;

НАЧАЛО ФАШИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ.
МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР

Во второй половине 30-х годов резко обострились международные противоречия. В различных районах земного шара происходили локальные войны, втянувшие в свою орбиту полмиллиарда людей. Лилась кровь в Китае, Эфиопии, Испании. Огонь войны грозил охватить весь мир. В капиталистических странах росли классовые и социальные противоречия, происходила поляризация двух главных сил — сторонников фашизма и войны и противостоящих им борцов за демократию и мир.

Экономический кризис 1937—1938 гг.

Возникший во второй половине 1937 г. экономический кризис нанес сильный удар по капиталистической промышленности, еще не оправившейся от последствий кризиса 1929—1933 гг. К этому времени промышленное производство капиталистических стран превзошло уровень 1929 г. всего на 5%, а в таких государствах, как Франция, Италия, Бельгия и другие, не достигло и этого уровня.

Новый экономический кризис поразил прежде всего Соединенные Штаты Америки, Англию, Францию и менее значительно Германию, Италию и Японию, где в связи с лихорадочной подготовкой к войне и перестройкой экономики на военный лад промышленная деятельность даже усилилась.

Во всем капиталистическом мире объем промышленной продукции сократился на 16%, выплавка чугуна — на 32%, стали — на 40%. В Соединенных Штатах больше всего пострадало от кризиса производство стали, чугуна, автомобилей, паровозов, вагонов; в Англии — каменноугольная и в особенности текстильная промышленность, работавшие на экспорт; во Франции — производство железа, стали и текстиля.

Стремительное падение промышленного производства привело к значительному росту безработицы. В Соединенных Штатах безработным стал каждый пятый рабочий, в Бельгии и Голландии такая же участь постигла каждого четвертого, в Англии — каждого седьмого, в Канаде — каждого восьмого рабочего. Помимо того, миллионы рабочих находились на положении полубезработных.

Кризис в промышленности тесно переплетался с кризисом перепроизводства в сельском хозяйстве. Сокращение спроса на сельскохозяйственные продукты и сырье наиболее болезненно отразилось на экспорте слаборазвитых стран с монокультурной системой хозяйства. Так, за год кризиса экспорт Аргентины уменьшился на 42%, Малайи — на 37, Индии — на 25%. Вся мировая торговля сократилась на 11%.

Главные капиталистические страны пытались преодолеть конкуренцию своих соперников на мировых рынках путем применения сложной системы заградительных пошлин, замкнутых валютных блоков и зон. В результате этих мероприятий еще более усилилась борьба за рынки и обострились межимпериалистические противоречия.

Англо-германские противоречия

Центральное место в ряду межимпериалистических противоречий занимало англо-германское экономическое и политическое соперничество. К исходу 30-х годов Германия не только восстановила свою экономику, но и превратилась в одно из сильнейших государств капиталистического мира. Она производила почти в полтора раза больше, чем Англия, стали (20 млн. т против 13 млн. т) и электроэнергии (49 млрд. квт-ч против 33 млрд. квт-ч) и лишь немногим отставала от Англии по добыче угля (240 млн. т против 244 млн. т). По выпуску промышленной продукции Германия была в Европе на первом месте, а во всем капиталистическом мире — на втором. На рынках угля и стали Западной Европы и в экспорте химической продукции и автопромышленности она заняла первенствующее положение. Лишь в Северной Европе Англия продолжала прочно удерживать свои позиции.

Особенно усилилось экономическое и политическое влияние Германии в аграрных странах Юго-Восточной Европы и Дунайского бассейна. В 1937 г. 9% германского импорта и 10% германского экспорта приходилось на эти страны. При помощи демпинга, государственных субсидий экспортерам и других методов экономической экспансии, применяя систему безналичных расчетов — клиринг — как орудие экономического закабаления, Германия постепенно превращала экономику этих стран в аграрно-сырьевые придатки своей военной машины. Одновременно германский империализм пытался создать здесь перевес сил в пользу прогерманских фашистских группировок и партий и ликвидировать политическое влияние Англии и Франции.

В Болгарии с 1929 по 1937 г. Германия увеличила долю своего импорта с 29,6 до 58%, а доля Англии сократилась почти в 2 раза. Используя реваншистские настроения болгарской буржуазии, Германия заключила с Болгарией секретные соглашения о поставках вооружения. Англия и Франция пытались в свою очередь заключить соответствующие соглашения с Болгарией, но болгарские правящие круги все больше сближались с германскими фашистами.

Напряженная борьба шла за Румынию — давнюю союзницу Франции. В 1938 г. во время резкого обострения венгеро-румынских отношений из-за Трансильвании Германия поддерживала венгерские претензии, чтобы оказывать давление на Румынию, но давала неопределенные обещания и румынам. Министр иностранных дел Германии Риббентроп с характерным для него цинизмом писал в ноябре 1938 г.: «Основная идея нашей политики по отношению к Венгрии и Румынии в настоящее время — держать оба эти утюга в раскаленном состоянии и улаживать дела в интересах Германии применительно к развитию событий». Заключив с Румынией ряд клиринговых соглашений, Германия принудила ее в марте 1939 г. подписать также и общее хозяйственное соглашение, поставившее румынскую экономику под германский контроль.

В Венгрии, где господствовал диктаторский режим Хорти, почва для осуществления германских планов была еще более благоприятной. Хортисты предъявляли претензии на некоторые территории Чехословакии и Румынии. Германия поддерживала их требования и тем самым прочно привязывала Венгрию к своему блоку.

Германии удалось улучшить свои экономические позиции и в Греции, хотя влияние Англии оставалось здесь достаточно сильным. Остро развивалась империалистическая борьба за Югославию — союзницу Франции.

Серьезную угрозу создавала Германия для позиций Англии в странах Ближнего и Среднего Востока. Почти половина всей турецкой внешней торговли приходилась на долю Германии, которая скупала в большом количестве такое важное стратегическое сырье, как медь, хромовая руда. Германским фирмам были отданы подряды на строительство ряда заводов, фабрик, верфей и т. д. В Турции в большом количестве появились германские «специалисты» и «эксперты», усиленно велась фашистская пропаганда, учебные заведения, библиотеки заполнялись фашистской литературой.

