ВВЕДЕНИЕ


Мы завершаем освещение эпохи, обозначаемой в периодизации всемирно-исторического процесса как эпоха новой истории. Основным ее содержанием были победа капитализма над феодализмом, утверждение и развитие капиталистического способа производства.

Заключительный этап этой эпохи, который будет рассмотрен здесь, представляет собой вполне законченный исторический период от Парижской Коммуны до первой Социалистической Советской Республики. В 1871 г. пролетариат впервые взял власть в свои руки; в 1917 г. многовековое развитие классовой борьбы приводит нас к социалистической революции в России, открывающей эпоху новейшей истории.

* * *

К 70-м годам XIX в. капитализм уже утвердился в большинстве европейских стран, в Соединенных Штатах Америки, в Японии. Сложилась мировая капиталистическая система, в которую оказались в той или иной форме втянутыми все страны и все народы.

Последняя треть XIX и начало XX в. ознаменовались бурным скачкообразным ростом производительных сил, многими выдающимися достижениями науки и техники. Дерево и железо окончательно уступили место стали. Резко возросло значение всех отраслей тяжелой индустрии, особенно машиностроения. На смену «веку пара» пришел «век электричества»: в 1882 г. дала ток первая электрическая станция, и вскоре электричество нашло широкое применение не только для освещения, но и как новый дешевый источник энергии для промышленности и транспорта.

Огромное развитие получили пути сообщения. Протяженность мировой железнодорожной сети между 1875 и 1917 годами выросла в четыре раза, а тоннаж парового флота, не составлявший в середине XIX в. и 1 млн. т, к 1913 г. увеличился до 33 млн. т. Благодаря новым каналам (Суэцкий и Панамский) и мощным трансокеанским пароходам установилось регулярное сообщение с отдаленными странами и континентами. Рейсы между Европой и Америкой, отнимавшие еще в середине XIX в. больше двух месяцев, стали осуществляться за одну неделю.

С появлением двигателя внутреннего сгорания (1893 г.) начала быстро развиваться автомобильная, тракторная, а затем и авиационная промышленность. Еще в первые годы XX в. полеты, продолжавшиеся около одной минуты на высоте нескольких метров, казались чудом, а перелет Луи Блерио через Па-де-Кале (1909 г.) рассматривался как огромное достижение авиации. Через несколько лет самолеты летали уже со скоростью до 200 км в час и на расстояние до 1000 км. Изобретение радио и телефона произвело подлинную революцию в средствах связи. Появилось и другое блестящее завоевание техники — кинематография.

Наука вплотную приблизилась к познанию тайн строения материи. Новыми наблюдениями и выводами обогатилось эволюционное учение. Исследования ученых ряда стран дали человечеству возможность успешно бороться с эпидемическими, инфекционными болезнями, губившими миллионы людей.

Многочисленные географические экспедиции привели к расширению знаний о Земле, к устранению многих «белых пятен» на карте мира; после героических попыток человек достиг Северного и Южного полюсов.

Значительный шаг вперед сделали литература и искусство. Расширение рамок художественного познания мира сопровождалось и поисками новых форм для отражения сложной и противоречивой действительности. Более тесным становится культурное общение стран Европы и других континентов.

Однако именно этот период всемирной истории оказался одним из наиболее тревожных и грозных для судеб человечества. В самых отвратительных формах проявились все отрицательные черты капиталистического строя: эксплуатация человека человеком, колониальный и национальный гнет, безумная роскошь ничтожной горстки богачей и возрастающая нищета народных масс, преступная погоня капиталистов за новыми источниками прибылей и ее неизбежное следствие — захватнические войны. Капитализм вступил в свою империалистическую стадию.

Процесс образования монополистического капитализма начался в 70-х годах XIX в. В относительно короткий срок, к началу XX в. явственно сложились важнейшие признаки империализма: достигшая высокой ступени концентрация производства и капитала и установление на этой основе господства монополий, слияние банковского и промышленного капитала, образование финансового капитала; усиление роли экспорта капиталов; возникновение международных монополистических союзов, делящих между собою мир; наконец, завершение территориального раздела мира крупнейшими капиталистическими державами и начало борьбы за передел его. Финансовая олигархия подчиняла себе шаг за шагом всю внутреннюю и внешнюю политику в крупнейших европейских державах и в Соединенных Штатах Америки.

