;

ЕВРОПА В КОНЦЕ XVIII СТОЛЕТИЯ

В отличие от ранних буржуазных революций в Нидерландах и Англии Великая французская буржуазная революция сразу же оказала влияние почти на все европейские государства, повсеместно содействуя возникновению и усилению движения против абсолютизма и феодальных отношений. Начавшиеся в 1792 г. войны между революционной Францией и европейскими монархиями привели в отдельных государствах к существенным изменениям их политической, а в значительной степени и социальной структуры.

1. Англия в конце XVIII в.

Экономическое развитие

За последнее десятилетие XVIII в. Англия упрочила свое положение как наиболее развитая капиталистическая страна в мире. Промышленный переворот, начавшийся во второй половине столетия, успешно развивался прежде всего в хлопчатобумажной промышленности. В 1785 г. в Англии появилась первая хлопчатобумажная прядильная фабрика, оборудованная не только новыми, усовершенствованными «мюльными» машинами Кромптона, но и паровой машиной Уатта. К 1800 г. таких прядилен было уже около 500. Потребление хлопка достигло в 1801 г. 50 млн. фунтов. Население одного из главных центров английской хлопчатобумажной промышленности — Манчестера увеличилось за последнюю четверть XVIII в. почти в 3 раза. Хлопчатобумажное прядение было первой отраслью промышленности, в которой фабрика окончательно вытеснила мануфактуру.

Внедрение машин требовало расширения производства чугуна и железа Производство железа в Англии между 1785 и 1797 гг. удвоилось (впрочем, даже в 1805 г. оно составляло лишь около четверти миллиона тонн). Применение кокса при плавке чугуна вместо древесного угля способствовало росту добычи каменного угля за столетие она увеличилась в 4 раза, составив к концу века около 10 млн. т.

По всем основным промышленным показателям Англия решительно опередила своих соперников. Цена хлопчатобумажной пряжи с 1787 до 1801 г. понизилась в 4,5 раза. Экспорт хлопчатобумажных тканей благодаря этому вырос в 90-х годах в 3,5 раза (до 6,5 млн. ф. ст. ), и этим в первую очередь объясняется общее увеличение английского экспорта за это десятилетие на 55%. В те же годы чрезвычайно возрос объем так называемой треугольной торговли: английские работорговцы отправляли манчестерские хлопчатобумажные ткани через Ливерпуль на африканское побережье, вывозили оттуда негров на Антильские острова, там грузили свои корабли сахаром, кофе и хлопком. Из-за тяжелых условий перевозки путешествие выдерживала только пятая часть негров. Зато английские работорговцы получали баснословные прибыли за десятилетие, с 1783 до 1793 г., они перевезли около 300 тыс. негров за которых выручили около 15 млн. ф. ст.

Биржа в Лондоне.
Рисунок Т. Роуландсона 1808 г.

Весьма выгодной оказалась для английской буржуазии и война с Францией. Хотя расходы на ведение войны, в том числе на субсидии континентальным союзникам, только за первые пять лет возросли втрое (до 75 млн. ф. ст. в 1797 г.), они покрывались увеличением косвенных налогов и займами. Государственный долг Англии вырос в огромных размерах, но для английской буржуазии он служил средством накопления капитала. Денежный рынок Лондона начал обгонять по своему значению старейшие денежные центры Европы.

Война против Франции явилась для английской буржуазии продолжением прежних торговых войн, средством завоевания новых колоний и рынков. Маркс указывал, что «торговая война европейских наций, ареной для которых служит земной шар», началась со времени отпадения Нидерландов от Испании и приняла «гигантские размеры в английской антиякобинской войне».

Землевладельческая аристократия также использовала войну для своего обогащения. Несмотря на то, что Англии не хватало собственного хлеба, ввоз хлеба в 1795 г. был приостановлен, для того чтобы удержать высокий уровень хлебных цен. Уже на третий год войны цена на хлеб повысилась на 25%. Между тем заработная плата рабочих оставалась очень низкой; особенно низко оплачивался труд женщин и детей.

Демократическое движение

Французская буржуазная революция произвела в Англии огромное впечатление. Взятие Бастилии вождь вигов Фоке оценил как «самое великое и благотворное событие, когда-либо происходившее в мире». Крупнейшие английские писатели — Вордсворт, Роберт Бернс, Кольридж, Шеридан — восторженно приветствовали революцию. Правда, уже в 1790 г. в Англии появился памфлет «Размышления о революции», ставший знаменем для всех врагов революционной Франции. Памфлет был написан бывшим вигом Берком, который называл революцию «сатанинским делом», грозящим гибелью всей европейской цивилизации. Но памфлет Берка вызвал бурные протесты и породил целую литературу, в том числе книгу участника американской революции Томаса Пэйна «Права человека», разошедшуюся за несколько лет в невиданном тогда для Англии тираже — около миллиона экземпляров. Кроме Пэйна, в защиту Французской революции выступили также публицист Прайс, известный химик Пристли, писатель Годвин и др. Идеи Берка осуждались и значительной частью вигов, возобновивших свою агитацию за избирательную реформу.

