;

ПРОМЫШЛЕННАЯ ГЕГЕМОНИЯ АНГЛИИ
В 50—60-х ГОДАХ XIX В.

В 50—60-х годах XIX в. Англия занимала преобладающее положение в мировой экономике. Гегемония Англии опиралась прежде всего на ее промышленное превосходство над другими странами. Промышленный переворот начался и закончился в Англии раньше, чем в других странах, что создало предпосылки для быстрых темпов дальнейшего индустриального развития этой страны.

Промышленное первенство Англии

За время с 1845 до 1870 г. потребление хлопка в Англии почти удвоилось. Выросла вдвое и добыча угля, развивалась металлургия: в 1848 г. было произведено немногим более 2 млн. т чугуна, а в 1870 г. — почти 6 млн. т. Англия доминировала в мировом промышленном производстве. В 1850 г. ей принадлежала ровно половина мирового производства чугуна, более половины добычи каменного угля, почти половина мировой переработки хлопка.

Постепенно изменялся состав английского вывоза: в нем наряду с изделиями легкой промышленности все более заметное место стали занимать изделия тяжелой и особенно машиностроительной промышленности. После отмены в 1842 г. правительством всех ограничений на вывоз машин за границу английские станки, машины и паровозы находили все более широкий сбыт во многих странах. За 25 лет (с 1845 по 1870 г.) вывоз машин из Англии увеличился в десять раз. В Англии строились суда для всех стран; в судостроении она первой перешла от дерева к металлу, широко развернула строительство пароходов.

Современников, посещавших Англию, поражали размеры ее промышленных предприятий, в особенности в тяжелой промышленности. Заводы, на которых были заняты тысячи рабочих, стали уже в 50-х годах совсем не редкостью, а на некоторых работало по 10 тыс. человек и более. Масштабы предприятий продолжали возрастать, что отражало непрерывно шедший процесс концентрации и централизации капитала. Этому процессу способствовала мобилизация средств населения через акционерные компании, разрешенные законом в 1862 г., так называемые «компании с ограниченной ответственностью», — в них доля ответственности каждого из участников за операции общества ограничивалась стоимостью акций, собственником которых он являлся. (До этого все акционеры несли полную ответственность и отвечали всем своим состоянием за все операции и сделки фирмы.) Акционерные компании открыли путь для привлечения средств и сбережений мелкой и средней буржуазии; за 4 года, с 1863 по 1867, в Англии было создано свыше 3,4 тыс. акционерных компаний с капиталом около 600 млн. ф. ст. За Англией в создании акционерных компаний последовали другие страны.

Сборочный цех на паровозостроительном заводе Стефенсона в Ньюкасле.
Гравюра 1864 г.

Быстрое развитие промышленного производства позволило Англии в огромных масштабах увеличить свою внешнюю торговлю. За 1850—1870 гг. английский ввоз и вывоз выросли втрое. Англия занимала первое место в мировой торговле. Техническое превосходство английской промышленности обеспечивало ее товарам победу в конкурентной борьбе на всех рынках мира. Англия снабжала другие страны изделиями своей легкой и тяжелой промышленности.

Кошмар спекулянта
железнодорожными акциями.

Карикатура из журнала «Панч». 1845 г.

Характерной чертой британской внешней торговли было то, что английский экспорт в основном состоял из промышленных изделий, произведенных в самой Англии, в то время как среди импорта наряду с увеличивавшейся массой привозного сырья для промышленности резко возросла доля продовольственных продуктов. Это означало, что Англия превратилась в «мастерскую мира», которая получала отовсюду сырье и продовольствие, а вывозила готовые товары. Сельское хозяйство Англии не обеспечивало продовольствием потребностей растущего населения страны, которое за 50-е и 60-е годы возросло с 21 млн. до 26,3 млн. человек (без Ирландии). В 1851— 1870 гг. 35% пшеницы, потребленной в Англии, было привезено из других стран.

Торгово-промышленная монополия Англии позволяла ее буржуазии эксплуатировать весьма значительное число стран. Из колоний в Англию стекались громадные ценности, которые еще более обогащали ее имущие классы.

