;

ЗАВЕРШЕНИЕ ЗАВОЕВАНИЯ ИНДИИ АНГЛИЧАНАМИ.
БОРЬБА НАРОДОВ ИНДИИ ПРОТИВ АНГЛИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ

Территориальные захваты, осуществленные английской Ост-Индской компанией при самой активной поддержке правительства Англии, завершились к середине XIX в. колониальным порабощением всей Индии. Успеху этой неслыханной по своим масштабам колониальной агрессии способствовала экономическая отсталость и политическая раздробленность Индии, разоренной междоусобными войнами и иноземными нашествиями.

В конце XVIII в. на территории Индии еще существовало несколько крупных феодальных держав и множество мелких вассальных княжеств. Наиболее значительным из них было государство маратхов, куда входили княжества Гвалиор, Индур, Барода, Нагпур и Пуна. Правитель Пуны, носивший титул пешвы, возглавлял маратхскую конфедерацию. С маратхской державой граничили княжество Хайдерабад в центре Декана, на юге — государство Майсур, на севере — княжество Ауд и на северо-западе — владения сикхских феодалов Пенджаба и эмиров Синда.

Ауд и Хайдерабад были связаны с Ост-Индской компанией «союзническими» договорами и обязательством содержать за свой счет контингенты так называемых субсидиарных войск Ост-Индской компании. Фактически они, особенно Аудское княжество, уже находились в зависимости от Ост-Индской компании.

Майсуру и маратхским князьям в 60—80-х годах XVIII в. удалось отбить первые попытки англичан подчинить их своей власти.

Борьба Майсура за независимость и его завоевание Англией

Султан Майсура Типпу понимал, что Мангалурский мир (1784 г.), которым закончилась вторая англо-майсурская война, только передышка и что англичане вновь попытаются уничтожить его самостоятельность, считая его своим опасным противником. Типпу-Султан деятельно готовился к новой войне. Он провел ряд мероприятий по укреплению армии, увеличил ее оснащение артиллерией, создал особые мануфактуры, где изготовлялось оружие (пушки и мушкеты), боеприпасы, укрепил форты и стены городов. На его мануфактурах работали и европейцы, в том числе много французов. С помощью французских военных инструкторов и командиров Типпу-Султан добился значительного усиления своей армии.

Военные мероприятия требовали больших средств, поэтому был увеличен земельный налог, введена государственная монополия на табак, перец, сандал и драгоценные камни.

Наряду с военной и экономической подготовкой к обороне княжества Типпу предпринял попытку создать антианглийскую коалицию с включением в нее Хайдерабада, Маратхского государства, а также Турции и Франции. Однако французское и турецкое правительства отклонили предложения Типпу, а низам Хайдерабада и маратхские феодалы, боясь растущей мощи Майсура, предпочли союз с англичанами. В результате, когда англичане напали на Майсур, ему пришлось одному воевать против объединенных сил Ост-Индской компании, Хайдерабада и маратхов.

В 1790 г. англичане начали войну с Майсуром. Английский генерал-губернатор Индии Корнуоллис надеялся быстро закончить кампанию. Многочисленные английские войска наступали на Майсур с юго-запада и из Бомбея, а маратхи и низам Хайдерабада с севера. Однако Типпу нанес ряд тяжелых поражений английским войскам и их индийским союзникам. Война затянулась. Только собрав новую, еще более многочисленную армию, Корнуоллис сумел подойти к столице княжества Серингапатаму. Типпу был вынужден запросить мира.

По Серингапатамскому договору (1792 г.) Типпу обязался уплатить большую контрибуцию и отдать половину своего княжества англичанам и их союзникам. Чтобы уплатить контрибуцию и восстановить военную силу своего государства, он потребовал от городов единовременно внести в казну 16 млн. рупий. С этой же целью была проведена конфискация средств купечества и ростовщиков, храмовых земель, части джагиров (феодальное владение, связанное с несением военной службы), принадлежавших индусским феодалам, а также служебных участков сельских старшин. Против уклоняющихся применялись самые суровые меры. В результате против Типпу создалась оппозиция, которая объединила торгово-ростовщическую прослойку городов и феодалов. Ему даже пришлось создать особый корпус для своей охраны. При назначении на службу в гражданском ведомстве и на командные посты в армии Типпу отдавал предпочтение мусульманам, опасаясь враждебности индусских феодалов.

