;

РЕАКЦИОННАЯ ПОЛИТИКА АНГЛИЙСКИХ КОНСЕРВАТОРОВ

Во второй половине 30-х годов значительно усилились реакционные тенденции в политике правящих кругов Англии. Сменявшие друг друга консервативные правительства стремились ограничить буржуазно-демократические свободы в стране, а во внешней политике проводили курс на поощрение фашистских агрессоров и на сговор с ними против Советского Союза. Все это наносило серьезный ущерб национальным интересам Англии и вызывало рост недовольства в широких слоях английского народа.

Экономическое положение

Начавшийся с середины 1932 г. постепенный выход Англии из мирового экономического кризиса выразился в медленном, неустойчивом подъеме ее экономики. В 1934 г. выпуск промышленной продукции достиг уровня 1929 г. Некоторое оживление английской экономики объяснялось и тем, что после 1934 г. правительство с целью расширения военного производства субсидировало развитие металлургической, машиностроительной и других отраслей промышленности, а также проводило ограничительные меры по вывозу капиталов за границу, ввело протекционистские тарифы на продукцию машиностроительной и химической промышленности, регулировало импорт при посредстве лицензий. Наконец, подъему английской экономики в 1934—1937 гг. содействовали преференциальные (предпочтительные) тарифы во внутриимперской торговле и привилегированное положение английской валюты благодаря существованию так называемого стерлингового блока, в который входили британские колонии и доминионы, Скандинавские страны, Португалия, Аргентина.

Однако осенью 1937 г. в Англии начался новый экономический кризис. Индекс промышленного производства в 1938 г. снизился примерно на 9—10 единиц по сравнению с докризисным уровнем 1937 г. Давали себя чувствовать техническая и организационная отсталость промышленности и связанный с этим недостаточный рост производительности труда. Даже в 1939 г. 25% всех сталелитейных заводов, 33% шахт и 33% хлопчатобумажных фабрик располагали устаревшим оборудованием. Недогрузка производственного аппарата углубляла хроническую массовую безработицу. Число безработных в начале 1939 г. достигло 2 млн. человек.

Сократились добыча угля, производство чугуна, строительство судов. Рост продукции происходил в основном в так называемых новых отраслях промышленности — автомобильной, авиационной, радиотехнической, химической, тогда как «старые», традиционные отрасли — каменноугольная, текстильная, судостроительная — по-прежнему переживали упадок. Не наблюдалось и сколько-нибудь серьезного увеличения внешней торговли. В 1936 г. ее объем был на одну треть меньше, чем в 1929 г. (соответственно 1326 млн. и 1950 млн. фунтов стерлингов). Дефицит платежного баланса к 1938 г. достиг 70 млн. фунтов стерлингов.

Внутренняя и внешняя политика «национального правительства»

«Национальное правительство» Макдональда, опиравшееся главным образом на консерваторов, было, по существу, правительством консервативной партии и проводило ее антинародную политику. В 1934 г. оно приняло «Закон о мятеже», предусматривавший тюремное наказание за антивоенную пропаганду. Правительственные распоряжения, фактически имевшие силу закона, все чаще подменяли законодательную деятельность парламента. В обход парламента правительство провело такие мероприятия, как сокращение заработной платы государственным служащим и пособий безработным, «проверку нуждаемости» и т. д. Все более реакционным становился и состав парламента. Из 90 новых пэров, назначенных «национальным правительством», 60 занимали 420 директорских постов в различных акционерных обществах, а 15 являлись директорами шести крупнейших банков.

Во внешней политике «национальное правительство» настойчиво искало путей к сближению с гитлеровской Германией и милитаристской Японией, надеясь сговориться с ними на антисоветской основе. Оно и в этом отношении выполняло волю английской империалистической буржуазии, которая рассматривала фашистскую Германию и милитаристскую Японию как силы, способные нанести удар Советскому Союзу, а также разгромить рабочее и общедемократическое движение в Европе и национально-освободительное движение в Азии. Влиятельные круги Сити, Федерация британской промышленности, видные деятели Консервативной партии открыто ставили вопрос о необходимости вооружить Германию, превозносили Гитлера за то, что он обещал превратить Германию в «бастион запада против большевизма». Английские фирмы широко снабжали фашистскую Германию стратегическим сырьем — медью, алюминием, никелем. Для финансирования этих поставок Английский банк в декабре 1934 г. предоставил немецкому Рейхсбанку заем в 750 тыс. фунтов стерлингов. Поощряя планы ремилитаризации Германии, «национальное правительство» не оказало противодействия введению всеобщей воинской повинности в Германии в марте 1935 г., хотя налицо было явное нарушение Версальского мирного договора.

