ВВЕДЕНИЕ


Мы переходим к рассмотрению периода с 1789 по 1871 г. — от Великой французской буржуазной революции и до Парижской коммуны. То была эпоха подъема буржуазии, ее полной победы, эпоха буржуазно-демократических движений вообще, буржуазно-национальных в частности, эпоха быстрой ломки переживших себя феодально-абсолютистских учреждений.

Возникновение капиталистического способа производства относится еще к XVI в. Однако развитие капитализма в первый, мануфактурный, период его существования (XVI—XVIII столетия) происходило медленно. Длительный, инкубационный этап машинного производства только в конце XVIII в. привел к промышленному перевороту, да и то лишь в Англии. Совсем иные темпы характерны для последующего периода, когда революционизирующее воздействие крупной машинной индустрии обнаружилось со всей силой. Если в начале промышленного переворота ручной труд был вытеснен только в одной отрасли промышленности — хлопчатобумажном прядении, то в последующие десятилетия процесс замены ручного труда машинами распространился почти на все отрасли промышленности. К 1870 г. в передовых странах Европы и в Соединенных штатах Америки прочно установилось господство крупной машинной индустрии.

Капитализм содействовал развитию производительных сил не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Еще в начале XIX в. даже в передовых странах — Англии, Голландии и др. — все основные операции в сельском хозяйстве (посев, уборка, обмолот, сенокошение и т.д.) производились, за редким исключением, при помощи ручного труда. Во второй трети XIX в. началось на первых порах очень медленное, но постепенно все более быстрое внедрение машин в сельское хозяйство; одновременно с этим впервые стали применяться химические удобрения.

Благодаря использованию пара огромный скачок произошел в области транспорта. Лишь в 30-х годах XIX в. железнодорожное строительство вышло из стадии технического экспериментирования. В 1840 г. длина мировой железнодорожной сети не превышала 9 тыс. км. К 1870 г. железнодорожные пути протянулись не только по всей Европе, но начали строиться и в Азии, связали атлантическое и тихоокеанское побережья на американском континенте, а общая их протяженность достигла 210 тыс. км.

К середине XIX в. парусные суда составляли 9/10 общего тоннажа флота. Как промышленные предприятия до появления паровой машины должны были строиться около рек и зависели от наличия воды, так и парусное судоходство при всех его успехах свидетельствовало о большой зависимости человека от сил природы. Развитие мировой торговли, стремительное расширение сферы капитализма, «золотая лихорадка» в связи с открытием золотых приисков в Калифорнии и Австралии, превращение Тихого океана в один из важнейших торговых путей обострили потребность в более надежном и быстром судоходстве. С середины столетия, особенно после введения гребного винта вместо колеса, начинается вытеснение парусного флота паровым.

Усовершенствование транспорта ускорило торговый оборот, дальнейший рост производства и мирового разделения труда, расширение мирового капиталистического рынка и в целом явилось важным фактором развития производительных сил. Со своей стороны развитие железнодорожного строительства, а затем и пароходства вызвало огромный спрос на металл, особенно на сталь. Производство стали явно отставало: в 1860 г. мировая выплавка чугуна составляла 7 млн. т, выплавка стали — всего 250 тыс. т. Превосходство стали над чугуном и железом побуждало искать способы удешевления и ускорения ее производства. Открытие Бессемером нового способа получения стали непосредственно из чугуна и плавка ее в отражательных печах по методу Мартена содействовали значительному увеличению производства стали: в одной только Англии за пятнадцать лет (1856—1870) выплавка стали возросла в 6 раз. По мере развития капитализма тяжелая индустрия занимала все более важное положение в промышленном производстве.

Переход от мануфактурной стадии развития капиталистической промышленности к господству крупной механизированной индустрии породил не только технические, но и глубочайшие социально-экономические перемены, крутой перелом в развитии общества. В передовых капиталистических странах происходит окончательное отделение города от деревни, рушится строй цехового ремесла, крупные капиталистические предприятия вытесняют кустарную светелку и ремесленную мастерскую, возникают огромные фабричные города. Вместе с централизацией капитала и ростом промышленной буржуазии появляется индустриальный пролетариат.