Развитие капитализма в Англии уже в тот период привело к глубокому размежеванию классовых сил в стране. Рабочий класс, производивший все материальные ценности, составлял подавляющее большинство населения. Ему противостояла крупная промышленная, торговая и финансовая буржуазия, которая совместно с землевладельческой аристократией господствовала как в экономической, так и в политической жизни страны.

Рост социальных контрастов. Положение трудящихся масс

Неизбежным результатом успехов капитализма было дальнейшее усиление социальных контрастов. В руках имущих классов сосредоточивались огромные состояния. Крупные компании и мощные банки оперировали миллионными капиталами. Земельная аристократия, тесно связанная с буржуазией, также извлекала непосредственные выгоды из торгово-промышленного подъема страны. Основой экономической мощи английской аристократии являлись ее колоссальные земельные владения. Герцог Боклю, например, владел поместьями, занимавшими полмиллиона акров плодородной земли; владения герцога Сэндерлендского охватывали в Шотландии территорию более чем в миллион акров. Помимо того, все большая часть землевладельческой знати принимала широкое участие в торговых и промышленных предприятиях. О росте богатства имущих классов в Англии свидетельствуют, в частности, следующие данные: за два десятилетия (1850—1870) число лиц с наибольшими доходами возросло на 60% и на их долю в конце 60-х годов приходилось 36,5% национального дохода; в то же время на долю трудящихся, составлявших 80% населения, приходилось всего 40% национального дохода. Доля пролетариата в общественном богатстве страны сокращалась. Рост богатства и роскоши в верхах общества происходил одновременно с ростом нищеты широких народных масс.

По официальным данным, численность пауперов в Англии, в этой богатейшей капиталистической стране, неуклонно возрастала: в 1855 г. в Англии числилось 851369 пауперов (бедняков, стоящих на грани голодной смерти), а в 1865 г. — 971433. Маркс писал по этому поводу: «Должно быть, есть что-то гнилое в самой сердцевине такой социальной системы, которая увеличивает свое богатство, но при этом не уменьшает нищету, и в которой преступность растет даже быстрее, чем численность населения».

У ночлежного дома в Лондоне.
Гравюра 1869 г.

Обогащение английской буржуазии сопровождалось усилением эксплуатации рабочего класса. Так, в хлопчатобумажной промышленности за период с 1850 по 1865 г. количество рабочих на каждую тысячу веретен (по крупным предприятиям) сократилось более чем наполовину. Растущая интенсивность труда вела к росту несчастных случаев на производстве. За период с 1851 по 1870 г. только на угольных шахтах Англии произошло 1437 взрывов, от которых пострадали почти 5 тыс. рабочих.

Особенно тяжелым было положение сельского пролетариата, наименее организованного и наиболее эксплуатируемого. Официальное обследование, проведенное в 1863 г., показало, что сельские рабочие питаются много хуже, чем заключенные в тюрьмах.

Руководясь стремлением увеличить свои прибыли, капиталисты широко использовали дешевый женский и детский труд. Так, в текстильной промышленности Англии в 1875 г. было занято почти в три раза больше детей, чем в 1847 г.

«Тред-юнионизм». Зарождение рабочей аристократии

В 50-х годах XIX в. большие успехи в Англии сделало профессиональное движение: росли существующие тред-юнионы, в ряде отраслей труда возникали новые, увеличивались их организованность и влияние в рабочем классе. Тред-юнионы играли большую роль в рабочем движении: они позволяли рабочим противостоять натиску предпринимателей, нередко руководили стачками, прививали рабочим чувство классовой солидарности. Капиталисты неоднократно пытались ликвидировать эти организации рабочих. Государство поддерживало предпринимателей, отказываясь признавать право рабочих на организацию, и, хотя ввиду решительных настроении рабочего класса правительство не решалось вернуться к политике запретов, оно использовало всякий повод для преследования тред-юнионов.

