;

РАЗВЯЗЫВАНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
ФАШИСТСКИМ АГРЕССИВНЫМ БЛОКОМ

Саботируя переговоры с Советским Союзом о коллективных мерах отпора фашистской агрессии, западные державы рассчитывали ослабить свои собственные противоречия с фашистским блоком и подменить назревавшую межимпериалистическую войну «крестовым походом» против социалистического государства. Мюнхенский сговор 1938 г. был воспринят правящими кругами этих держав как победа такой политики. Им казалось, что «умиротворение» Германии достигнуто и что отныне ее агрессия не будет угрожать их интересам.

Однако развитие событий показало необоснованность этих расчетов. Мюнхен был в действительности поражением политики западных держав. Межимпериалистические противоречия не только не смягчились, но углубились и с каждой новой уступкой западных держав фашистским агрессорам становились все острее. В конце концов эти противоречия и привели к кризису, породившему вторую мировую войну.

Попытки смягчения противоречий между империалистическими государствами

Вслед за мюнхенским сговором Англия и Франция вступили с Германией в переговоры о заключении договоров политического и экономического характера. С середины октября 1938 г. между Англией и Германией обсуждался вопрос о подписании широкого экономического и политического соглашения, а также об организации антисоветского блока. В конце октября английский министр внутренних дел Хор убеждал германского посла в Лондоне Дирксена, что после урегулирования четырьмя «мюнхенскими» державами спорных экономических и политических вопросов было бы возможно «принятие некоторых оборонительных обязательств или даже гарантии против Советской России».

Одновременно Англия старалась сблизиться с Италией. В ноябре 1938 г. она ратифицировала заключенное ею с Италией 16 апреля того же года соглашение, центральным пунктом которого было сохранение статус-кво на Средиземном море.

Со своей стороны Франция, подписав 6 декабря 1938 г. франко-германскую декларацию о ненападении, затем предложила Германии совместно участвовать в экономическом развитии Испании и стран Балканского полуострова, а также образовать франко-германские консорциумы для экономической эксплуатации некоторых французских колоний, в частности Гвинеи. По расчетам французских политиков, сближение с Германией могло оказать сдерживающее влияние на Италию, которая после Мюнхена стала резко выступать против Франции. Но Германия отклонила французские предложения, так как не желала подрывать итало-германский союз и отнюдь не стремилась к совместному с Францией «приложению сил» на Балканах и в Испании, где она претендовала на доминирующее положение. Неудача переговоров привела лишь к обострению франко-германских противоречий.

Осенью 1938 г. германский министр хозяйства Функ совершил поездку по странам Юго-Восточной Европы и в Турцию и подписал здесь выгодные для Германии клиринговые соглашения. Англия и Франция также послали туда свои миссии (лорда Ллойда и Шарля Альфана), которые пытались предоставлением долгосрочных кредитов и закупкой продовольствия и сырья парировать германскую экспансию. Для противодействия германскому экономическому наступлению английское правительство приняло решение о государственном субсидировании экспорта по ряду отраслей промышленности.

В конце 1938 — начале 1939 г. борьба за рынки между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией — с другой, резко обострилась. Одним из внешних проявлений этого была речь Гитлера в рейхстаге 30 января 1939 г., в которой он заявил, что перед Германией стоит выбор: «экспортировать или умереть». Свою речь Гитлер закончил угрозами по адресу Англии и Франции.

Обострялись и франко-итальянские отношения. Итальянское правительство инспирировало шумную антифранцузскую кампанию. 30 ноября 1938 г. в итальянской палате депутатов во время выступления министра иностранных дел Чиано раздались крики: «Тунис, Корсика, Ницца!». Вслед за тем по всей Италии прокатилась волна антифранцузских демонстраций. Италия требовала предоставления ее подданным экономических и юридических преимуществ в Тунисе, участия в управлении Суэцким каналом, контроля над портом французского Сомали — Джибути, от которого шла принадлежавшая французскому капиталу железнодорожная линия в столицу Эфиопии Аддис-Абебу. Объявив недействительным соглашение Лаваля—Муссолини от 7 января 1935 г., Италия откровенно угрожала Франции войной. Так Мюнхенское соглашение, подобно бумерангу, обратилось против Франции.