Дом английского резидента в Хайдерабаде.
Гравюра В. Миллера по рисунку Гриндли.

В 1796 г. Типпу отправил посольство в Афганистан с призывом начать священную войну (джихад) против англичан и освободить от них Индию. В то же время он просил помощи в борьбе с англичанами у французов. Во время якобинской диктатуры в революционной Франции Типпу разрешил служившим у него французам создать клуб якобинцев, а самого Типпу именовать гражданином.

Через семь лет после тяжелого Серингапатамского мира Майсур снова подвергся нападению англичан. В 1798 г. в разгар войны Англии с Францией в Индию прибыл новый английский генерал-губернатор Ричард Морнингтон. Он застал здесь неблагоприятную для Англии обстановку. Союз с Хайдерабадом и маратхами, когда-то заключенный против Майсура, распался. Французские военные инструкторы обосновались не только в Майсуре, но также у низама и у маратхов. Морнингтон решил сначала разгромить Майсур.

Типпу-Султан, готовясь к войне, снова обратился за помощью к Франции. Его посланец был у Бонапарта в Каире. В письме, датированном 26 января 1799 г., Бонапарт, исходя из своих военных интересов, заявлял о желании освободить Индию из-под английского господства и просил прислать уполномоченного для ведения переговоров. Типпу безуспешно склонял к выступлению против англичан низама и пешву Пуны. Морнингтон сумел добиться от низама Хайдерабада согласия распустить корпус, находившийся под командованием французов, и заменить его английскими субсидиарными войсками. В феврале 1799 г. английская армия вторглась в пределы Майсура. Наступая с трех сторон, английская армия сломила упорное сопротивление майсурских войск, 4 мая 1799 г. столица Майсура Серингапатам была взята. Типпу пал в бою. Город по обычаю был отдан на разграбление войскам.

Англичане восстановили в Майсуре индусскую династию, правившую до Хайдера-Али, отца Типпу. Новый правитель подписал договор, по которому согласился на отторжение от Майсура сорока округов; двадцать один из них был отдан Хайдерабаду. Фактически Майсур потерял свою независимость.

Захват части Ауда англичанами. Война с маратхами в 1802-1803 гг.

Чтобы покрыть огромные расходы, понесенные в войне с Майсуром, и достать средства для дальнейшей агрессии в Индии, лорд Морнингтон решил нанести удар союзному Аудскому княжеству. В поисках предлога Морнингтон объявил, что Ауду якобы грозит опасность со стороны Афганистана, и предложил правителю Ауда расформировать свою армию, чтобы заменить ее английской армией с соответствующим увеличением «субсидии» до 7,6 млн. рупий (вместо прежних 5 млн.). Когда аудский князь воспротивился этому, заявив, что у него нет таких средств, Морнингтон под видом покрытия расходов на содержание войск отнял у Ауда почти половину его территории.

После этого Морнингтон стал готовить наступление на маратхов. На этот раз англичане использовали феодальную распрю между пешвой и другими маратхскими князьями. Пешва, разбитый индурским князем, бежал из Пуны и обратился за помощью к англичанам.

В 1802 г. англичане заключили с пешвой договор, навязав ему тяжелые обязательства: содержать наемное войско в количестве не менее 6 тыс. человек и отдавать англичанам на его содержание доходы с выделенной для этой цели территории, удалить неугодных англичанам европейцев, отказаться от сношений с любым государством без консультации с Ост-Индской компанией и т. д. С помощью англичан пешва Баджи Рао II вновь утвердился в Пуне. Подписание договора, означавшее потерю маратхским государством своей независимости, вызвало возмущение у членов маратхской конфедерации. Князь Гвалиора и правитель Нагпура решились на войну против англичан.