Сборщики хмеля направляются к месту работы.
Гравюра по рисунку Фица. 1858 г.

Однако в середине XIX в. политика тред-юнионов начала изменяться: борьба против предпринимателей, за интересы рабочих все больше отодвигалась на второй план, тред-юнионы из органов классовой борьбы стали превращаться в кассы взаимопомощи.

Огромная дань, которую буржуазия Англии взимала со всего мира благодаря своей промышленной монополии и обширным колониальным владениям, позволила английским капиталистам поставить определенный слой рабочего класса в привилегированное положение. В Англии раньше, чем в других капиталистических странах, стала складываться «рабочая аристократия», состоявшая из высокооплачиваемых слоев квалифицированных рабочих. Привилегированное экономическое положение этой верхушки делало ее интересы отличными от интересов большинства пролетариата, что подрывало сплоченность рабочего движения и приводило к его ослаблению, к расколу. Рабочая аристократия никогда не была многочисленной, но через нее буржуазия оказывала влияние на широкие слои рабочих, внушая мысль о возможности улучшить положение при капитализме без революции. Таким образом, в среде английского пролетариата слабели боевые настроения, росли тенденции к примирению с капиталистической действительностью.

Эти тенденции и привели к появлению в тред-юнионах такого взгляда на задачи рабочего класса, который отвергал революционную политическую борьбу, направленную на свержение капитализма и господства буржуазии, и допускал выступления рабочих против хозяев только в ограниченных масштабах, в форме узкоэкономических стачек, ставящих своей целью лишь некоторое улучшение положения отдельных групп рабочих.

Этот новый дух в тред-юнионах наиболее отчетливо проявился в среде квалифицированных и лучше оплачиваемых рабочих, которые ранее других организовались в тред-юнионы. В них стали обнаруживаться кастовость, стремление отгородиться от остальной рабочей массы, сохранить и закрепить свое привилегированное положение. Характерный образец такого тред-юниона представляло «Объединенное общество механиков», созданное в 1851 г. Высокий членский взнос ограничивал широким массам рабочих доступ в этот профессиональный союз; число его членов не превышало 11 тыс. Стоявшие во главе союза выборные лица получали высокие оклады. По тому же образцу были созданы союзы плотников, литейщиков и других категорий рабочих.

Тред-юнионы все более приобретали чисто цеховой характер, объединяя узкий круг рабочих одной специальности. Руководители этих союзов противились их объединению и слиянию, так как не считали тред-юнионы орудием классовой борьбы. Исходя из ложной идеи общности интересов буржуазии и рабочих, эти руководители предпочитали стачке «полюбовное» соглашение с хозяевами. При таких условиях, по их мнению, не было никакой нужды в сильных и объединенных рабочих союзах. Профессиональные союзы объединяли тогда незначительное число английских рабочих: в 60-х годах XIX в. английские профсоюзы охватывали не более 10% всех промышленных рабочих Англии. Впрочем, в эти годы ни в одной другой стране мира не было и такого числа организованных рабочих, как в Англии.

Кооперация

Увлечение рабочих только экономическими задачами сказалось и на развитии в эти годы потребительской кооперации. Идеи кооперации получили среди английских рабочих и ремесленников значительную популярность еще в 30-х и 40-х годах под влиянием пропаганды Оуэна и других социалистов-утопистов, которые выдвигали на первый план производственные кооперативы, видя в них средство коренного переустройства общества. В 1844 г. в промышленном города Рочделе (в графстве Ланкашир) возник потребительский кооператив на паях, ставивший перед собой весьма ограниченную задачу — устранить из розничной торговли посредников-капиталистов, которые наживались на нищете рабочих. Кооператив в Рочделе развивался весьма успешно: его капитал, состоявший в 1844 г. из 28 фунтов, достиг в 1870 г. 5,5 тыс. фунтов, а годовой оборот — 223 тыс. ф. Рабочие — члены кооператива добились определенных выгод: им удалось удешевить и улучшить снабжение трудящихся продуктами первой необходимости. По примеру «рочдельских пионеров» по всей стране стали возникать кооперативные лавки. В 60-х годах обороты этих кооперативов достигли нескольких миллионов фунтов.