Англия и Франция, надеясь перетянуть Италию на свою сторону или по крайней мере добиться ее нейтралитета в случае мировой войны, искали путей к смягчению франко-итальянских разногласий. 12 января 1939 г. Чемберлен просил Муссолини не предпринимать ничего, что могло бы ухудшить положение французского правительства и «дало бы левому крылу возможность захватить контроль». 2 февраля посетивший министра иностранных дел Италии Чиано правый французский политический деятель Бодуэн предложил от имени французского правительства ряд уступок в Джибути, изменение статута итальянских подданных в Тунисе и т. д. Муссолини, соглашаясь на предлагаемую сделку, настаивал, чтобы эти предложения были официально повторены через французского посла в Риме. Когда же о них стало известно в Берлине, гитлеровская дипломатия, строившая свои расчеты на дальнейшем обострении итало-французских отношений, решила прибегнуть к провокации, чтобы сорвать сближение между Италией и Францией. По указанию Риббентропа германская печать разгласила сведения о миссии Бодуэна. Возмущение французской общественности готовностью своего правительства принести в жертву интересы Франции было столь велико, что переговоры были прекращены и больше не возобновлялись.

Одним из узловых моментов в попытках заключения сделок между империалистами обоих блоков было соглашение, подписанное в Дюссельдорфе 16 марта 1939 г. представителями Федерации британской промышленности и немецкой Имперской группы промышленности. Смысл его заключался в том, чтобы ослабить англо-германскую конкуренцию на мировых рынках.

Дюссельдорфское соглашение не вошло в силу. Не привели к желаемым результатам и другие многочисленные попытки добиться хотя бы частичного разрешения англо-германских, франко-германских и франко-итальянских разногласий. Провал мюнхенской политики становился все яснее.

Все это заставляло английское и французское правительства предпринимать некоторые оборонительные мероприятия. Уже в 1935—1936 гг. одностороннее нарушение Германией военных постановлений Версальского мирного договора, а также разрыв Локарнских соглашений вплотную подвели Англию и Францию к необходимости взаимного согласования своей политики. События, развернувшиеся вокруг Чехословакии, еще больше сблизили оба западных государства. Важной вехой на пути к англо-французскому союзу явилось совещание английских и французских министров по чехословацкому вопросу в конце апреля 1938 г., на котором Англия и Франция договорились, в частности, о переброске английской авиации во Францию в случае войны.

По мере роста германской угрозы усиливалась тяга Франции и Англии к сближению с Соединенными Штатами Америки. Заключенное в ноябре 1938 г. англо-американское торговое соглашение послужило первым шагом в этом направлении. Постепенно в американском общественном мнении назревал перелом в пользу активного вмешательства Соединенных Штатов в европейские дела на стороне Англии и Франции. Объяснялось это прежде всего тем, что большинство американского народа осуждало режим террора в Германии, еврейские погромы, фашистскую агрессию. Значительно возросло недовольство американских деловых кругов усиливавшейся германской конкуренцией в странах Латинской Америки и на внутреннем рынке Соединенных Штатов. Союз Германии с Японией — основным соперником Соединенных Штатов в бассейне Тихого океана — также порождал серьезные опасения.

В правящих кругах Соединенных Штатов Америки широко распространялось мнение, что Англия и Франция образуют первую линию обороны западного полушария. Негласно, чтобы не раздражать изоляционистов, оказывалась военная помощь Франции и Англии. Рузвельт одобрил продажу Франции самолетов. Французским летчикам было разрешено проходить на американских самолетах тренировку. 22 марта 1939 г. Рузвельт заявил итальянскому послу, что, если в Европе начнется война, Соединенные Штаты будут помогать Англии и Франции.

Весной 1939 г. Объединенный комитет начальников штабов Соединенных Штатов разработал ряд военных планов (закодированных под названием «Рейнбоу»). Они предусматривали обстоятельства, при которых Соединенные Штаты должны будут послать в помощь Англии и Франции свои вооруженные силы на континенты Европы или Африки. 30 июня 1939 г. Совет армии и флота утвердил эти планы.

