;

ОКОНЧАНИЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 ГГ.

Октябрьская социалистическая революция и выход России из империалистической войны оказали огромное влияние на военные планы и операции Антанты и Четверного союза, на состояние тыла воюющих держав и на их внешнюю политику.

1. Воюющие коалиции в начале 1918 г.

Соотношение сил Антанты и Четверного союза в начале 1918 г.

С выходом России из войны Антанта лишилась многомиллионной русской армии, несшей колоссальное военное бремя и оттягивавшей на себя большую часть войск противника. Соединенные Штаты Америки, вступившие в войну весной 1917 г., смогли прислать в Европу значительные воинские контингенты лишь к середине 1918 г. Общее соотношение вооруженных сил в начале 1918 г. складывалось поэтому в пользу германской коалиции: она располагала 295 дивизиями против 274 дивизий Антанты (кроме того, 75 германских и австрийских дивизий оставались на русском фронте), имела превосходство в артиллерии; только в авиации и танках перевес был на стороне Антанты.

Германские и австрийские войска занимали большие территории в Румынии и Франции, оккупировали целиком Бельгию, Сербию, Черногорию и почти всю Албанию. Австро-Венгрия вновь овладела Буковиной и Галицией. Победа австро-германских войск при Капоретто в октябре 1917 г. сделала итальянскую армию небоеспособной на длительное время. Прекращение военных действий на русско-турецком фронте значительно облегчило стратегическое положение Турции.

Однако в экономическом и политическом отношениях германская коалиция находилась в значительно более тяжелых условиях, чем страны Антанты. Три года войны привели Германию на грань голода. Пришло в упадок ее сельское хозяйство: в 1913 г. было собрано 4,4 млн. т пшеницы, 12 млн. т ржи и 52,8 млн. т картофеля, а в 1918 г. — только 2,5 млн. т пшеницы, около 8 млн. т ржи и 29,5 млн. т картофеля. В июне 1918 г. на душу населения выдавалось в неделю 1250 г хлеба-суррогата и 62 г суррогата жиров.

Блокада союзников не давала возможности ввозить недостающее продовольствие. С 1913 по 1918 г. импорт товаров из-за границы уменьшился почти в 10 раз. Сокращение ввоза вызвало также острую нехватку стратегических материалов: цветных металлов, марганца, жидкого горючего, смазочных масел и т. п. Ограбление оккупированных территорий не приводило к значительным результатам из-за сопротивления местного населения.

Боевые качества германской армии сильно понизились по сравнению с начальным периодом войны. Имевшиеся резервы, которыми могла быть пополнена армия, не превышали 100 тыс. человек. Железнодорожный и автомобильный транспорт был крайне изношен; возможности для его восстановления отсутствовали. В армии резко сократилось количество лошадей, в результате чего приходилось спешивать многие кавалерийские части. Недостаток сырья не позволял должным образом обеспечить войска новейшей военной техникой и прежде всего танками и самолетами.

Контакт с революционными русскими солдатами усиливал антивоенные настроения в германской армии. С каждым месяцем увеличивалось число дезертиров. Десятки тысяч их укрывались в нейтральных странах, таких, например, как Голландия (Нидерланды), и еще большее количество — в самой Германии. Многие солдаты на передовой линии уклонялись от участия в боях. Один из главных руководителей германской армии того времени, генерал Людендорф, впоследствии писал в своих воспоминаниях: «Воля к войне имела решающее значение, и она-то и дала отказ».

Союзники Германии переживали еще более глубокий кризис. Экономика Австро-Венгрии была дезорганизована до предела. В стране царил настоящий голод. Министр иностранных дел граф Чернин докладывал императору Карлу в начале 1918 г.: «Мы в продовольственном вопросе стоим непосредственно перед катастрофой. Положение ужасно, и я опасаюсь, что уже слишком поздно предотвратить полный крах, который следует ожидать в ближайшие недели». В ряде мест вспыхивали голодные бунты. Председатель австрийского совета министров Зейдлер писал, что «без помощи извне большое количество населения через несколько недель вымрет». Дезертирство приняло массовый характер.

В Турции также не хватало продовольствия, транспорт был расстроен, финансы дезорганизованы. Правительство не могло снабдить продовольствием даже армию. В ней резко усилились антивоенные настроения, участились случаи неповиновения; к концу войны число дезертиров превысило численность солдат на фронте.

В Болгарии многие предприятия прекратили работу, посевные площади резко сократились, стала реальной угроза голода. В стране ширилось движение против войны и против правительства, шедшего в фарватере политики германского империализма.

В общем обстановка, сложившаяся в Четверном союзе, была такова, что германское верховное командование считало возможным внезапный выход своих союзников из войны.

Англия, Франция и Италия также испытывали продовольственные затруднения, но в значительно меньшей степени, чем страны германского блока. Усилия Германии, пытавшейся в 1917 г. путем неограниченной подводной войны прекратить доставку в Англию и Францию вооружения, сырья и продовольствия из Соединенных Штатов и других стран, потерпели неудачу. Не были исчерпаны и людские резервы Антанты. Важным источником пополнения английской и французской армий были колонии. Кроме того, имея на своей стороне экономические ресурсы Соединенных Штатов и надеясь на прибытие в будущем американских войск, союзное командование могло в случае необходимости более смело бросать в бой свои резервы.

Положение трудящихся

Трудящиеся массы дорогой ценой платили за империалистическую политику правящих кругов. В воюющих странах был установлен режим военной каторги для рабочих. Созданная английским правительством специальная комиссия по расследованию причин волнений в промышленности отмечала в своем официальном отчете: «Рабочие уже три года работают в условиях, до сих пор никогда не существовавших: очень долгий рабочий день, чрезвычайная напряженность труда и огромная быстрота работы. Им отказано во всех возможностях отдыха и восстановления сил. И это происходит именно тогда, когда наблюдаются все более растущая физическая изношенность и усталость. Среди некоторых из них существуют достойная сожаления неуверенность в целях и задачах войны и подозрения насчет их. Теперь этот вопрос для них далеко не так ясен, как это было осенью 1914 г. Нервы рабочих и их близких расшатаны тяжелыми условиями труда, низкой, а в некоторых случаях несправедливой заработной платой, плохими жилищными и бытовыми условиями, горестями, вызванными войной и тяжелыми потерями, чрезвычайно высокими ценами на продукты питания».

Железный крест.
Рисунок Г. Цилле.

Реальная заработная плата трудящихся неуклонно падала. В Германии индекс стоимости жизни, составлявший в 1913 г. 130 единиц, поднялся к 1918 г. до 407 единиц, а индекс общей денежной заработной платы, равный в 1914 г. 132 единицам, достиг к 1918 г. только 292 единиц. Аналогичное положение было и во Франции, где индекс заработной платы в промышленности и сельском хозяйстве поднялся со 117 единица 1914 г. до 219 единиц в 1918 г., а индекс стоимости жизни за то же время вырос со 111 единиц до 264 единиц.

В Англии с июля 1914 г. до июля 1918 г. номинальная заработная плата поднялась на 52—70%, а цены на предметы потребления — на 110—114%. В Соединенных Штатах, совершенно не пострадавших от войны и больше других нажившихся на ней, номинальная заработная плата выросла с 1913 по 1917 г. на 33%, тогда как хлеб вздорожал на 75%, одежда — на 149%.

Война принесла трудящимся разорение и обнищание, а классу капиталистов — обогащение. Прибыли английских монополий за время войны увеличились на 4 млрд. ф. ст. Лейборист А. Гринвуд писал об обогащении английской буржуазии на войне: «По всей стране, но особенно в тех центрах, где население было занято производством военных материалов, вырос, подобно грибам в росистое утро, большой и сильный класс новых богачей. В особенности большие состояния почти без инициативы и усилий приносили судоходство, производство железа, стали и одежды. Уже преуспевавшие становились баснословно богатыми; занимавшие скромное положение — младшие партнеры и во многих случаях предприимчивые и дерзкие молодые клерки, которые весной 1914 г. имели, может быть, несколько сотен фунтов, — вскоре обнаружили, что их богатство возросло в сто раз». Больше других обогатились на войне американские капиталисты. Среднегодовые доходы американских монополий в 1916—1918 гг. были на 4,8 млрд. долл. выше, чем за три года, предшествовавшие мировой войне.

