;
СОДЕРЖАНИЕ
1. Борьба китайского народа против гоминьдановского режима и японской агрессии. Антинациональная политика гоминьдановского правительства. Вторжение японских войск в Северо-восточный Китай. Оборона Шанхая. Объединение революционных баз. Антияпонский фронт в Северном Китае. Фуцзяньское восстание. Переход Красной Армии Китая в провинцию Шэньси. 2. Индия. Положение трудящихся масс. Кампания гражданского неповиновения. Делийский пакт. Мирутский процесс. Образование Коммунистической партии Индии. 3. Индонезия. Влияние мирового экономического кризиса. Деятельность политических партий. Восстание на броненосце «Де Зевен Провинсиен». 4. Вьетнам. Восстание в Йен-Бае. Массовое освободительное движение в 1930 г. 5. Египет. Английский колониальный гнет. Проявления мирового экономического кризиса. Обострение англо-египетских отношений. Народное выступление в мае 1931 г. 6. Латинская Америка. Аргентина. Бразилия. Чили. Мексика. Куба.

НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ
В ЗАВИСИМЫХ И КОЛОНИАЛЬНЫХ СТРАНАХ
В ГОДЫ МИРОВОГО КРИЗИСА КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Мировой экономический кризис вызвал серьезные потрясения в экономике зависимых и колониальных стран Азии, Африки и Латинской Америки, нанеся тяжелый удар по их слаборазвитой промышленности и обострив существовавший там и до этого аграрный кризис. Вместе с тем в этих странах усилилось национально-освободительное движение, в которое втягивались все более широкие народные массы. Особенно большое значение имело развитие революции в Китае, где подготавливались условия для объединения всех патриотических сил в единый фронт борьбы против японских агрессоров.

1. Борьба китайского народа против гоминьдановского режима
и японской агрессии.

Антинациональная политика гоминьдановского правительства

Реакционное гоминьдановское правительство содействовало закабалению Китая империалистическими державами. В 1930 г. общая сумма иностранных инвестиций в Китае достигла 3488 млн. американских долларов. Больше всего возросли капиталовложения Японии, Англии и Соединенных Штатов Америки. В 1930 г. Соединенные Штаты занимали во внешнеторговом обороте Китая первое место. Американские монополии подчинили своему контролю несколько крупных китайских предприятий, в том числе электрическую и телефонную компании в Шанхае, а также господствовали в созданной в 1929 г. американо-китайской корпорации. Гоминьдановское правительство пользовалось услугами многочисленных американских «советников» и «экспертов».

Трудности, которые переживала китайская национальная промышленность ввиду засилья иностранного капитала, усугублялись значительным увеличением налогового гнета. Размер налогов на мелкие предприятия, составлявшие в Китае подавляющее большинство, возрос в 1931 г. в 5—12 раз по сравнению с 1925 г.

Тяжелое бремя легло на крестьянство. За 1928—1931 гг. гоминьдановское правительство увеличило налогообложение крестьян более чем вдвое. Вследствие этого, а также вследствие стихийных бедствий, участившихся из-за разрушения ирригационных сооружений, положение крестьян стало катастрофическим. В 1931— 1932 гг. в одной только провинции Шаньси умерло от голода 3 млн. крестьян.

Огромные тяготы выпали и на долю рабочего класса. Режим гоминьдановского террора облегчал наступление крупной буржуазии на экономические интересы пролетариата. Были ликвидированы все прежние экономические и политические завоевания рабочих, аннулированы заключенные ранее коллективные договоры, увеличен рабочий день и значительно урезана заработная плата.

Войны между милитаристами приводили к еще большему ухудшению положения народных масс и дезорганизации народного хозяйства. Гоминьдановское правительство оказалось не в состоянии разрешить задачу объединения страны и прекратить междоусобицы милитаристов, за спиной которых стояли империалистические державы.

Летом 1930 г. прояпонские элементы создали в Пекине так называемое национальное правительство в качестве противовеса проамериканскому нанкинскому правительству Чан Кайши. В блок с пекинским правительством вступили другие северные милитаристы, а также генерал Фын Юй-сян. Семь месяцев длилась война между нанкинской и пекинской группировками; в ней погибло 300 тыс. человек. В конце концов в результате поддержки Соединенных Штатов победу одержало нанкинское правительство Чан Кай-ши. Упрочив свою власть, оно приступило к собиранию всех сил китайской контрреволюции под лозунгом «искоренения коммунизма».

При активной поддержке империалистических держав гоминьдановские правители бросали крупные военные силы против революционных районов, надеясь покончить с очагами китайской революции. В конце 1930 г. они отправили 100-тысячную армию против главных сил китайской Красной Армии, сосредоточенных в центральной революционной базе в провинции Цзянси. Красная Армия успешно отбила этот поход, разгромив две дивизии гоминьдановских войск. Во второй поход в провинцию Цзянси, в феврале 1931 г., гоминьдановцы послали 200 тыс. солдат и снова потерпели неудачу, потеряв более 30 тыс. человек.