Государства фашистского блока хотели пробиться к ближневосточной нефти. Немецкие капиталисты участвовали в тресте «Мосул Ойлфилдс», разрабатывавшем нефть Ирака, и добивались получения новых концессий. К захвату нефтеносных районов Ближнего и Среднего Востока стремилось и фашистское правительство Муссолини.

В Иране Германия проводила широкую шпионско-диверсионную деятельность как против Советского Союза, так и против Англии. Англия противодействовала усилению германского влияния в Иране, но только в его южных районах. Проникновению же Германии на север страны, в порты Каспийского моря, в Иранский Азербайджан, она не препятствовала, рассчитывая, что немцы ослабят здесь позиции Советского Союза. В 1938—1939 гг. доля Германии во внешней торговле Ирана увеличилась до 41,5%.

Усилилось проникновение Германии и в арабские страны. К 1938 г. Германия заняла второе место во внешней торговле Египта, Палестины и укрепила свои позиции в Саудовской Аравии, с которой она в 1938 г. установила дипломатические отношения. Но все же английское влияние в странах Ближнего и Среднего Востока оставалось преобладающим. В 1937 г. при содействии английской дипломатии Турция, Ирак, Иран и Афганистан подписали Саадабадский пакт. Эта так называемая Ближневосточная Антанта стала орудием английской политики.

Широко используя государственные субсидии, германские монополии завоевали прочные позиции также на рынках Латинской Америки. В 1938 г. в импорте Бразилии доля Германии составляла более 25%, а Англии — 10, в Чили соответственно — 26 и 9,5, в Перу — 16 и 8%.

Англо-германский антагонизм углубляли колониальные претензии германского империализма, в частности настойчивые требования возврата африканских колоний, потерянных Германией в результате первой мировой войны. Английская буржуазия в своем подавляющем большинстве выступала против возвращения Германии ее бывших колоний. Самое большее, на что в конечном счете соглашались пойти правящие круги Англии, — это на удовлетворение колониальных претензий Германии за счет других колониальных держав, в частности за счет Бельгии, Голландии, Португалии. Но и такого рода сделку Англия ставила в зависимость от урегулирования всего комплекса обострявшихся с каждым днем англо-германских отношений.

Экономической экспансии Германии Англия пыталась противопоставить имперские предпочтительные тарифы, увеличение государственных субсидий английскому экспорту, организацию совместно с Францией экономического контрнаступления в Юго-Восточной и Восточной Европе, сближение с Соединенными Штатами Америки.

Германо-французские и итало-французские противоречия

Экономическое и политическое наступление Германии порождало острое недовольство также во Франции, весьма встревоженной усилением германских позиций в Восточной и Юго-Восточной Европе, в частности в странах, являвшихся союзницами Франции, — в Польше, Румынии, Югославии.

В правящих кругах Франции не было единства по вопросу о мерах противодействия германской экспансии. Значительная часть французской буржуазии настаивала на укреплении политических связей с Англией и Соединенными Штатами Америки. Другая часть склонялась к сговору с Германией и даже была готова удовольствоваться ролью младшего партнера германского империализма.

Агрессивные планы Италии также тревожили Францию. Италия претендовала на Корсику, Ниццу и Савойю, и уже одно это обстоятельство служило источником постоянного обострения итало-французских отношений. Вместе с тем, проводя шумную пропаганду захвата собственно французских территорий, Италия добивалась серьезных уступок от Франции в Африке, где она намеревалась после аннексии Эфиопии включить в свою колониальную империю Тунис и по возможности Французское Сомали. Итальянские империалисты стремились сделать порт Джибути одним из своих главных опорных пунктов на побережье Африки и захватить принадлежавшую французам железную дорогу Джибути — Аддис-Абеба.

Интересы Италии и Франции сталкивались и на Средиземном море. Положение в этом районе крайне обострилось в связи с событиями в Испании, а также в связи с агрессивными планами Италии на Адриатике и в Восточном Средиземноморье. Осуществление всех замыслов итальянских фашистов должно было превратить их в хозяев Средиземного моря, а само море — во внутреннее озеро Итальянской империи.

Таким образом, агрессия Италии угрожала Франции в трех направлениях — на франко-итальянской границе, на Средиземном море и в Африке.

Германо-американские противоречия

Все возрастающее влияние на межимпериалистические отношения оказывали германо-американские противоречия. Претензии фашистской Германии рассматривались Соединенными Штатами как угроза их собственным планам.

Большую тревогу и раздражение в Соединенных Штатах вызывала активность Германии в Латинской Америке. На этой почве между Соединенными Штатами и Германией в 1937—1939 гг. произошел ряд резких столкновений. В октябре 1937 г. возник конфликт из-за попытки Германии получить нефтяную концессию в Мексике. В марте 1938 г. вспыхнул новый конфликт, когда Германия, использовав закон о национализации мексиканским правительством нефтяных промыслов, принадлежавших английским и американским компаниям, произвела стратегические закупки нефти. В мае того же года германская агентура приняла активное участие в заговоре интегралистов (бразильских фашистов) против проамериканского правительства Варгаса, рассчитывая после победы путчистов усилить свое политическое влияние. Под нажимом Соединенных Штатов Бразилия потребовала отозвания германского посла из Рио-де-Жанейро. В связи со всеми этими событиями правительство Соединенных Штатов создало летом 1938 г. специальный комитет в составе представителей государственного департамента, военных ведомств и деловых кругов для выработки контрмер против попыток Германии обосноваться в Латинской Америке.

Германские монополисты пробивались и на внутренний рынок Соединенных Штатов. Конкуренция германского экспорта оказалась здесь настолько серьезной, что в марте 1939 г. американское правительство ввело в сущности запретительные тарифы на германские товары.

Большое значение в развитии американо-германских противоречий имел и тот факт, что Соединенные Штаты решительно выступали против планов раздела Британской и Французской колониальных империй, ибо рассчитывали сами в своих собственных интересах воспользоваться в благоприятный момент ослаблением Англии и Франции.

Все эти обстоятельства неизбежно вели к сближению Соединенных Штатов с Англией и Францией и в конечном счете к военно-политическому союзу с ними.