Томас Пэйн.
Гравюра Ф. Бонвиля.

Самой важной чертой демократического движения в Англии 90-х годов явилось широкое участие в нем народных низов и прежде всего рабочих. Наряду с обществами, создававшимися вигами, и часто в противовес им возникали новые центры движения — не за либеральную избирательную реформу, а за решительную, коренную демократизацию всего политического строя Англии. Наибольшее значение имело «Лондонское корреспондентское общество», образовавшееся в начале 1792 г. и имевшее ряд филиалов. Председателем его был сапожник Томас Гарди. Массовая агитация, начатая обществом, посылка делегаций во Францию серьезно встревожили английское правительство, во главе которого стоял с 1783 г. Уильям Питт Младший (1759—1806). Уже в конце 1792 г. начались репрессии; в частности, заочно был осужден Т. Пэйн, избранный членом французского Конвента.

В начавшейся в феврале 1793 г. войне с Францией Питт проявил себя как самый решительный и ярый враг революции. «Мы должны быть готовы к длительной войне,— заявил он,— войне непримиримой, вплоть до истребления этого бича человечества». В соответствии с этим правительство Питта повело острую борьбу и против демократического движения внутри страны. Собравшийся в ноябре 1793 г. в Эдинбурге «Британский конвент народных делегатов, объединившихся, чтобы добиться всеобщего избирательного права и ежегодных парламентов», был разогнан, а его руководители сосланы на 14 лет в Австралию.

Но демократическая агитация продолжала усиливаться. Берк считал, что из 400 тыс. человек, интересующихся в Англии политикой, не менее 80 тыс. должны быть отнесены к числу «решительных якобинцев». «Лондонское корреспондентское общество» объявило о созыве нового Конвента. Тогда Питт добился временной отмены действия закона о «личных правах» (так называемый Habeas corpus act). Руководителей «Корреспондентского общества» во главе с Гарди арестовали и предали суду. Суд не решился, однако, поддержать обвинение. День оправдания Гарди в течение полувека после этого праздновался английскими демократами.

В 1795 г. прокатилась волна продовольственных беспорядков: захватывались мучные склады, суда с зерном и т. д. В октябре, накануне парламентской сессии, «Лондонское корреспондентское общество» организовало огромные митинги. В день открытия парламента на улицы столицы вышли около 200 тыс. лондонцев. Питт был освистан. В королевскую карету бросали камнями, ее окружила толпа с возгласами «Хлеба! Мира!» Питт ответил на это законами о «мятежных собраниях», которые фактически отменяли свободу собраний и печати.

В последующие годы недовольство правительством Питта не уменьшилось. Успехи французских армий и развал первой коалиции, а также ухудшение продовольственного положения, усиление налогового гнета и другие внутренние затруднения делали правительство все более непопулярным. В 1797 г. не было почти ни одного графства, где не подавались бы петиции с требованием прекращения войны и отставки Питта.

Волнения во флоте

В 1797 г. вспыхнули серьезные волнения во флоте. Война потребовала большого увеличения контингента военных моряков. Добровольцев не хватало, и правительство прибегло к принудительной вербовке. Среди моряков оказались лица, связанные с демократическим движением. Часть экипажей составляли ирландцы, в числе которых были члены тайного общества «Объединенных ирландцев». Недовольство моряков усиливалось низкой оплатой, плохим питанием, грубым обращением офицеров.

Волнения моряков начались в середине апреля 1797 г. на судах эскадры, охранявшей Ла-Манш. Созданные матросами выборные комитеты вступили в переговоры с адмиралтейством. Матросы требовали повышения жалованья, улучшения питания хорошего обращения, а также королевской гарантии, что они не подвергнутся репрессиям. Правительство обещало удовлетворить эти требования, и движение на время улеглось. Однако вскоре волнения возобновились из-за проволочек в осуществлении обещаний. Только после принятия парламентом билля о повышении жалованья и подписания королем письма об амнистии эти волнения прекратились.

Правительство тем поспешнее шло на уступки, что назревало движение в другой эскадре — на судах, стоявших в Северном море и в устье Темзы. В конце мая здесь также создались судовые матросские комитеты. «Центральный комитет» возглавил Ричард Паркер, бывший учитель, член общества «Объединенных ирландцев». На судах были подняты канаты, завязанные петлями, как угроза командному составу и красные флаги. Борьба продолжалась больше трех недель. Восставших лишили подвоза свежей воды и провизии; только тогда они сдались. 23 активных участника восстания, в том числе Паркер, были повешены.

После подавления восстания моряков, в апреле 1798 г. подверглись аресту все члены комитета «Лондонского корреспондентского общества», закрытого еще за год до этого. Их продержали три года в тюрьме без всякого следствия. Демократические общества были запрещены. В 1799 г. был принят закон о запрещении стачек и рабочих союзов.

Восстание в Ирландии

Ирландия была цитаделью английского лендлордизма. Английским землевладельцам здесь принадлежали обширные поместья, и они извлекали огромные доходы от сдачи земли в аренду небольшими участками. Ирландские крестьяне отдавали в виде ренты большую часть урожая.