«Буржуазный период истории, — писал К. Маркс, — призван создать материальный базис нового мира: с одной стороны, развить мировые сношения, основанные на взаимной зависимости всего человечества, а также и средства этих отношений; с другой стороны — развить производительные силы человека и обеспечить превращение материального производства в господство при помощи науки над силами природы. Буржуазная промышленность и торговля создают эти материальные условия нового мира подобно тому, как геологические революции создали поверхность земли» 1. Между 1789 и 1871 гг. в этом направлении были сделаны решающие шаги. Именно в этот период произошло окончательное утверждение капитализма в Европе и Северной Америке.

* * *

Главным препятствием на пути к победе капиталистических отношений являлись феодально-абсолютистские порядки. В конце XVIII в. почти повсеместно сохранялась феодальная зависимость крестьянства в форме личной зависимости (крепостничества) в Восточной Европе или в форме держаний на феодальном праве в Западной Европе. Сохранение феодально-крепостнической зависимости, сосредоточение в руках дворянства государственной власти, политическая раздробленность, особенно ощутимая в центре Европы, мешали развитию капитализма. Несмотря на свою историческую обреченность, правящие классы феодально-абсолютистских государств проявляли исключительное упорство в стремлении сохранить власть и доходы. Крушение феодализма сопровождалось поэтому чрезвычайно напряженной и острой классовой борьбой, многочисленными и бурно протекавшими буржуазными революциями. Движение буржуазии против феодально-абсолютистских сил было в этот период главной пружиной исторического процесса, его объективным содержанием, по крайней мере в континентальной Европе.

Почти все буржуазные революции происходили при участии широких народных масс — крестьянства, «плебейских низов», рабочих. От степени активности народных масс, от силы их напора, от их способности оказывать влияние на ход буржуазных революций зависела та или иная степень успешности этих революций, их результаты, более или менее решительный характер ликвидации феодализма и его пережитков.

Великая буржуазная революция во Франции, открывшая новую эпоху всемирной истории, была огромным по своему значению событием. Ее результаты не могли быть уничтожены кратковременным торжеством дворянско-монархической реакции, последовавшим за крушением наполеоновской империи. Провозглашенные Французской революцией принципы и идеи получили широкое распространение, они содействовали росту буржуазно-революционного движения не только в Европе, но и далеко за ее пределами. В 20-х годах XIX в. происходили буржуазные революции в Испании и Италии, восстание декабристов в России, освободительная война в Греции. В это же время успешно завершили свою борьбу за независимость испанские и португальские колонии в Латинской Америке. Июльская революция 1830 г. во Франции привела к свержению Бурбонов и дала толчок революционным движениям в Польше, Бельгии, Италии, Германии. В России росло общественное движение против царизма, возглавленное Белинским и Герценом.

В 30—40-х годах происходят первые массовые выступления пролетариата в наиболее передовых капиталистических странах: чартизм в Англии, лионские восстания во Франции, восстание силезских ткачей в Пруссии. В развитии социалистической мысли осуществляется переход «от утопии к науке» — появляется марксизм. В революциях 1848—1849 гг. в ряде европейских государств, особенно во Франции, пролетариат выступает уже как самостоятельная сила.

Европейская буржуазия, напуганная размахом народных движений и выступлениями пролетариата, не довела борьбу против феодально-абсолютистских сил до решительного конца. Она пошла на компромисс с ними и изменила революции. После поражения буржуазно-демократических движений 1848—1849 гг. некоторые исторические задачи получают свое разрешение, но при сохранении максимальных преимуществ для реакционных классов. Так, объединение Германии осуществляется посредством войн, путем политики «крови и железа» при сохранении руководящей роли прусского юнкерства и связанного с ним специфически прусского милитаризма.

