;

КИТАЙ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.
НАЧАЛО ПРЕВРАЩЕНИЯ КИТАЯ В ПОЛУКОЛОНИЮ

Глубокий кризис, наметившийся в Китае еще во второй половине XVIII в., резко обострился в начале XIX в. Усилились возмущения и борьба народных масс против Цинской династии, опиравшейся на господствующий класс феодалов и продажный чиновничий аппарат. Возникла внешняя угроза целостности Китая. Богатый природными ресурсами, имеющий самое большое в мире население, но слабый и отсталый в экономическом отношении, Китай стал ареной колониальной экспансии капиталистических держав, стремившихся захватить здесь рынки сбыта для своих товаров и новые источники сырья для своей промышленности. Начался процесс превращения Китая в полуколонию капиталистических держав, затормозивший на долгое время развитие производительных сил и содействовавший консервации старых, феодальных отношений.

Феодальный строй
Полевые работы.
Подставка из слоновой кости
для каллиграфа. XIX в.

Основу феодальной экономики Китая в XIX в. по-прежнему составляло сельское хозяйство, в котором было занято свыше 90% населения страны. Крестьяне производили не только продукты сельского хозяйства, но и большую часть необходимых им ремесленных изделий. Значительная часть продукции сельского хозяйства, присваивавшаяся помещиками и феодальным государством в виде арендной платы за землю, расходовалась на удовлетворение потребностей господствующего класса и чиновно-бюрократического государственного аппарата. Товарное хозяйство, правда, продолжало развиваться в первой половине XIX в., но не играло решающей роли в экономической жизни страны. Характерной чертой экономики Китая оставалось соединение мелкого крестьянского хозяйства с домашним кустарным промыслом.

Основная масса земли находилась в руках помещиков и феодального государства. Феодальные владения в несколько десятков тысяч му стали не редкостью. Одновременно за счет роста землевладельцев из числа торговцев и ростовщиков значительно увеличилась прослойка мелких помещиков, составлявших самую многочисленную часть господствующего класса. Крестьяне либо совсем не имели земли, либо владели крохотными участками. Подавляющее большинство крестьян арендовало землю. Источник того времени сообщает, например, что в уезде Гуйпин) провинция Гуанси), который отнюдь не являлся исключением, «большей частью земли завладели богатые дома, а те, кто трудится с сохой и мотыгой, в большинстве своем стали арендаторами». В среднем на каждого жителя Китая приходилось 2 му, или 0,125 га, пахотной земли. Арендная плата составляла, как правило, половину и более урожая. Вследствие тяжелого налогового гнета продолжалось разорение крестьян-собственников.

Элементы капитализма в недрах китайского феодального строя вызревали крайне медленно и неравномерно. Они прежде всего появились в городах приморских провинций на частных мануфактурах и в ремесленных мастерских. К середине XIX в. наряду с государственными мануфактурами уже было много частных мастерских, применявших наемный труд. В некоторых мастерских было занято по несколько десятков и даже по 100 и более рабочих. Например, в районах Сисянь, Динъюань и Хуаян в провинции Шэньси насчитывалось 140 мастерских по производству бумаги с числом наемных рабочих от 10 до 100 человек в каждой, а в районе Оунин (провинция Фуцзянь) — до 1 тыс. таких же предприятий по переработке чая. В районе Фошаня (провинция Гуандун) действовало около 2,5 тыс. прядильных и ткацких мастерских, в которых было занято в общей сложности 50 тыс. работников. В некоторых районах появились рассеянные мануфактуры.

Политика изоляции Китая от внешних рынков, проводившаяся цинским правительством, мелочная регламентация, тяжелые налоги и поборы с владельцев мастерских, принудительная закупка властями значительной части их продукции по ценам, намного ниже рыночных, препятствовали развитию частных мастерских и мануфактур. Удельный вес крупных частных мастерских в общем объеме кустарного производства был незначительным. В кустарном производстве по-прежнему преобладала крестьянская домашняя промышленность.

Товарно-денежные отношения были развиты слабо. Хотя в приморских районах существовали сравнительно крупные купеческие организации, однако торговля в основном все еще ограничивалась местными рынками.