Захват Чехословакии гитлеровской Германией

Сразу после мюнхенского сговора президент Чехословакии Бенеш и ряд других чехословацких государственных деятелей уехали за границу — в Англию и Соединенные Штаты Америки. К власти пришли открытые сторонники гитлеровской Германии во главе с президентом Гахой, премьер-министром Бераном и министром иностранных дел Хвалковским.

Вступив в соглашение с гитлеровцами, они приступили к фашизации Чехословакии. Первый удар был нанесен компартии — единственной партии, последовательно отстаивавшей независимость страны: она была запрещена, все ее печатные органы, многочисленные культурно-просветительные и другие общества закрыты.

В связи с изменившимися условиями компартия создала подпольный центр для продолжения борьбы за независимость, тогда как буржуазная эмиграция и группы буржуазных националистов, оставшиеся в стране, старались подорвать национально-освободительное движение. Коммунисты развернули широкую пропагандистскую работу на фабриках, заводах, в профсоюзах, культурных и спортивных легальных организациях, мобилизуя и объединяя трудящихся для сопротивления фашистскому режиму. Огромную работу коммунисты проводили в Партии труда, основанной правыми лидерами социал-демократов вместо распущенной ими Социал-демократической партии. В первичных, районных и областных организациях Партии труда рядовые социал-демократы объединялись с коммунистами.

Компартия, используя каждую возможность выступления в легальной печати, одновременно наладила выпуск нелегальных листовок. Несмотря на тяжелые условия, коммунисты не только сохранили свое влияние среди трудящихся, но и усилили его. 28 октября 1938 г., в день 20-й годовщины Чехословацкой республики, они организовали в Праге массовую демонстрацию, в которой приняли участие тысячи людей. Другую многотысячную демонстрацию коммунисты провели 7 марта 1939 г.

Между тем германское верховное командование уже вскоре после подписания Мюнхенского соглашения приступило к подготовке захвата всей Чехословакии. Уверенная, что западные державы не придут на помощь Чехословакии, гитлеровская Германия решила все же соблюсти приемлемую для Англии и Франции форму. 13 марта 1939 г. лидер словацких сепаратистов Тисо по указанию из Германии провозгласил «независимость» Словакии. 14 марта войска хортистской Венгрии двинулись в Закарпатскую Украину. В тот же день вызванные в Берлин Гаха и Хвалковский дали согласие на «вручение судьбы чешского народа и чешской страны» в руки Гитлера. За несколько часов до этого германские войска начали вторжение в Чехословакию. В короткий срок страна была оккупирована. Чехословацкая республика прекратила свое существование.

Ни Англия, ни Франция, ни Соединенные Штаты Америки, хотя они знали о подготовке гитлеровского вторжения, ничего не предприняли против него. Только Советский Союз категорически осудил расчленение и оккупацию Чехословакии. В ноте германскому правительству от 18 марта 1939 г. Советское правительство указало, что эти акты Германии «не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными».

Национальное бедствие, постигшее Чехословакию, вызвало во всей стране глубокую скорбь и огромное возмущение. 15 марта коммунисты обратились к народу с воззванием, в котором писали: «...один лишь путь мог оградить народ от этих бед, и один лишь путь сейчас может привести народ к спасению: путь сопротивления, обороны, борьбы». В мае 10 тыс. чехов безмолвно прошли мимо останков чешского поэта К. Махи, перевезенных в Прагу. 6 июля, в годовщину сожжения Яна Гуса, была вновь устроена демонстрация. Всевозможными способами народ подчеркивал свою ненависть к оккупантам. С ними не разговаривали, не отвечали на их вопросы. Срывались флаги со свастикой, возникали стычки с немецкими солдатами.

Немецкие войска в Праге.
Кадр из кинохроники, 1939 г.

Коммунисты создали несколько крупных подпольных типографий в Праге и ее окрестностях. С лета 1939 г. был налажен регулярный выпуск центрального органа компартии — газеты «Руде право». В Моравской Остраве, Градце, Двур-Кралове, в Находском и некоторых других округах также стали выходить нелегальные коммунистические газеты. Подпольный Центральный Комитет компартии Словакии возглавил борьбу нелегальных первичных, районных и областных организаций.