Потерпев поражение, они также были вынуждены уступить англичанам значительную часть своих территорий и подписать договоры, превращавшие их в вассалов Англии. Только теперь против англичан выступил индурский князь Холькар. Он прибегнул к старой маратхской тактике ведения войны: внезапные нападения и столь же внезапные отходы, уничтожение обозов и тактика выжженной земли. Холькару удалось заманить в ловушку преследовавшие его части полковника Монсона и разгромить их. Крупной неудачей англичан, стоившей им больших жертв, был также безуспешный штурм Бхаратпура, раджа которого выступил в союзе с Холькаром. С большим трудом англичане все же заставили Холькара отступить в Пенджаб и навязали ему договор, однако на условиях более для него благоприятных, чем договоры с другими маратхскими князьями.

Ликвидация Маратхского государства англичанами

В результате войны маратхские князья, за исключением Холькара, потеряли часть своих земель, а оставшиеся территории были разорены. Народ голодал. Поступления в княжескую казну резко сократились. Из-за отсутствия денежных средств князья стали отдавать воинским частям в джагиры вместо выплаты им жалованья отдельные округа. Это приводило к ограблению населения военачальниками и еще больше подрывало экономическое положение княжеств.

Большие бедствия приносили народу грабежи и насилия, чинимые так называемыми пиндари. Основное ядро их составили остатки войск феодалов Джамна-Гангского района, сохранившие оружие после того, как по требованию английских колониальных властей эти войска были распущены. Уйдя в соседние княжества, они занялись грабежом и одновременно служили феодалам как вспомогательные войска. Пиндари совершали набеги также на Берар, Нагпур, Пуну, доходили до Хайдерабада.

В государстве маратхов царила феодальная анархия. Пешву Баджи Рао II не признавали не только князья, входившие в маратхскую конфедерацию, но и его собственные джагирдары. Попытка Баджи Рао II подчинить их привела к тому, что эти феодалы начали искать сближения с англичанами. Не имея возможности заставить феодалов платить ему земельный налог, пешва еще более увеличил поборы с общинников, живших на государственных землях, что лишь усилило недовольство народа.

Английские колониальные власти, осведомленные своими резидентами о тяжелом внутреннем состоянии маратхских княжеств, искали только предлога для окончательной ликвидации Маратхского государства.

Шествие Великого Могола, сопровождаемого английским резидентом.
Индийская миниатюра 50-х годов XIX в.

Война 1814—1816 гг. с Непалом кончилась отторжением от него южных округов и учреждением поста английского резидента при дворе непальского князя. Но в ходе войны непальцы нанесли английской армии ряд серьезных поражений, оказавших сильное воздействие на всю Индию. Тогда-то англичане и решили восстановить свой пошатнувшийся военный престиж ударом по маратхским князьям.

По окончании непальской войны генерал-губернатор лорд Мойра стал готовиться к войне с маратхами, прикрывая эту цель необходимостью борьбы с разбоем пиндари. Собрав значительную армию, он, однако, открыл военные действия против пешвы Пуны, обвинив его в поддержке врагов англичан. В 1817 г. лорд Мойра заставил Баджи Рао II подписать новый договор, по которому маратхская конфедерация прекращала свое существование и англичане получали от пешвы часть его земель. Подписав этот унизительный договор, пешва тем не менее начал в ноябре 1817 г. войну с англичанами, в которую включился также и Нагпур, правда, вскоре разбитый.

Вместо того чтобы поднять против англичан народ, Баджи Рао искал поддержки у своих феодалов, но все они за небольшим исключением перешли на сторону англичан. Баджи Рао пришлось сложить оружие. Англичане уничтожили княжество Пуны, присоединили его территорию к своим владениям, а пешву поселили в Битхуре (рядом с Канпуром), где он стал жить на английскую пенсию и на доходы от своих личных земель, оставленных ему Ост-Индской компанией.

Одновременно англичане уничтожили пиндари. За некоторыми крупными вождями пиндари они сохранили их джагиры, а наиболее сильному из них, Амир-хану, выделили в Раджпутане целое княжество (Тонк).

Так окончило свое существование маратхское государство, основание которому было положено князем Шиваджи еще в XVII в.

Система колониального управления Индией

К 30-м годам XIX в. почти вся Индия оказалась под английским колониальным господством. За пределами английской власти осталась только долина Инда. В северной ее части, на территории Пенджаба, было сикхское государство, в южной — мелкие владения белуджских эмиров.