Положение народных масс. Крестьянские восстания

Феодалы и ростовщики, отнимая у крестьян не только прибавочный, но нередко и часть необходимого продукта, обрекали их на нищенское полуголодное существование. «...Таких, которые живут в тепле, когда стоят холода, и не стонут от голода в неурожайный год, вряд ли наберется двое-трое на десяток дворов», — писал о жизни крестьян один из китайских авторов того времени.

Разорившиеся крестьяне бросали свое хозяйство, становились нищими или пополняли ряды «разбойной вольницы», получившей тогда в Китае широкое распространение. Не лучше было положение трудового люда в городах. Крестьяне и бедное население городов нередко поднимали восстания. При этом антифеодальная борьба сливалась с борьбой национальной, антиманьчжурской.

В Цинской империи, которой правила маньчжурская династия, маньчжуры пользовались особыми привилегиями. Занимая все важнейшие посты в административном аппарате, они беспощадно грабили народ. Например, один из маньчжурских сановников приобрел богатства, состоявшие из 2,5 млн. му земли, 682 фунтов золота, 11 ящиков бриллиантов и огромного количества серебра. От маньчжурских бюрократов не отставали и китайские чиновники. Лихоимство, продажность и произвол высших и низших чиновников приняли невиданные ранее размеры.

Военной опорой Цинской династии были «знаменные» маньчжурские войска, поставленные в привилегированное положение по сравнению с войсками «зеленого знамени», сформированными из китайцев. В XIX в. в маньчжурских войсках резко упала дисциплина, и они в значительной мере утратили боеспособность.

Маньчжурско-цинская династия олицетворяла в глазах народных масс всю систему феодального гнета. Поэтому крестьянские восстания в Китае в то время обычно проходили под лозунгом свержения Цинской династии и восстановления династии Мин (т. е. китайской национальной династии).

Кормление шелковичных червей и сортировка коконов.
Гравюра А. Уиллмора по рисунку Т. Аллома.

В 1813 г. вспыхнуло вооруженное народное восстание в Хэнани, Чжили и Шаньдуне. Его возглавила тайная антиманьчжурская организация «Секта небесного закона». Восставшие попытались даже захватить императорский дворец в Пекине, но были разбиты правительственными войсками. При подавлении восстания погибло более 20 тыс. человек.

Вслед за тем, в 20—30-х годах, в разных провинциях произошло более 30 народных вооруженных восстаний, участниками которых являлись крестьяне, городская беднота, а также различные народности окраинных провинций. Некоторые из этих восстаний охватывали большую территорию и продолжались по несколько лет. Хотя все эти разрозненные выступления свирепо подавлялись маньчжурскими властями, борьба народных масс продолжалась.

Первая опиумная война

Капиталисты Европы и США, добивавшиеся новых рынков сбыта и сырья, наталкивались на политику ограничения иностранной торговли в Китае, проводившуюся цинским правительством. Первое место среди европейских стран, настойчиво домогавшихся проникновения в Китай, занимала Англия.

Еще в августе 1793 г. в Китай прибыла миссия лорда Макартнея, которая потребовала от цинского правительства открытия для английской торговли ряда портов, предоставления англичанам права свободного поселения и передвижения в Китае, а также ликвидации монополии китайской купеческой организации Гунхан (кохонг) в области внешней торговли. Все эти требования были отвергнуты.

Курильщики опиума.
Гравюра Дж. Патерсона по рисунку Т. Аллома.

После неудачи миссии Макартнея Англия сделала в 1808 г. попытку захватить Аомынь (Макао), чтобы обосноваться на побережье Южного Китая, но по требованию цинских властей английская эскадра вынуждена была уйти из этого порта. В 1816 г. английское правительство послало в Китай новую миссию во главе с лордом Амхерстом с такими же поручениями, какие были у Макартнея. Эта миссия была изгнана из Пекина за отказ Амхерста выполнить обряд девятикратного преклонения перед императором. Одновременно цинское правительство издало приказ, запрещавший въезд в Пекин иностранным послам.

В 1834 г. правительство Англии направило в Гуанчжоу (Кантон) лорда Нэпира для наблюдения за англо-китайской торговлей, но генерал-губернатор Гуанчжоу отказался вести переговоры с Нэпиром и предложил ему удалиться. В ответ на это Нэпир вызвал два английских военных корабля. Однако он не решился начать военные действия и вскоре покинул город.