Ирландский народ не имел ни земли, ни политических прав. Хотя в 1782 г. парламент в Дублине получил некоторую автономию в законодательных вопросах, Ирландия попрежнему оставалась жестоко угнетаемой английской колонией. В парламенте господствовали английские лендлорды и их ставленники. Ирландцы были даже обязаны, несмотря на то, что являлись католиками, вносить десятину в пользу англиканской церкви.

Под влиянием Французской революции в Ирландии возникло сильное демократическое движение. Объединяющим центром для всех противников английского господства стало общество «Объединенных ирландцев» во главе с Уолфом Тоном и другими буржуазными революционерами, стремившимися к созданию независимой Ирландской республики. «Объединенные ирландцы» сумели наладить связи с многочисленными тайными крестьянскими союзами, созданными для борьбы против произвола помещиков, и вооружить тысячи своих сторонников; дата намеченного восстания приурочивалась к моменту ожидавшейся высадки в Ирландии французской экспедиционной армии. В 1796 г. французская эскадра, имея на борту армию генерала Гоша, попыталась достичь ирландских берегов, но потерпела неудачу.

Английским властям с помощью предателей удалось выследить и арестовать руководителей «Объединенных ирландцев». Тем не менее в мае 1798 г. в ряде районов Ирландии началось вооруженное восстание. Расчеты на поддержку Франции не оправдались: как раз в это время французская армия во главе с Наполеоном Бонапартом была направлена в Египет. Небольшой отряд французов высадился в Ирландии в августе, когда восстание было уже подавлено с исключительной жестокостью. В январе 1801 г. Питт провел «объединение» (унию) ирландского парламента с английским, лишив таким образом Ирландию всяких остатков автономии.

2. Французская революция
и страны континентальной Европы.

Революция в Бельгии

Страны континентальной Европы по-разному испытали на себе влияние Французской революции. Революционное движение раньше всего вспыхнуло в Бельгии, входившей в состав Габсбургской империи. Реформы австрийского императора Иосифа II, имевшие целью добиться централизации монархии, вызвали в Бельгии еще в 1787 г. резкую оппозицию. Под влиянием Французской революции это движение усилилось, и в декабре 1789 г. австрийские войска были изгнаны почти со всей территории Бельгии. Новое государство стало называться «Объединенные бельгийские штаты».

Французские войска в Голландии.
Гравюра 1796 г.

Сразу после этого в стране началась острая борьба между штатистами и фонкистами. Штатисты, которых возглавлял Ван-дер-Ноот, стремились сохранить прежнюю раздробленность Бельгии, всесилие провинциальных правительств, привилегии католической церкви и средневековую цеховую систему. Фонкисты, главой которых был адвокат Фонк, представляли более передовое направление, опиравшееся на городскую буржуазию. Воспользовавшись борьбой между этими двумя лагерями, австрийцы в конце 1790 г. снова овладели Бельгией.

Осенью 1792 г. после побед при Вальми и Жемаппе Бельгию заняли французские войска. Но командовавший армией Дюмурье всячески противился проведению в Бельгии революционной политики. Шестимесячное пребывание французов мало отразилось на социально-экономических отношениях в стране.

В июле 1794 г. после победы при Флерюсе французская армия вторично вступила в Бельгию, а в октябре 1795 г. Бельгия была присоединена к Франции. Страна оказалась лишенной суверенитета, а ее экономика была подчинена интересам французской буржуазии. Тем не менее произведенная в Бельгии ломка феодальных отношений, секуляризация части церковных владений и прочие буржуазные преобразования во многом способствовали тому, что в XIX в. Бельгия стала одной из передовых капиталистических стран Европы.

Образование Батавской республики

Несколько иначе сложилась обстановка в Голландии. В результате победы в 1787 г. «оранжистов» (сторонников Оранской династии) наиболее революционные элементы покинули страну; около 5 тыс. эмигрантов оказалось во Франции. После 1789 г. голландская революционная эмиграция всячески добивалась вмешательства Франции в голландские дела. В Париже образовался «Комитет батавской революции» (батавы — племена, населявшие в древности территорию Голландии), а во время якобинской диктатуры — и «батавский легион».

В январе 1795 г. французские войска вступили в Голландию. Поскольку Голландия была одной из богатейших стран мира, а Амстердам — «золотым мешком Европы», французы вели здесь более осторожную политику. Собравшийся в Голландии Конвент провозгласил создание Батавской республики, зависимой от Франции.

Гельветическая республика

Буржуазная Франция вмешалась и в дела Швейцарии, представлявшей собой пестрый конгломерат, в который входили «старые», суверенные 13 кантонов, вассальные территории и союзники. Вся полнота политических прав принадлежала «старым» кантонам, в которых у власти стоял городской патрициат. Французская революция содействовала подъему в Швейцарии демократического движения против этой аристократической олигархии. Среди виднейших деятелей движения был Песталоцци (1746—1827). Блестящий педагог, убежденный демократ, сторонник радикальных общественных преобразований, он получил в 1792 г. от Конвента гражданство Французской республики.