Коммунисты разъясняли народу, как нужно бороться. В одном из номеров «Руде право» говорилось: «Будем бороться путем пассивного сопротивления, стачек, бойкота фашистских агентов и чешских предателей, организуем массовые демонстрации, выражающие волю народа... Будьте чрезвычайно бдительны по отношению к провокаторам гестапо. Разоблачайте их. Не допускайте, чтобы наш урожай вывозили в Германию. Ни одного зерна, ни одной головы скота фашистским оккупантам! Чешский урожай — чешскому народу! Разверните активную кампанию национальной солидарности, чтобы ни одна жертва гитлеровского террора, ни одна семья такой жертвы не остались без помощи».

Так в условиях жестокого террора коммунисты проводили работу по сплочению всех прогрессивных сил народа. Чешские и словацкие коммунисты сумели в короткие сроки приспособиться к подпольной деятельности, укрепить свои связи с народными массами и вывести их на путь борьбы за национальное освобождение.

Новые акты агрессии в Европе. Заключение германо-итальянского союза

Ободренные позицией западных держав, фашистские агрессоры нанесли ряд новых ударов. 22 марта 1939 г. германские войска оккупировали литовский город Клайпеду. Правительство Литвы, брошенное на произвол судьбы Англией и Францией — гарантами статута Клайпеды, не протестовало. 7 апреля 1939 г. сорокатысячная итальянская армия высадилась в албанских портах Дуррес, Влёра, Шингьини и Саранда. Вспыхнувшее в ряде мест стихийное сопротивление захватчикам не смогло надолго задержать продвижение фашистских войск. 8 апреля итальянские войска заняли Тирану, и в течение следующей недели Албания была включена на основе «личной унии» в состав итальянской фашистской империи.

Империалистическая ось.
Карикатура У. Гроппера из
журнала «Нью месиз». 1939 г.

Одновременно фашистские державы усилили нажим на другие Балканские страны, прибегая к политике угроз и шантажа, перемежавшихся с подачками правящим кругам этих государств и туманными посулами относительно дележа добычи в предстоящей войне. Гитлеровцы использовали обострение венгеро-румынских отношений, чтобы навязать буржуазно-помещичьей Румынии договор, который превращал ее народное хозяйство в аграрно-сырьевой придаток германской военной машины. Королевское правительство Югославии под давлением Германии и Италии приняло на себя обязательство занять в случае войны позицию благожелательного по отношению к ним нейтралитета и оказывать экономическую поддержку. В орбиту итало-германской политики включилось и монархо-фашистское правительство Болгарии.

На почве общей агрессивной политики укреплялся военный союз между Германией и Италией. После захвата Чехословакии и Албании вопрос об оформлении этого фактически уже сложившегося союза занял главное место в итало-германских отношениях. В апреле—мае 1939 г. были согласованы военные и политические статьи, и 22 мая Германия и Италия подписали союзный договор, названный фашистами «стальным пактом». В нем предусматривалось максимальное расширение военного и военно-хозяйственного сотрудничества обеих сторон. В случае войны одной из договаривающихся сторон с одним или несколькими государствами другая сторона обязывалась немедленно оказать ей помощь всеми своими сухопутными, морскими и воздушными силами. К блоку фашистских агрессоров примкнули также Венгрия и марионеточное правительство Словакии.

Дальнейшее обострение противоречий на Дальнем Востоке. Японский «новый порядок в Восточной Азии»

Одним из последствий мюнхенского сговора империалистических держав было усиление японской агрессии. В ноябре 1938 г. глава японского правительства Коноэ заявил о намерении Японии ввести «новый порядок в Восточной Азии», разъяснив, что он будет означать «тесную связь» Японии с Китаем и Маньчжоу-Го в «политической, экономической и культурной» областях. В действительности речь шла прежде всего о намерении японских империалистов вытеснить из Восточной и Юго-Восточной Азии своих английских, американских и французских конкурентов.

В ответ на заявление Коноэ американское правительство нотой от 31 декабря 1938 г. потребовало от Японии сохранения «всех прав Соединенных Штатов Америки и американских граждан в Китае». Аналогичные ноты послали Японии Англия и Франция.