К этому времени большое распространение получила английская контрабандная торговля опиумом. Ввоз опиума в Китай англичанами начался еще в последней четверти XVIII в., после того как английская Ост-Индская компания взяла в свои руки производство этого наркотика в Бенгалии. Вначале ввоз опиума составлял несколько тысяч ящиков в год; в 1816 г. он достиг почти 22 тыс. ящиков, а в 1838 г. превысил 40 тыс. ящиков. Опиум быстро стал основной и наиболее доходной статьей английской торговли с Китаем. Поскольку эта торговля оказалась для англичан весьма прибыльной, вслед за ними стали ввозить опиум в Китай торговцы США, а также Португалии и других стран. Ведущее место все же удерживали за собой англичане.

Несмотря на неоднократное запрещение цинским правительством ввоза опиума, местные власти смотрели сквозь пальцы на распространение этой торговли, получая огромные взятки от английских купцов. Усиленный ввоз опиума привел к массовому распространению опиекурения в Китае, к разрушению здоровья сотен тысяч китайцев и к утечке из страны огромного количества серебра.

В 30-х годах XIX в. в Китае началось движение за запрещение опиумной торговли и опиекурения. Оно было поднято передовыми людьми Китая во главе с видным сановником Линь Цзэ-сюем. Под влиянием этого движения император Даогуан назначил в декабре 1838 г. Линь Цзэ-сюя своим особым уполномоченным в провинции Гуандун, поручив ему пресечь ввоз опиума в страну. По прибытии в Гуанчжоу, через который осуществлялась торговля с западными странами, Линь Цзэ-сюй в марте 1839 г. потребовал от английских и американских торговцев прекращения опиумной торговли. Он сумел заставить английских торговцев передать китайским властям наличные запасы опиума (более 20 тыс. ящиков) и отдал распоряжение их уничтожить. Хотя он и обязался возместить иностранным купцам убытки от уничтожения опиума, правительство Англии объявило его действия нарушением прав и интересов английских торговцев. После ряда пиратских рейдов, совершенных английскими военными кораблями, Англия в апреле 1840 г. официально объявила войну Китаю. Флот Англии блокировал Гуанчжоу, совершал нападения на различные пункты китайского побережья; десантные части англичан захватили остров Сянган (Гонконг). С целью устрашения Китая и принуждения его к капитуляции англичане разрушали населенные пункты, беспощадно истребляли мирных жителей, грабили их имущество. Таким образом, попытка китайцев пресечь контрабандную торговлю опиумом послужила предлогом для так называемой первой опиумной войны, которую Англия развязала против Китая, чтобы открыть английским товарам доступ к китайскому рынку.

Заключение торгового соглашения Англии
с Китаем в июле 1840 г.

Гравюра Дж. Патерсона по рисунку Т. Аллома.

Численность английских войск, действовавших в Китае, была невелика. Но они были хорошо обучены и вооружены по последнему слову тогдашней военной техники. Вооружение же цинской армии безнадежно устарело; отсутствовал единый план обороны, военачальники действовали каждый по своему усмотрению, не заботясь о том, что делалось по соседству.

В июле — августе 1840 г. английские десантные войска после непродолжительных боев захватили о. Динхай и г. Сямынь (Амой) на побережье провинции Фуцзянь. Одновременно английская эскадра появилась вблизи г. Тяньцзиня, угрожая опустошением столичной провинции Чжили. Наместник этой провинции вступил в переговоры с англичанами и принял все их условия. Однако цинское правительство отказалось утвердить это соглашение, и военные действия развернулись с новой силой. Английские войска захватили Нинбо, Чжоушаньские острова, Шанхай и ряд важных пунктов на подступах к Гуанчжоу. Китайские войска и добровольческие отряды, созданные населением приморских районов, оказывали героическое сопротивление и неоднократно наносили врагу частичные поражения. В районе Гуанчжоу местное население организовало добровольческие дружины пин ин туань («отряды усмирения англичан»). 30 мая 1841 г. они окружили и едва не уничтожили в районе деревни Саньюаньли большой английский отряд во главе с уполномоченным английского правительства Эллиотом. Однако цинские чиновники помогли Эллиоту выбраться из окружения.