Одну из основных особенностей эпохи империализма составило крайнее обострение неравномерности экономического развития. До 70-х годов XIX в. мировая промышленная гегемония принадлежала еще Англии. К концу столетия, в 90-х годах, первое место в мировом промышленном производстве заняли Соединенные Штаты; настойчиво оттесняли Англию также «новые» империалистические государства — Германия и Япония. Такое резкое усиление неравномерности экономического развития вело к дальнейшему углублению империалистических противоречий. Борьба за колонии, за сферы влияния в Китае, Иране, Малой Азии, Северной Африке, на Балканах и т. д. — за передел мира в соответствии с изменившимся соотношением сил — составила главное содержание внешней политики империалистических держав.

Росли армии и военно-морские флоты, изобретались новые виды оружия. Много сил и материальных ценностей было затрачено на подготовку средств разрушения и истребления людей.

Непосредственными плодами этой политики явились империалистические войны и конфликты: испано-американская и англо-бурская войны на рубеже XIX и XX веков, вооруженная интервенция в Китае в 1900—1901 гг., русско-японская война 1904—1905 гг., боснийский и марокканские кризисы, едва не вызвавшие мировой пожар, итало-турецкая война 1911—1912 гг., интервенции против революционных движений в Иране, Мексике и т. д., балканские войны 1912—1913 гг. и ряд других острых столкновений. Локализовать их становилось все труднее. В первом десятилетии XX в. определился главный межимпериалистический антагонизм — англо-германский, и окончательно оформились две противостоящие друг другу агрессивные коалиции европейских держав. Мировая война могла вспыхнуть по любому, даже самому незначительному поводу.

Господство монополистического капитала вело к усилению реакционности буржуазии и ее партий. Влияние старых либерально-буржуазных партий падало, разница между ними и реакционно-консервативными партиями стиралась; все чаще возникали блоки всех буржуазных партий по коренным вопросам внутренней и внешней политики.

В политике империалистической буржуазии большое место заняло разжигание шовинизма и национальных распрей («джингоизм» в Англии, «дело Дрейфуса» во Франции, законы против иммиграции в Соединенных Штатах, воинственная пропаганда «пангерманизма» и т. п.). Буржуазия открыто разорвала с материалистическими традициями и свободомыслием XVIII—XIX вв. В буржуазной философии на первый план выдвигаются идеалистические школы и направления. Апология капитализма — в политической экономии, отрицание закономерностей общественного развития — в социологии, «декадентство» — в литературе и искусстве свидетельствовали о нарастающем кризисе буржуазной идеологии.

* * *

К числу главных, отличительных черт эпохи империализма относится и усиление национально-освободительных и революционных движений народов Востока.

В последней трети XIX в. западные колонизаторы благодаря своему громадному экономическому и военно-техническому перевесу могли без особенно больших затруднений проводить захватническую политику в Азии и Африке. В этот период жертвой колониальных захватов стали народы Египта, Судана, Туниса, Конго, Нигерии, Сенегала, Того, Камеруна, Мадагаскара, Бирмы, Вьетнама, многочисленных тихоокеанских островов. Вместе с тем фактически утратили свою национальную независимость и превратились в полуколонии Китай, Турция, Иран, Афганистан — страны формально самостоятельные, но на деле опутанные сетями экономической, финансовой и политической зависимости, насильственно включенные в мировую капиталистическую систему в качестве ее подчиненной составной части.

Народы Азии и Африки самоотверженно боролись с чужеземными захватчиками. Борьба эта была неравной, сопротивление угнетенных народов подавлялось колонизаторами с невероятной жестокостью, а зарождавшееся в колониях и полуколониях национально-освободительное движение не обладало еще достаточными силами, чтобы справиться с могущественными внешними врагами и их местными союзниками — феодалами и компрадорской буржуазией. Тем не менее, борьба народов Востока за свою независимость уже в это время имела крупнейшее историческое значение. Она ослабляла империализм и создавала предпосылки для кризиса колониальной системы в последующий период. Так, британскому империализму удалось сломить сопротивление египетского и суданского народов, но оно оставило глубокий след в их сознании и оказало влияние на все народы Африки. Еще большее значение имело народное восстание ихэтуаней в Китае, носившее ярко выраженный антиимпериалистический характер. Серьезным ударом для империалистических колонизаторов явилось сокрушительное поражение итальянских войск в битве при Адуа, когда они попытались захватить Эфиопию.