После того как японские войска в феврале 1939 г. заняли остров Хайнань, а в марте — остров Наньвэй (Спратли), японо-американские и англо-японские противоречия стали еще более напряженными. Укрепление Японии в зоне южных морей, приближение ее военно-морских баз к Индокитаю вызывали в американских и английских правящих кругах сильное беспокойство. Однако протесты Соединенных Штатов и Англии были слабыми, и Япония, пользуясь полной безнаказанностью, продолжала расширять свою экспансию. В начале 1939 г. ушел в отставку кабинет Коноэ. Его сменило правительство во главе с Хиранума, открытым сторонником установления военно-фашистского режима в Японии и заключений неограниченного военного союза с Германией и Италией. В мае 1939 г. кабинет Хиранума потребовал от Англии и Соединенных Штатов признать «японские права» на управление иностранным сеттльментом в Шанхае и контроль над островом Гулансу. Японские требования встретили протест со стороны Англии, Соединенных Штатов и Франции, хотя на деле эти державы по-прежнему стремились заключить с Японией компромиссное соглашение, чтобы затем, выступив в роли посредников, объединить гоминьдановские и японские вооруженные силы для «уничтожения коммунизма» в Китае.

С целью давления на Японию правительство Соединенных Штатов 27 июля 1939 г. расторгло японо-американский торговый договор 1911 г. Однако и после этого американские монополии продолжали оказывать японским концернам большую помощь в создании новых отраслей военной промышленности. Они, например, поставили оборудование Японско-Маньчжурскому металлургическому акционерному обществу, находившемуся под контролем концерна «Аюкава», помогли этому концерну организовать на Сахалине добычу нефти новыми методами с применением электроэнергии, осуществили реконструкцию авиастроительных предприятий концерна «Накадзима», оказали содействие в производстве алюминия и в кораблестроении концерну «Мицубиси» и т. д.

Как это было и в Европе, активность японских агрессоров усиливалась благодаря пассивности их противников. Правящие круги Японии считали, что решительный нажим на западные «демократические» державы создаст для Японии в Восточной и Юго-Восточной Азии столь же выгодное положение, какого добились германские и итальянские фашистские агрессоры в Европе. Все это укрепляло надежды японских милитаристов на быструю реализацию поставленных ими перед собой захватнических планов.

Германо-польский конфликт и нападение гитлеровской Германии на Польшу. Начало второй мировой войны

Захватив Австрию и Чехословакию, гитлеровская Германия поставила в порядок дня своей агрессивной политики нападение на Польшу. Подготовку к осуществлению этого плана она начала в 1938 г., сразу после Мюнхена.

24 октября 1938 г. германский министр иностранных дел Риббентроп вручил польскому послу в Берлине ноту с требованием о присоединении Гданьска к Германии и предоставлении ей в Поморье (так называемом польском коридоре) экстерриториальной зоны для строительства автострады и железной дороги. Риббентроп намекнул при этом, что Польша будет с течением времени компенсирована за счет Советского Союза.

В январе 1939 г. германо-польские переговоры были продолжены сначала в Берхтесгадене, затем в Варшаве. Польская правящая верхушка шла на ряд уступок гитлеровцам, но отказывалась удовлетворить основное требование — относительно Гданьска и Поморья. Тогда гитлеровцы приступили к планомерной подготовке фашистского переворота в Гданьске и к вторжению в Польшу. В Гданьске и на германо-польских границах начались провокации.

Фашистский смерч.
Рисунок У. Гроппера из журнала «Нью месиз». 1939 г.

Дальнейшие переговоры протекали в особенно неблагоприятных для Польши условиях. Ее стратегическое положение резко ухудшилось в результате захвата Германией Чехословакии и Клайпеды. Угроза германского вторжения нависла над Польшей с севера, запада и юга — именно там, где не было серьезных оборонительных сооружений, так как польские правящие круги держали курс на войну с СССР и укрепляли главным образом восточную границу.