Боясь опереться на народные массы в борьбе против английских агрессоров, цинское правительство предавало интересы страны, всячески препятствуя вооружению народа, искало путей соглашения с англичанами. Оно подвергло опале Линь Цзэ-сюя, сняло запрет на ввоз опиума и неоднократно пыталось вступить в переговоры с англичанами. Летом 1842 г., когда английская эскадра, поднявшись вверх по р. Янцзы, захватила г. Чжэньцзян и продвинулась к Нанкину, цинское правительство приняло все требования англичан.

Нанкинский договор и «дополнительный протокол»

29 августа 1842 г. был подписан Нанкинский мирный англо-китайский договор, означавший по существу капитуляцию китайских правителей перед англичанами. В соответствии с договором цинское правительство открыло для английской торговли пять портов Китая — Гуанчжоу, Сямынь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай — с правом учреждения в них английских консульств, обязалось уплатить крупную контрибуцию, передать остров Сянган (Гонконг) в вечное владение Англии, ликвидировать монопольную купеческую организацию кохонг. Китаю были также навязаны низкие таможенные пошлины на английские товары (не выше 5% их стоимости), что создавало благоприятные условия для захвата китайского рынка английскими торговцами. Таким образом, Англия получила широкий доступ в Китай и приобрела важную военную базу, позволившую ей осуществлять и впредь агрессию против Китая.

Нанкинский договор явился первым договором, поставившим Китай в неравноправное положение в его отношениях с капиталистическими государствами. За ним последовала серия подобных же неравноправных договоров. Через год Англия принудила цинское правительство подписать так называемый «дополнительный протокол», по которому английским подданным предоставлялись в Китае права экстерриториальности (неподсудности китайским властям). Англия получила право создать в «открытых портах» сеттльменты (территории, на которых иностранцы имели свое управление, войска и полицию). Китай принял в отношении Англии принцип наибольшего благоприятствования, т. е. обязался автоматически распространять на нее все права и привилегии, предоставляемые какой-либо другой державе.

Американо-китайский и франко-китайский договоры 1844 г.

Вслед за Англией и другие державы стали навязывать Китаю неравноправные договоры. Поражением Китая прежде всего воспользовались США. Во время опиумной войны США направили к берегам Китая свою эскадру и поддерживали английских агрессоров. После капитуляции Китая командующий американской эскадрой принудил гуандунские власти выплатить более 100 тыс. лян серебра американцам в возмещение их убытков от уничтожения опиума Линь Цзэ-сюем.

В 1844 г. правящие круги США, угрожая Китаю войной, принудили цинское правительство подписать в Ванся неравноправный договор. По этому договору США получили от Китая все права и привилегии, предоставленные Англии, и некоторые другие льготы. Этим было положено начало серии неравноправных американо-китайских договоров и вторжению американского капитала в Китай.

В том же, 1844 г. был подписан в Хуанпу неравноправный франко-китайский договор, распространивший на Францию права и привилегии, которые были вырваны у Китая Англией и США. Кроме того, Франция вынудила цинское правительство предоставить католической церкви право вести в Китае миссионерскую пропаганду. Французские миссионеры развернули активную деятельность также во Вьетнаме, который находился в вассальной зависимости от Цинской империи, и немало сделали для подготовки захвата этой страны Францией.

Кульджинский русско-китайский договор 1851 г.

Россия долгое время поддерживала с Китаем отношения, основанные на равноправии. Главную статью русского экспорта в Китай составляли суконные и хлопчатобумажные ткани. Китай вывозил в Россию чай, шелковые ткани, фарфор и другие товары. Объем китайско-русской торговли в первой половине XIX в. непрерывно увеличивался. В 1810 г. в Россию из Китая было вывезено 75 тыс. пудов чая, в 1830 г. — уже 143 тыс. пудов, а в 1845 г. — 321 тыс. пудов.

Еще в 1805 г. в китайский порт Гуанчжоу прибыли русские корабли «Надежда» под командой И. Ф. Крузенштерна и «Нева» под командой Ю. Ф. Лисянского, совершавшие кругосветное путешествие. В том же году царское правительство направило в Пекин миссию во главе с Ю. А. Головкиным, поручив ему добиваться установления официальных дипломатических отношений между Россией и Китаем, предоставления русским купцам права торговли в Гуанчжоу, посылки караванов во внутренние города Китая и т. д. Однако эта миссия доехала только до Урги и не была пропущена цинскими властями в Пекин.