Такая политика не могла разрешить империалистических противоречий между Англией и фашистскими державами. Напротив, усиливая агрессоров, она подталкивала их на новые атаки против позиций британских монополистов на всех важнейших рынках мира. Монополисты Германии успешно вытесняли английских конкурентов в странах Балканского полуострова, в Латинской Америке. Конкуренция германских и японских монополий вынудила Англию сдать ряд важных позиций на Дальнем Востоке.

В народных массах политика правительства Макдональда вызывала большое недовольство. В ноябре 1934 г. Национальный комитет из представителей 39 пацифистских организаций страны приступил к распространению анкет, которые должны были выявить отношение английского народа к внешней политике правительства. Летом 1935 г. итоги этого «плебисцита мира» были подведены. В плебисците приняло участие 11,5 млн. человек (почти 40% избирателей); из них свыше 11 млн. человек решительно высказались за укрепление Лиги наций как инструмента сохранения мира, 10 млн. потребовали действенных экономических санкций против агрессивных государств, а свыше 6 млн. — проведения военных мер для обуздания фашистских агрессоров. Итоги «плебисцита мира» показали действительное настроение народных масс Англии и обнаружили политическое банкротство «национального правительства» и лично Макдональда.

Кабинет Болдуина

Растущее недовольство народных масс углубило противоречия и в правящем лагере. Наиболее реакционные круги в Консервативной партии, возглавляемые «газетным королем» лордом Ротермиром, богатейшими земельными магнатами — лордом Гамильтоном и герцогом Бедфордским требовали создания правительства «твердой руки». Они покровительствовали сформированному в 1932 г. Освальдом Мосли Британскому союзу фашистов, который боролся против демократических учреждений внутри страны и усиленно пропагандировал идею «крестового похода» против Советского Союза. Однако это фашистское движение, несмотря на известную активизацию в 1934—1937 гг., все же не приобрело широких масштабов. В Англии в отличие от Германии отсутствовала многомиллионная армия мелких буржуа, разоренных инфляцией, репарациями, кризисом и представлявших собой благодатную почву для социальной демагогии и распространения шовинистических и реваншистских идей. Основная часть английских монополистов не ставила вопроса о ликвидации буржуазной парламентской и партийной систем и о передаче власти в руки фашистских группировок. Правящим кругам приходилось считаться также с решительным противодействием рабочего класса фашистским тенденциям. Большую роль играли и укоренившиеся в течение сотен лет парламентские традиции.

Стремясь успокоить общественное мнение. Консервативная партия решила реорганизовать состав правительства. 7 июня 1935 г. «национальное правительство» Макдональда подало в отставку. Новый кабинет возглавил лидер Консервативной партии Стэнли Болдуин, бывший уже до этого два раза премьер-министром. Министром иностранных дел вместо Саймона, крайне непопулярного в английском народе вследствие своих прогерманских и прояпонских выступлений, назначили консерватора Хора. Лорду-хранителю печати (министру без портфеля), молодому деятелю Консервативной партии Антони Идену, слывшему противником политики попустительства агрессорам, было поручено ведать делами Лиги наций.

14 ноября 1935 г. состоялись досрочные выборы в парламент. Предвыборная кампания совпала с началом вооруженной агрессии фашистской Италии против Эфиопии, когда трудящиеся Англии требовали от правительства принятия решительных мер для обуздания агрессора. Лидеры Консервативной партии развили шумную пропагандистскую кампанию, изображая себя поборниками укрепления Лиги наций и создания системы коллективной безопасности. Выборы принесли победу консерваторам: они получили 387 мест, а лейбористы — 154 места. Даже без своих союзников — национал-лейбористов и национал-либералов консерваторы, таким образом, имели прочное большинство.