К числу важнейших исторических событий этого периода относится ликвидация крепостного права в России, вызванная всем ходом экономического развития страны, поражением царизма в Крымской войне и в особенности страхом правящих классов перед нараставшей крестьянской революцией.

Революция 4 сентября 1870 г., уничтожившая империю Наполеона III, была последней из цепи буржуазных революций во Франции. Занятие Рима итальянцами в сентябре 1870 г. и провозглашение прусского короля германским императором в Версале в январе 1871 г. завершили процесс национального объединения в Италии и Германии. Движение народных масс в этих странах оказалось недостаточно сильным, а политика буржуазии слишком вероломной и трусливой, для того чтобы давно назревшие исторические задачи были разрешены в наиболее демократическом, наиболее выгодном для широких масс направлении.

Таким образом, основные цели буржуазного преобразования, стоявшие перед Западной Европой, были к концу рассматриваемого периода достигнуты. Но в Восточной и отчасти в Центральной Европе буржуазные преобразования еще только начинались. После реформы 1861 г., проведенной руками крепостников, Россия по-прежнему еще стояла перед нерешенной задачей буржуазно-демократической революции, за которую боролись Чернышевский и его единомышленники. Оставались также неудовлетворенными национальные требования угнетенных народов в Австрийской и Османской империях.

Если, таким образом, к 1871 г. Запад покончил с буржуазными революциями, то страны Восточной Европы находились еще на пороге своих буржуазно-демократических революций, происшедших, однако, уже на новом этапе всемирной истории.

Все попытки даже самых скромных реформ в странах Востока (Турция, Иран, Корея) окончились полной неудачей, и только в Японии острые классовые столкновения привели в 1868 г. к началу буржуазных преобразований.

* * *

Существенные изменения произошли во взаимоотношениях капиталистических государств со странами Азии и Африки.

В 50—60-х годах XIX в. процесс образования мирового капиталистического рынка был в общих чертах завершен. Необычайно вырос объем мировой торговли, производство и обмен приобретали все более международный характер, преодолевалась изолированность, замкнутость отдельных стран и народов как в экономической, так и в культурной областях. Таким образом, развитие капитализма вширь, распространение его на новые страны имело известные положительные последствия. Однако оно вместе с тем несло неслыханные бедствия народам, отставшим в своем экономическом и социальном развитии. Присущее буржуазной цивилизации варварство со всей силой и определенностью проявилось именно в колониях, где эта цивилизация выступает без всяких покровов.

В предшествовавшие столетия, в период первоначального накопления, европейские колонизаторы занимались по преимуществу созданием опорных пунктов на побережье, «охотой на чернокожих», вывозом драгоценных металлов, пряностей и изделий местного ремесла (например, индийских тканей). С конца XVIII и особенно в XIX в. в колониальной политике капиталистических держав появились новые цели и методы. Используя свой огромный экономический перевес, колонизаторы теперь стремились превратить целые страны и континенты в рынок для сбыта своих фабричных товаров и в источники сырья. При этом варварски уничтожались многие отрасли местной промышленности, обрекались на голодное существование и вымирание миллионы ремесленников, насильственно насаждалось плантационное хозяйство, за бесценок выкачивалось сырье, беспощадно разрушалась самобытная культура Востока.

Ломая в колониях вековые экономические и социальные устои, колонизаторы отнюдь не желали ускорить складывание здесь новых классов и общественных отношений. Наоборот, они всячески задерживали промышленное развитие колоний, обрекая их на роль аграрных придатков капиталистических метрополий. В области политического и социального устройства они уничтожали лишь то, что мешало эксплуатации народов колоний. При этом капиталистическая эксплуатация сочеталась с самыми отвратительными формами угнетения, с самыми жестокими приемами закабаления. Вовлекая колонии в орбиту мирового рынка, капитализм в то же время тормозил их экономическое развитие, придавал ему однобокий и уродливый характер.