Территория, подвластная англичанам состояла из двух частей: одна — так называемая Британская Индия — находилась под непосредственным управлением английского колониального аппарата во главе с генерал-губернатором, другая — под призрачной властью индийских князей. Князьям запрещалось входить в какие бы то ни было сношения с другими государствами; даже их внутренние распри решались англичанами. Навязав князьям свой протекторат и взяв на себя защиту их от внешних врагов и собственных подданных, англичане тем самым освободили князей от всякой ответственности за судьбы своих княжеств, что способствовало росту деспотизма и алчности князей и полнейшему обнищанию подданных. Маркс, характеризуя положение в индийских вассальных княжествах, писал в 1853 г.: «При нынешней системе местные государства изнемогают под двойным бременем своей собственной администрации и налагаемых на них Компанией податей, а также сборов на чрезвычайные военные нужды. Условия, на которых им дозволяется сохранять видимость независимости, являются вместе с тем условиями их неуклонного упадка и полной невозможности какого-либо улучшения дел. Органическое бессилие — основной закон их существования как и вообще всякого организма, существующего лишь постольку, поскольку его терпят».

Европейский квартал в Калькутте.
Рисунок 1811 г.

Находившаяся в прямом управления англичан так называемая Британская Индия, в составе Бенгальской, Бомбейской, Мадрасской провинций и созданных в 1834 г. Северо-Западных провинций (из земель, отторгнутых у Ауда и завоеванных у маратхов), служила объектом непосредственного грабежа со стороны английских колониальных властей.

Индусский квартал в Калькутте.
Рисунок 1810 г.

Основными источниками дохода англо-индийских властей были земельный налог и правительственные монополии на опиум и соль. Экспорт индийского опиума в Китай приносил огромные прибыли, но еще большие приносила торговля солью на внутреннем рынке. Цены на соль были подняты благодаря монополии настолько, что этот жизненно необходимый продукт стал роскошью и для крестьянина и для бедного городского ремесленника. Земельный налог и монополия на опиум и соль давали почти 85% всех поступлений правительства.

Средства, получаемые от эксплуатации индийского народа, расходовались на содержание огромного аппарата управления и армии, на пенсии отставным чиновникам, уплату дивидендов пайщикам Ост-Индской компании, на ведение войн. Ничтожно малые суммы отпускались на производительные цели. Из 341 млн. ф. ст., полученных от налогового обложения за период с 1835 до 1851 г., было израсходовано на общественные сооружения лишь 5 млн. ф. ст., зато 10 млн. ф. ст. выплачено в виде дивидендов кучке английских пайщиков Ост-Индской компании.

Система «постоянного обложения» в Бенгалии

Захватив в XVIII в. Бенгалию, Ост-Индская компания присвоила себе право верховного собственника земли и на этом основании взимала в свою пользу земельный налог. Непомерно высокие размеры налога и система его сбора путем сдачи с торгов на краткосрочный откуп довели Бенгалию, некогда богатейшую область Индии, до полного разорения.

В целях увеличения налоговых поступлений, а также предотвращения серьезного политического кризиса, Корнуоллис в 1793 г. изменил налоговую систему в Бенгалии, введя там «постоянное обложение» («Permanent Settlement»), по которому землевладельческая знать в лице бенгальских заминдаров получала права земельных собственников. Со своих земельных владений бенгальские заминдары были обязаны платить налог, равный приблизительно 90% средней за истекшие десять лет годовой ренты с крестьян. Сумма этого налога фиксировалась навсегда; поскольку при этом не учитывались земельные пустоши, заминдар имел возможность путем их распашки и эксплуатации уменьшать норму земельного налога по отношению к общему доходу с поместья. Одновременно правительство издало правила, создававшие видимость его заботы о крестьянах. Оно ограничило заминдаров в праве произвольного повышения ренты и разрешило крестьянам опротестовывать в гражданских судах подобные действия. Помещики были обязаны выдать своим крестьянам письменный документ, в котором фиксировалась сумма ренты, подлежащая уплате заминдару; всякие дополнительные поборы сверх этой суммы запрещались. Конфискация имущества крестьянина или сгон с земли за недоимки могли производиться только по решениям суда. Однако уже вскоре, в 1799 г., уступая домогательствам заминдаров, правительство предоставило им право заключать недоимщика в долговую тюрьму, конфисковать имущество и сгонять с земли без обращения в суд. Тем самым крестьянин становился бесправной жертвой помещичьего произвола. Но и сами заминдары из-за высокого налога часто разорялись, а их поместья переходили в руки ростовщиков.