Мощный толчок к пробуждению Азии, к оживлению национально-освободительных и революционных движений в колониальных и зависимых странах дала русская революция 1905 г. Вслед за ней и в значительной мере под ее влиянием произошли революции в Иране, Турции и наиболее важная по своим историческим последствиям синьхайская революция в Китае.

Национально-освободительное движение значительно усилилось в Индии, где окрепло влияние радикально настроенных демократических элементов, требовавших новых, решительных методов борьбы против британского колониального господства. Впервые национально-революционная партия возникла в голландской колонии — Индонезии.

Борьба за освобождение развернулась и в других колониальных и зависимых странах. В течение трех лет, 1904—1907 гг., героически боролись за свою самостоятельность племена Юго-Западной Африки гереро и коикоин (готтентоты), поднявшие восстание против германских колонизаторов. Среди индийского населения Южной Африки началось движение против расистской политики англичан и буров. Мексиканская революция 1910—1917 гг., в которой активнейшую роль играло крестьянство, знаменовала собой перелом и в национально-освободительном движении страд Центральной и Южной Америки.

Освободительные движения народов колоний и полуколоний были различны по своему характеру и содержанию. Одни из них были направлены только против иностранных завоевателей, другие — главным образом против самодержавных деспотических режимов, феодального строя и правящих кругов, связанных с иноземными поработителями. В ряде стран национально-освободительные движения возглавлялись молодой национальной буржуазией. Эта борьба ускоряла процесс формирования наций, способствовала с росту национального самосознания. В то же время зарождалась новая передовая общественная сила — пролетариат.

* * *

В рассматриваемое время существенно изменилась политическая карта мира.

В Европе главные изменения произошли на Балканском полуострове. В результате национальных движений и ряда войн (1877—1878 гг., 1912—1913 гг.) окончательно оформились как самостоятельные государства Сербия и Болгария, расширили свои территории Греция и Румыния (хотя значительная часть румын еще оставалась жить вне пределов своего национального государства), возникло новое государство — Албания. Австро-Венгрия в 1879 г. оккупировала, а в 1908 г. аннексировала две входившие в Османскую империю южнославянские провинции — Боснию и Герцеговину. Остров Кипр, населенный в основном греками, в 1878 г. захватила Англия. Крит после балканских войн официально вошел в состав Греции. Родос и Додеканесские острова со времени итало-турецкой войны 1911—1912 гг. были оккупированы Италией; почти все остальные острова Эгейского моря отошли к Греции. На севере Европы в 1905 г. произошло отделение Норвегии от Швеции, завершившее борьбу норвежского народа за свою самостоятельность.

Наиболее резко изменилась политическая карта Африки. К началу 70-х годов европейские колонизаторы владели лишь Алжиром, несколькими укрепленными пунктами в Марокко, а также Южной Африкой и небольшой частью западного и юго-западного африканского побережья. Полвека спустя раздел Африки был завершен. Франция захватила Тунис и Марокко (за исключением небольшой его части, выделенной в испанскую и «международную» зоны), ряд территорий на западном и юго-западном побережье Экваториальной Африки, остров Мадагаскар. Египет и Восточный Судан стали фактически колониями Англии. В результате англобурской войны Англия подчинила себе также республики Трансвааль и Оранжевую. В Западной и Восточной тропической Африке значительные территории приобрела Германия, а большую часть Конго — Бельгия. В результате итало-турецкой войны Италия превратила Триполи и Киренаику в свою колонию (Ливия).

В Азии французскими колонизаторами было завершено завоевание Вьетнама, а английскими — Бирмы. Относительную самостоятельность на Индокитайском полуострове в результате соперничества между Англией и Францией сохранил Сиам (Таиланд), от которого, впрочем, были отторгнуты значительные территории. В конце XIX в. Германия, Россия, Англия и Франция овладели под видом аренды рядом опорных пунктов на территории Китая. Колониальную империю начала создавать и Япония, усилившаяся после войны 1894—1895 гг. с Китаем и особенно после русско-японской войны 1904 г. В результате ряда захватов Япония утвердила свое господство над Кореей, южной частью Северо-Восточных провинций Китая, о. Тайванем, островами Пэнхуледао и южной половиной Сахалина. На Тихом океане развернули экспансию Соединенные Штаты Америки и Германия. После испано-американской войны 1898 г. к Соединенным Штатам перешли Филиппины, о-ва Гавайские и Самоа. Германия захватила в Океании Соломоновы, Маршалловы и Каролинские о-ва, а также часть Новой Гвинеи.