Подготовка империалистических держав к войне

В ходе империалистической борьбы образовались враждебные коалиции капиталистических государств. В 1936—1937 гг. возник агрессивный блок фашистских государств — Германии, Италии и Японии. Главную роль в этом блоке играла гитлеровская Германия. Ее цели заключались в утверждении германской гегемонии в Европе, захвате территорий СССР «до Урала», установлении своего господства в странах Ближнего и Среднего Востока и в Африке. Гитлеровская клика планировала сокрушение Франции, Англии, захват их колоний и создание плацдармов в Латинской Америке для последующего вторжения в Соединенные Штаты. Конечной целью немецких фашистов было завоевание Германией мирового господства.

Готовясь к войне, фашистская Германия создавала резервы стратегического сырья. Главными ее поставщиками были Британская империя и Соединенные Штаты. В 1938 г. Германия закупила 45% необходимой для ее производства железной руды в Британской империи, Франции и ее колониях, в Бельгии и Бельгийском Конго; на эти же страны, а также на Голландию и Соединенные Штаты приходилось 89,5% всего ввезенного в 1938 г. в Германию чугуна и металлического лома. Резко возрос импорт железной руды из Швеции, вольфрама из Испании, Португалии, Китая.

Подобно германским фашистам японские милитаристы ввозили из-за границы, в том числе из Соединенных Штатов, большое количество военно-стратегического сырья и военных материалов. В 1938 г. доля Соединенных Штатов составляла 65,6% всей ввозимой в Японию нефти, 90,4% лома железа и стали, 90,9% меди, 76,9% самолетов, 64,7% автомашин.

В Италии со времени войны с Эфиопией неуклонно возрастал удельный вес военных отраслей народного хозяйства (металлургии, химической промышленности, машиностроения) и резко сокращался выпуск товаров широкого потребления.

В то время как государства фашистского блока в основном перевели свою экономику на военные рельсы, в Англии, Соединенных Штатах и в значительной степени во Франции этот процесс еще только начинался. Правительства этих стран укрепляли и расширяли старые и создавали новые военно-морские базы: Англия — на Индийском и Тихом океанах, на Средиземном море и в Южной Африке, Соединенные Штаты — на Тихом и Атлантическом океанах, Франция — на Средиземном море. Усиленными темпами велись фортификационные работы на сухопутных границах Франции, Бельгии, Голландии. В мае 1938 г. в Соединенных Штатах было принято решение об увеличении тоннажа военно-морского флота на 20%. В начале 1939 г. конгресс утвердил новую авиационную программу, по которой число самолетов доводилось до 5500 единиц. Магнаты финансового капитала непосредственно руководили экономической подготовкой к войне. Так, в Комитет военных ресурсов Соединенных Штатов, созданный в августе 1939 г., вошли представители моргановского Стального треста, Американской телефонно-телеграфной компании, «Дженерал моторс» и других монополий. В Англии в составе комиссии, назначенной правительством для контроля над осуществлением программы перевооружений, были директор-распорядитель фирмы «Куртод», производившей искусственное волокно, президент компании по производству резиновых шин «Дэнлоп раббер», президент Федерации британской промышленности, директор Имперского химического треста, а также главы ряда других монополий.

Доходы предприятий военной промышленности и смежных с нею отраслей стремительно росли. Английский судо- и машиностроительный концерн «Свен Хантер» увеличил свои доходы в 1938 г. по сравнению с 1936 г. на 166,9%. Доходы Круппа возросли в 1937—1938 гг. более чем в 3 раза по сравнению с 1927—1928 гг. Прибыли крупнейших японских компаний в первой половине 1939 г. составляли от 20 до 27% к основному капиталу. Стоимость акций итальянского концерна вооружений «Бреда» увеличилась в 1938 г. по сравнению с 1932 г. более чем в 16 раз.

Политика пособничества агрессорам

Несмотря на наличие острых противоречий между двумя группами империалистических держав, Англия, Франция и Соединенные Штаты Америки не хотели участвовать в организации решительного отпора фашистским агрессорам. Избранная ими политика имела целью отвести угрозу войны от Запада и направить фашистскую агрессию на Восток, против Советского Союза. Ввиду этого на международной арене явственно обозначились три основных направления: откровенно агрессивный курс Германии, Японии и Италии на развязывание мировой войны; политика попустительства и прямого пособничества агрессорам со стороны Англии, Франции и Соединенных Штатов Америки; курс Советского Союза на создание фронта государств, заинтересованных в противодействии фашистской агрессии, в организации коллективной безопасности и поддержании мира между народами.

Антикоммунистические лозунги фашистов укрепляли в правящих кругах Соединенных Штатов, Англии и Франции иллюзии относительно возможности соглашения с фашистскими странами на основе удовлетворения их захватнических стремлений за счет Советского Союза. Проводя политику «умиротворения» агрессоров, западные державы рассчитывали поощрить продвижение армий гитлеровской Германии по направлению к границам Советского Союза и содействовать возникновению германо-советской войны, которая задержит социалистическое развитие СССР и в то же время настолько ослабит Германию, чтобы она перестала представлять угрозу интересам своих империалистических соперников.

По вопросам внешней политики в правящих кругах Англии, Соединенных Штатов и Франции существовали разногласия. Так, в Англии группа Черчилля — Идена, представлявшая оппозицию в Консервативной партии, выступала за сопротивление нажиму агрессоров и против сговора с ними, если такой сговор не будет подкреплен реальными гарантиями безопасности Англии и ее империи. Эта группа полагала, что агрессоров может остановить лишь сила, и поэтому высказывалась за воссоздание коалиции держав времен первой мировой войны, чтобы поставить Германию перед перспективой войны на два фронта. Однако эта группа ограничивалась критическими речами и не вела достаточно последовательной и решительной борьбы с политикой пособничества агрессорам, которую проводил лидер консерваторов Невиль Чемберлен.

В правящих кругах Соединенных Штатов Америки шла борьба между сторонниками вмешательства в европейские дела, которых называли интервенционистами, и их противниками — изоляционистами. Президент и его окружение принадлежали к интервенционистам. Поддерживавшая Рузвельта влиятельная группа американской буржуазии понимала, что стремление фашистских государств к мировому господству неизбежно поставит под угрозу безопасность и интересы Соединенных Штатов. Рузвельт и по своим личным убеждениям относился отрицательно к фашизму. В ряде публичных выступлений он осудил агрессивные действия гитлеровской Германии и призвал создать карантин против агрессора. Выступая 5 октября 1937 г. в Чикаго, он заявил: «Миролюбивые нации должны предпринять согласованные действия в противовес нарушению договоров и пренебрежению человеческими чувствами, создающими сегодня положение международной анархии и неустойчивости, от которого нельзя уйти с помощью простого изоляционизма или нейтралитета». Но, несмотря на такие заявления, Соединенные Штаты проводили политику «нейтралитета» и «невмешательства».