Прядильный цех.
Гравюра Дж. Тингля по рисунку Т. Аллома 1835 г.

В 1863 г. образовалось «Кооперативное общество оптовых закупок», задача которого состояла в снабжении кооперативных магазинов товарами. Это объединение владело собственными пароходами, складами, предприятиями. Однако, несмотря на отдельные успехи, рабочая кооперация не могла серьезно улучшить положение рабочего класса, помогая лишь несколько ослабить эксплуатацию рабочей нужды торговцами-посредниками.

Политическая жизнь Англии

В середине XIX в. Англия находилась в своеобразном положении, несколько отличном от других стран. Расположенная на островах, отделенных от Европы глубоким проливом, Англия с ее преобладанием на море, при тогдашней технике ведения войны могла не опасаться военного нападения; это позволяло ей направлять значительную часть военных сил на завоевание и подчинение колоний, оставляя в метрополии лишь часть своей армии, пополнявшейся за счет добровольцев: обязательная воинская повинность в Англии отсутствовала. Английские правящие классы не нуждались тогда для сохранения своего господства ни в сложном и дорогостоящем бюрократическом аппарате, ни в больших полицейских силах. Военно-бюрократическая машина была в Англии значительно слабее, чем в других европейских странах.

Англия XIX в. была страной со значительно развитыми буржуазно-демократическими свободами, завоеванными народом в ходе длительной борьбы с силами реакции. Ни в одной стране мира не было в то время такой свободы публичных собраний и митингов. Правда, полиция и здесь иногда разгоняла собрания, но это происходило крайне редко. Большим влиянием пользовалась периодическая печать, довольно свободно критиковавшая действия правительства. Рабочие и демократические организации завоевали для себя возможность легального существования. В течение всего XIX в. Англия служила убежищем для политических эмигрантов из других стран. Здесь жили и работали Маркс и Энгельс, здесь в 60-х и начале 70-х годов находился Генеральный совет Международного товарищества рабочих (I Интернационала). Английская буржуазия допускала существование демократических свобод потому, что была в то время твердо уверена в своем могуществе. Однако буржуазно-демократические свободы, которыми пользовались жители самой Англии, не распространялись на широкие слои населения Ирландии и народные массы других английских колоний. В колониях царил грубый полицейско-бюрократический и милитаристский режим, ограждавший привилегированное положение колонизаторов.

На политической арене Англии действовало несколько политических партий. Партия тори, которая к середине XIX в. приняла название консервативной партии, представляла интересы крупного землевладения, а отчасти также крупных судовладельцев и колониальных торговцев. Опору консервативной партии составляли фермеры, которые находились в зависимости от землевладельцев.

Другой влиятельной политической партией была партия вигов, переименовавшаяся в партию либералов. Верхушка этой партии состояла из представителей крупной аристократии, тесно связанной с буржуазными кругами. Либералы отражали интересы торгово-промышленной буржуазии, которая представляла влиятельную силу в стране. На протяжении 50—60-х годов XIX в. руководящая роль в Англии принадлежала либеральной партии. Из этих двадцати лет она находилась у власти — одна или в коалиции с другими группами — 15 лет, а консерваторы — только 5 лет.

Наряду с этими двумя основными партиями имущих классов — либералами и консерваторами,— делившими между собой политическую власть, существовали еще отдельные политические группировки, подчас игравшие заметную роль. Например, фритредеры представляли промышленную буржуазию, недовольную политикой аристократических лидеров либеральной партии и претендовавшую на управление страной. Радикальная буржуазия в лице фритредеров выступала за «дешевое правительство», поскольку удешевление правительственного аппарата должно было привести к уменьшению налогов, удешевить производство английских товаров и тем самым облегчить им проникновение на внешние рынки. С той же целью фритредеры добивались снижения таможенных пошлин.