В июле того же года 300-тысячная армия под командованием Чан Кай-ши, при штабе которого находились английские, японские и немецкие военные советники, была двинута в третий поход на центральную революционную базу в Цзянси. Главные силы Красной Армии наголову разбили чанкайшистские войска. Потери гоминьдановцев убитыми и ранеными составили и на этот раз более 30 тыс. человек. В декабре в 26-й гоминьдановской армии под влиянием успехов Красной Армии началось восстание, приведшее к переходу 10 тыс. солдат на сторону Красной Армии.

Вторжение японских войск в Северо-восточный Китай. Оборона Шанхая

С самого начала японской агрессии в Северо-Восточном Китае гоминьдановское правительство, возглавляемое Чан Кайши, стало на путь измены национальным интересам. Открыто проводя капитулянтскую политику, оно в первый же день вторжения японских войск, 18 сентября 1931 г., послало китайскому командованию в Северо-восточном Китае телеграмму, в которой предлагалось «во избежание расширения инцидента ни в коем случае не оказывать сопротивления». В октябре Чан Кай-ши секретно направил своего эмиссара в Токио, чтобы сообщить о своем согласии уступить Японии Северо-Восточный Китай, если она гарантирует целостность 18 остальных китайских провинций. Японские империалисты, рассчитывая завоевать весь Китай, отвергли эту сделку. Тем не менее гоминьдановцы продолжали без боя сдавать китайские города.

Вторжение японских войск в Северо-Восточный Китай вызвало глубокое негодование китайского народа. В Шанхае, Пекине, Тяньцзине, Гуанчжоу, Ухане, Наньчане и многих других городах состоялись мощные демонстрации протеста. Шанхайские рабочие объявили всеобщую забастовку. Компартия опубликовала манифест с призывом к организации национально-освободительной борьбы против японских захватчиков, за спасение родины. Манифест требовал: «Вооружить народ, вести против японских империалистов национально-освободительную революционную войну, чтобы сохранить национальную независимость, единство государства и целостность территории!». Под руководством коммунистов в районах, занятых японскими оккупантами, были созданы партизанские отряды.

Китайские войска в траншеях у Шанхая.
Фотография. 1932 г.

Но гоминьдановское правительство всемерно препятствовало развитию патриотического движения. 28 декабря 1931 г. коммунисты организовали в Нанкине 100-тысячную демонстрацию студентов, прибывших со всех концов страны. Чан Кай-ши направил против них целую армию в несколько десятков тысяч солдат с пулеметами и артиллерией. В столкновениях было убито 80 студентов и около 200 арестовано. Через несколько дней в Шанхае состоялась 75-тысячная демонстрация рабочих, студентов и городской бедноты. Она заклеймила позором преступные действия нанкинского правительства и потребовала изгнания японских захватчиков из Китая.

Предательство национальных интересов гоминьдановским правительством облегчало агрессию японских империалистов. Поставив под свой контроль Северо-восточный Китай, они 28 января 1932 г. начали операции по захвату Шанхая.

Оборона Чапэя.
Фотография. 1932 г.

Охранявшая город китайская 19-я армия получила от Чан Кай-ши приказ оставить позиции «в случае выступления японцев». Однако солдаты 19-й армии не подчинились этому приказу и открыли боевые действия против высадившейся морской пехоты, заявив, что полны решимости бороться до последнего человека.

На следующий день, 29 января, по решению Генерального совета профсоюзов рабочие на всех японских предприятиях в Шанхае прекратили работу. Большие группы рабочих этих и других предприятий отправились на фронт. Их примеру последовали студенты и другие слои городского населения. Кроме того, в боях участвовали жители Пекина, Тяньцзиня, Гуанчжоу и других городов, а также крестьяне, образовавшие несколько партизанских отрядов.

Японским агрессорам не удалось занять город. Оборона Шанхая длилась 34 дня и увенчалась победой, несмотря на то что японские вооруженные силы располагали значительным техническим превосходством. В боях особенно отличились рабочие шанхайского предместья Чапэя.

Объединение революционных баз

К началу 30-х годов назрела необходимость политического объединения революционных баз и создания на их территории центрального органа власти. К этому времени революционные базы благодаря успешной борьбе с контрреволюционной армией Гоминьдана значительно окрепли. Наиболее прочным было положение центральной революционной базы, созданной в 1930 г. на границе провинций Цзянси и Фуцзянь. Выросли также старые базы в других районах и возникли новые на севере страны, в провинциях Ганьсу и Шэньси. Численность Красной Армии достигла 100 тысяч человек.