Сильное влияние на внешнюю политику Соединенных Штатов оказывала ненависть правящих кругов к Советскому Союзу, готовность некоторых монополистических групп поддержать фашистские государства, которые развязали бы войну против СССР. Ввиду этого Соединенные Штаты, практически помогая военной подготовке Англии и Франции, продавая им вооружение, одновременно снабжали Японию и Германию стратегическим сырьем. Американские официальные лица, резко возражавшие против политики Германии и изменения территориального статуса в Европе, на деле бездействовали во время агрессии фашистских государств в Австрии, Чехословакии и Албании.

Во Франции широкие массы народа лучше, чем в Англии и Соединенных Штатах, представляли себе, какую грозную опасность для судеб страны несет фашистская агрессия. Это понимали также отдельные представители буржуазии, (Поль-Бонкур, Эррио и другие), которые и выступили против политики «умиротворения». Однако решающую роль в политике играли не они, а такие деятели, как Фланден, Лаваль, выражавшие интересы наиболее реакционных кругов монополистического капитала и опиравшиеся на фашистские организации. Предательский лозунг «Лучше Гитлер, чем Народный фронт!» был их знаменем.

Захват Австрии

Первой жертвой фашистской агрессии в Центральной Европе стала Австрия. Внутренняя обстановка в стране облегчала осуществление планов германского агрессора. В течение многих десятилетий великогерманские националисты старались внедрить в сознание австрийского народа представление о том, что Германия и Австрия должны объединиться в единую «Великую Германию». Пропаганду аншлюса восприняли и лидеры австрийской социал-демократии, которые систематически с 1918 г. твердили о «нежизнеспособности» Австрийского государства. Австрийские фашисты, ориентируясь на Италию, предпочитали сохранение самостоятельной Австрии, но и они провозгласили, что Австрия является «вторым немецким государством».

Германские планы захвата австрийской территории были хорошо известны правящим кругам Англии, Франции и Соединенных Штатов. Политика Англии в австрийском вопросе исходила из предположения, что поглощение Австрии Германией будет одним из важных этапов подготовки нападения Германии на Советский Союз. Поэтому английское правительство не возражало против аншлюса. Уже 31 мая 1937 г. английский посол в Берлине Гендерсон в беседе с Папеном заявил: «Англия полностью понимает необходимость урегулирования вопроса (об Австрии) в рамках германского рейха».

Франция, которая до 1936 г. противилась аншлюсу, также сняла свои возражения. Обеспокоенные ростом народного движения в своей собственной стране и в соседней Испании, правящие круги Франции готовы были откупиться от германской угрозы предоставлением Гитлеру свободы рук в отношении Австрии.

В ноябре 1937 г. в Германию прибыл заместитель английского премьера Галифакс. В беседе с Гитлером он прежде всего отметил его «заслуги» в деле «уничтожения коммунизма в своей стране» и заявил, что Гитлер «преградил путь последнему в Западную Европу, и поэтому Германия по праву может считаться бастионом Запада против большевизма». Затем Галифакс предложил урегулировать посредством прямых переговоров англо-германские проблемы и добиться сближения между обеими странами, после чего будет возможно заключение пакта четырех держав — Англии, Германии, Франции и Италии. Пояснив, что «с английской стороны не думают, что статус-кво должно при всех условиях оставаться в силе», и что стадо приспосабливаться к новым условиям, исправлять старые ошибки, иметь в виду ставшее необходимым изменение существующего положения», Галифакс фактически дал согласие на аншлюс, а вместе с тем и на захват Чехословакии. Колониальные претензии Германии он обещал рассмотреть после достижения договоренности по другим вопросам.

В империалистический сговор с гитлеровской Германией вступила и Франция. В ноябре и декабре 1937 г. в неофициальных переговорах с гитлеровскими эмиссарами французский премьер-министр Шотан и другие министры высказали свое благожелательное отношение к аншлюсу.

Соединенные Штаты также знали о готовящемся аншлюсе: 23 ноября 1937 г. американский посол в Париже Буллит на основании своих бесед с Герингом и Шахтом сообщил в Вашингтон о твердом намерении гитлеровцев захватить Австрию. Но правительство Соединенных Штатов ничего не предприняло, чтобы остановить агрессию.

В феврале 1938 г. произошли существенные изменения в высшем военном руководстве гитлеровской Германии. Гитлер уволил в отставку военного министра Бломберга (одновременно был упразднен и самый пост) и главнокомандующего сухопутными силами Фрича, которого заменил генерал-полковник Браухич. Перемены в военном руководстве были отражением разногласий между отдельными группировками германской буржуазии по вопросу о методах, сроках и направлении внешнеполитической экспансии. Генералы Фрич, Бек (начальник генерального штаба сухопутных сил, ушедший в отставку несколько позднее — осенью 1938 г.) и другие считали, что ввиду неподготовленности Германии к «большой» войне следовало отсрочить на некоторое время осуществление программы захватов. Но, по мнению руководителей тяжелой индустрии, наиболее близко связанных с гитлеровской партией, Германия благодаря позиции западных держав могла смело рассчитывать на безболезненную аннексию Австрии, а затем и Чехословакии, что позволило бы завершить подготовку к войне за мировое господство.

Современный вариант басни «Кот и повар».
Карикатура Б. Ефимова. 1938 г.

11 февраля 1938 г. Гитлер вызвал австрийского канцлера Шушнига в свою резиденцию в Берхтесгаден и предъявил ему требования освободить нескольких австрийских национал-социалистов, посаженных в тюрьму за антигосударственную деятельность, и назначить австрийского гитлеровца Зейс-Инкварта министром внутренних дел. Шушниг на следующий день принял гитлеровские требования. Вскоре выяснилось, что западные державы не намерены выступить в защиту Австрии. Государственный секретарь Соединенных Штатов Америки Хэлл (16 февраля) и президент Рузвельт (22 февраля) на своих пресс-конференциях отказались комментировать события в Австрии. Английский министр финансов Саймон заявил 21 февраля в палате общин, что Англия никогда не давала специальных гарантий независимости Австрии. (Это не соответствовало действительности, так как независимость Австрии гарантировалась Версальским и Сен-Жерменским мирными договорами.) Поощряя гитлеровскую Германию к более решительным действиям, английский посол в Берлине Гендерсон 3 марта еще раз подтвердил, что Англия не будет препятствовать аншлюсу. Проявила полную пассивность и Франция. Убедившись в том, что Англия, Франция и Соединенные Штаты Америки не окажут противодействия, гитлеровцы приступили к непосредственному осуществлению своих замыслов.