Вмешавшись во внутреннюю борьбу в Швейцарии, французские войска в 1798 г. вступили в Берн. Швейцария была провозглашена Гельветической республикой. Принятая после этого новая конституция значительно увеличила количество кантонов и ликвидировала привилегии «старых» кантонов. Хотя эта конституция просуществовала только до 1803 г., она все же содействовала ломке старых общественных отношений в Швейцарии.

В 1798 г. к Франции были присоединены Женева и Мюлуз, важный центр механизированной хлопчатобумажной промышленности.

Отклики на Французскую революцию в Германии

К числу стран, на которые Французская революция оказала сильное влияние, относилась и Германия. Среди приветствовавших революцию были Гердер, Виланд, Клопшток, Шиллер; двум последним было присвоено французское гражданство. Восторженно встретил Французскую революцию Кант. Он считал, что «гражданский строй в каждом государстве должен быть республиканским». В одной из своих последних работ «Спор факультетов» (1798 г.) Кант указывал, что Французская революция вызвала «сочувствие, граничащее с энтузиазмом». «Эти события, — писал он, — слишком значительны, слишком связаны с интересами человечества.., чтобы при случае не дать повода народам вспомнить и повторить этот опыт».

Под влиянием идей Французской революции И. Г. Фихте писал, что «справедливый человек может считать своей родиной только Французскую республику; только для нее он может жертвовать своими силами, с ее победой связаны не только самые лучшие надежды человечества, но и самое его существование».

Однако такие взгляды были присущи только самым передовым представителям германской общественной мысли. Многие немецкие интеллигенты уже в первые годы Французской революции испугались ее развития. После свержения монархии во Франции и казни Людовика XVI значительная часть немецких писателей и ученых отошла от поддержки революции.

Германская буржуазия была слишком слаба экономически и слишком мало развита политически, чтобы преодолеть раздробленность страны и возглавить революционное движение. В отдельных немецких государствах — на Рейне, в Саксонии (в 1790 г.) происходили крестьянские волнения, в прусской Силезии в 1793 г. произошло восстание ткачей. Известия о Французской революции проникали и в германскую деревню. Один из участников саксонского крестьянского движения на допросе заявил: «В Саксонии все должно быть как во Франции, и мы хорошо знаем из газет и других листков, что там все обстоит хорошо». Однако все эти выступления носили разрозненный характер и сравнительно быстро подавлялись властями. Только на границе с Францией, на Рейне, революционные выступления приняли решительный характер.

Георг Форстер и майнцские демократы

На левом берегу Рейна, между Эльзасом и Голландией, было расположено множество мелких немецких государств и вольных городов. Наиболее крупными среди них были три духовных курфюршества — архиепископства Майнцское, Трирское и Кельнское. Французские события нашли здесь живой отклик: значительная часть передовой интеллигенции выражала свои симпатии революции. Особенно активные выступления имели место в Майнцском университете. Библиотекарь этого университета Георг Форстер (1754—1794) стал виднейшим деятелем революционного движения в Германии.

Сын естествоиспытателя, учившийся в Англии, Георг Форстер еще в юности совершил кругосветное путешествие вместе с Куком. Блестящее описание этого путешествия, ряд научных и литературных трудов создали Форстеру широкую известность. Когда началась Французская революция, Форстер выступил самым решительным сторонником ее принципов и высказался за осуществление их и в Германии. «Мы ответим перед небом и землей, если упустим возможность установить у себя новый строй», — заявлял Форстер.

В октябре 1792 г. Майнц заняли французские войска под командованием Кюстина. Форстер и его друзья образовали «Общество друзей равенства и свободы». Вместе с Доршем (бывшим священником, изгнанным за свои революционные взгляды из Майнцского университета в 1790 г.) Форстер был поставлен Кюстином во главе временной администрации Майнца.

Майнцские демократы оказались в очень тяжелом положении. Завоевать симпатии широких крестьянских масс им было трудно: Кюстин, бывший аристократ, медлил с отменой феодальных повинностей; немецкая буржуазия проявляла нерешительность; Майнц со всех сторон был окружен войсками Пруссии и других феодально-абсолютистских государств. У Форстера и его единомышленников оставался единственный путь — добиваться присоединения Майнца к революционной Франции. Собравшийся в марте 1793 г. майнцский Конвент постановил отделиться от Германской империи и просить о присоединении к Франции. 30 марта делегация, в состав которой входил и Форстер, выступила в Париже с этой просьбой, и Конвент удовлетворил ее.

Но Майнц после многомесячной осады был в июле 1793 г. занят прусскими войсками. Форстеру не удалось вернуться на родину, в январе 1794 г. он умер в Париже.

