабочих и крестьян. Националисты разжигали также рознь между ранее угнетавшимися народами. Во время своего господства в Закавказье в 1918—1920 гг. буржуазные националисты доводили эту рознь до вооруженной борьбы между азербайджанцами и армянами, между армянами и грузинами и т. д.

В начале 1921 г. на территории бывшей Российской империи существовали шесть советских социалистических республик (Российская Федерация, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Армения, Грузия), две народные советские республики (Бухара и Хорезм) и демократическая Дальневосточная Республика. В составе РСФСР в годы гражданской войны были созданы автономные советские социалистические республики — Туркестанская, Башкирская, татарская, Киргизская (Казахская), Дагестанская, Горская, а также автономные области — Карельская трудовая коммуна, Чувашская, Вотская, Калмыцкая, Марийская, Трудовая коммуна немцев Поволжья.

Завоевания трудящихся закреплялись в конституциях национальных республик. III Всеукраинский съезд Советов в марте 1919 г. принял Конституцию Украинской Социалистической Советской Республики, составленную с учетом опыта советского государственного строительства как на Украине, так и в РСФСР. Конституция закрепила независимость и суверенность УССР, провозгласила единодушную волю украинского народа к объединению с другими советскими республиками, прежде всего с Российской Федерацией. Аналогичную Конституцию Белорусской ССР утвердил I Белорусский съезд Советов в феврале 1919 г. Во всех советских социалистических республиках были осуществлены социально-экономические преобразования, в том числе ликвидация помещичьего землевладения и класса помещиков, национализация банков, промышленности, транспорта и т. д.

Революционные преобразования в различных районах страны имели специфические особенности, и время их проведения было неодинаковым. Так, в Центральной России помещичье землевладение было уничтожено еще в 1917— начале 1918 г., а на Украине, неоднократно оккупировавшейся врагом, этот процесс затянулся до 1920 г. В ряде районов Средней Азии и Казахстана к концу гражданской войны сохраняли еще довольно крепкие позиции феодально-байские элементы, и ликвидация их произошла позднее. Осуществление коренных социально-экономических преобразований в Грузии, Армении, где Советская власть победила лишь в конце 1920 — начале 1921 г., происходило уже после окончания гражданской войны.