После возвращения Шушнига в Вену и его выступления в бундестаге 24 февраля на улицах Вены произошли демонстрации протеста против аншлюса. 7 марта во Флоридсдорфе в помещении Рабочего дома состоялась конференция доверенных лиц заводов Вены и прилегающих районов. Выступавшие на конференции рабочие требовали объявления всеобщей забастовки, вооружения народа и организации отпора гитлеровцам. Соответствующий меморандум, адресованный Шушнигу, подписало около миллиона трудящихся. В переговорах с правительственными чиновниками представители профсоюзов выдвинули три условия сотрудничества: свобода мнений, политическое и экономическое равенство, гарантирование социальных реформ. Нелегальные организации Шуцбунда готовились поддержать правительственные войска, если они выступят против захватчиков.

В этот критический момент Шушниг под давлением народных масс назначил на 13 марта плебисцит по вопросу о независимости Австрии. Но уже 11 марта, когда Гитлер потребовал немедленной отмены плебисцита, ухода австрийского правительства в отставку и назначения нового правительства во главе с Зейс-Инквартом, эти требования были поспешно приняты австрийскими правящими кругами. В тот же день австрийские национал-социалисты приступили к захвату важнейших стратегических пунктов Вены, а германские войска вторглись в Австрию. Шушниг призвал австрийскую армию не оказывать сопротивления и отойти. 12 марта Германия завершила захват Австрии.

Гитлеровская агрессия против Австрии вызвала возмущение трудящихся во всем мире. Прибывший в Лондон в день оккупации Вены германский министр иностранных дел Риббентроп был встречен на вокзале демонстрантами, которые несли лозунги «Риббентропа — вон!», «Никаких переговоров с нацистской Германией!». Полиции пришлось оцепить все прилегающие улицы, чтобы обеспечить Риббентропу безопасность проезда.

13 марта 40 тыс. трудящихся Лондона, собравшись на митинг в Трафальгарском сквере, протестовали против захвата Австрии. Демонстрации протеста происходили в Париже, Нью-Йорке, Брюсселе и других городах.

Советский Союз решительно осудил гитлеровскую агрессию в Австрии. 17 марта Советское правительство предложило созвать международную конференцию для обсуждения мер борьбы против агрессии, указав, что после захвата Австрии «возникает угроза Чехословакии, а затем опасность в силу заразительности агрессии грозит разрастись в новые международные конфликты... Завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую, недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира».

Однако правительства Англии и Франции отклонили предложение Советского Союза, а правительство Соединенных Штатов вовсе не дало ответа. Не прошло и трех недель после захвата Австрии, как Англия, Франция и Соединенные Штаты фактически признали включение ее в состав гитлеровского государства. Английский банк по указанию правительства передал Рейхсбанку австрийский золотой запас, частично хранившийся в Лондоне.

Захват Австрии играл важную роль в общих стратегических и политических планах Германии. Чехословакия была теперь окружена с трех сторон, а установление непосредственной границы Германии с Италией, Югославией и Венгрией облегчило гитлеровцам экспансию на Балканы и давало им возможность более активного давления на своего итальянского союзника.

Австрия представляла для германского империализма большую ценность и в экономическом отношении. Австрийский металлургический концерн «Альпине Монтангезельшафт» являлся крупнейшим военно-промышленным арсеналом всей Юго-Восточной Европы, и захват его усиливал военный потенциал Германии. В руки германских монополий попала и нефть в районе Цистерсдорфа (Нижняя Австрия) — в тот период наиболее доступный и притом географически весьма близкий источник натуральной нефти, в которой Германия крайне нуждалась. Германские монополисты захватили также пороховые заводы в Блумау и другие предприятия австрийской военной промышленности, например оружейный завод в Хиртенберге. Вся австрийская промышленность ставилась на службу фашистской Германии.

После захвата Австрии гитлеровской Германией ни одна европейская страна уже не могла чувствовать себя в безопасности. Ободренные тем, что им удалось захватить Австрию, не потеряв ни одного солдата, германские фашисты немедленно приступили к реализации своих дальнейших агрессивных планов.

Подготовка к захвату Чехословакии

Важнейшим элементом гитлеровского плана установления германского господства в Европе было уничтожение чехословацкого государства, служившего в послеверсальском мире проводником французского влияния в Центральной и Юго-Восточной Европе. Ликвидация независимости Чехословакии должна была нанести тяжелый удар по всей французской системе союзов — одному из краеугольных камней безопасности Франции, а также устрашить соседей Чехословакии, заставить их следовать в фарватере фашистского рейха.

В экономическом отношении захват Чехословакии сулил германским монополиям приобретение богатейших промышленных и сельскохозяйственных ресурсов этой страны. Чехословакия имела высокоразвитую промышленность. В 1937 г. добыча угля составила 27,5 млн. т, выплавка чугуна — 1,7 млн. т, стали — 2,3 млн. т. Автомобильные заводы ежегодно выпускали 14,6 тыс. автомашин. Химические заводы считались наиболее крупными после германских. Военные предприятия Шкода снабжали не только чехословацкую армию, но и соседние страны. Чехословацкие самолеты не уступали по качеству самолетам крупнейших европейских государств. Чехословакия обладала также немалыми запасами золота и валюты.

Агрессию против Чехословакии гитлеровская Германия начала готовить немедленно после аннексии Австрии. Глава немецко-фашистской партии в Судетах Генлейн получил от Гитлера инструкцию предъявлять все более угрожающие требования чехословацкому правительству, постепенно увеличивая их объем, чтобы сделать действительное соглашение невозможным. 24 апреля 1938 г., выступая в Карловых Варах, Генлейн потребовал полной автономии для всех немцев, проживающих в Чехословакии, и полной свободы фашистской пропаганды. Когда же чехословацкое правительство обнаружило склонность принять это требование, он заявил, что правительство Чехословакии должно разорвать советско-чехословацкий пакт о взаимной помощи и вообще изменить свою внешнюю политику. Тактика гитлеровцев состояла в том, чтобы при посредстве генлейновцев спровоцировать какой-либо инцидент и молниеносно ввести войска в Чехословакию. Гитлеровцы были уверены, что западные державы не вмешаются в конфликт.