Планы империалистического мира. «14 пунктов» Вильсона

Рост антивоенных настроений народных масс и усиливающееся воздействие революционных событий в России на трудящихся всего мира вызывали большое беспокойство в правящих кругах империалистических держав. Уже первые выступления российского пролетариата против империалистической войны, за мир без аннексий и контрибуций побудили империалистические правительства искать новые способы маскировки своих захватнических планов. Победа Октябрьской социалистической революции, коренным образом изменившая всю международную обстановку, поставила империалистов перед необходимостью сформулировать «мирную» программу, с помощью которой можно было бы ослабить влияние предложений Советского правительства о заключении всеобщего демократического мира.

Наибольшую активность в этом вопросе проявили Соединенные Штаты Америки и Англия. Еще в сентябре 1917 г. президент Соединенных Штатов Вильсон предложил своему советнику, полковнику Хаузу образовать комиссию экспертов для выработки декларации о программе будущего мира. В состав комиссии вошли историки, географы, юристы, экономисты, специалисты по Балканам, Ближнему Востоку, Адриатике, Западной и Восточной Европе. Активное участие в работе комиссии принимал государственныйдепартамент. В ноябре 1917 г. Хауз, находясь в Лондоне, рекомендовал Вильсону немедленно сделать заявление о целях войны «ввиду большевистских мирных предложений» и возрастающих со стороны либеральных и рабочих элементов союзных стран требований обеспечить, чтобы война во имя империалистических целей далее не продолжалась. Одновременно Хауз вел по этому поводу переговоры с английскими государственными деятелями. 5 января 1918 г. премьер-министр Англии Ллойд-Джордж выступил с речью, текст которой предварительно был согласован с лидерами оппозиции в парламенте и с руководством тред-юнионов. Ллойд=Джордж утверждал, что союзники якобы не ведут агрессивной войны, а воюют «в целях самозащиты»; он говорил о необходимости освободить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, создать Польшу в ее этнографических границах; отмечал, что вовсе не помышляет о расчленении Германии и Австро-Венгрии, но рекомендует дать автономию славянам и вернуть Италии земли, населенные итальянцами; предлагал предоставить автономию нетурецким частям Османской империи — Армении, Аравии, Сирии, Палестине, решить на мирной конференции судьбу германских колоний и т. д. В тот же день, 5 января, министр иностранных дел Англии Бальфур телеграфировал Хаузу о выступлении Ллойд-Джорджа и просил, чтобы Вильсон в свою очередь выступил с ответом «на призыв, обращенный большевиками к народам мира».

8 января 1918 г. Вильсон обратился с посланием к конгрессу, перечислив в 14 пунктах предлагаемые им условия мира. Эта декларация и явилась официальной программой американского империализма, призванной прикрыть демократической фразеологией захватнические цели войны. Она содержала высокопарные заявления о том, что отныне дипломатия будет действовать без всяких тайных соглашений, обещала установить гарантии, обеспечивающие сокращение вооружений, урегулировать колониальные споры и т. д. Конкретные предложения, включенные в «14 пунктов» Вильсона, сводились главным образом к следующему.

Предлагалось освободить и восстановить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, вывести германские войска из всех оккупированных ими французских областей и из Румынии, Сербии, Черногории, обеспечить Сербии доступ к морю, восстановить Польшу (однако с сохранением в пределах Германии большей части западных польских земель, захваченных в разное время Пруссией). Австро-Венгрию Вильсон предлагал сохранить в прежнем виде, лишь обязав ее предоставить автономию входящим в ее состав народам; американские империалисты игнорировали интересы славян, добивавшихся не автономии в рамках габсбургской монархии, а образования самостоятельных, суверенных государств.

Вопрос об Османской империи был сформулирован нарочито неясно — с таким расчетом, чтобы сохранить возможность раздела Турции и передачи Палестины, Сирии, Ирака и других территорий, населенных нетурецкими народами, под господство империалистических держав. Черноморские проливы — Дарданеллы и Босфор — предлагалось открыть не только для торговых, но и для военных судов всех стран, что облегчило бы вторжение войск Антанты в Советскую Россию с юга.

Вильсон требовал абсолютной свободы торгового мореплавания в мирное и военное время и уничтожения всяких препятствий для международной торговли, что в действительности имело целью удовлетворение претензий американских монополистов на захват мировых рынков.

Пункт 6 был посвящен урегулированию «русского вопроса». Он предусматривал «очищение всей занятой русской территории и разрешение вопросов, затрагивающих Россию, способствующее наилучшему и свободнейшему сотрудничеству других наций мира, с целью помочь России использовать беспрепятственно и без затруднений благоприятные возможности для независимого разрешения вопроса ее собственного политического развития и национальной политики и для гарантирования ей искреннего радушного приема в содружество свободных наций при условии установления ею формы правления по собственному выбору». Этот пункт, предварительно согласованный с бывшим русским послом в Вашингтоне Бахметевым, одним из активных деятелей контрреволюции, был фактически направлен на реставрацию буржуазного строя в России.

Считаясь с симпатиями народных масс по отношению к Советской России, а также надеясь побудить Советское правительство к продолжению войны против австро-германского блока, Вильсон тогда не выразил открыто свою враждебность к Советскому государству. Позднее, в конце октября 1918 г., утвержденный Вильсоном секретный «Комментарий» к «14 пунктам» уже прямо предусматривал уничтожение Советской власти и расчленение России. В «Комментарии» указывалось, что так как независимость Польши уже признана, то нечего говорить о единой России; на ее территории должны образоваться отдельные государства — Латвия, Литва, Украина и др.; Кавказ рассматривался «как часть проблемы Турецкой империи»; предлагалось также предоставить одной из стран-победительниц мандат для управления Средней Азией на основе протектората. При этом будущая мирная конференция должна была обратиться к «Великороссии и Сибири» с предложением «создать правительство, достаточно представительное, чтобы выступать от имени этих территорий», и такому правительству «Соединенные Штаты и их союзники окажут всяческую помощь».

В «14 пунктах» содержалось и предложение о создании Лиги наций — международного органа, который по замыслу американских правящих кругов мог бы явиться своего рода «Священным союзом» во главе с Соединенными Штатами для борьбы против Советского государства, революционного движения в капиталистических странах и национально-освободительных движений в колониях и полуколониях.

В целом «14 пунктов» Вильсона представляли собой довольно ловко замаскированную демократическими фразами экспансионистскую программу, рассчитанную на то, чтобы оправдать продолжение империалистической войны и парализовать выступления Советского правительства за подлинно демократический мир.

2. Подъем революционного движения в капиталистических странах.

Тяжелые бедствия, которые обрушила на народные массы империалистическая война, усилили революционные настроения в воюющих странах. Под влиянием Октябрьской революции народные движения против империалистической войны стали перерастать в борьбу за свержение империалистических правительств. В ряде стран возник революционный кризис.

Революция в Финляндии

Одним из первых выступлений пролетариата, последовавших непосредственно за Октябрьской революцией, была революция в Финляндии. Здесь уже сразу после свержения царского самодержавия начался подъем стачечного движения, охватившего город и деревню. Промышленный пролетариат требовал 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, улучшения продовольственного снабжения. Забастовки сельскохозяйственных рабочих проходили под лозунгами увеличения заработной платы и сокращения рабочего дня. Разорявшиеся мелкие арендаторы — торпари — отказывались работать на землевладельцев и вносить арендную плату.

Однако трудящиеся Финляндии не имели революционного руководства. Даже левое крыло Социал-демократической партии не было тогда готово возглавить революционную борьбу. Правые социал-демократы, вошедшие в состав буржуазного правительства, ничего не сделали для действительного облегчения положения народных масс. Правда, в апреле 1917 г. рабочим удалось добиться фактического введения 8-часового рабочего дня на предприятиях, а в июле сейм по предложению социал-демократов вотировал законы о 8-часовом рабочем дне, демократизации местного самоуправления и объявил себя носителем верховной власти в стране. Однако правительство Керенского отказалось утвердить эти законы и разогнало сейм.

Железный крест.
Рисунок Г. Цилле.