К осени 1794 г. левый берег Рейна снова оказался в руках французов. Группа уцелевших майнцских демократов, в том числе и Дорш, вернулась к активной деятельности. Возник проект создания Рейнской республики, которая заняла бы свое место рядом с Батавской республикой. Республиканское движение поддерживал генерал Гош, командовавший тогда французской армией на Рейне, но в дальнейшем эти планы отпали. Территория Рейнской области была присоединена к Франции и разделена на четыре департамента.

Уже в конце 90-х годов французское господство вызывало большое недовольство населения Рейнской области. Тем не менее это господство имело прогрессивное значение. Хотя отмена прав феодалов и церковной десятины должна была проводиться на основе выкупа, в действительности бежавшие за границу церковные и светские владельцы никакого выкупа не получили. В Рейнской области применялось более передовое по сравнению с немецким французское законодательство и судопроизводство. Все это содействовало тому, что Рейнская область впоследствии превратилась в наиболее капиталистически развитую часть Германии.

Республиканское движение в Австрии и Венгрии

В годы Французской революции правящие круги Австрии проводили как во внутренней, так и во внешней политике крайне реакционный курс. После смерти Иосифа II (в 1790 г.) в кратковременное царствование Леопольда II (1790—1792) и при его преемнике Франце II австрийское правительство решительно отказывалось от осуществления каких бы то ни было реформ. Во внешней политике после заключения Систовского мира с Турцией (1791 г.) все внимание правительства сосредоточилось на войне с Францией.

Серьезное беспокойство австрийскому абсолютизму внушало положение в Венгрии. «Надо быть готовым к тому, что в Венгрии вспыхнет такая же революция, как во Франции», — отмечалось в одном из полицейских донесений. В 1790—1791 гг. венгерский сейм предъявил требование о создании автономной венгерской армии, введении в сейме венгерского языка, перенесении заседаний сейма в Пешт и т. д. Однако концентрация австрийских войск на границе Венгрии и страх перед крестьянскими восстаниями заставили сейм смириться.

В 1794 г. в Венгрии возникли революционные организации «Общество реформаторов» и «Общество свободы и равенства». Деятели обществ находились под сильным идейным влиянием Французской революции. Один из участников обществ, Сентмарьяи, которого называли «венгерским бешеным», перевел на венгерский язык «Общественный договор» Руссо и некоторые речи якобинских ораторов в Конвенте. Наряду с требованием независимости Венгрии часть членов «Общества свободы», в том числе Гайноци, добивалась также освобождения крестьян. Общества имели связи с революционными кружками в Вене.

В июле 1794 г. австрийские власти арестовали членов «Общества свободы и равенства». Семь руководителей Общества, и среди них Гайноци, Мартинович, Сентмарьяи, были обезглавлены.

Объединительное движение в Италии. Новые итальянские республики

Большие политические и территориальные перемены произошли в итальянских государствах. Французская революция, ее принципы нашли и здесь немало последователей. Среди них выделялся Филипп Буонарроти (1761—1837), переселившийся в годы революции во Францию, где он стал убежденным сторонником Робеспьера, а затем одним из руководителей бабувистского движения. Буонарроти был близко связан со многими итальянскими демократами, рассчитывавшими на поддержку Франции в деле восстановления единства Италии.

Перед началом похода французской армии в Италию (в 1796 г.) Буонарроти должен был направиться в Пьемонт и Ломбардию, чтобы поднять там восстание против монархии и австрийского господства. Арест его по делу Бабефа помешал осуществлению этого плана. Все же между пьемонтскими революционерами и Бонапартом состоялось соглашение о взаимной поддержке, и в момент приближения французских войск в Пьемонте началось восстание. Но король поспешил заключить перемирие, а Бонапарт не выступил на защиту пьемонтских революционеров, когда монархия обрушила на них жестокие репрессии.

Итальянский поход внес серьезные изменения в политическую структуру Италии. В Северной Италии французами была создана Цизальпинская республика, в которую были включены австрийские владения в Ломбардии, бывшее герцогство Модена и папские легатства, а в Генуэзской республике при помощи французских войск упразднена власть аристократии и провозглашена Лигурийская республика. В дальнейшем, после вступления французских войск в Рим и Неаполь, возникли республики — Римская (1798 г.) и Партенопейская (Неаполитанская, 1799 г.).

Однако стремление итальянских демократов к созданию единой Итальянской республики не нашло поддержки ни у Директории, ни у Бонапарта. Раздел владений Венецианской республики между Австрией и Францией, захватнический характер французской политики, вывоз из Италии всевозможных ценностей, вплоть до картин, — все это отталкивало итальянцев от Франции. Не отличалась достаточной смелостью и социальная политика французов в Италии: во владениях папы не была передана крестьянам хотя бы часть духовных имуществ.

Разочарование политикой Франции привело к созданию в Пьемонте в конце 1797 г. тайного революционного «Общества лучей», враждебного не только монархии, но и французам. Через год, когда французские войска заняли Пьемонт, это тайное общество организовало восстание. Командующий французскими войсками генерал Груши жестоко подавил его. Он сообщал Директории: «Я раскрыл существование анархического заговора, аналогичного заговору Бабефа во Франции».