Не довольствуясь колониями, европейский и американский капитализм стремился подчинить своему экономическому, а отчасти и политическому господству и другие страны, которые формально еще сохраняли самостоятельность, но ввиду своей экономической и военной слабости не могли успешно отстаивать свои интересы. В их числе оказались почти все страны Азии, Африки и Латинской Америки. Они все более опутывались займами, железнодорожными концессиями, неравноправными договорами и начинали превращаться в полуколонии капиталистических держав.

Опираясь на огромный экономический и военно-технический перевес, капиталисты Европы и США сравнительно легко справлялись с задачей подчинения слабых народов Востока. Однако сопротивление в Алжире, возглавленное Абд-эль-Кадером, движение бабидов в Иране, освободительное восстание в Индии, мощное движение тайпинов в Китае, победоносно развивавшееся в течение почти пятнадцати лет на значительной части территории страны, свидетельствовали о громадном возмущении и протесте, вызванными вторжением европейского капитализма и новыми формами колониальной эксплуатации.

Хотя первые массовые движения в странах Востока середины XIX в., направленные против феодального строя и стремившиеся одновременно противодействовать продвижению европейского капитализма в Азию, потерпели неудачу, но они предвещали будущие, еще более серьезные исторические бури.

* * *

В XIX в. политическая карта мира подвергалась частым и крупным изменениям; особенно велики они были в Европе. Венский конгресс 1815 г. пытался ликвидировать все перемены, внесенные революционными и наполеоновскими войнами. Но созданная им система решительно противоречила потребностям капиталистического развития и национально-объединительным требованиям европейских народов. Уже в 1830 г. из созданного Венским конгрессом Нидерландского королевства выделилась Бельгия, ставшая самостоятельным государством. Несмотря на то, что по решению конгресса сохранялась раздробленность Италии, к 1870 г. она стала единым государством. Другим крупнейшим изменением на политической карте Европы явилось объединение Германии.

В Восточной Европе еще к концу XVIII в. как самостоятельное государство исчезла Польша. Восстания 1794, 1831 и 1863 гг. оказались бессильными возродить ее независимость. Зато на Балканском полуострове борьба народов за свое освобождение привела к ослаблению Османской империи и созданию автономного Сербского княжества, а затем и независимой Греции. В 1859 г. возникла единая Румыния. Однако эти новые государства объединяли далеко не всю территорию, на которой проживали сербы, греки, румыны, а Сербия и Румыния оставались еще в известной зависимости от Турции.

С присоединением Закавказья, части Польши, Бессарабии, Финляндии, Средней Азии значительно расширились границы царской России. Освоение Приамурья, Уссурийского края, Сахалина, основание в 1860 г. Владивостока, незамерзающего порта на Тихом океане, сделали Россию одной из сильнейших тихоокеанских держав.

На севере Европы Норвегия, ранее подвластная Дании, перешла под власть Швеции. После войны 1864 г. Дания лишилась Шлезвига и Гольштейна.

Большие перемены произошли в рассматриваемый период на американском континенте. Воспользовавшись ослаблением метрополий во время наполеоновских войн, испанские и португальские колонии в Латинской Америке отделились и в результате длительной борьбы закрепили свою самостоятельность. В Южной и Центральной Америке возникло два десятка новых государств.

В Северной Америке значительно расширились Соединенные Штаты, бывшие в конце XVIII в. еще совсем небольшим государством с трехмиллионным населением. Они приобрели у Наполеона Луизиану, у Испании — Флориду, отторгли у Мексики путем войны Техас, Калифорнию. В 1867 г. Соединенные Штаты купили у России Аляску. В итоге всех этих войн, приобретений, оттеснения и уничтожения коренного индейского населения и благодаря усиленной иммиграции европейцев Соединенные Штаты превратились в крупное государство с большой территорией между Атлантическим и Тихим океанами.