Помимо буржуазных партий, в первой половине 50-х годов выступали чартисты. Не имея почти никакой возможности при существовавшей тогда избирательной системе провести в парламент своих представителей, рабочие поддерживали чартистов на предварительных выборах — на этапе выдвижения кандидатов в парламент (когда решение принималось простым голосованием всех присутствующих). Кандидаты чартистов, выступавшие с острым разоблачением политики буржуазии и аристократии, на таких предварительных выборах неизменно получали подавляющее большинство голосов.

В марте 1854 г. в Манчестере состоялся съезд делегатов от чартистских организаций всей страны, принявший название «Рабочего парламента». Этот съезд был фактически последним ярким проявлением активности чартистов. К концу 50-х годов чартистское движение замерло окончательно. Даже такой видный деятель революционного крыла чартизма, как Эрнест Джонс, вступил в конце 50-х годов в соглашение с буржуазными радикалами и отказался от чартистской программы.

Внешняя и колониальная политика
Генри Джон Пальмерстон.
Литография середины XIX в.

Внешняя политика господствующих классов, так же как и их внутренняя политика, находилась в тесной связи с развитием английского капитализма: подъем индустриальной мощи страны побуждал буржуазию добиваться расширения рынков сбыта для английских товаров, устранения всех препятствий и барьеров для английской торговли, подчинения всех слабых стран.

Главным проводником агрессивной внешней политики Англии являлся лорд Пальмерстон, неоднократно занимавший должность министра иностранных дел, а в период 1855—1858 и 1859—1865 гг. — премьер-министра. Широко используя либеральную фразеологию, выставляя себя защитником свободы в других странах, Пальмерстон на деле поддерживал угнетение народов, содействовал подавлению революционных и национально-освободительных движений. Натравливая одни народы на другие, Пальмерстон стремился сделать Англию арбитром между ними.

В полном противоречии с либеральной фразеологией, которой любили щеголять английские государственные деятели, английское правительство вело политику, направленную на подавление свободы и независимости народов. Особенно наглядно агрессивность английской внешней политики проявилась в бесчисленных колониальных войнах.

В 1856 г. Англия начала вторую грабительскую опиумную войну против Китая и принудила последний заключить в 1858 г. договор, который означал новый шаг на пути к закабалению китайского народа. В 1856 г. англичане начали войну против Ирана. Вспыхнувшая вскоре народная война в Индии заставила английское правительство на время отказаться от планов полного закабаления Ирана. В Южной Африке англичане вели истребительную войну против племени коса, пытавшегося отстоять свою землю, и изгнали его. В 1859 г. было жестоко подавлено восстание против английского господства в Индии.

На протяжении 50-х и 60-х годов англичане воевали в Новой Зеландии против свободолюбивого народа маори; война эта закончилась истреблением значительной части маори и изгнанием их с принадлежавших им земель. В 1860 г. английские войска совместно с французскими совершили новое разбойничье нападение на Китай.

В 1863 г. англичане силой добились «открытия» Японии для своей торговли. В 1865 г. английские власти свирепо подавили на острове Ямайке восстание рабов, поднявшихся против плантаторов (450 участников восстания были казнены без суда и следствия). В 1868 г. английские войска вторглись в Эфиопию в ответ на попытку эфиопского правительства заставить английских торговцев платить пошлины при ввозе своих товаров в эту страну.

Англия занимала первое место среди держав по темпам и масштабам колониальной экспансии. Главным побудительным мотивом этой экспансии была погоня за новыми рынками сбыта и сырья. Стремление получить базы для океанского судоходства и военного флота также побуждало английское правительство к территориальным захватам.

Штаб английской военной экспедиции у Сенафа в Эфиопии.
Гравюра 1868 г.

В 1852 г. Англия присоединила значительную часть Бирмы к своим индийским владениям, а в 1854 г. аннексировала огромную территорию к западу от индийских границ — Белуджистан, и таким путем лишила Афганистан выхода к морю. В 1860 г. англичане захватили Коулун — часть китайской территории, расположенной на материке против острова Гонконга, отторгнутого еще ранее у Китая. Продолжали расширяться и английские владения на Малаккском полуострове.