Состав новой палаты общин свидетельствовал об усилении роли монополистического капитала в управлении государством и в определении внутренней и внешней политики. 29% депутатов-консерваторов были выходцами из семей промышленников и банкиров, 20% — из семей лендлордов и рантье, 16% были офицеры, 15% — профессиональные политики, а остальные — служители церкви, высокопоставленные чиновники. Из 415 консерваторов и их союзников 181 депутат занимал 775 директорских постов в промышленном и финансовом мире.

Правительство Болдуина не выполнило ни одного из своих предвыборных обещаний. Сразу после выборов оно выступило с планом «умиротворения» фашистской Италии за счет Эфиопии. Заключенное 8 декабря 1935 г. «соглашение Хора — Лаваля» о расчленении Эфиопии и передаче Италии значительной части ее территории вызвало бурю возмущения в широких кругах английской общественности, и правительству пришлось ради спасения своего престижа дезавуировать Хора. Но по существу политика поощрения агрессоров не изменилась. Еще 18 июня 1935 г. было подписано англо-германское морское соглашение, открывшее для фашистской Германии новые возможности гонки вооружений на море. В марте 1936 г., когда гитлеровские войска в нарушение договорных обязательств Германии вступили в Рейнскую область, правительство Болдуина заявило в парламенте, что эти действия не содержат в себе угрозы военного конфликта. Правительство и реакционная печать упорно сеяли в английском народе иллюзию, будто бы никакой непосредственной опасности для Англии фашистские державы не представляют.

Политика попустительства и сговора с фашистскими агрессорами, проводимая правительством Болдуина, внешне прикрывалась резкими заявлениями по адресу агрессивных держав. Сменивший Хора на посту министра иностранных дел Антони Иден не раз обращался к Германии, Италии и Японии с «протестами», «предупреждениями» и «осуждением». Это создавало в народных массах ложное представление о непреклонности правительства перед лицом фашистских агрессоров. На деле внешнюю политику Англии все более определяла реакционная группировка Консервативной партии, известная под названием «клайвденской клики» (Клайвден — загородное имение леди Астор). В нее входили леди Астор, канцлер казначейства Невиль Чемберлен, лорд-хранитель печати Лондондерри, министр торговли Ренсимен, Галифакс, Саймон, Хор. Их взгляды разделял и король Эдуард VIII, вступивший на престол в 1936 г., после смерти короля Георга V. Впрочем, попытки короля активно влиять на политику вызвали тревогу в правящих кругах Англии. Вскоре между королем и правительством вспыхнул открытый конфликт, поводом к которому послужило желание Эдуарда VIII жениться на дважды разведенной американке. «Дворцовый кризис» закончился тем, что Эдуард VIII отрекся от престола и королем стал его младший брат под именем Георга VI.

Клайвденская группа имела непосредственные финансовые и экономические связи с германскими банкирами и промышленниками и выступала за скорейший сговор с фашистскими державами. Под ее покровительством развернули свою деятельность «Общество англо-германского содружества», «Антисоциалистический союз», «Друзья Италии» и другие профашистские организации.

Кабинет Чемберлена

В мае 1937 г. английское правительство возглавил Невиль Чемберлен — один из наиболее влиятельных членов клайвденской клики. Правительство Чемберлена еще больше активизировало политику поощрения фашистских агрессоров и сговора с ними, рассчитывая разрешить англо-германские империалистические противоречия уступками германскому империализму за счет других стран, и в первую очередь за счет Советского Союза. Однако международные позиции Англии все более ухудшались. Гитлеровцы ставили открыто вопрос о переделе мира, требуя возврата бывших германских колоний, перешедших к Англии и Франции после первой мировой войны. Итальянские фашисты заявили о своем намерении превратить Средиземное море во внутреннее озеро Итальянской империи. Япония, начавшая войну против Китая и захватившая его важнейшие провинции, нанесла сокрушительный удар по позициям британского империализма на Дальнем Востоке.