7 ноября в городе Жуйцзине (провинция Цзянси) открылся I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов — представителей всех революционных баз Китая. В работе съезда участвовали 680 делегатов. Он принял проект временной Конституции, в котором указывалось, что на территории революционных баз «вся власть принадлежит советам рабочих, крестьян, красноармейцев и всех трудящихся». Съезд также утвердил законы о земле, о труде и об основах экономической политики. Закон о земле предусматривал ликвидацию земельной собственности милитаристов, помещиков, монастырей и других крупных землевладельцев и распределение земли между крестьянами — бедняками и середняками. Закон о труде устанавливал восьмичасовой рабочий день для взрослых рабочих и четырех или шестичасовой — для подростков. Закон об основах экономической политики национализировал все предприятия и банки иностранных капиталистов. На предприятиях вводился рабочий контроль.

Съезд избрал первое центральное правительство революционных районов Китая во главе с Мао Цзэдуном — орган демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Народная власть проявляла большую заботу о благосостоянии крестьян. Безземельные и малоземельные крестьяне, а также семьи красноармейцев получали землю. Крестьян систематически снабжали семенами, удобрениями. Органы власти постоянно следили за состоянием ирригационных сооружений и плотин. Велась борьба против феодальных пережитков в быту. Изданные в ноябре 1931 г. «Правила о браке» воспретили заключение брака без согласия жениха и невесты, куплю-продажу женщин, многоженство, установили свободу брака и развода.

Крестьяне поддерживали мероприятия народной власти. Это укрепляло союз рабочих и крестьян на территории революционных баз. В 1932—1933 гг. революционные базы охватывали районы с общим количеством населения в 10 млн. человек.

В июне 1932 г. Чан Кай-ши начал новый, четвертый поход в провинцию Цзянси против главных сил Красной Армии. К февралю 1933 г. гоминьдановские войска, участвовавшие в этом походе, насчитывали 500 тыс. человек. Однако, несмотря на значительное превосходство в численности и технике, они и теперь не смогли добиться успеха.

Военные победы Красной Армии создавали благоприятные условия для ее дальнейшего роста. В 1932 г. численность Красной Армии составляла 170 тыс., а в 1933 г. — 300 тыс. человек.

Антияпонский фронт в Северном Китае. Фуцзяньское восстание

В то время как правительство Чан Кай-ши предательски капитулировало перед японскими агрессорами, правительство революционных районов в апреле 1932 г. объявило Японии войну и предложило Гоминьдану прекратить гражданскую войну и вооружить весь народ для организации отпора империалистам. Гоминьдан отверг эти требования, показав еще раз, что он не собирается отстаивать национальную независимость страны.

Несмотря на противодействие Гоминьдана, в Северном Китае в 1933 г. стал складываться единый патриотический антияпонский фронт, к которому присоединялись и некоторые видные китайские генералы, недовольные капитулянтской политикой Гоминьдана. В мае 1933 г. в Чжанцзякоу (Калгане) образовалась объединенная антияпонская армия. В нее вошли местные вооруженные силы под командованием генералов Фын Юй-сяна, Цзи Хун-чана и Фан Чжэн-у и отряды пекинских и тяньцзиньских студентов, активно участвовавших в патриотическом движении. Насчитывавшая первоначально всего 9 тыс. человек, эта армия вскоре выросла до 100 тыс. бойцов.

В июне того же года объединенная армия выступила против войск Японии и Маньчжоу-Го и в ожесточенных боях одержала ряд побед. Но гоминьдановское правительство перебросило к проходам в Великой стене значительные вооруженные силы. Получив поддержку японских войск и авиации, они окружили объединенную антияпонскую армию и разгромили ее. Генерал Цзи Хун-чан, укрывшийся на территории французской концессии в Тяньцзине, был выдан гоминьдановским властям. Гоминьдановцы расстреляли его.

Расправа гоминьдановцев над патриотами, выступившими против японской агрессии, вызвала возмущение в широких слоях китайского общества. Недовольство политикой Чан Кайши возникло и в гоминьдановской армии. Особенно сильно оно проявилось в 19-й армии, которая после обороны Шанхая была по приказу Чан Кай-ши переброшена в провинцию Фуцзянь для наступления оттуда на центральную революционную базу в Цзянси. 20 ноября 1933 г. патриотически настроенные солдаты и офицеры 19-й армии, отказавшись выполнить приказ о походе против революционных баз, создали в Фуцзяни народное правительство. На следующий день, 21 ноября, это правительство заключило с правительством революционных районов и командованием Красной Армии Китая «Антияпонское соглашение о перемирии». Принятая фуцзяньским правительством «Народная программа» требовала решительной борьбы против японских захватчиков, отмены неравноправных договоров, предоставления народу свободы слова, собраний, печати, стачек и улучшения условий жизни рабочих и крестьян.