Финская буржуазия больше всего опасалась развития пролетарского революционного движения. Готовясь к его подавлению, она стала укреплять свои вооруженные отряды — шюцкор, созданный весной 1917 г. для борьбы с забастовками. В ряде мест шюцкоровцы устроили кровавые расправы над бастующими рабочими. В ответ рабочие приступили, как это было и в 1905 г., к созданию отрядов Красной гвардии.

Победа Октябрьской социалистической революции воодушевила рабочий класс Финляндии. 13 ноября 1917 г. в стране началась всеобщая забастовка. Отряды рабочих заняли многие железнодорожные станции, телефон, телеграф, арестовали наиболее активных реакционеров. Революционные действия рабочего класса вынудили сейм снова принять законы, которые были в июле отклонены правительством Керенского, но дальше этого он не пошел. Требования трудящихся о борьбе с голодом и безработицей, о социальном страховании и другие остались неудовлетворенными.

Красная гвардия требовала взятия власти пролетариатом. Но в Центральном революционном совете, руководившем забастовкой, сторонники взятия власти оказались в меньшинстве, и совет, рассчитывая, что напуганная выступлением рабочих буржуазия добровольно согласится на создание социал-демократического правительства, 19 ноября прекратил забастовку.

Дальнейший ход событий показал необоснованность этих расчетов. В конце ноября буржуазное большинство сейма поручило образование правительства реакционному деятелю Свинхувуду. Правительство Свинхувуда сразу же обратилось к Германии с просьбой прислать войска для подавления революционного движения. Германия и до этого тайно поставляла оружие шюцкоровцам.

6 декабря сейм декларировал независимость Финляндии. 31 декабря Советское правительство признало Финляндию независимым, суверенным государством.

Группа финских красногвардейцев.
Фотография. 1918 г.

Между тем в стране быстро назревал революционный кризис. Резко обострилось продовольственное положение. Народные массы голодали, были случаи голодной смерти. Буржуазия прятала продовольствие. Обыски, произведенные Красной гвардией в Выборге, обнаружили в буржуазных домах большие запасы продуктов питания. Правительство, усугубляя трудности, вывозило продовольствие на север Финляндии, где создавало базу для готовившейся войны против рабочего класса.

12 января 1918 г. буржуазное большинство сейма предоставило Свинхувуду фактически диктаторские полномочия. Шюцкор был взят на государственное содержание. Участились нападения шюцкоровцев на рабочих. Отряды шюцкора стали стекаться в среднюю и северную части страны, куда тайно выехали бывший царский генерал Маннергейм, назначенный главнокомандующим вооруженными силами буржуазии, и часть членов правительства.

В такой обстановке вечером 27 января 1918 г. в Финляндии началась революция. Красная гвардия заняла в Хельсинки правительственные учреждения, банки. На следующий день, 28 января, было создано революционное правительство — Совет народных уполномоченных. В него вошли О. Куусинен, Ю. Сирола, А. Тайми и другие. Совет народных уполномоченных послал приветствие Советскому правительству России и Совету рабочих и солдатских депутатов Эстонии. Руководство Социал-демократической партии Финляндии обратилось к международному пролетариату с воззванием, которое заканчивалось призывом к социалистической революции.

Революция быстро победила в Южной Финляндии с ее промышленными центрами и организованным рабочим классом. Здесь возникали новые, революционные государственные органы власти. Но более обширная северная часть страны, где большинство населения составляли крестьяне и была сильна кулацкая прослойка, осталась под властью буржуазии и явилась базой контрреволюции.

Революционное правительство немедленно объявило арендуемую торпарями землю их собственностью, чем сразу привлекло их на сторону революции. Оно повысило налогообложение богатых, освободило от налогов беднейшие слои населения, упразднило сбор в пользу церкви, обязало предпринимателей уплатить рабочим заработную плату за время стачек. Однако революционное правительство не выдвинуло лозунгов социалистической революции. В разработанном им проекте конституции оно предлагало установить не диктатуру пролетариата, а некую «чистую» демократию, при которой должна была сохраниться частная собственность на средства производства и на землю. Такая перспектива ослабляла революционный порыв пролетариата. По отношению к классовым врагам проявлялась неоправданная снисходительность. Отсутствовал орган для борьбы с активно выступавшей контрреволюцией. Трудовая повинность для буржуазии почти не проводилась в жизнь. Частные банки и вклады богачей не были экспроприированы. Впрочем, нередко случалось, что логика ожесточенной классовой борьбы побуждала Совет народных уполномоченных действовать революционнее своей программы и выступать в качестве органа диктатуры пролетариата. Буржуазия была фактически лишена политических прав, ее газеты закрыты, организации распущены. Предприятия и имения в случае саботажа или бегства хозяев передавались в распоряжение трудящихся. Финляндский банк был национализирован.

Тем временем обосновавшиеся в северных районах контрреволюционеры открыли военные действия против революционного правительства. Развернувшаяся активная буржуазная пропаганда утверждала, что белофинны ведут борьбу за «освобождение» Финляндии, а «красные» будто бы хотят подчинить Финляндию России и отобрать у крестьян землю. Буржуазии удалось настроить крестьян против революции и, введя воинскую повинность, вовлечь их в контрреволюционную белую армию. Эта армия была хорошо вооружена и располагала квалифицированным командным составом. На помощь белофиннам прибыло около 2 тыс. финских солдат из егерского батальона, сформированного в Германии для участия в войне против России, и около 1,5 тыс. вооруженных «добровольцев» из Швеции.

Рабочий класс гораздо слабее подготовился к вооруженной борьбе. Не хватало оружия, не было обученного командного состава, организованной разведки, резервов. К тому же революционное правительство упустило военную инициативу. Но рабочие были полны решимости бороться. Тысячи добровольцев вступали в Красную гвардию. Она выросла до 80 тыс. человек и противостояла белой армии на фронте, пересекавшем всю страну от Ботнического залива до Ладожского озера.

Трудящиеся Советской России с сочувствием следили за героической борьбой финских революционеров. В приветствии революционным рабочим Финляндии Советское правительство выражало надежду, что они доведут борьбу до победоносного конца, и обещало поддержку. Советская Россия тогда сама находилась в исключительно тяжелом положении, но, выполняя свой интернациональный долг, помогала революционной Финляндии оружием, делилась с ней продовольствием. Русские добровольцы сражались в рядах финской Красной гвардии. 1 марта 1918 г. между РСФСР и Финляндской Республикой был заключен договор об укреплении дружбы и братства.

Хельсинки (Гельсингфорс) после артиллерийского обстрела войсками фон дер Гольца.
Фотография. 1918 г.

За два месяца боев белым удалось добиться некоторых территориальных успехов, но юг с важнейшими промышленными городами оставался в руках Красной гвардии. Стремясь получить иностранную помощь, буржуазия была готова пожертвовать независимостью страны. 7 марта 1918 г. белофинны заключили с Германией мирный договор, соглашение о торговле и мореплавании, а также секретное военное соглашение, обязавшись не договариваться без ее санкции с соседними государствами о территориальных изменениях, предоставить Германии военные базы, задерживать суда антигерманской коалиции, допустить германский капитал на равных правах с финским к эксплуатации ресурсов Финляндии. 20 марта Маннергейм обратился к германскому правительству с просьбой о скорейшей присылке немецких войск, указывая, что «промедление будет иметь роковые последствия».

3 апреля немцы высадили в Ханко 12-тысячную «балтийскую дивизию» под командованием генерала фон дер Гольца, а немного позже у Ловисы — другой многотысячный отряд. Появление в тылу Красной гвардии опытных и хорошо вооруженных немецких войск, поддерживаемых военными кораблями и авиацией, резко изменило соотношение сил в пользу контрреволюции. Уже через несколько дней контрреволюционеры овладели городом Тампере. 13 апреля немцы захватили героически сопротивлявшуюся столицу страны — Хельсинки. По договоренности с немецкими интервентами правые социал-демократы (Таннер и др.) опубликовали воззвание, в котором клеветали на финляндскую революцию и Советскую Россию, доказывали бесполезность дальнейшей борьбы и призывали рабочих сложить оружие.