В результате, когда образовалась вторая коалиция, французская армия уже не смогла опереться на поддержку итальянского народа. В Неаполе и Риме после ухода оттуда французских войск были восстановлены старые порядки.

Европа в конце XVIII в. (1789—1799 гг.)

3. Второй и третий разделы Польши.

В Восточной Европе важнейшим событием последнего десятилетия XVIII в. было прекращение существования Польши как самостоятельного государства. Угроза полной потери независимости нависла над Польшей уже давно, но после первого раздела, произведенного Австрией, Пруссией и Россией в 1772 г., она превратилась в реальность. Социальная и экономическая отсталость Польши и реакционная политика ее правящих кругов усиливали эту угрозу.

Экономическое положение Польши после раздела 1772 г.

В сельском хозяйстве Польши продолжала господствовать барщинная система. Усиление связей с европейским рынком и, в частности, рост экспорта сельскохозяйственных товаров в Англию помещики использовали для укрепления крепостничества. Польские магнаты, такие, как граф Феликс Потоцкий, владевший 130 тыс. крепостных крестьян, цепко держались за свои привилегии. Хотя некоторые помещики переходили к денежной ренте (чинш) и использованию вольнонаемного труда, большинство их упорно отстаивало старину и стремилось к увеличению барщины, достигавшей кое-где четырех-пяти дней в неделю.

В торговле и промышленности, несмотря на трудности, возникшие после первого раздела Польши, происходило некоторое оживление. В 1785 г. стоимость экспорта (в основном сельскохозяйственных товаров) достигла 150 млн. злотых и впервые за многие годы превысила стоимость импорта. Успешно развивались купеческие мануфактуры и крестьянские промыслы, подчиненные купцам-скупщикам. Накануне падения Речи Посполитой в ней насчитывалось около 280 предприятий, работавших преимущественно на вольнонаемном труде. Значительное развитие получила горнорудная и текстильная промышленность. Руками крепостных строились каналы, соединявшие верховья рек Черноморского и Балтийского бассейнов. Росли центры внешней торговли — Гданьск, Познань. Население Варшавы составляло в 1791 г. 120 тыс. человек.

Но в целом экономика страны испытывала тяжелый гнет крепостничества. Свободных рабочих рук не хватало. Произвол магнатов, неупорядоченная система пошлин, слабая сеть дорог, отсутствие хорошо поставленного кредита, наконец, политическое бесправие мещан и купцов задерживали рост промышленности и торговли. Слабая польская буржуазия стремилась достичь удовлетворения своих интересов путем соглашения со шляхтой. Часть дворянства, убедившись в неизбежности реформ, пошла навстречу этим желаниям. Большую роль сыграло и влияние Французской революции. Возник шляхетско-буржуазный блок под преобладающим руководством дворянства. Этот блок намечал некоторые преобразования с целью сохранения независимости страны и предотвращения социальных потрясений.

Конституция 1791 г. Второй раздел Польши

Реализация этой программы началась во время работы так называемого четырехлетнего сейма (1788—1792). Представители шляхетско-буржуазного блока (Колонтай, И. Потоцкий, Малаховский, Чарторыский и др.) добились 3 мая 1791 г. принятия сеймом новой конституции, согласно которой Польша превращалась в централизованную монархию. Авторы конституции стремились ослабить позиции магнатов и ликвидировать феодальную анархию. Отменялась выборность королей, и только в случае прекращения династии предусматривалось избрание новой. Отменялся принцип обязательного единогласия в сейме (liberum veto). Все вопросы должны были решаться простым большинством. Несогласные с принятыми решениями магнаты лишались права срывать работу сейма, опираясь на силу оружия. Запрещались конфедерации шляхты, укреплялась центральная исполнительная власть. Армия доводилась до стотысячного состава. Однако основы крепостнического строя не затрагивались конституцией. За дворянством сохранялись все экономические привилегии и политические права. Крестьянство же по-прежнему оставалось лишенным личной свободы и земли. Обходились и интересы городских низов. Только богатое мещанство получило представительство в сейме, право приобретать земельную собственность, занимать офицерские, духовные, чиновничьи должности. Ему был открыт и доступ к приобретению дворянства.

Но, несмотря на свою ограниченность, конституция 1791 г. являлась для Польши несомненным шагом вперед. Она обуздывала магнатов, содействовала развитию новых, капиталистических отношений. Поэтому против нее ополчилась внутренняя и внешняя реакция.

Польские магнаты создали в мае 1792 г. так называемую Тарговицкую конфедерацию и подняли мятеж. Екатерина II оказала поддержку мятежникам. Пруссия присоединилась к России, имея в виду не дать Екатерине II одной использовать в своих интересах борьбу в Польше. Польский король Станислав Понятовский, присягнувший конституции, тоже перешел на сторону конфедерации. В результате сопротивление польской армии было вскоре сломлено. 13 января 1793 г. между Россией и Пруссией было подписано соглашение о втором разделе Польши. Белоруссия и Правобережная Украина отходили к России, часть Великой Польши, Торунь и Гданьск — к Пруссии.