К этому времени английские государственные деятели рядом публичных выступлений уже показали, что Англия не собирается защищать Чехословакию. На совещании английских и французских министров 28—29 апреля французские министры присоединились к мнению своих английских коллег и дали понять, что в случае нападения Германии на Чехословакию Франция уклонится от выполнения своих союзнических обязательств. Нота в этом духе была послана в Берлин. Одновременно Англия и Франция сообщили правительству Чехословакии, что ждут от него максимальных уступок в пользу Германии.

19 мая гитлеровские войска начали концентрироваться на границе Чехословакии. Генлейновцы немедленно же прервали переговоры с чехословацким правительством. В Германии развернулась широкая кампания в защиту «угнетенных» чехами немцев. Компартия Чехословакии возглавила патриотическое движение миллионов трудящихся, требовавших дать отпор агрессору. Под влиянием этого движения чехословацкое правительство объявило о призыве резервистов и направило 21 мая войска в Судетскую область. Отряды рабочей самообороны заняли стратегические объекты на границе.

Митинг в Праге в мае 1938 г. в защиту независимости республики.
Кадр из кинохроники.

Меры чехословацкого правительства нашли повсеместное одобрение. Народные массы рассматривали их как выражение решимости сопротивляться натиску германского фашизма. Между тем Германия еще не была готова к войне. Западные державы также не хотели такой войны, в которой они вынуждены были бы воевать в союзе с Чехословакией и СССР. Поэтому, хотя действия Чехословакии вызвали у них большое раздражение, английское и французское правительства вынуждены были сделать Германии предупреждение, что ее нападение на Чехословакию может привести к конфликту, в котором Англия и Франция не останутся безучастными. В результате Гитлеру пришлось на время отступить. Германские воинские части были отведены с чехословацкой границы.

После этого «майского кризиса» германские фашисты разработали новый план агрессии. С одной стороны, укреплялись вооруженные силы с целью нападения на Чехословакию и молниеносного разгрома ее, а с другой стороны, усиливался шантаж по отношению к Англии и Франции. Эта тактика вскоре дала свои плоды. В начале августа в Прагу с согласия правительства Чехословакии прибыл крупный английский промышленник миллионер лорд Ренсимен. Выполняя поручение своего правительства и взяв на себя миссию «посредника», он всеми силами способствовал удовлетворению требований Германии.

Давление на чехословацкое правительство оказывали и Соединенные Штаты. Американский посол в Берлине Хью Вильсон убеждал чехословацкого президента Бенеша, что кампания, развернутая гитлеровцами, имеет целью лишь улучшение условий жизни немцев в Чехословакии. Подчеркивая, что Германия выступает за ликвидацию советско-чехословацкого договора, он советовал Бенешу не рассчитывать на получение помощи со стороны Соединенных Штатов.

19 августа чехословацкое правительство приняло предложение Ренсимена о предоставлении генлейновцам ряда руководящих правительственных постов, а 24 августа передало им новый план урегулирования положения в Судетах (так называемый третий план). Генлейновцы вновь сорвали переговоры. 6 сентября чехословацкое правительство дало согласие почти на все требования Генлейна. В ответ гитлеровцы усилили античехословацкую кампанию. 12 сентября Гитлер произнес на фашистском съезде в Нюрнберге угрожающую речь. Генлейновцы подстрекали немецкое население Судет к восстанию. С поддержкой Гитлера выступил Муссолини. 15 сентября он поместил в газете «Пополо д' Италиа» открытое письмо Ренсимену, призывавшее к ликвидации чехословацкого государства. Японское министерство иностранных дел опубликовало заявление, в котором угрожало принять участие в предстоящей борьбе Германии и Италии против «красных». Венгрия и Польша, действовавшие по договоренности с немецкими фашистами, предъявили свои претензии на районы Чехословакии, населенные венграми и поляками.

Но прогрессивные силы Чехословакии настаивали на обуздании фашистских заговорщиков. В обстановке большого патриотического подъема правительство ввело в Судетской области военное положение, распустило партию Генлейна и издало приказ о его аресте. Генлейн бежал в Германию.

Мюнхенский сговор

15 сентября британский премьер Невиль Чемберлен в сопровождении своих советников Горация Вильсона и Уильяма Стренга вылетел в Берхтесгаден для встречи с Гитлером. Чемберлен рассчитывал отвести угрозу германской агрессии от Запада путем выдачи Чехословакии Гитлеру и поощрения дальнейшего продвижения германских фашистов на Восток, против СССР.

В Берхтесгадене Гитлер выдвинул формулу «самоуправления» для Судет, заверяя, что это его последняя территориальная претензия в Европе. Он настаивал также на расторжении Чехословакией договора о взаимной помощи с СССР.

Чемберлен заявил Гитлеру о своем принципиальном согласии с его требованиями и вернулся в Лондон. 18 сентября английские и французские министры на совещании в Лондоне обсудили результаты визита Чемберлена в Берхтесгаден и доклад Ренсимена. На следующий день английское и французское правительства специальной нотой потребовали от Чехословакии принятия предложения Гитлера.

В то время как империалистические правительства сговаривались о ликвидации независимости Чехословакии, правые лейбористы в Англии и руководители Социалистической партии во Франции отравляли сознание народных масс проповедью капитулянтства, внушая им, будто соглашение с Гитлером ведет к обеспечению мира в Европе. Только коммунистические партии вели борьбу против готовящегося предательства.

15 сентября Политбюро Центрального Комитета компартии Франции обратилось к социалистам с предложением совместно добиваться созыва парламента, чтобы воспрепятствовать империалистическому сговору, который угрожает жизненным интересам французского народа. Неделю спустя, 21 сентября, компартия выдвинула развернутую программу борьбы за спасение чехословацкого народа. Руководство Социалистической партии отвергло предложения коммунистов и тем самым сорвало единство действий французских трудящихся в защиту Чехословакии.