Революционное правительство переехало в Выборг. Продолжая героическое сопротивление, отряды Красной гвардии отходили на восток. 29 апреля пал Выборг, а в первых числах мая потерпели поражение и остальные части Красной гвардии. Несколько тысяч революционных рабочих пробились в Советскую Россию.

Главными причинами поражения революции в Финляндии являлись непоследовательность и нерешительность левого крыла Социал-демократической партии, предательская политика таннеровцев, отсутствие прочного союза рабочего класса с крестьянством, которое буржуазии удалось обмануть националистическими лозунгами, в особенности же военная помощь финской контрреволюции со стороны Германии.

Тем не менее революция имела большое значение. Она была первой после Октября пролетарской революцией. Несмотря на то что у революционного правительства отсутствовала ясная социалистическая программа, оно на практике осуществляло не только общедемократические, но и некоторые социалистические мероприятия. В дальнейшем революционный опыт помог передовым рабочим освободиться от социал-демократических пережитков и основать в августе 1918 г. на базе левого крыла Социал-демократической партии Коммунистическую партию Финляндии.

После поражения революции финская буржуазия установила в стране режим белого террора. Около 90 тыс. человек, в том числе тысячи женщин, были арестованы; из них более 30 тыс. были расстреляны, замучены или погибли в тюрьмах от голода и болезней, десятки тысяч приговорены к длительному тюремному заключению, сосланы на каторгу. Социальные завоевания рабочего класса были ликвидированы.

Немецкий генерал фон дер Гольц фактически обладал высшей властью в стране. Финляндия была объявлена монархией во главе с немецким принцем Фридрихом Карлом Гессенским, зятем Вильгельма II. Только разгром Германии в мировой войне и германская Ноябрьская революция заставили финскую буржуазию отказаться от своих монархических проектов. В 1919 г. сейм принял республиканскую конституцию.

Обострение революционной ситуации в странах германской коалиции

Победа Октябрьской революции получила отзвук в странах Четверного союза. Во второй половине ноября 1917 г. по всей Германии прошли многолюдные митинги и собрания, на которых рабочие заявляли о присоединении к советским принципам мира и требовали их осуществления. Во многих промышленных центрах начались забастовки. В демонстрациях в Берлине, Эссене, Золингене, Бремене, Гамбурге, Хемнице, Майнце и других городах участвовало более миллиона рабочих. Здания, в которых происходили митинги, были переполнены. Орган Социал-демократической партии «Форвертс» («Вперед») вынужден был констатировать, что «рабочие Германии без различия социалистического направления приветствуют предложения русских и готовы решительно поддержать их».

Листовка группы «Спартак».
Декабрь 1917 г.

Собрания и демонстрации, все более революционные, следовали одно за другим. На них принимались резолюции, содержавшие заявления о солидарности с русской революцией и о готовности германских рабочих поддержать ее.

В воскресенье 25 ноября на площадях Берлина состоялись новые народные демонстрации за мир. Демонстранты требовали освобождения Карла Либкнехта, находившегося в заключении с 1916 г. Несмотря на аресты и избиение участников демонстраций полицией, организованное шествие проследовало по улицам столицы.

В нелегальной листовке, изданной в декабре 1917 г., группа «Спартак» — революционная организация, объединявшая германских левых социал-демократов, — призывала немецких рабочих следовать примеру российского пролетариата и подняться на борьбу за мир, свободу и хлеб. В листовке провозглашались лозунги: «Долой войну!», «Долой правительство!», «Да здравствует социализм!».

Бурные выступления рабочих вызвали тревогу в правящих кругах. Полицейские арестовывали всех, кто раздавал или читал революционные листовки. Военные власти объявили, что будут преследоваться всякие попытки созвать «мятежные собрания», а их участники и распространители листовок будут рассматриваться как изменники.

Правые лидеры социал-демократии сразу же захватили руководство движением и содействовали подавлению первой волны стачек. Вскоре, однако, под влиянием агитации «Спартака» началось еще более сильное стачечное движение. Крупная забастовка вспыхнула 28 января 1918 г. в Берлине. Прекратили работу важнейшие военные заводы. Между бастующими и полицией происходили кровавые столкновения. В городе появились баррикады. На предприятиях были избраны Советы рабочих депутатов. Их представители, собравшись в Доме профсоюзов, предъявили правительству требование заключить мир на основе самоопределения народов, без аннексий и контрибуций, как это предложила советская мирная делегация, и привлечь делегатов от рабочих всех стран к мирным переговорам. Массовые стачки произошли в это время также в Кельне, Мюнхене, Гамбурге, Эссене и других городах.

Антивоенная листовка
австрийских леворадикалов..

Январь 1918 г.

Проникшие в стачечные комитеты правые лидеры Социал-демократической партии и руководители профессиональных союзов призывали прекратить стачки. Опираясь на их поддержку, правительство перешло в наступление против рабочих. Командующий войсками Берлинского военного округа издал приказ о введении «усиленного осадного положения в Берлине и всех его окрестностях и пригородах» и потребовал от бастующих немедленно приступить к работе. Крайним сроком было назначено 4 февраля. Ко всем неподчинившимся приказу командующий грозил применить законы военного времени. Города, охваченные стачками, были наводнены войсками, тысячи рабочих брошены в тюрьмы. Военные суды выносили суровые приговоры. Так суровыми репрессиями и с помощью правых социал-демократов правящие круги подавили стачечное движение.

Под влиянием Октября бурные события развернулись и в Австро-Венгрии. В Вене 11 ноября 1917 г. состоялись многолюдные митинги и демонстрации, участники которых приветствовали рабочих и солдат Петрограда, вырвавших власть из рук буржуазии, и Советское правительство, предложившее всем воюющим странам заключить мир без аннексий и контрибуций. Они требовали, чтобы австро-венгерское правительство немедленно открыло переговоры со всеми воюющими странами на основе русских предложений, заявляли о своей готовности бороться за скорый демократический мир.

Митинги и демонстрации состоялись также в Линце, Граце, Винер-Нейштадте, Зальцбурге, Нейнкирхене и десятках других городов Австрии. Восторженный отклик встречало каждое упоминание ораторов о Советской России, о советских предложениях мира. Революционные настроения масс были столь сильны, что Центральное правление Социал-демократической партии Австрии, руководимое оппортунистами, было вынуждено послать Всероссийскому съезду Советов приветственную телеграмму, в которой сообщалось о согласии с советскими мирными предложениями и о мощных демонстрациях рабочих в Вене, требующих немедленного заключения перемирия.

В поддержку советских мирных предложений выступили трудящиеся Будапешта. Такой грандиозной демонстрации столица Венгрии еще не видела. Среди демонстрантов было много рабочих из пригородов. 800 горняков, например, прошли 20 км, чтобы принять участие в демонстрации.

Призыв группы революционных социалистов
Венгрии следовать примеру большевиков.

Листовка. Ноябрь 1917 г.

Благодаря подъему массового рабочего движения укрепилось образовавшееся во время войны левое крыло австрийской социал-демократии, так называемые леворадикальные социал-демократы. Леворадикалы объединяли в своих рядах лучшую, наиболее революционную часть рабочего класса. Они созывали нелегальные собрания, распространяли листовки, создавали комитеты действия для руководства стачечной борьбой, а в конце декабря 1917 г. организовали подпольный «Рабоче-солдатский Совет». В листовке, изданной в январе 1918 г., говорилось: «Русский народ и русская революция показали нам, как добиться мира. Русский народ научил нас, что надо делать для того, чтобы добиться прав и свободы». Однако леворадикалы не решались организационно порвать с Социал-демократической партией.

Непрерывно нараставшее в Австро-Венгрии движение против войны вылилось в январе 1918 г. во всеобщую стачку. Утром 14 января забастовали рабочие военных заводов промышленного района Винер-Нейштадт, на следующий день к ним стали присоединяться рабочие Вены, 16 января стачка охватила все промышленные районы Австрии. Бастовало около 700 тыс. человек. Бастующие выражали свое возмущение империалистическими требованиями германской и австро-венгерской делегаций на мирной конференции в Брест-Литовске и настаивали на немедленном заключении мира.