Восстание 1794 г. Тадеуш Костюшко

На защиту независимости Польши выступили патриотические силы страны, во главе которых стоял Тадеуш Костюшко (1746—1817). Военный инженер по образованию, Костюшко около семи лет участвовал в войне североамериканских колоний Англии за независимость и получил чин генерала. Вернувшись на родину, Костюшко принимал участие в военных действиях против конфедератов в 1792 г.

Весной 1794 г. руководимый Костюшко отряд начал вооруженную борьбу. В первых битвах повстанцев активное участие приняли крестьяне, обеспечив их успех. Восстание в Варшаве освободило столицу.

Войска Костюшко в сражении под Рацлавицами.
Рисунок А. Орловского.

Костюшко понимал, что для победы восстания нужно сделать его всенародным, т. е. обеспечить ему поддержку крестьянства. «Я не буду биться за одну только шляхту, я хочу свободы всей нации и только за нее буду жертвовать своей жизнью», — говорил он. 7 мая был издан так называемый Поланецкий универсал, обещавший крестьянам освобождение от крепостного гнета. Однако осуществление универсала было сорвано дворянством, а Костюшко не решился начать борьбу с дворянами, саботировавшими его распоряжения. Он ограничивался тем, что взывал к патриотическим чувствам шляхты, надеясь объединить всю нацию вокруг поднятого им знамени. Неустойчивость и колебания шляхетско-буржуазного блока, руководившего восстанием, содействовали его поражению. Шляхетские реформаторы продолжали сотрудничество с королем-изменником, препятствовали превращению восстания в демократическую революцию, оттолкнули от участия в нем крестьянство. К тому же граф И. Потоцкий, руководивший внешнеполитическими сношениями повстанцев, ориентировался на Пруссию. Между тем Австрия, обойденная по второму разделу, и Пруссия, не желавшая лишиться своей доли добычи, стремились возможно скорее ликвидировать восстание, опасаясь, что вмешательство Екатерины II принесет выгоды только царской России. В мае 1794 г. прусская армия вторглась в Польшу, 15 июня ею был взят Краков. Русские и прусские войска осадили Варшаву. Повстанцы успешно защищались, в тылу прусских войск восстание охватывало город за городом. Пруссакам пришлось отступить от Варшавы, но в решающей битве с царскими войсками при Мациевицах 10 октября повстанцы потерпели поражение. Костюшко был ранен и в бессознательном состоянии взят в плен. В начале ноября царские войска овладели Варшавой.

Третий раздел Польши

В 1795 г. державы-победительницы произвели третий, и на этот раз окончательный, раздел Польши. Пруссия получила столицу страны и основную часть старопольских земель, Австрия — Краков и Люблин с прилегающей территорией, Россия — западно-белорусские и западно-украинские земли (без Львова), большую часть Литвы и Курляндию. Значительная часть литовских земель, входивших ранее в состав польского государства (в том числе Сувалки), отошла к Пруссии.

Уничтожение польского государства было частью борьбы европейской реакции против революционного и национально-освободительного движения. Польские магнаты сохранили поместья ценой потери Польшей своей независимости. Раздел Польши был осуществлен в результате союза крупной феодальной аристократии Польши с тремя державами, принимавшими участие в разделе.

4. Россия в конце XVIII в.

Отклики на Французскую революцию

Французская революция возбудила в России большой интерес. Непосредственный очевидец революционных событий во Франции Н. М. Карамзин, позднее сильно поправевший, писал, что они «определяют судьбы людей на длинный ряд столетий».

Крушение французского феодализма обрадовало и ободрило передовых людей России, боровшихся за уничтожение крепостничества. Современники свидетельствовали, что «Французская революция имела в России, как и в других местах, много приверженцев», что «вольноглаголание о власти самодержавной (стало) почти всеобщим, и чувство, устремляющееся к необузданной вольности, воспалилось примером Франции».

Первая страница одного из номеров
рукописного журнала А. Т. Болотова
«Богородский вестник», посвященного
революционным событиям во Франции.
(сентябрь 1793 г.).

С 1 января 1790 г. в Москве при университете стал выходить «Политический журнал», в котором подробно рассказывалось о положении в революционной Франции. В обращении к читателям журнала профессор П. А. Сохацкий писал, что «1789 год учинялся вечно незабвенным между годами многих столетий», что «произошло в Европе начало новой эпохи человеческого рода — эпохи угнетения самопроизвольной власти и поправление судьбы так называемых низких состояний». В Россию проникало множество французских революционных изданий. «Все, какие только во Франции печатаются книги, здесь скрытно купить можно», — отмечали современники. Профессиональные переводчики, студенты из разночинной среды переводили эти издания и продавали их из-под полы в виде рукописных списков.

Идеи Французской революции оказали сильное влияние на первого русского революционного мыслителя А. Н. Радищева, на выдающегося сатирика и просветителя Н. И. Новикова и на многих других передовых русских деятелей. Правительство Екатерины II сослало Радищева, заточило в тюрьму Новикова. Но на смену Радищеву выступали новые приверженцы свободы. В самом конце XVIII в. среди таких деятелей был Ф. В. Кречетов, призывавший к «величайшему бунту, такому, которого еще не бывало», и выдвигавший требование, «свергнул власть самодержавия, сделать либо республику, либо иначе иное что-нибудь, чтобы всем быть равными».