В конце марта Германия предъявила Польше новые, на этот раз ультимативные, требования о передаче Гданьска. Они вызвали бурю возмущения в польском народе, и правительство отклонило их, сообщив в Берлин, что принятие таких требований привело бы к свержению существующего режима в Польше. Но вместо того чтобы готовить страну к вооруженному отпору германским захватчикам, польское правительство проводило прежнюю прогитлеровскую политику, продолжая надеяться на совместное с Германией вооруженное выступление против СССР.

Этот гибельный для Польши антисоветский курс поддерживали и западные «демократические» державы. Только 31 марта, когда германские угрозы Польше приобрели совершенно недвусмысленные формы, правительства Англии и Франции объявили о предоставлении ей «гарантий» на случай неспровоцированной агрессии. 13 апреля подобные же гарантии получили Румыния и Греция. Через месяц, 12 мая, Англия и Турция подписали прелиминарное соглашение о взаимной помощи, дополненное соглашением между Турцией и Францией. 19мая был подписан франко-польский военный союз.

Однако правительства Англии и Франции не отказывались от секретных переговоров с фашистскими агрессорами. Поэтому гитлеровская Германия имела основания рассчитывать, что операцию против Польши удастся провести, как это было с Чехословакией, без риска натолкнуться на сопротивление западных держав. На предоставление Польше англо-французских гарантий она ответила (28 апреля 1939 г.) расторжением германо-польского договора 1934 г. о ненападении и англо-германского морского соглашения 1935 г. Во время свидания 11—13 августа в Оберзальцберге гитлеровский министр иностранных дел Риббентроп сообщил Чиано, что вопрос о нападении на Польшу уже решен. «Мы хотим войны», — откровенно заявил он. 22 августа на совещании с высшими военными руководителями Гитлер объявил о принятом им решении напасть на Польшу. На следующий день глава гданьских фашистов Ферстер получил от сената полномочия на управление «вольным городом».

Пытаясь воздействовать на Германию, Англия 25 августа подписала с Польшей договор о взаимной помощи, переговоры о котором, как и предоставление кредитов для закупки Польшей военных материалов, уже в течение нескольких месяцев тормозились английской стороной. Этот запоздалый жест произвел все же некоторое впечатление в Берлине, и Гитлер, вызвав к себе английского и французского послов, всячески старался внушить им, что Англии и Франции не следует вмешиваться в германо-польский конфликт.

Ободряла гитлеровцев и позиция Соединенных Штатов. Летом 1939 г. конгресс демонстративно отказался пересмотреть закон о «нейтралитете». В конце августа приехавший в Берлин видный американский изоляционист Гамильтон Фиш заверил Риббентропа, что для всего мира было бы «превосходно», если бы Германии позволили установить свою гегемонию над Восточной Европой. Американские мюнхенцы во всем солидаризировались со своими европейскими коллегами. Они тоже надеялись, что занятие Польши гитлеровскими войсками и их выход на государственную границу Советского Союза могут ускорить возникновение германо-советской войны.

29 августа Гитлер потребовал, чтобы в течение 24 часов в Берлин прибыл польский уполномоченный для ведения переговоров на германских условиях. 30 августа в полночь Риббентроп прочел английскому послу германский ультиматум Польше, на основе которого якобы было возможно мирное урегулирование конфликта. Ультиматум был вручен польскому правительству с таким расчетом, чтобы оно не имело времени ни на его обдумывание, ни на присылку уполномоченного. Давно решив вопрос о войне, гитлеровская Германия хотела теперь обмануть мировое общественное мнение, представив дело таким образом, будто бы она намеревалась договориться с Польшей и послала ей умеренные предложения, но представитель Польши не явился.

В этот критический момент Рузвельт отправил Гитлеру, королю Италии Виктору-Эммануилу и президенту Польши Мосьцицкому послание с призывом вести переговоры. Смысл этого обращения состоял, однако, не в желании Соединенных Штатов предотвратить войну, а лишь в том, чтобы возложить ответственность за нее на Германию.

Считая, что международная обстановка складывается исключительно благоприятно, гитлеровская Германия решила далее не медлить. На рассвете 1 сентября 1939 г. германские войска вторглись в Польшу. Началась вторая мировая война.