16 января в Винер-Нейштадте был создан первый рабочий Совет, а 18 января возникли Советы и в Вене. Правые лидеры австрийской социал-демократии, напуганные размахом революционного движения, попытались ввести его в русло только экономических требований. Пользуясь слабостью леворадикалов, они возглавили Венский Совет и превратили его в Центральный Совет Австрии, который стал решать вопросы, затрагивавшие интересы рабочих во всей стране.

18 января у председателя Совета министров Австрии состоялось совещание с руководителями Социал-демократической партии В. Адлером, К. Зейцем и К. Реннером. Последние обещали добиться прекращения стачек, но просили, чтобы правительство не выдвигало в Бресте аннексионистских требований и провело некоторые реформы. Правительство согласилось учесть эту просьбу, лишь бы прекратить забастовки и демонстрации.

В ночь на 20 января Венский Совет, заслушав сообщение лидеров социал-демократии о переговорах с правительством, постановил с 21 января возобновить работу на всех заводах страны. Мнения других Советов не запрашивали. 21 и 22 января газеты опубликовали призыв руководства социал-демократии и профессиональных союзов к рабочим прекратить стачки и воздержаться от демонстраций. Многие заводы не подчинились решению, и забастовки продолжались до 25 января. Но действия оппортунистов дезорганизовали рабочий класс. В то же время правительство прибегло к полицейскому террору. Всеобщая стачка была подавлена.

18 января забастовали фабрично-заводские рабочие в Будапеште и некоторых других промышленных центрах Венгрии. Стачка закончилась лишь после того, как правительство дало обещание выполнить требования рабочих об улучшении продовольственного положения.

Революционные выступления рабочих оказали влияние на солдат. 1 февраля 1918 г. началось восстание моряков австро-венгерской эскадры в порту Котор (Каттаро) на Адриатическом море. Оно охватило более 6 тыс. матросов на 40 боевых кораблях. Восставшие, возглавляемые Советом матросских депутатов, требовали немедленных переговоров о всеобщем мире без аннексий и контрибуций, предоставления народам Австро-Венгрии права на самоопределение, образования демократических правительств в Австрии и Венгрии. С помощью германских войск и экипажей подводных лодок австро-венгерское командование подавило восстание; сотни матросов были преданы военно-полевому суду, четыре руководителя восставших расстреляны. Палачом которского восстания был адмирал Хорти, будущий фашистский диктатор Венгрии.

Октябрьскую революцию горячо приветствовали трудящиеся Болгарии. Орган Болгарской рабочей социал-демократической партии (тесняков) газета «Работнически вестник» писала: «С 7 ноября великая русская республика пошла по новому, ясному, строго определенному пути. Это путь мира и освобождения народов от ужасных испытаний, которым они подвержены вот уже более трех лет. Русский революционный пролетариат... приблизил конец страшной, опустошительной всеобщей войны и взял на себя незабываемую историческую миссию спасителя человечества от полного самоистребления. Мы горячо приветствуем тебя, русский пролетариат, стража мира, свободы и братства народов».

10 ноября 1917 г. в печати тесняков был опубликован советский Декрет о мире. Вслед за тем на заседании Народного собрания (болгарский парламент) Д. Благоев от имени тесняков выдвинул требование рассмотреть Декрет о мире, но его предложение было отклонено. В ответ Центральный Комитет партии тесняков постановил созвать в Софии митинг. 2 декабря по призыву тесняков около Народного дома собралось более 10 тыс. трудящихся. Выступившие на митинге Д. Благоев, Г. Димитров и X. Кабакчиев рассказали о значении социалистической революции в России и призвали трудящихся к ее поддержке. В резолюции, принятой митингом, говорилось: «Собрание, убежденное в том, что оно выражает желание пролетариата и громадной, подавляющей части болгарского народа, посылает братский привет русскому пролетариату и заявляет, что болгарские рабочие и работницы считают дело русского пролетариата своим собственным делом и готовы приложить все усилия для его полного торжества».

Трудящиеся Софии требовали от Народного собрания принять советское предложение мира, восстановить в стране конституцию, отменить военное положение и вести мирные переговоры под контролем народа. Благоев заявил 3 декабря в Народном собрании, что весь болгарский народ «полностью принимает и поддерживает программу мира русского рабоче-крестьянского правительства...».

По решению Центрального Комитета партии тесняков резолюция софийского митинга от 2 декабря была отпечатана в виде листовки под названием «Русская революция и мир» и распространена по всей стране. Через солдат-отпускников она попала на фронт. Всюду резолюция получала полную поддержку народа. Помимо Софии, тесняки организовали массовые митинги в Сливене, Стара-Загоре и других городах. В конце 1917 г. состоялись массовые демонстрации женщин. Бурные рабочие демонстрации происходили также весной и летом 1918 г.

Тесняки развернули огромную работу в воинских частях. Под руководством Г. Димитрова солдаты-тесняки провели в прифронтовой полосе (в Западной Фракии) нелегальное совещание. С докладом о всемирно-историческом значении Октябрьской социалистической революции и задачах партии тесняков выступил Г. Димитров. Собрание приняло решение об усилении работы в армии.

Зимой и весной 1918 г. в ряде воинских частей вспыхнули восстания. 24 руководителя восстаний были преданы суду, и только массовые протесты, организованные тесняками, спасли их от расстрела; триста рядовых солдат были отправлены в штрафные роты. По неполным данным, за февраль — март 1918 г. подверглись наказанию 40 тыс. военнослужащих, в том числе 800 офицеров. Многие солдаты покидали армию и с оружием в руках уходили в тыл. В нескольких полках возникли солдатские комитеты.

Нарастание революционного движения в лагере Антанты

В странах Антанты революционное движение развивалось несколько иначе, чем в Центральной Европе, так как они относительно меньше пострадали от войны. Но и здесь борьба трудящихся приобрела невиданный ранее размах. В ноябре—декабре 1917 г. под влиянием Октябрьской революции произошли мощные демонстрации и массовые стачки рабочих в Париже, Лионе и других городах Франции. Стачечное движение распространилось и на военные заводы. Премьер-министр Жорж Клемансо, сформировавший в середине ноября свой кабинет, потребовал от Всеобщей конфедерации труда, возглавлявшейся реформистом Жуо, прекращения стачек, угрожая «наводнить Париж войсками и возложить ответственность на Конфедерацию труда». Клемансо говорил: «Я веду войну, войну на фронте и войну в тылу». «Война в тылу» выразилась в арестах, штрафах, высылках, отправке рабочих на фронт.

Несмотря на репрессии правительства и вопреки противодействию правых лидеров Социалистической партии и профессиональных союзов, французский пролетариат выступил в поддержку советских предложений мира. В декабре профсоюзная конференция в Клермон-Ферране приняла резолюцию, в которой осудила тайную дипломатию и потребовала от правительства опубликования условий всеобщего прочного и справедливого мира. Конференция высказалась в пользу мира без аннексий и контрибуций, на основе принципа самоопределения народов.

В начале 1918 г. по всей Франции происходили демонстрации и стачки солидарности с условиями мира, выдвинутыми Советской Россией. В бассейне Луары бастовало более 150 тыс. металлистов и горняков. В Лионе состоялась трехдневная всеобщая забастовка, сопровождавшаяся митингами и демонстрациями. Бастовали также рабочие авиационных мастерских в Париже, оружейных заводов в Клиши, сталелитейщики в Изберге, металлурги в Деказвиле, Тарне, Невере. Стачки охватили все промышленные районы страны. Собравшийся в мае 1918 г. в Сент-Этьене Национальный конгресс профсоюзного меньшинства призвал рабочих к всеобщей стачке. По призыву конгресса в Париже забастовали 400 тыс. рабочих, к ним присоединились 180 тыс. рабочих бассейна Луары, а также рабочие Буржа, Вьенна, Лиона, Руана, Марселя, Гавра, Невера, Шосси и других городов.

Правительству удалось подавить забастовки. Однако они не прошли бесследно. В рабочей среде усилилось влияние революционного меньшинства. Французские интернационалисты ставили своей задачей поддержку большевиков и их инициативы в борьбе за мир; они выпускали подпольные издания и держали рабочих в курсе событий, происходивших в Советской России. В ходе классовой борьбы зрели революционные группы, все ближе подходившие по своим политическим убеждениям к позициям большевиков. К этим группам постепенно примыкали видные представители прогрессивной интеллигенции — Анри Барбюс, Поль Вайян-Кутюрье, Раймон Лефевр и другие.