На африканском континенте территориальные изменения были сравнительно невелики. В 1830 г. Франция начала завоевание Алжира, а в 50-х годах распространила свою экспансию на район Сенегала. Голландскую колонию на крайнем юге Африки захватила Англия. Значительная часть Африки оставалась еще не изученной европейцами и являлась объектом исследований многочисленных экспедиций.

В Азии чрезвычайно увеличились владения колониальных держав, преимущественно Англии. К середине века было полностью завершено завоевание Индии. В результате так называемых опиумных войн в 40-х годах произошло насильственное «открытие дверей» Китая, началось превращение этой великой страны в полуколонию. На Индокитайском полуострове англичане завоевали Бирму, а французы в 50—60-х годах вторглись на территорию Вьетнама.

В Океании Англия захватила и присоединила к своей империи ряд островов (Таити и др.), а также Новую Зеландию. Закрепив за собой в результате длительных войн Мальту на Средиземном море и Кейптаун на пути из Атлантического в Индийский океан, захватив Сингапур, Аден и Гонконг, капиталистическая Англия создала цепь баз и коммуникаций, обеспечивших ей безраздельное господство на море.

Следуя примеру Англии, американский капитализм начал свою экспансию в страны Дальнего Востока. Военная эскадра США принудила Японию открыть порты для торговли с американцами и подписать кабальные договоры. Голландцы усилили эксплуатацию народов Индонезии.

* * *

В 1789—1870 гг. буржуазное общество находилось на восходящей стадии развития. Буржуазия в общем была тогда, особенно в конце XVIII и начале XJX в., прогрессивным классом. Стремясь к ликвидации феодальной собственности и средневековой цехово-корпоративной системы, она отстаивала свободу предпринимательства, «свободу торговли» (free trade — фритредерство), добивалась расширения политических прав и создания конституционного строя. В ряде стран в этот период были впервые созданы или значительно укреплены буржуазно-парламентские учреждения, которые представляли крупный шаг вперед по сравнению с политическим строем феодально-абсолютистских монархий. Даже в 50—60-х годах, английские либералы отстаивали расширение избирательных прав, французская буржуазная оппозиция выступала против авторитарной политики бонапартистской Второй империи, а прусские национал-либералы до прихода Бисмарка к власти вступили в «конституционный конфликт» с монархией, пытаясь сохранить за собой руководящую роль в создании объединенной Германии.

Значительно шагнула вперед мировая наука. Большие успехи были достигнуты в естествознании и физико-математических науках (исследования Фарадея об электричестве; неэвклидова геометрия Н. И. Лобачевского; достижения химии, завершением которых явилась таблица химических элементов Д. И. Менделеева; учение о клетке Шванна и Шлейдена; исследование ферментов Луи Пастера; учение о происхождении видов Чарлза Дарвина и т. д.). В области общественных наук в первые десятилетия XIX в. некоторые буржуазные идеологи выступали еще в защиту передовых воззрений (теория трудовой стоимости Д. Рикардо, взгляды французских историков 20-х годов на роль классовой борьбы, работы Гегеля о диалектике, философские воззрения Л. Фейербаха и т. д.). На огромную высоту поднялись литература и искусство. В эту эпоху создано много превосходных произведений великими писателями, поэтами, художниками, композиторами. Их творчество представляло собой новую ступень в эстетическом развитии человечества. В целом это было время большого подъема культуры.

Однако в этот же период в развитии буржуазного общества наряду с прогрессивным направлением уже к концу 40-х годов обозначаются противоположные тенденции. Буржуазия все очевиднее склоняется к компромиссу с силами реакции, ее идеологи все более изменяют идеям прогрессивного буржуазного мировоззрения конца XVIII — начала XIX в. Этот перелом объясняется быстрым ростом и созреванием нового острейшего классового конфликта в буржуазном обществе.