Компартия Англии в свою очередь решительно выступила против маневров реакции, запугивавшей народ ужасами предстоящей воины в случае непринятия требований Германии. Резолюция XV съезда, происходившего 16—19 сентября 1938 г., призывала рабочих установить единство действий для нанесения поражения правительству Чемберлена. Однако руководители лейбористов поддержали антинациональную политику консерваторов и не приняли предложений коммунистов.

Мюнхенский пакт.
Карикатура У. Гроппера из журнала
«Нью месиз». 1938 г.

Чехословацкое правительство сначала отвергло англо-французский ультиматум, но 21 сентября подчинилось ему. На эту капитуляцию народные массы ответили демонстрациями протеста и забастовками. В Праге, Брно, Пльзене вспыхнули всеобщие политические стачки. 22 сентября 250 тыс. демонстрантов заполнили улицы столицы Чехословакии. Остановились фабрики и заводы, прекратилось движение транспорта, закрылись учреждения, магазины. Мощные колонны демонстрантов прошли на Вацлавскую площадь. Демонстранты выкрикивали лозунги: «Защитим республику!», «Долой капитуляцию!». От имени компартии Чехословакии К. Готвальд призвал народ к защите республики и к созданию правительства, готового отстоять национальную независимость страны. Учитывая возмущение народных масс, правительство 23 сентября объявило всеобщую мобилизацию. Мобилизация прошла быстро и организованно.

Но международная реакция спешила договориться с Гитлером. 22 сентября Чемберлен вновь прилетел к нему, на этот раз в Годесберг. Гитлер потребовал теперь дополнительных уступок: удовлетворения польских и венгерских претензий к Чехословакии и оккупации ряда пограничных районов Судетской области германскими войсками. Чемберлен возвратился в Лондон и стал добиваться принятия английским правительством этих требований. Активную роль в подготовке империалистического сговора за счет Чехословакии сыграло и правительство Соединенных Штатов. Президент Рузвельт обратился к Гитлеру, Даладье, Чемберлену, Бенешу и Муссолини с призывом поскорее договориться. По инициативе Соединенных Штатов такие же послания были направлены Германии и Чехословакии от 19 государств, в том числе 17 латиноамериканских. Государственный секретарь Хэлл дал ясно понять германскому послу в Вашингтоне, что Соединенные Штаты не только поддерживают идею созыва конференции для «урегулирования» вопроса о германских требованиях, но благожелательно относятся к предоставлению Германии «свободы рук» в Юго-Восточной и Восточной Европе. Американский посол в Лондоне заверил английское правительство в том, что Рузвельт «решил в чехословацком вопросе следовать за Чемберленом».

Реакционные круги Англии, Франции и Соединенных Штатов Америки устрашали свои народы мнимой мощью Германии и стремились внушить им мысль, что единственной альтернативой сговору с Германией за счет Чехословакии является мировая война. Для создания соответствующей психологической обстановки в Англии и Франции проводились учебные тревоги, рытье траншей, спешное строительство бомбоубежищ, частичные затемнения. Политические деятели, печать и радио утверждали, что воевать из-за Чехословакии незачем и что лучше отдать ее Германии.

Широко распространившиеся слухи о предстоящей войне были на руку агрессору. Осенью 1938 г. Германия, исчерпав в значительной степени свои внутренние ресурсы в лихорадочной гонке вооружений, находилась в тяжелом экономическом и политическом положении. Ее вооруженные силы были еще не подготовлены для большой войны. Она располагала в то время всего 24 пехотными, одной бронетанковой, одной горнострелковой и одной кавалерийской дивизиями. У Чехословакии же было 30 дивизий, имелись и оборонительные рубежи, попытка захвата которых стоила бы агрессору больших жертв. Среди германского генералитета существовало недовольство политикой Гитлера, которая расценивалась как опасная авантюра.

Правительство Англии имело достоверные сведения о тяжелом положении фашистской Германии и не могло не отдавать себе отчета в том, что, идя на сговор с Гитлером, оно тем самым спасает его террористический режим. Но реакционеры, стоявшие у власти, продолжали рассчитывать, что им удастся в дальнейшем использовать гитлеровцев для нападения на Советский Союз и подавления демократического движения, народов Европы.

Газета «Руде право» до и после просмотра цензурой.
Сентябрь, 1938 г.

После возвращения Чемберлена из Годесберга переговоры с Гитлером продолжил его советник Г. Вильсон. Гитлер, угрожая войной, требовал неукоснительного выполнения всех его предложений. Усиливая нажим, он объявил о мобилизации германской армии начиная с 2 часов дня 28 сентября. Чемберлен немедленно сообщил Гитлеру о своем желании снова встретиться с ним, а также обратился к Муссолини с просьбой уговорить Гитлера отложить мобилизацию на сутки, чтобы тем временем можно было созвать конференцию глав правительств четырех держав — Германии, Англии, Франции и Италии. Гитлер согласился на это. Конференция открылась 29 сентября в Мюнхене. Германию представлял Гитлер, Англию — Чемберлен, Францию — Даладье, Италию — Муссолини. После резких нападок Гитлера на Чехословакию и недолгих прений участники конференции одобрили германо-итальянский проект соглашения. Вызванным в Мюнхен представителям Чехословакии было сообщено, что решение великих держав не подлежит обсуждению и должно быть безоговорочно принято. Взамен Англия, Франция, Германия и Италия обещали предоставить Чехословакии после выполнения всех требований Мюнхенского соглашения международную гарантию ее новых границ.

По подписанному в Мюнхене соглашению Чехословакия обязывалась в десятидневный срок передать Германии Судетскую область и в течение трех месяцев удовлетворить территориальные претензии Венгрии и Польши. Все промышленные предприятия, шахты, пути сообщения и средства связи, подвижной состав, военные укрепления, склады, сырье на уступаемой территории должны были быть переданы в полной сохранности.

От Чехословакии отторгалась территория площадью в 41098 км2 с населением около 5 млн. человек, из которых более 1 млн. составляли чехи и словаки. В руки гитлеровцев попали индустриальные районы с важными металлургическими и химическими предприятиями, пограничные укрепления, значительное количество вооружения. Таким образом, Чехословакия была фактически разоружена и поставлена лицом к лицу с немецко-фашистским агрессором, который ожидал лишь подходящего момента, чтобы окончательно поработить ее.