Система «сельского обложения» в Северо-Западных провинциях

На территории, составившей в 1834 г. Северо-Западные провинции, англичане вплоть до 1833 г. пересматривали ставки земельного налога через каждые три-пять лет, стремясь взять максимум возможного. Под тяжестью налога разорялись не только крестьяне. За недоимки было продано также немало земель, принадлежавших мелким феодальным землевладельцам.

Налоговый грабеж настолько подорвал сельское хозяйство этих провинций, что один голодный год здесь следовал за другим. Голодовки свирепствовали в 1803, 1813—1814, 1819, 1825, 1826, 1827—1828, 1832—1833, 1837—1838 гг., унося миллионы жизней. Все чаще оказывалось невозможным собрать земельный налог, несмотря на драконовские меры по отношению к недоимщикам.

Крестьянские волнения, иногда перераставшие в вооруженное сопротивление налоговым чиновникам, заставили колониальные власти внести изменения в налоговую систему. Этого же требовала и задача превращения Индии в поставщика технического сырья для Англии. В 1833 г. было издано постановление, по которому за старой феодальной знатью и за помещичьей прослойкой, возникшей за истекшие тридцать лет из откупщиков налога и скупщиков земли, закреплялись права собственности, а налог снижался с 85% до 66% ренты. Эта система получила название «сельского обложения» («Village Settlement»). Последнее название возникло потому, что единицей обложения было не поместье, как в Бенгалии, а сельская община.

По этой системе налоговые чиновники определяли платежеспособность крестьян, исходя из количества и качества земли, находившейся во владении общинников. Ответственность за уплату ренты возлагалась на каждого общинника соответственно размеру и качеству его индивидуального владения, причем за ним юридически признавалось право распоряжаться своим земельным участком как личной крестьянской собственностью. Однако в интересах фиска была установлена система круговой поруки общинников. При посредстве такой круговой поруки колониальным чиновникам удавалось собирать земельный налог даже в тяжелые неурожайные годы.

Система «райатвари» в Мадрасской и Бомбейской провинциях
Торговец.
Рисунок Севак Рама.
Около 1810 г.

Иную систему налогового ограбления англичане создали в Мадрасской и Бомбейской провинциях. За малым исключением здесь применялась так называемая система райатвари. Она заключалась в том, что правительство не пользовалось посредничеством заминдаров в сборе земельного налога, а само непосредственно осуществляло право феодального собственника земли. По системе райатвари ответственность за уплату налога возлагалась не на заминдара и не на сельскую общину, а в отдельности на каждого крестьянина, за которым закреплялось наследственное владение его участком. Крестьянину предоставлялось формальное право продавать и закладывать свою землю. Однако земельный налог был столь высоким, что практически никто не хотел покупать землю у крестьянина-недоимщика. Поэтому правительство не имело возможности взыскать недоимки даже путем продажи земельного участка райата (крестьянина). К налогоплательщикам применялись методы прямого насилия, вплоть до пыток. Бежавших крестьян ловили и насильно принуждали возвращаться к обработке земли.

Характеризуя земельно-налоговые реформы, проведенные англичанами в Индии, Маркс писал: «Мы имеем, таким образом, в Бенгалии сочетание английского лендлордизма, ирландской системы посредничества, австрийской системы, превращающей помещика в сборщика податей, и азиатской системы, согласно которой подлинным владельцем земли является государство. В Мадрасе и Бомбее мы имеем французского крестьянина-собственника, который в то же время является крепостным и арендатором-издольщиком [metayer] государства. Недостатки всех этих разнообразных систем целой грудой ложатся на плечи индийского крестьянина, но при этом он не пользуется ни одной из их положительных сторон».