Правительство Чемберлена вынуждено было усилить военные приготовления. Этот вопрос стоял в центре внимания имперской конференции 1937 г., отметившей необходимость дальнейшего укрепления Сингапура как важнейшего пункта в системе имперской обороны и усиления темпов проведения военно-оборонительных мероприятий в Австралии и Новой Зеландии. Принятая правительством программа вооружений предусматривала увеличение военных расходов в 3 раза (1,5 млрд. ф. ст. за 5 лет), в том числе на военное судостроение в 6 раз. Силы английского флота должны были превосходить объединенные силы флотов Германии и Италии, а авиация по качеству и количеству боевых единиц не уступать никакой другой державе. Намечалось построить 12 новых линкоров, 20 крейсеров, разместить заказы на 10 тыс. самолетов, довести сухопутную армию до 2,5 млн. человек. Правительство ассигновало 150 млн. ф. ст. на военное производство. Число рабочих в авиационной промышленности возросло в 4 раза, около тысячи заводов было подготовлено к переводу на военное производство.

Тем не менее по масштабам военных мероприятий Англия резко отставала от стран фашистского блока. Это объяснялось главным образом тем, что английские правящие круги все время оглядывались на гитлеровскую Германию, боясь вызвать ее гнев и всемерно стараясь сохранить возможность сговора с Гитлером против Советского Союза.

Борьба английского рабочего класса

Рабочий класс Англии вел непрерывную борьбу за свои жизненные интересы. В 1934 г. состоялась 471 стачка с количеством участников в 134 тыс. человек, а в 1937 г. — уже 1129 стачек, охвативших 597 тыс. человек. Забастовки прошли на крупнейших авиационных заводах страны, среди железнодорожников, работников связи и городского транспорта. В большинстве случаев забастовки этого периода охватывали предприятия новых отраслей промышленности, в которых было относительно слабым влияние правых лидеров Лейбористской партии и Конгресса тред-юнионов. Результатом забастовок явился значительный рост количества членов тред-юнионов на тех предприятиях, где произошли стачки. В 1935 г. началось увеличение численности тред-юнионов главным образом в новых отраслях промышленности. За три года в ряды тред-юнионов вступило около миллиона рабочих.

Компартия Англии прилагала большие усилия к тому, чтобы создать единый фронт рабочего класса для борьбы против реакционной политики правительства, за улучшение условий труда и ликвидацию безработицы. Еще в марте 1933 г. она обратилась с таким предложением к Лейбористской партии, Независимой рабочей партии, Кооперативной партии и Генеральному совету Конгресса тред-юнионов. В конце того же года в связи с намерением правительства провести через парламент закон о сокращении пособий безработным компартия призвала рабочих организовать национальный «голодный поход» и провести конгресс единства и действия.

23 февраля 1934 г. участники «голодного похода» вступили в Лондон. Трудящиеся столицы встретили их демонстрациями под лозунгом: «Долой голод, войну и фашизм!». На следующий день состоялся конгресс единства и действия. Среди 1500 делегатов были лейбористы, представители тред-юнионов, члены Независимой рабочей партии, коммунисты. Конгресс потребовал от правительства ввести сорокачасовую рабочую неделю и прогрессивную систему социального страхования без отчислений из заработной платы рабочих, не снижать размеров пособий безработным.

Демонстрация безработных в Лондоне.
Фотография. 1934 г.

По окончании конгресса состоялся грандиозный митинг в Гайд-парке, в котором участвовало 100 тыс. лондонских рабочих. Конгресс и митинг вылились в яркую демонстрацию боевых, антифашистских настроений английского рабочего класса, его решимости отразить натиск реакции. Правительство было вынуждено отступить. Новое сокращение пособий безработным было отменено. Закон о создании лагерей принудительного труда для безработных, прозванный рабочими «рабским биллем», не вошел в силу. Это была крупная победа английского рабочего класса.

9 сентября 1934 г. лондонские рабочие сорвали попытку английских фашистов промаршировать через рабочий район города. 150 тыс. рабочих вышли в этот день на демонстрацию протеста, требуя обуздания фашистов. Массовые антифашистские демонстрации происходили и в последующие годы.

Осенью 1936 г. по инициативе Национального комитета безработных состоялся «голодный поход» 200 тыс. безработных в Лондон в знак протеста против вновь намеченного сокращения пособий по безработице. Успешное проведение похода, завершившегося, как и в 1934 г., большим митингом в Гайд-парке, свидетельствовало о растущем стремлении масс к единству действий.