Менее значительны были территориальные приобретения Англии в Африке. Владения англичан, как и других европейских держав, были расположены главным образом на побережье африканского континента. Они являлись плацдармом для дальнейшего проникновения в Африку, для окончательного раздела «черного континента».

В общем за период с 1850 по 1870 г. население колониальных владений Англии (не считая индийских княжеств) возросло со 130 млн. человек примерно до 200 млн. человек.

Борьба Ирландии за независимость. Восстание 1867 г.

После 1848 г. в Ирландии продолжалось изгнание мелких фермеров-арендаторов с их участков. Эмиграция обнищавших фермеров за океан шла усиленными темпами. За период с 1841 по 1871 г. численность населения Ирландии в результате эмиграции и голодовок сократилась с 8,2 млн. человек до 5,4 млн. человек и вернулась к уровню 1801 г. Ирландия была единственной европейской страной, где численность населения уменьшилась.

В конце 50-х годов возникла тайная организация «Ирландское революционное братство». Его члены называли себя «фениями» — по имени отряда воинов легендарного героя ирландского освободительного движения периода завоевания Ирландии англичанами — Финна Макуля. Строго конспиративная военизированная организация фениев ставила своей задачей подготовку и осуществление вооруженного восстания для создания независимой Ирландской республики. Отряды фениев вербовались в основном из рабочих и батраков, но руководящая роль принадлежала мелкой и средней буржуазии. Руководители движения придерживались узкозаговорщической тактики, не опирались на широкие массы. Это явилось одной из причин неудачного исхода восстания 1867 г. Власти, заранее извещенные предателями, приняли меры. Восстание, вследствие арестов лишенное общего руководства, свелось к отдельным стычкам с войсками. Оно было жестоко подавлено английским правительством.

Выселение мелкого арендатора в Ирландии.
Гравюра 1848 г.
Рабочее движение 50-60-х годов

В 1857 г. Англию, как и ряд других стран, поразил острый экономический кризис, который тяжело отразился на положении рабочих. 12% членов профессиональных союзов оказалось без работы; среди неорганизованных рабочих число безработных было значительно больше. В Манчестере лишилось работы более половины всей массы рабочих. Предприниматели использовали рост безработицы для снижения заработной платы и ухудшения условий труда. Тред-юнионы поддержали борьбу рабочих.

В 1858 г. началась стачка строительных рабочих Лондона. Они потребовали сокращения рабочего дня до 9 часов. Предприниматели немедленно объявили локаут и заявили, что непременным условием обратного принятия на работу является письменный отказ рабочих от участия в тред-юнионе. Стачка и локаут длились два месяца и закончились поражением рабочих. Эта борьба показала, что бессилие рабочих перед хозяевами является следствием распыления их по мелким союзам. Одним из результатов этой стачки явилось объединение профессиональных организаций Лондона в Профессиональный совет, ставший образцом для рабочих других городов. Во главе лондонского Профессионального совета оказались способные организаторы: лидеры крупных тред-юнионов Джордж Оджер (от профсоюза сапожников), Уильям Аллан (от профсоюза механиков), Роберт Эппльгарт (от профсоюза плотников) и другие.

Нападение в Манчестере на тюремную карету и освобождение арестованных фениев.
Гравюра 1867 г.

События этих лет поставили перед английским рабочим классом вопрос о необходимости выразить свое отношение к внешней политике правительства. В период гражданской войны в США (1861—1865) английские рабочие горячо поддержали прогрессивное правительство Линкольна в его борьбе против мятежных рабовладельцев. Война и блокада южных штатов привели к значительному сокращению поставок хлопка в Англию. В результате «хлопкового голода» ряд английских фабрик остановился, много рабочих осталось без работы. Плантаторы-рабовладельцы США надеялись, что нехватка хлопка в Англии ускорит вмешательство английского правительства в войну на их стороне. Однако английские рабочие выступили против планов интервенции. В промышленных областях развернулись массовые митинги в поддержку Линкольна и борьбы американского народа против рабства. Английское правительство было вынуждено отказаться от своих проектов выступления на стороне южан.