Разорение и ограбление Индии англичанами

Превратив Индию в источник дешевого сырья и в рынок сбыта своих фабричных изделий, Англия извлекала из неэквивалентного обмена товаров огромные прибыли, разоряла индийских крестьян, разрушала местную промышленность. Предметами вывоза из Индии были тростниковый сахар, индиго, опиум, мак, табак и особенно хлопок. В 1800 г. вывоз хлопка из Индии в Англию равнялся 6,6 млн. фунтов, в 1813 г. — 12,3 млн. фунтов. После отмены в 1813 г. монополии Ост-Индской компании на торговлю с Индией экспорт хлопка в Англию резко увеличился и в 1835 г. составил уже 41,5 млн. фунтов.

Портные.
Рисунок Камалпати Лала (?).
Около 1820 г.

Производство экспортных культур требовало дополнительных затрат, недоступных рядовому крестьянину, и ему приходилось обращаться за семенными и денежными ссудами к ростовщикам. Увязая в долгах, крестьяне теряли свою землю и становились ее кабальными арендаторами. Ростовщики, захватывая крестьянскую землю, вели товарное хозяйство, но теми же старыми феодальными методами, как и все индийские помещики. Таким образом, экономическим последствием роста сельскохозяйственного экспорта в Англию, как и систематического ограбления индийской деревни колониальными властями, помещиками и ростовщиками, были разорение и обнищание индийского крестьянства.

После отмены в 1813 г. монополии Ост-Индской компании на торговлю с Индией быстро стал увеличиваться ввоз в Индию английских товаров, в особенности хлопчатобумажных тканей. Между 1814 и 1835 гг. ввоз английских хлопчатобумажных изделий в Индию вырос с 818 тыс. до 5 млн. ярдов. Одновременно англичане, введя высокое таможенное обложение индийского ввоза в Англию, фактически закрыли свой рынок для изделий индийского ремесла, и ввоз индийских тканей в Англию за этот период упал в четыре раза.

Вторжение английских товаров и резкое сокращение вывоза изделий индийского ремесла нанесли смертельный удар кустарным промыслам Индии. Старинные центры индийского бумаготкацкого и шелкоткацкого ремесла, такие, как Дакка, Муршидабад, Сурат и многие другие, пришли в полный упадок. Сотни тысяч людей, из поколения в поколение занимавшихся своим ремеслом, лишались работы, уходили в деревню, превращались в мелких арендаторов, в полурабов-полубатраков или же умирали с голода.

Колонизаторская политика англичан в области просвещения. Рам Мохан Раи

Английские колонизаторы, чтобы упрочить свое господство в Индии, всеми мерами тормозили культурное развитие индийского народа. Они фактически уничтожили старую систему образования и ничего не делали для создания новой. Только потребность в преданных и дешевых служащих заставляла Ост-Индскую компанию и колониальные власти выделять на образование жалкие крохи.

В 1835 г. была произведена «реформа образования», смысл которой был раскрыт самим ее автором — Маколеем. Предлагая проект реформы, он заявил: «Нечего пытаться просвещать народные массы. Но мы должны приложить все усилия, чтобы создать прослойку, которая могла бы служить посредником между англичанами и миллионами индийцев, подвластных англичанам; прослойку — индийскую по крови и цвету кожи, но английскую по вкусам, взглядам, морали и складу ума». В результате реформы были созданы средние школы с европейской программой обучения, а в 1857 г. — Калькуттский, Мадрасский и Бомбейский университеты, обучение в которых велось, однако, не на родных языках, а на английском.

ВОДОНОС.
Индийский лубок. XIX в.

Несмотря на такую политику англичан, зародившаяся в Индии с начала XIX в. прослойка индийской европейски образованной интеллигенции (по преимуществу из помещичьей среды) постепенно становилась носительницей патриотических идей. Крупнейшим представителем этой интеллигенции был бенгалец Рам Мохан Раи (1772—1833). Человек огромных знаний, широкого кругозора и большой патриот, он отдал всю свою жизнь делу просвещения Индии, борьбе с наиболее отсталыми предрассудками, унаследованными индийцами от средневекового прошлого. Он основал журнал на английском, а также на бенгальском и на широко известном тогдашней интеллигенции персидском языке. По настоянию Рама Мохана Раи и его сторонников правительство запретило варварский обычай сжигания вдов. Он был противником кастового неравенства и проводил свои взгляды на практике в созданном им обществе «Брахмо Самадж». В этом обществе объединились последователи монотеистического религиозного учения, разработанного Рамом Моханом Раи в противовес ортодоксальному индуизму, освящавшему кастовое неравенство.