Компартия разоблачала политику сговора с фашистскими агрессорами, проводимую английским правительством, отстаивала создание системы коллективной безопасности, выступала в поддержку Советского Союза, против фашистской агрессии в Эфиопии и Испании. Влияние коммунистов в широких массах рабочего класса Англии возросло. На выборах 1935 г. впервые был избран в палату общин кандидат компартии (У. Галлахер).

В целях объединения усилий рабочего класса компартия на протяжении многих лет предлагала руководству лейбористов согласиться на вхождение ее в Лейбористскую партию. К середине 1936 г. это предложение получило поддержку от 1905 рабочих организаций страны, включая 577 профсоюзных, 265 лейбористских и 64 кооперативных. В частности, за него высказались федерация горняков, профсоюз машинистов, Социалистическая лига, Фабианское общество. Однако Исполнительный комитет Лейбористской партии, без обсуждения отвергавший все предложения коммунистов о совместных действиях, не принял и это предложение, хотя оно было поддержано почти 600 тыс. членов Лейбористской партии.

Митинг бастующих рабочих авиазавода.
Фотография. 1937 г.

Более того, лейбористское руководство запрещало членам своей партии принимать участие в деятельности не только компартии, но и ряда других прогрессивных организаций, например Комитета помощи жертвам германского фашизма. Лейбористы, не подчинявшиеся таким запретам, изгонялись из рядов партии. Генеральный совет Конгресса тред-юнионов еще в 1935 г. в специальных циркулярах (рабочие прозвали их «черными циркулярами») предписывал не избирать коммунистов делегатами на профсоюзные конференции и конгрессы.

В начале 1937 г. компартия предприняла новые шаги к созданию единого рабочего фронта, подписав соглашение с Независимой рабочей партией и Социалистической лигой о проведении совместной кампании за единство всех отрядов рабочего движения в борьбе против реакции и угрозы войны. В поддержку этого соглашения выступили сотни местных организаций Лейбористской партии, объединявших тысячи членов партии. Однако массовое движение за единство действий встретило сопротивление со стороны реакционного руководства Лейбористской партии и тред-юнионов.

Так реформистские лидеры Лейбористской партии и тред-юнионов раскалывали и ослабляли рабочий класс Англии и тем самым помогали буржуазии проводить наступление на экономические и политические права трудящихся. Они по существу целиком поддерживали и внешнеполитический курс правительства, направленный на достижение сговора с фашистскими агрессорами. На Конгрессе тред-юнионов и конференции Лейбористской партии в 1937 г. правым лидерам удалось добиться официального одобрения внешней политики правительства Чемберлена. Напротив, компартия, ведя энергичную борьбу за единство действий всех прогрессивных сил страны, клеймила позорную политику попустительства фашистским агрессорам, выступала с лозунгом «Чемберлен должен уйти!» и требовала создания нового правительства, которое учитывало бы настроения широких кругов английского народа.

Кооперативные организации, насчитывавшие более 5 млн. членов, также высказались на своей конференции в 1938 г. за то, чтобы «во имя обеспечения мира и сохранения демократических прав» правительство Чемберлена ушло в отставку.

Политику Чемберлена отвергали не только демократические круги. Ее резко критиковала группа консерваторов, возглавляемая Черчиллем, Эмери, Солсбери и другими. Точка зрения этой группы заключалась в том, что растущая мощь фашистских держав представляет смертельную угрозу для интересов Англии, ее колониальной империи и что предварительным условием сговора с Гитлером о направлении фашистской экспансии в сторону Советского Союза должно быть создание прочного барьера, ограждающего Англию и Британскую империю от возможной агрессии фашистских держав. Поэтому Черчилль и его сторонники требовали осуществления широкой программы развертывания английских вооруженных сил, которые по своей мощи превосходили бы вооруженные силы фашистских держав. Без этого, заявляли они, нельзя будет вести успешные для Англии переговоры с гитлеровской Германией.

Уход Идена с поста министра иностранных дел и лорда Кренборна с поста его заместителя в феврале 1938 г. явился результатом серьезных разногласий в правящем лагере.