Только в 1851 г. в Кульдже был заключен русско-китайский договор, по которому города Кульджа и Чугучак открывались для русской торговли и товары обеих стран освобождались от пошлин.

Последствия первой опиумной войны и неравноправных договоров

Первая опиумная война явилась важным рубежом в истории Китая. Ранее независимый Китай утратил часть своих суверенных прав и начал превращаться в полуколонию. Используя привилегии, вырванные у цинского правительства по неравноправным договорам, иностранные капиталисты хозяйничали на китайской земле, вмешивались во внутренние дела Китая, домогались новых преимуществ с целью утвердить свое экономическое и политическое господство в этой стране. Цинское правительство постепенно становилось послушным приказчиком капиталистических держав. Оно свирепо расправилось с народными выступлениями против иностранцев, происходившими в 1842—1849 гг. в Гуандуне, Фуцзяни, Чжэцзяне и Цзянсу.

В результате первой опиумной войны и неравноправных договоров Китай сделался рынком сбыта европейских и американских товаров фабричного производства и источником колониального сырья для промышленности капиталистических государств. У китайского народа появился, помимо феодалов, еще один хищный эксплуататор — иностранный капитал. Стоимость промышленных товаров, ввезенных в Китай одной только Англией, увеличилась с 969,3 тыс. ф. ст. в 1842 г. до 2394,8 тыс. ф. ст. в 1845 г., в том числе стоимость текстильных товаров — с 616 тыс. ф. ст. до 2175 тыс. ф. ст. В то же время резко увеличился вывоз сырья из Китая. Например, вывоз шелка-сырца увеличился с 1787 тюков в 1843 г. до 23 тыс. тюков в 1851 г., а чая за то же время — с 17,7 млн. фунтов до 99,2 млн. фунтов.

Штурм крепости Чумпи под Гуанчжоу.
Гравюра Г. Эдларда по рисунку Т. Аллома.

Вторжение иностранного капитала в Китай не могло не способствовать развитию товарно-денежных отношений, постепенному разрушению феодальной экономики и развитию капиталистических форм хозяйства. С другой стороны, широкий доступ в Китай иностранных товаров, поддержка феодальных сил со стороны капиталистических держав препятствовали развитию национального капитализма.

Поражение в первой опиумной войне послужило толчком к обострению социального кризиса, который давно уже назревал в Китае на почве усиления феодальной эксплуатации. Продолжавшаяся выкачка серебра иностранными опиумными торговцами (ввоз опиума в 1851 г. составил 55,6 тыс. ящиков) повлекла за собой резкое обесценение медной монеты. Обменный курс одного серебряного ляна поднялся с 1656 медных вэней в 1843 г. до 2355 медных вэней в 1849 г.; денежная система страны приходила в расстройство. Военные расходы и выплата контрибуции истощили государственную казну; в связи с этим был введен ряд дополнительных поборов с населения, которые превышали ставки основных налогов. Это привело к еще большему росту хищнического ростовщического капитала, к еще большей концентрации земли в руках помещиков, чиновников, ростовщиков и торговцев, а также к усилению эксплуатации широких народных масс. Чтобы расплатиться с тяжелыми налогами и поборами, крестьяне прибегали к «помощи» ростовщика, что обычно довершало их разорение. Ростовщичество после первой опиумной войны получило необычайно широкое распространение. Почти в каждом уездном городе имелось по 10 и более ломбардов; в деревнях появились мелкие ломбарды, принадлежавшие помещикам и торговцам.

Ухудшение положения широких народных масс привело к обострению классовых противоречий между крестьянством и феодалами. В то же время как ответ на превращение Китая в полуколонию началась борьба китайского народа за независимость своей родины.

Легкая победа, доставшаяся англичанам в первой опиумной войне, поощрила дальнейшую колониальную экспансию капиталистических держав на Дальнем Востоке. За агрессией против Китая последовало их вторжение в Японию, Корею и другие страны Восточной Азии.