Завоевания в Бирме. Агрессия англичан на северо-западе Индии и в Афганистане

В 1824 г. англичане, расширяя сферу колониальной эксплуатации, напали на Бирму. Бирманский народ, несмотря на оказанное им сопротивление, потерпел поражение. Англичане аннексировали Ассам в долине реки Брахмапутры и соседние с ним районы, а также прибрежные Аракан и Тенассерим. В 1852 г. англичане начали вторую войну с Бирмой и аннексировали область Пегу в дельте реки Иравади.

В 40-х годах англичане начали агрессию против Синда и Пенджаба. Прологом к ней явилась первая англо-афганская война 1839—1842 гг. Английское правительство, стремясь превратить Афганистан в стратегический плацдарм для борьбы против Ирана и Средней Азии, решило навязать афганскому эмиру Дост-Мухаммеду политический договор. С этой целью в 1837 г. был послан в Кабул Александр Бернс, который, однако, не смог договориться с Дост-Мухаммедом. Последний требовал, чтобы англичане прислали ему денег и оружия, а также заставили правителя Пенджаба Ранджит Сингха вернуть Пешавар, отнятый у афганцев в 1823 г. Не получив согласия, Дост-Мухаммед принял находившегося в Кабуле русского дипломатического агента Виткевича, посланного туда Николаем I, для того чтобы добиться заключения между Дост-Мухаммедом и Ираном союзного договора, направленного против Ост-Индской компании. Николай I брал на себя роль гаранта выполнения условий договора.

Англия решила свергнуть Дост-Мухаммеда и посадить на кабульский престол бывшего правителя Шуджу, изгнанного из Афганистана в 1809 г. и проживавшего в Индии. В 1838 г. англо-индийская армия двинулась в Афганистан и овладела Кабулом; Шуджа стал снова эмиром. Дост-Мухаммед бежал в северные районы Афганистана, надеясь на помощь от царской России. Однако под нажимом Англии Николай I отказался от своих первоначальных планов и дезавуировал Виткевича (Виткевич после этого застрелился). Не получив помощи от Николая I, Дост-Мухаммед сдался англичанам и был увезен в Индию.

Вскоре против англичан и Шуджи в Афганистане началась партизанская война. В первых числах ноября 1841 г. в Кабуле произошло восстание, в результате которого англичане, оставив всю артиллерию и заложников, спешно покинули афганскую столицу, 15-тысячный отряд так и не вернулся в Индию, его уничтожили афганцы. В начале апреля 1842 г. был убит Шуджа.

В августе 1842 г. англичане вновь вторглись в Афганистан, захватили на небольшой срок Кабул, разорили его и подвергли население репрессиям. Но вскоре им пришлось очистить страну, так как афганцы продолжали оказывать им яростное сопротивление. Англичане были вынуждены освободить Дост-Мухаммеда. В начале 1843 г. он вернулся в Кабул и восстановил свою власть.

После поражения в Афганистане колониальные власти в Индии предприняли наступление на независимых эмиров Синда и на государство сикхов в Пенджабе. Этой агрессией англичане хотели не только восстановить свой престиж, поколебленный неудачей в Афганистане, но и перенести рубежи своих владений к границам Афганистана.

В феврале 1842 г. индийские войска под командой Чарльза Нэпира вторглись в Синд. В бою под Миани синдские эмиры были разбиты, и их территории присоединены к владениям Ост-Индской компании. Чарльз Нэпир наградил себя за эту победу, захватив из военной добычи долю, равную по английской оценке 70 тыс. ф. ст. Затем англичане стали готовить агрессию против сикхского государства.