Внутренняя политика Павла I

Вступивший на престол после смерти Екатерины II новый император Павел I (1796—1801) стремился всеми мерами укрепить классовое господство дворянства. Правительство беспощадно подавляло крестьянские волнения, которые охватили 32 губернии. Крепостное право было распространено на Новороссию, Дон и Предкавказье; около 600 тыс. душ государственных крестьян отдали помещикам. В 1797 г. был издан указ, рекомендовавший помещикам ограничить барщину тремя днями в неделю. Никакого практического значения этот указ не получил.

Передовые русские люди, выступавшие против самодержавия (В. В. Пассек, Ф. В. Кречетов, И. Рожнов и др.), продолжали подвергаться суровым наказаниям. Была введена строгая цензура, запрещен выезд за границу с целью получения образования; закрыты частные типографии и учебные заведения.

В интересах укрепления самодержавного строя Павел I стремился к дальнейшей политической централизации. Он ограничил дворянское самоуправление и некоторые дворянские привилегии (например, был затруднен уход дворян в отставку с государственной службы). В 1797 г. был восстановлен порядок престолонаследия по праву первородства (от отца к старшему сыну, а при отсутствии прямых наследников — к старшему из братьев).

Политика Павла нисколько не нарушала основ классового господства дворянства и была всецело направлена на укрепление крепостнической системы. Тем не менее ряд предпринятых им мер вызвал недовольство некоторых кругов дворянства, особенно столичной знати и высшего офицерства, которые не хотели также мириться с самодурством и капризами императора.

Внешняя политика

Екатерина II была ожесточенным врагом Французской революции. Однако Россия не приняла участия в первой коалиции, так как хотела сохранить свободу действий на Востоке, а также в польском вопросе. После подавления восстания Костюшко царская Россия начала готовиться к походу на Францию.

Павел I в начале своего правления вступил с Францией в переговоры. Однако между Россией и Францией существовали серьезные противоречия в Германии, на Ближнем Востоке, в польском вопросе. Экспедиция французской армии под командованием Бонапарта в Египет, захват им Мальты и Ионических островов шли вразрез с интересами восточной политики России. Россия присоединилась ко второй коалиции. Между Россией и Турцией в начале 1799 г. был заключен союз, по которому русский военный флот получил право на свободный проход через проливы. Русско-турецкий флот под командованием Ф. Ф. Ушакова освободил от французов Ионические острова. Ушаков содействовал тому, что на Ионических островах была введена прогрессивная для того времени конституция. По русско-турецкой конвенции 1800 г. была создана «Республика семи соединенных островов», находившаяся под двойным протекторатом России и Турции (формально сюзереном ее был турецкий султан). В дальнейшем Ионическая республика сыграла большую роль в развитии греческого национально-освободительного движения.

Крупные операции развернулись в Италии, где армия Суворова нанесла ряд сокрушительных поражений французам. Военное искусство гениального полководца Суворова одержало верх над мастерством его противников. Однако действия второй коалиции имели реакционный характер, войска ее восстановили в Италии старые феодальные порядки.

Вторая коалиция оказалась недолговечной. Большое недовольство в России вызывала вероломная политика Австрии, поставившей в тяжелое положение русские войска в Италии. К этому времени обострились и русско-английские противоречия на Ближнем Востоке и в Средиземноморском бассейне. Англичане пытались подорвать преобладание России в Турции, вытеснить Россию с Ионических островов. Овладев Мальтой, они не хотели выпускать ее из рук. Между тем Павел сам намеревался сделать Мальту русским опорным пунктом в Средиземном море.

Павел I не только отозвал русские войска, но в 1800 г. порвал отношения с Англией, наложил секвестр на находившиеся в России английские товары и корабли и заключил с Швецией, Данией и Пруссией направленные против Англии договоры, возобновившие правила вооруженного нейтралитета. Одновременно он начал переговоры с Францией о мире, союзе против Англии и совместном походе в Индию. Англия и Россия оказались в состоянии войны. Английский флот под командованием Нельсона разгромил союзника России Данию и двинулся на Кронштадт и Ревель.

Антианглийская политика Павла была крайне непопулярна в дворянских кругах: Англия являлась важнейшим рынком для экспортировавшихся русскими помещиками товаров. Сближение с Францией также осуждалось многими дворянами. Поэтому внешнеполитические мероприятия усилили нараставшее среди дворян недовольство и послужили толчком к организации дворцового заговора. В нем участвовали видные сановники и столичное офицерство; о заговоре знал и наследник престола Александр Павлович; имел связи с заговорщиками и высланный Павлом I из России английский посол в Петербурге Ч. Уитворт. Павел был убит в Михайловском дворце в ночь на 12 марта 1801 г. Преемником его стал Александр I (1801—1825).