На американском континенте образовалась новая республика — Панама (1903 г.), выделенная из территории Колумбии под давлением Соединенных Штатов, стремившихся установить свой контроль над Панамским каналом. В Карибском море Соединенные Штаты отобрали у Испании ее последнюю крупную колонию — остров Кубу. В Южной и Центральной Америке, где английский империализм сохранял еще господствующее экономическое положение, Соединенные Штаты все больше вмешивались во внутреннюю жизнь латиноамериканских стран (Мексики, Никарагуа, Венесуэлы и др.), не останавливаясь перед вооруженной интервенцией.

Непрерывные столкновения империалистических государств друг с другом, вооруженные конфликты, интервенции непосредственно проистекали из ожесточенной борьбы за передел колоний и полуколоний, за новую коренную перекройку карты мира.

* * *

Война, развязанная в 1914 г. империалистами двух враждебных коалиций, вылилась во всеобъемлющий кризис такой силы и таких масштабов, каких не испытывало до того человечество.

Военные действия развернулись на трех континентах — европейском, азиатском, африканском, в водах Атлантики и на омывающих Европу морях. Двадцать восемь стран, население которых превышало полтора миллиарда, поставили под ружье около 75 млн. человек. Война, как гигантская мясорубка, перемалывала все новые массы людей. Колоссальны были и материальные потери: от разрушения и ограбления захваченных противником территорий, от переключения значительной части промышленности на нужды фронта. Война обрекла на длительный отрыв or производительного труда наиболее работоспособную часть мужского населения, что особенно пагубно сказалось на положении сельского хозяйства.

Установление военной каторги для рабочих, чудовищное обогащение капиталистов, рост военно-полицейской машины во всех без исключения буржуазных государствах, в том числе и в таких, как Англия и Соединенные Штаты, не знавших раньше засилья военщины и реакционной бюрократии, — таковы были главные черты внутренней жизни воюющих стран. Нарастание антивоенных настроений, постепенно охвативших, несмотря на террор и шовинистическую пропаганду, не только тыл, но и армии обеих коалиций, свидетельствовало о повсеместном, хотя и не одинаково быстром, назревании революционного кризиса. Начало ему положила Февральская революция 1917 г. в России, которая не только покончила с одним из мощных оплотов европейской и азиатской реакции, но и явилась прологом пролетарской революции.

За годы войны произошли глубокие перемены в положении всех народов мира. Капиталистическим державам не хватало собственных ресурсов, и они в возрастающих размерах использовали природные богатства и людскую силу колониальных и зависимых стран, усиливая их эксплуатацию — прямую и замаскированную. Другой стороной этого процесса было ускорение роста национальной буржуазии и национального пролетариата в Азии, Северной Африке, Латинской Америке. Для народов колоний и полуколоний война стала и новым страданием, и жизненной школой, в которой идеи борьбы за национальное освобождение созревали с огромной быстротой.

Мировая война обнажила две тенденции, две линии развития. С одной стороны, тенденцию превратить горстку богатейших, привилегированных наций в вечных паразитов на теле остального человечества, с другой стороны, тенденцию масс, угнетаемых сильнее прежнего и несущих все муки империалистских войн, скинуть с себя это иго.

Человечество самим ходом событий было поставлено перед выбором: либо бесконечные страдания, разорение, массовая гибель людей, либо решительная попытка сделать шаг вперед — к новой общественной организации. Ускорив рост монополистического капитализма и его превращение в государственно-монополистический капитализм, мировая война тем самым ускорила и созревание предпосылок социалистических революций. Историческое развитие России и всего мира привело к тому, что в 1917 г. вопрос о власти, о революционном свержении господства буржуазии соединился с острейшей потребностью широчайших масс — покончить с империалистической войной.