Экономическими источниками процветания капитализма являлись экспроприация мелких производителей и беспрестанное извлечение прибавочной стоимости из труда фабрично-заводских рабочих. По признанию виднейшего представителя буржуазного либерализма — Гладстона, сделанному им в 1864 г., в момент наибольшего экономического расцвета Англии, «опьяняющий рост богатств и могущества» распространялся только на имущие классы. Промышленный капитализм привел к бесчеловечному использованию женского и детского труда, появлению резервной армии труда и хронической безработицы, относительному и абсолютному обнищанию пролетариата. Бедствия рабочих масс усугублялись в результате присущей капитализму анархии производства и периодических экономических кризисов. Первый в истории капитализма циклический кризис, начавшийся в 1825 г. в Англии, имел еще относительно небольшой размах и ограниченные последствия. По мере того как капитализм охватывал большее количество стран, кризисы приобретали все более широкие размеры, все более глубокий, острый, затяжной и опустошительный характер. Кризис 1847 г. и особенно кризисы 1857 и 1866 гг. происходили уже в подлинно мировом масштабе и привели к резкому ухудшению положения рабочего класса. В то же время промышленная буржуазия самым решительным образом отстаивала свое неограниченное право на установление выгодных для нее условий эксплуатации пролетариата, запрещала стачки и профессиональные союзы, противилась введению рабочего законодательства, сокращению рабочего дня и т. д.

* * *

С упорством и выдержкой рабочий класс повел борьбу с конца XVIII в. за улучшение условий труда, за создание своих классовых организаций, постепенно перераставшую в борьбу за полное политическое и экономическое освобождение.

Вначале рабочий класс не имел еще ни собственной теории, ни правильной стратегии и тактики. Великие представители утопического социализма Сен-Симон, Фурье и Оуэн дали замечательную критику капитализма, но не могли вскрыть законы, определяющие общественно-экономическое развитие, и указать силы, которые способны изменить структуру общества.

Огромнейшее значение для пролетариата и для всего человечества имела теория, разработанная основоположниками научного социализма Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Появление марксизма явилось крупнейшим по своему значению событием, неразрывно связанным со всем развитием теоретической мысли. Марксизм не был замкнутым учением, возникшим в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации. Напротив, гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма... Оно есть законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веке в лице немецкой философии, английской политической экономии, французского социализма.

Разработка теории диалектического материализма, открытие материалистического понимания истории, учение о прибавочной стоимости, установление законов движения капиталистической общественной формации, определение ее исторически ограниченного характера и ее научный анализ — таковы главнейшие всемирно-исторические заслуги Маркса и Энгельса в развитии научной мысли.

Маркс и Энгельс с самого начала своей деятельности исходили из положения, что подлинная философия должна не только объяснить мир, но и содействовать его изменению.

На открытую арену общественной борьбы марксизм вышел накануне революции 1848—1849 гг., когда был создан Союз коммунистов и опубликован «Манифест Коммунистической партии». Несмотря на ожесточеннейшее сопротивление, с которым были встречены выступление марксизма и деятельность первых пролетарских революционеров-марксистов, научный коммунизм в острой борьбе постепенно завоевывал все большее влияние. Происходило слияние социализма с рабочим движением. В 1864 г. в Лондоне образовалось Международное товарищество рабочих — Первый Интернационал. В Германии в 1869 г. создается под руководством Августа Бебеля первая социал-демократическая рабочая партия, положившая в основу своей деятельности учение Маркса и Энгельса. К 1871 г. домарксовский социализм умирает. Рождаются самостоятельные пролетарские партии: первый Интернационал (1864—1872) и германская социал-демократия.

В то время как в начале рассматриваемого периода главной пружиной исторического процесса была борьба между буржуазией и феодальными классами, к концу его на первый план в истории начинает выступать классовая борьба между пролетариатом и буржуазией. Тем самым всемирная история человечества подошла к новому периоду, о начале которого возвестил гром пушек на Монмартрском холме в Париже 18 марта 1871 г.