Живо откликался английский рабочий класс и на другие события международной жизни. С горячим сочувствием отнеслись рабочие Англии к восстанию 1863 г. в Польше, к борьбе итальянского народа за национальную независимость и политическое объединение страны. Активное участие английского рабочего класса в политической жизни значительно повысило его самосознание, усилило стремление его передовых слоев к участию в международной организации пролетариата. Большую роль в воспитании интернационализма английских рабочих сыграло Международное товарищество рабочих (I Интернационал), в которое на правах коллективных членов вступили многие английские тред-юнионы.

Борьба за вторую избирательную реформу

Значительные успехи в развитии капитализма в самой Англии, расширение сферы его господства и влияния за пределами страны — все это привело к огромному усилению роли промышленной буржуазии в политической жизни страны. Либералы и консерваторы, сменявшие друг друга у власти, вели политику, целиком определявшуюся интересами крупной буржуазии. Обе партии — и либералы и консерваторы — были против расширения избирательного права. Влиятельные круги господствующих классов опасались последствий новой реформы.

В пользу избирательной реформы выступали широкие слои мелкой буржуазии и некоторая часть промышленной буржуазии, которая надеялась усилить свои позиции в парламенте. Но главной силой борьбы за реформу явился пролетариат.

Повседневный опыт убеждал рабочий класс, что отсутствие избирательных прав затрудняет его борьбу за улучшение своего экономического положения. Парламент, составленный почти исключительно из представителей крупной буржуазии и земельной аристократии, неоднократно проявлял свою враждебность к рабочим. Он сохранял в силе некоторые законы, которые ограничивали деятельность профессиональных союзов и закрепляли бесправие рабочих перед хозяином. Так, например, в силу действовавших законов показания рабочего в суде не имели силы, если они расходились с показаниями хозяина. Отменить эти законы можно было только через парламент, а для этого необходимо было изменить его состав, добиться его демократизации.

Столкновение рабочих с полицией в Гайд-парке (Лондон) 22 июля 1866 г.
Гравюра 1866 г.

Экономический кризис 1866 г. поразил все отрасли английской промышленности. Огромные бедствия принес он рабочим хлопчатобумажной промышленности, которая еще не успела оправиться от последствий «хлопкового голода» 1863—1864 гг. Безработица охватила широкие массы рабочего класса. Предприниматели использовали создавшееся положение для значительного снижения заработной платы. Официальная статистика отметила увеличение количества пауперов.

В воскресенье 22 июля 1866 г. в лондонском Гайд-парке состоялась грандиозная демонстрация в пользу избирательной реформы. С осени движение приняло массовый размах и в провинции: на митинге в Манчестере участвовало 300 тыс., в Бирмингеме — 250 тыс., в Глазго — 200 тыс. человек. Зима, которая принесла народным массам новые лишения, отмечена была дальнейшим ростом политической активности трудящихся. Правящим классам становилось все труднее противиться требованиям реформы.

Лидер консерваторов Дизраэли (1804—1881), занявший в 1866 г. в кабинете Дерби пост министра финансов, пришел к заключению, что реформа все равно неизбежна и что отсрочка ее грозит дальнейшим обострением политического положения; исходя из этого, Дизраэли решил провести реформу в жизнь и таким образом поднять авторитет консервативной партии, а заодно и свою собственную популярность. В 1867 г. парламент принял новый избирательный закон, который несколько снижал имущественный ценз и расширял число избирателей (с 1 млн. до 2,5 млн. человек) за счет мелкой буржуазии и наиболее обеспеченных слоев рабочего класса. Хотя этот закон сохранил ряд ограничений для участия трудящихся в выборах, тем не менее его принятие явилось значительным успехом демократического движения. Активное выступление английского пролетариата за всеобщее избирательное право в 1865—1867 гг. показало, что он стал крупной силой в политической жизни страны, в борьбе за демократизацию ее политического строя.