Империалистический сговор в Мюнхене был кульминационным пунктом политики поощрения агрессоров. 30 сентября по предложению Чемберлена Германия и Англия подписали в Мюнхене декларацию о взаимном ненападении и мирном урегулировании всех возникающих спорных вопросов. Спустя короткое время, 6 декабря, аналогичную декларацию подписали Франция и Германия. Чемберлен и Даладье полагали, что заключением этих соглашений они отвели от Англии и Франции угрозу германского нападения и направили агрессию в желаемое для них русло — на Восток, против Советского Союза. Ради этой цели западные державы и отдавали Гитлеру чехословацкие земли. Однако этим помощь западных империалистов фашистскому агрессору не ограничилась. 13 октября 1938 г., вслед за Мюнхенским соглашением «Стандард ойл» и «ИГ Фарбениндустри» подписали соглашение о создании американо-германского общества, монополизировавшего патенты для производства синтетического бензина, в котором гитлеровская армия испытывала большую нужду. В руках «ИГ Фарбениндустри» оказался контроль над производством синтетического горючего во всех странах, за исключением Соединенных Штатов. Вместе с тем, используя картельные международные связи «ИГ Фарбениндустри», гитлеровское правительство закупило большое количество высокооктанового бензина для германских самолетов и танков. Благодаря другим картельным соглашениям германская военная промышленность получила патенты для производства магния, бериллия — сырья, нужного для самолетостроительной промышленности. Таким образом, монополисты заключили между собой своеобразное «мюнхенское соглашение» в экономической области, дающее агрессору возможность оснастить и подготовить к боевым операциям бронетанковые, моторизованные и военно-воздушные силы.

В результате Мюнхенского соглашения Германия, a с нею и весь блок фашистских агрессоров значительно укрепили свои стратегические и военно-политические позиции.

Позиция СССР в чехословацком вопросе

На всем протяжении чехословацкого кризиса Советский Союз был единственным государством, последовательно боровшимся за сохранение целостности и независимости Чехословакии. После подписания советско-чехословацкого договора о взаимной помощи Советский Союз неоднократно предлагал Чехословакии заключить военную конвенцию, которая придала бы пакту автоматизм действия. Однако чехословацкое правительство уклонялось от принятия этого важного предложения. Тем не менее Советское правительство делало все для выполнения своих союзнических обязательств. Еще до захвата Австрии Германией представитель СССР выяснял в Бухаресте возможность пропуска советских войск через румынскую территорию, если Чехословакия окажется перед угрозой германского нападения. 15 марта 1938 г. СССР заверил Англию, Францию и Чехословакию, что в случае нападения Германии на Чехословакию союзнические обязательства Советского Союза будут выполнены. О готовности СССР противостоять агрессии свидетельствовало и заявление Советского правительства от 17 марта того же года по поводу захвата Австрии. Спустя несколько дней, 28 марта, советская военная делегация уведомила начальника генерального штаба чехословацкой армии, что СССР окажет Чехословакии необходимую помощь против германской агрессии. В конце апреля Советское правительство передало чехословацкому посланнику в Москве заявление, в котором говорилось: «СССР, если его об этом попросят, готов вместе с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать». После того как западные державы навязали Чехословакии «миссию Ренсимена», советский посланник в Праге, предостерегая президента Бенеша о возникшей угрозе суверенным правам чехословацкого государства, снова подтвердил готовность Советского Союза прийти на помощь. Подобное же заявление было сделано представителем СССР во Франции.

В конце августа Народный комиссар иностранных дел М. М. Литвинов предупредил германского посла в Москве, что если Чехословакия подвергнется нападению, Советский Союз выполнит свои союзнические обязательства. 2 сентября он предложил английскому и французскому правительствам устроить совещание военных специалистов для подготовки мер отпора агрессии. Однако это предложение не встретило сочувствия в Париже и Лондоне.

В середине сентября на запрос чехословацкого правительства, готово ли Советское правительство оказать помощь Чехословакии, если Франция, верная своим обязательствам, также окажет помощь, Советское правительство дало совершенно ясный положительный ответ. На вторичный запрос чехословацкого правительства (уже после принятия им германо-англо-французского ультиматума), будет ли Советское правительство считать себя связанным чехословацким пактом в случае новых требований Германии, срыва англо-германских переговоров и решения Чехословакии защищаться с оружием в руках, вновь был дан утвердительный ответ.

Митинг протеста в Лондоне против Мюнхенского пакта.
Фотография. 1938 г.

Советский Союз предпринял и практические меры: придвинул к своей западной границе 30 стрелковых и несколько кавалерийских дивизий и привел в полную боевую готовность танковые и авиационные соединения.

Когда буржуазно-помещичья Польша захотела использовать тяжелое положение Чехословакии, чтобы присоединить часть ее территории, правительство СССР объявило польскому послу в Москве, что в этом случае Советский Союз денонсирует без предупреждения советско-польский пакт о ненападении. Твердая позиция Советского Союза возымела свое действие — польские войска были отведены от чехословацкой границы.

Советское правительство стремилось также активизировать деятельность Лиги наций для предотвращения захвата Чехословакии. Поскольку с каждым днем становилось все более очевидным, что французское правительство откажется выполнить свои союзнические обязательства по отношению к Чехословакии, Советский Союз мог бы оказать ей помощь в качестве члена Лиги. Однако чехословацкое правительство даже не попыталось воспользоваться этой возможностью на собравшейся в сентябре сессии Ассамблеи Лиги наций. Подчиняясь указаниям Англии и Франции и нажиму реакционной части чехословацкой буржуазии, оно продолжало идти по пути капитуляции и отказывалось от советской помощи. Такая позиция была тем более неоправданной, что Советское правительство сообщило Бенешу о своей готовности оказать военную помощь Чехословакии, даже если Франция откажется это сделать. Единственно, что требовалось от правительства Чехословакии, — это желание защищаться и просьба к Советскому Союзу о помощи.

Все усилия Советского Союза помешать расправе над Чехословакией и сохранить ее независимость оказались тщетными. Правительство Чехословакии капитулировало, предав интересы народа. Это было логическим завершением антинародной и антисоветской политики чехословацких правящих кругов. В числе капитулянтов были и чехословацкие правые социалисты, прямо призывавшие подчиниться диктату Гитлера. Только компартия Чехословакии боролась за решительный отпор агрессору и неустанно разоблачала капитулянтские планы чехословацкой буржуазии.