В Англии также развернулось массовое рабочее движение. Несмотря на то что умудренная богатым политическим опытом английская буржуазия сразу же после Октябрьской революции сочла необходимым сделать рабочему классу некоторые уступки (повышение заработной платы рабочих военной промышленности, демагогические декларации правительства о якобы справедливых целях войны), рост классового сознания пролетариата шел быстрыми темпами.

В январе 1918 г. конференция представителей шоп-стюардов (фабрично-заводских старост) Англии и Шотландии потребовала от правительства обсудить условия мира. Собравшиеся в Глазго секретари тред-юнионов и шоп-стюарды выдвинули такое же требование и высказались против закона о мобилизации рабочих на фронт. На митингах и демонстрациях в Глазго была принята резолюция с призывом бороться «за свержение капиталистического строя и создание социалистической республики». В Лондоне собрание, представителей союза механиков потребовало немедленного заключения перемирия на всех фронтах и обращения к Центральным державам с предложением заключить мир без аннексий и контрибуций. Аналогичные резолюции принимались и в других городах.

Усиливалось стачечное движение. Бастовали машиностроители Ковентри, Бирмингема, рабочие хлопчатобумажных предприятий Ланкашира, железнодорожники Северной Англии, а затем Южного Уэльса и Лондона.

Революционные настроения распространялись и в военно-морском флоте. На некоторых кораблях возникли матросские комитеты, начавшие подготовку к всеобщей стачке военных моряков.

Массовое революционное движение содействовало росту левых течений в Британской социалистической партии, в Социалистической рабочей партии, в комитетах шоп-стюардов и в других симпатизировавших идеям коммунизма группах и комитетах.

Под давлением нараставшего революционного движения правительство Ллойд-Джорджа вынуждено было осуществить ряд демократических реформ; из них наиболее значительной была избирательная реформа. Закон, принятый в феврале 1918 г., впервые в истории Англии предоставил избирательные права женщинам. Хотя избирательные права распространялись на женщин старше 30 лет (мужчины имели право голоса с 21 года), новый закон имел большое значение — он увеличил число избирателей примерно с 8 до 21 млн. человек.

Подъем рабочего движения наблюдался также в Соединенных Штатах Америки. Русская революция произвела глубокое впечатление на американских рабочих. Уильям Фостер впоследствии писал, что «несмотря на свою политическую отсталость и неспособность полностью оценить значение этих событий, американские рабочие чутьем понимали, что случилось нечто из ряда вон выходящее, чрезвычайно важное и для их собственной судьбы». Во многих городах состоялись митинги солидарности с Советской страной. В них участвовали рабочие, прогрессивная интеллигенция. В начале 1918 г. на митинге в г. Сиэтле была принята резолюция, в которой говорилось: «Восторженно приветствуем славный русский пролетариат, который первым одержал победу над капиталом, первым осуществил диктатуру пролетариата, первым ввел и осуществил контроль пролетариата в промышленности... Уверяем русских борцов за свободу, что мы им горячо сочувствуем, готовы им помочь, и просим верить нам, что недалеко время, когда мы сумеем на деле доказать нашу пролетарскую солидарность». На митингах производились сборы средств в пользу Советской России. Эти выступления сочетались с усилившейся стачечной борьбой, в особенности среди железнодорожников, металлистов, текстильщиков, строителей. В 1918 г. число стачечников превысило уровень 1917 г. Рабочие требовали повышения заработной платы и прекращения войны.

Таким образом, и в странах Антанты и в странах германской коалиции под влиянием Октябрьской революции усиливалось антивоенное движение, в борьбу включались широкие массы трудящихся. Революционная ситуация в Европе, назревшая в ходе войны, все больше обострялась. Это оказывало сильнейшее воздействие на военное положение и военные планы обеих коалиций.

3. Военное поражение Германии и ее союзников.

Военные планы сторон на 1918 г.

Германское командование, планируя кампанию 1918 г., отдавало себе отчет в том, что соотношение вооруженных сил в Европе должно к середине года, после прибытия американских войск, резко измениться в пользу Антанты. Вместе с тем усталость германского народа от войны, рост революционных настроений в Германии и в союзных ей странах исключали возможность ведения войны в течение длительного срока. «Обстановка у нас и у наших союзников, — пишет в своих воспоминаниях генерал Людендорф, — как и условия, в которых находились войска, требовали наступления, которое бы привело к скорейшему решению». Поэтому германское командование в начале февраля, хотя мир еще не был подписан ни с Россией, ни с Румынией, приняло решение начать наступление на западноевропейском театре военных действий.

Германский план наступления предусматривал удар по английским войскам на фронте между Аррасом и Ла-Фером с целью разъединить английские и французские войска и отбросить англичан к Ла-Маншу. Наступление было назначено на 21 марта.

Державы Антанты в своих планах не предусматривали окончания войны в 1918 г. Военные эксперты Антанты полагали, что и в этом году, несмотря на ожидавшееся прибытие американских войск, не удастся создать на фронте решающий перевес сил, который позволил бы рассчитывать на окончательную победу. Этот вывод проистекал из некоторой переоценки сил германской коалиции, а также из опасений революционных выступлений в странах Антанты в случае крупных неудач на фронте. На 1918 г. военные эксперты планировали оборонительные действия в сочетании с нанесением контрударов, а генеральное наступление предлагали отложить до 1919 г. Лишь на турецких фронтах предлагалось нанести уже в 1918 г. ряд ударов, чтобы разгромить Турцию и вывести ее из войны. При этом имелось в виду, что выход Турции из войны даст союзникам возможность оказать широкую поддержку враждебным Советской власти силам на юге России.

Предложения экспертов были утверждены на заседании Верховного военного совета Антанты 30 января — 2 февраля 1918 г. с поправкой относительно Турции: было решено, что англичане могут вести активные военные действия против турецкой армии, но свои основные силы все страны Антанты, в том числе Англия, должны сосредоточить против Германии. На таком решении настояло французское правительство, хотя Англия пыталась переложить тяжесть военных действий в Европе на своих союзников, чтобы тем временем захватить новые территории на Ближнем Востоке. Англия вообще не была склонна нести большие жертвы в войне с Германией, так как хотела сохранить в своем распоряжении достаточные вооруженные силы, которые, как писал Ллойд-Джордж в октябре 1917 г. королю, «заставили бы прислушиваться к ее голосу и считаться с ее волей в момент принятия быстрых решений Советом мира».

В конце 1917 — начале 1918 г. активные военные действия велись только в Палестине. Английские войска прорвали в ноябре 1917 г. турецкий фронт, проходивший по линии Газа — Беершеба, и 7 ноября заняли Газу, 16 ноября — Яффу и 9 декабря — Иерусалим. После взятия в начале 1918 г. Иерихона (Эриха) все опорные пункты Палестины оказались в руках англичан. Попытки турецкой армии вернуть обратно Иерусалим не имели успеха. В начале 1918 г. военные действия на этом фронте временно прекратились из-за наступившего периода дождей.

Немецкое наступление на Западном фронте в марте—июле 1918 г.

К середине марта 1918 г. германское командование сосредоточило на Западном фронте 13 армий, в состав которых входили 193 пехотные дивизии с 15 700 орудиями и 2800 самолетами; из этого числа 85 дивизий находились в резерве. Войсками командовали начальник штаба вооруженных сил Гинденбург и его ближайший помощник, генерал-квартирмейстер Людендорф.

Противостоявшие немцам войска Антанты имели 171 пехотную и 9 кавалерийских дивизий, 15 439 орудий, 3784 самолета и 893 танка. При этом 112 пехотных дивизий занимали фронт, а 59 пехотных и все кавалерийские дивизии находились в резерве. Французской армией командовал генерал Петэн, английской — фельдмаршал Хейг, бельгийской — король Альберт.