Сикхское государство вплоть до начала XIX в. было раздроблено на ряд феодальных уделов — мисалей, во главе со своими сардарами, между которыми шла почти непрерывная междоусобная война. Перевес оказался на стороне одного из сардаров по имени Ранджит Сингх. Он сумел подчинить себе других сардаров и создать централизованное феодальное государство, столицей которого стал г. Лахор. Обладая хорошо оснащенной артиллерией и сильной армией, обученной европейскими офицерами, Ранджит Сингх завоевал Мультан, Кашмир и Пешавар. Однако его попытка распространить свою власть на восток от реки Сатледж была остановлена англичанами. Он вынужден был в 1809 г. подписать с англичанами договор, по которому река Сатледж с узкой полоской земли по ее левому берегу стала границей между его владениями и владениями Ост-Индской компании. Ему также пришлось признать протекторат Ост-Индской компании над сикхскими княжествами, к югу от Сатледжа, среди которых самым крупным было княжество Патиала.

После смерти Ранджит Сингха в 1839 г. вспыхнула борьба за престол между влиятельными сикхскими феодалами, переставшими считаться с центральным правительством. Между тем англичане искали только случая, чтобы присоединить Пенджаб к своим владениям. Феодальная анархия, охватившая сикхское государство, делала его легкой добычей англичан.

Задачу ликвидации анархии в стране взяла на себя сикхская армия, почти целиком состоявшая из пенджабского крестьянства. В армии стихийно стали возникать выборные панчаяты (комитеты), которые следили за целесообразным размещением полков, за дисциплиной и военной подготовкой и за поведением своих командиров. Наиболее крупную роль стал играть панчаят столичного, лахорского гарнизона. Он установил контроль над деятельностью регентского совета при малолетнем государе и над высшей феодальной знатью, наказывал тех, кто своими действиями вредил интересам государства, и не остановился перед расстрелом самого дяди малолетнего государя, когда обнаружил его изменническую связь с англичанами.

Генерал-губернатор Индии писал в сентябре 1845 г. в Лондон, что личные интересы феодалов, «поставленные под угрозу демократической революцией, столь успешно осуществленной сикхской армией, могут побудить этих феодалов принять все меры к тому, чтобы заставить британское правительство вмешаться...». Действительно, в борьбе за восстановление своей власти феодалы стали искать поддержки у англичан. Так возник сговор между сикхскими феодалами и англичанами против сикхского народа.

Спровоцированная сикхскими феодалами и англичанами война завершилась поражением сикхов. Сикхская армия была предательски поставлена ее военачальниками под удары англичан и разбита в четырех сражениях. Особенно жестоко она пострадала в бою под Собраоном (10 февраля 1846 г.). Англичане перешли р. Сатледж и вторглись в Пенджаб. Регентский совет поспешил подписать договор, ставивший сикхское государство в вассальную зависимость от Англии. Сикхским государством стал управлять английский политический резидент при дворе махараджи.

В апреле 1848 г. в Пенджабе вспыхнуло восстание против англичан. Началась вторая англо-сикхская война. Огромное техническое превосходство английских войск решило ее исход. Сикхи были разбиты, а Пенджаб присоединен к английским владениям (1849 г.).

Вскоре после этого англичане ликвидировали Нагпурское (1853 г.) и Аудское (1856 г.) княжества и отняли у хайдерабадского князя его богатейшую область Берар (1853 г.).

Народные возмущения против английского господства

В Индии не прекращались народные возмущения против колонизаторов. В 1826 г. произошли массовые выступления крестьян Бомбейской провинции в связи с захватом англичанами земли и введением системы райатвари. Аграрные волнения произошли также в Мадрасской провинции и других областях Декана. В районе реки Годавари крестьянские волнения против колониальных эксплуататоров длились с 1835 до 1848 г. То прекращаясь, то снова вспыхивая, происходили крестьянские волнения на Малабарском побережье Декана. Восстали также крестьяне северной Индии: в 1816 г. — в Барейлском округе Рохилкханда; между 1830 и 1851 гг. — на территории Ассама.

В 1831 г. близ Калькутты произошло крупное крестьянское восстание под руководством индийской мусульманской секты ваххабитов, призывавшей к изгнанию англичан из Индии. Восставшие во главе со своим вождем Титу Мийяном громили имения помещиков, расправлялись с ростовщиками, уничтожали правительственных служащих. Восстание было подавлено. Титу Мийян пал в бою, а его ближайшие соратники были сосланы на каторгу.

Локальные восстания плохо вооруженных крестьян сравнительно легко подавлялись колониальными властями, но крестьяне вновь поднимались на борьбу против своих угнетателей.