Немецкое наступление началось 21 марта 1918 г. В нем участвовали три германские армии в составе 62 дивизий при 6604 орудиях и 1 тыс. самолетов, нанесшие удар по правому крылу английской армии на фронте от Круазий до Ла-Фера. В течение первого дня наступления германские войска проникли в глубину английских позиций на 6—7 км, после чего вышли на р. Сомму и продвинулись за нее. Первые успехи вызвали у германского командования радужные надежды. Но 26 марта в сражении наступил перелом, и в последующие дни продвижение германских войск почти совершенно приостановилось. Французские резервы начали закрывать прорыв между английскими и французскими армиями. Предпринятая немецкими войсками 4 апреля атака с целью захвата Амьена — важного железнодорожного узла союзников — потерпела неудачу.

В ходе мартовского наступления германские войска разбили 5-ю английскую армию, нанесли серьезный урон 3-й армии, захватили 90 тыс. пленных, 1 тыс. орудий, много другого военного имущества и продвинулись на 65 км. Однако они не смогли ни сбросить английские войска в море, ни взять Амьен. Образовавшийся выступ фронта требовал от германского командования дополнительных войск для его удержания. Потери немцев в этой операции составили 160 тыс., потери англичан — около 174 тыс. человек.

В связи с опасностью, созданной немецким наступлением, англичане и французы достигли соглашения о более тесной координации своих усилий. 3 апреля французскому генералу Фошу было поручено общее руководство действиями французских, английских и американских войск на западноевропейском театре военных действий, а 14 мая он занял пост главнокомандующего армиями союзников во Франции.

9 апреля немцы нанесли союзникам удар во Фландрии, на р. Лис, но добились лишь незначительного успеха — был создан новый выступ фронта. 27 мая началось наступление германских армий на р. Эна. Они прорвали оборону французов на фронте в 80 км, продвинулись на глубину до 60 км, заняли Суассон, подошли к Реймсу и второй раз за время войны вышли на реку Марну, поставив под угрозу Париж, однако не смогли развить свой успех и в начале июня были вынуждены остановиться.

В июле германское командование предприняло новое наступление на Марне и в районе Реймса, рассчитывая нанести Антанте решающий удар. Германское командование рекламировало это наступление как «сражение за мир», как последнее усилие, которое приведет к разгрому врага и обеспечит окончание войны. Но к этому времени германская армия была уже чрезвычайно ослаблена предшествовавшими боями; солдаты утратили прежнюю веру в возможность победы, их боевой дух упал.

Командование Антанты знало о предстоящем наступлении противника и приняло предупредительные меры. 15 июля немцы атаковали французов силами 47 дивизий, форсировали Марну, но вскоре были остановлены. Наступление провалилось, германскому командованию пришлось отвести войска назад. 18 июля в районе Виллер-Котре французы при поддержке 1500 орудий и 340 танков неожиданно нанесли контрудар, и немцы были вынуждены очистить выступ фронта на Марне.

С этого дня начался перелом в кампании 1918 г. Стратегическая инициатива прочно перешла в руки Антанты. Германское командование поняло, что намечавшиеся им на 1918 г. военные планы завершились крахом. «Попытка победными усилиями германцев склонить народы Антанты к миру до прибытия американских подкреплений не удалась», — признает Людендорф в своих воспоминаниях.

Переход армий Антанты в наступление. Поражение Германии

За первую половину 1918 г. немцы потеряли свыше 700 тыс. солдат. Восполнить эти потери они не могли. Между тем количество дивизий союзников увеличилось за счет американских войск. Летом 1918 г. Антанта уже имела 210 дивизий против 207 германских дивизий. Германские войска были хуже оснащены, чем войска Антанты. Дисциплина в германской армии резко упала.

В августе союзные войска повели наступление с целью ликвидации Амьенского выступа. Удар нанесли 4-я английская армия и 1-я французская (26 пехотных и 6 кавалерийских дивизий с 3316 орудиями, 516 танками и 700 самолетами). 8 августа английские танки прорвали линию немецкой обороны. На следующий день в наступление включились французы. Германский фронт дрогнул, многие штабы попали в плен, руководство войсками было нарушено. Немецкие войска откатились на позиции, с которых они начинали свое мартовское наступление.

С 12 по 15 сентября союзные войска очистили от немцев другой выступ фронта — Сен-Мийельский. В результате этой операции немецкие войска потеряли 16 тыс. пленными и 443 орудия.

В конце месяца, 26 сентября армии Антанты перешли в генеральное наступление, нанеся удар между Реймсом и Верденом. На следующий день был прорван немецкий фронт у Сен-Кантена и Камбре (при этом союзники захватили 60 тыс. пленных и 600 орудий), а 28 сентября — во Фландрии. Немцам пришлось отойти на вторую оборонительную линию.

На состоявшемся 29 сентября совещании военных и политических деятелей Германии Гинденбург и Людендорф потребовали немедленного заключения перемирия, так как в противном случае, говорили они, «последует катастрофа на фронте». Германские правящие круги решили спешно придать более «демократический» вид империалистическому юнкерско-буржуазному государству, чтобы облегчить ход переговоров о перемирии с Антантой. 5 октября был объявлен состав нового правительства, которое возглавил принц Макс Баденский, слывший либералом. В состав правительства вошли и представители Социал-демократической партии Шейдеман и Бауэр. Новый канцлер направил через Швейцарию президенту Вильсону телеграмму с просьбой о заключении перемирия и мира на основе «14 пунктов». К просьбе Германии присоединилась Австро-Венгрия.

Подготовка условий перемирия с Германией

Обмен телеграммами между Берлином и Вашингтоном продолжался целый месяц. Вильсон требовал, чтобы германское правительство подтвердило свое согласие с «14 пунктами» и другими его заявлениями об условиях мира, обязалось не использовать перемирие для подготовки к возобновлению военных действий, прекратило разрушения при эвакуации территорий союзников и т. д. В нотах Вильсона содержалось также настойчивое требование об удалении кайзера Вильгельма и руководящих германских военных деятелей, ответственных за ведение войны против союзников.

Пытаясь спасти Вильгельма и монархию, правящие круги Германии в срочном порядке провели через рейхстаг изменения конституции, которые предусматривали, что объявление войны зависит от согласия рейхстага, канцлер остается на своем посту, пока он пользуется доверием рейхстага, а назначения и перемещения командного состава вооруженных сил производятся с согласия соответствующих министров. Однако в ответ на сообщение германского правительства об этих изменениях Вильсон указал, что может быть заключено лишь такое перемирие, которое исключит возможность возобновления Германией военных действий, и снова требовал разъяснений по вопросу об устранении Вильгельма и существующего военного командования.

Проводившаяся Вильсоном тактика затяжек объяснялась, во-первых, тем, что американским монополиям не хотелось слишком быстро отказываться от огромных прибылей военного времени, а во-вторых, наличием серьезных разногласий между союзниками по вопросу об условиях перемирия. Лишь 23 октября Вильсон официально уведомил союзные державы о своей переписке с германским правительством и запросил их, желают ли они заключить перемирие с Германией и принять «14 пунктов» в качестве основы будущего мира. Завязавшиеся англо-франко-американские переговоры сопровождались острой полемикой. Франция добивалась таких условий перемирия, которые привели бы к полному уничтожению экономической и военной мощи Германии. Напротив, Соединенные Штаты и Англия выступали за «умеренность» по отношению к Германии, которую они хотели сохранить как сильную державу, способную не допустить установления французской гегемонии в Европе. Немалую роль играло при этом и намерение использовать Германию в вооруженной борьбе с Советской Россией. Американский представитель в Верховном военном совете союзников писал Хаузу 28 октября 1918 г., что английский военный министр лорд Милнер «склонен возражать против демобилизации (полагая, что Германии, возможно, придется быть оплотом против русского большевизма)».

Резкие возражения английских правящих кругов встретило американское требование «свободы морей», в котором они усматривали угрозу своему морскому господству. Ллойд-Джордж по этому поводу заявил, что «Англия истратит все до последней гинеи, чтобы сохранить превосходство своего флота над флотом Соединенных Штатов». Хауз в свою очередь говорил, что американцы построят и будут содержать флот больший, чем имеет Англия. Споры между союзниками приобрели весьма напряженный характер. Был даже момент, когда американское правительство пригрозило, что в случае отказа союзников принять «14 пунктов» оно заключит с Германией сепаратный мир.

В конце концов союзники согласились принять «14 пунктов» Вильсона за основу для переговоров с Германией, но с тем, чтобы вопрос о «свободе морей» был рассмотрен на мирной конференции. Одновременно они потребовали, чтобы Германия обязалась полностью возместить все убытки, причиненные военными действиями. 5 ноября союзники известили об этом Вильсона. В тот же день государственный секретарь Соединенных Штатов Лансинг сообщил германскому правительству о решениях союзников, одновременно уведомив его, что оно может направить своих представителей к главнокомандующему союзными армиями маршалу Фошу, который уполномочен вручить им условия перемирия. В этой ноте американское правительство уже не поднимало вопроса о Вильгельме и военном командовании.

Выход Болгарии, Турции и Австро-Венгрии из войны

В сентябре 1918 г., когда происходили решающие бои в Бельгии и Франции, Антанта активизировала военные действия и на других фронтах. 15 сентября войска союзников под командованием французского генерала Франше д'Эспере перешли в наступление на Балканском фронте. В первый же день они прорвали позиции противника и после этого быстро развили успех. В районе Скопье (Ускюб) в Македонии была взята в плен 11-я германская армия.

Болгарское правительство, напуганное начавшимся в это время восстанием солдат, капитулировало. По условиям подписанного 29 сентября перемирия Болгария должна была очистить греческие и сербские территории и демобилизовать свою армию, за исключением частей, сохранявшихся для «поддержания внутреннего порядка», т. е. для борьбы против революционного движения в стране. Войска Антанты получали право оккупировать любой пункт в Болгарии и использовать любые средства передвижения. Капитуляция Болгарии имела еще и то значение, что она открывала путь для наступления войск Антанты на Австро-Венгрию и дальше на Германию.

Почти одновременно началось наступление английской армии на Сирийском и Месопотамском фронтах. В это время турецкая армия уже находилась в состоянии полного разложения. Солдаты массами покидали фронт и с оружием в руках уходили домой. 19 сентября англичане разбили турок у Наблуса и стали стремительно продвигаться на север. 1 октября английские войска и отряды арабских повстанцев заняли Дамаск, 7 октября пал Бейрут, 26 октября — Алеппо (Халеб). На Месопотамском фронте 24 октября турки были разгромлены под Киркуком.

Турецкие правящие круги решили отказаться от дальнейшего сопротивления. 30 октября на борту английского крейсера «Агамемнон» в Мудросе было подписано перемирие между Турцией и Антантой. Турция обязалась очистить Аравию, Месопотамию (Ирак), Сирию, открыть для военных судов Антанты свободный доступ в Дарданеллы и Черное море, немедленно демобилизовать свою армию, сдать союзникам военные корабли, допустить офицеров Антанты для контроля над железными дорогами и средствами связи, освободить всех союзных военнопленных и т. д.

На Австрийском фронте наступление итальянских войск началось 24 октября, когда монархия Габсбургов уже разваливалась под ударами революционного и национально-освободительного движения. Попытки правящих кругов остановить революцию при помощи реформ не имели успеха. В октябре на территории Австро-Венгрии образовался ряд самостоятельных государств. Австрийская армия перестала существовать как единое целое. Ее солдаты восставали, покидали фронт и уходили домой. 29 октября восстал военно-морской флот Австро-Венгрии. 30 октября в Вене победила буржуазно-демократическая революция. Монархия Габсбургов прекратила свое существование.

3 ноября австро-венгерское командование подписало в Падуе перемирие с Антантой. Перемирие предусматривало демобилизацию и расформирование австро-венгерской армии, за исключением 20 дивизий, передачу союзникам значительной части военного имущества, речного и морского флота Австро-Венгрии и пр.

После капитуляции всех своих союзников Германия оказалась в совершенно безнадежном положении.

Компьеньское перемирие

К моменту получения в Берлине телеграммы Лансинга о том, что Фош уполномочен вручить германским представителям условия перемирия, в Германии уже началась революция. Германское правительство, стремясь во что бы то ни стало избежать окончательного распада армии, 6 ноября отправило к Фошу делегацию во главе с лидером партии Центра, министром без портфеля Матиасом Эрцбергером. 8 ноября германская делегация была доставлена на станцию Ретонд в Компьеньском лесу. Фош принял ее в своем штабном поезде.

Предъявленные Фошем условия перемирия предусматривали, что Германия в течение 15 дней должна освободить захваченные ею территории в Бельгии, Франции, Люксембурге, очистить Эльзас и Лотарингию, вывести свои войска из Австро-Венгрии, Румынии, Турции. Территория вдоль левого берега Рейна с предмостными зонами на правом берегу эвакуируется германскими войсками и занимается войсками союзников, которые должны содержаться за счет Германии. Германия передает союзникам 5 тыс. артиллерийских орудий, 30 тыс. пулеметов, 2 тыс. самолетов, 3 тыс. минометов. Германский военно-морской флот подлежит разоружению и интернированию. Блокада Германии сохраняется. Военные действия прекратятся через 6 часов по подписании перемирия.

Германской делегации было дано 72 часа для ответа, принимает она предъявленные условия перемирия или нет. Эрцбергер стал добиваться смягчения условий перемирия, доказывая союзному командованию, что немецкая армия должна сохранить возможно больше вооружения для борьбы с «большевистской опасностью». Союзники вняли этим доводам и сократили количество пулеметов, подлежащих выдаче, с 30 тыс. до 25 тыс., самолетов — с 2000 до 1700.

Условия перемирия содержали также пункты, непосредственно направленные против Советской России. Статья 12 предусматривала, что германские войска покинут территорию России только после того, как «союзники признают, что для этого настал момент, приняв во внимание внутреннее положение этих территорий». В статье 16 указывалось, что союзники «в целях поддержания порядка» будут иметь свободный доступ на восточные территории, эвакуированные немцами.

Утром 11 ноября германская делегация подписала акт перемирия. Военные действия закончились полным поражением Германии и ее союзников.

Впоследствии немецкие милитаристы-реваншисты и их идеологи придумали фальшивую версию, имевшую целью доказать, будто Германия потерпела поражение не в войне, а в результате Ноябрьской революции 1918 г., которая якобы нанесла Германии «удар кинжалом в спину». В действительности дело обстояло как раз наоборот: не революция привела Германию к поражению, а поражение дало толчок к революции. Военный разгром Германии определился задолго до Ноябрьской революции 1918 г. Его причины коренились в невыгодном для германской коалиции соотношении сил: страны Антанты располагали значительно большими экономическими ресурсами, людскими резервами, были лучше подготовлены к затяжной войне. Германия рассчитывала на молниеносную победу над каждым из своих противников в отдельности, но эти планы провалились в первые же дни войны. После этого и по мере дальнейшего роста невыносимых для народа тягот войны начал зреть революционный кризис в Германии. Он обострился под влиянием революционных событий в России, а военное поражение привело Германию непосредственно к революции.

Компьеньское перемирие было последним из актов, оформивших окончание военных действий в мировой войне 1914—1918 гг. По своему размаху эта война превзошла все ранее известные войны. Она продолжалась более четырех лет, в ее орбиту были втянуты 34 государства с общим населением более миллиарда человек, т. е. примерно 67% всего населения земного шара. Под ружьем находилось около 70 млн. человек, из которых около 10 млн. были убиты и 20 млн. ранены. На первом месте по количеству потерь стояла Россия: 2 млн. 300 тыс. русских солдат остались на полях сражений. Германия потеряла убитыми 2 млн. солдат, Австро-Венгрия — 1 млн. 440 тыс., Франция — 1 млн. 383 тыс. солдат, Англия — 744 тыс., Италия — около 700 тыс., Соединенные Штаты — 53 тыс. солдат. Военные действия происходили на территории свыше 4 млн. км2. Только прямые военные расходы государств — участников войны составили 208 млрд. долл.

На трудящихся пали неисчислимые тяготы. Жизненный уровень рабочих сильно снизился, условия труда резко ухудшились, увеличилась степень эксплуатации. Вместе с тем война явилась весьма доходной статьей для капиталистов, прибыли которых необычайно выросли.

Война не укрепила систему капитализма, на что рассчитывали правящие империалистические круги, а, наоборот, чрезвычайно ослабила ее, обострив все ее противоречия. Глубина этих противоречий ярко проявилась, когда державы-победительницы приступили к осуществлению своих планов послевоенного передела мира.