Фуцзяньское восстание продолжалось около двух месяцев. Направленные гоминьдановским правительством против 19-й армии крупные силы в январе 1934 г. нанесли ей поражение.

Переход Красной Армии Китая в провинцию Шэньси

К осени 1933 г. гоминьдановское правительство сосредоточило около миллиона солдат для нового, пятого похода против революционных баз. Поход субсидировали американские монополии. Правительство Соединенных Штатов предоставило в распоряжение Чан Кай-ши 300 самолетов. Немецкие генералы Сект и Фалькенгаузен разработали план военных операций.

В это время Красная Армия Китая и правительство революционных районов были в очень трудном положении. В руководящих органах компартии господствовали «левые» оппортунисты. Они препятствовали созданию широкого антияпонского блока с участием национальной и мелкой буржуазии, считая ту и другую контрреволюционными. Такая политика вела к самоизоляции и затрудняла мобилизацию патриотических сил для отпора японским агрессорам и гоминьдановским реакционерам.

Гоминьдановская армия начала свое наступление в октябре 1933 г.; ее основные силы, 500 тыс. солдат, были брошены против центральной революционной базы в Цзянси, где Красная Армия имела всего 150 тыс. бойцов. Используя свое численное и техническое превосходство, гоминьдановские войска окружили главные силы Красной Армии и создали для них угрозу полного уничтожения. Перед командованием Красной армии стояла трудная задача: во что бы то ни стало вывести войска в другие районы страны и организовать там в более благоприятных условиях новую революционную базу.

Около года Красная Армия провела в тяжелых оборонительных боях. В октябре 1934 г. ее главные силы прорвали блокаду гоминьдановцев и вышли из окружения. Начался героический поход китайской Красной Армии из провинции Цзянси на северо-запад страны. Вместе с бойцами ушло из Цзянси много жителей. Красная Армия везла с собой также тяжелые грузы: боеприпасы, различные станки, типографские машины, продовольствие. В начале 1935 г. главные силы Красной Армии вступили в город Цзуньи (провинция Гуйчжоу). Здесь был устроен 12-дневный привал, во время которого состоялось расширенное заседание Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии, принявшее важные решения. Линия «левых» была осуждена, а сами они удалены с руководящих постов. Во главе Центрального Комитета стал Мао Цзэ-дун.

В дальнейшем китайской Красной Армии пришлось встретить еще немало серьезных трудностей на своем пути. Полгода ее главные силы продвигались, нередко с боями, из Цзуньи в провинцию Сычуань. Пробыв в этой провинции три месяца и преодолев новые осложнения, вызванные раскольническими действиями руководителя сычуаньских частей Красной Армии Чжан Го-тао, они наконец в октябре 1935 г. достигли намеченной цели — провинции Шэньси. Позднее туда прибыли и остальные соединения Красной Армии.

За время своего похода Красная Армия Китая прошла более 12 тыс. км и понесла огромные потери. Но эти жертвы были не напрасными. В северной Шэньси создалась крепкая революционная база, положившая начало новому этапу в развитии освободительной борьбы китайского народа против внутренней реакции и японской агрессии.

2. Индия.

Положение трудящихся масс

С началом мирового экономического кризиса слабая индийская промышленность стала сокращать производство. Многие промышленные предприятия закрылись. Индийские и английские предприниматели стремились покрыть свои убытки путем все большей интенсификации труда рабочих. Заработная плата понизилась на 30—40%. Число безработных в годы кризиса превысило 400 тыс. человек.

Рабочий класс вел тяжелые экономические бои. В 1929 г. бастовало 532 тыс. рабочих-текстильщиков, рабочих джутовой промышленности Калькутты, железнодорожников Мадраса и Лахора. Многие забастовки проходили под руководством революционных профсоюзов. В 1930 г. в забастовках участвовало около 200 тыс. человек; более половины этих стачек приходилось на Бомбей. Наиболее организованной была забастовка 80 тыс. железнодорожников Великой Индийской железной дороги, длившаяся около года. Напряженная стачечная борьба продолжалась и в последующие годы: на джутовых предприятиях Бенгалии, на текстильных фабриках Мадраса, Пенджаба и в других промышленных центрах.

Кампания гражданского неповиновения

С особой силой кризис ударил по сельскому хозяйству страны. Резко упали цены на экспортные продукты: джут, хлопок, масличные культуры. Для уплаты налогов и ренты крестьяне были вынуждены продавать в 2—3 раза больше сельскохозяйственных продуктов, чем до кризиса. Их зависимость от ростовщиков возросла. Деревня голодала. Увеличилось число безземельных крестьян. Все это усиливало возмущение народных масс английским колониальным гнетом.

Углубилось и обострилось общеиндийское антиимпериалистическое движение. В нем активно участвовали самые широкие слои населения: рабочие, крестьяне, городская мелкая буржуазия, национальная буржуазия, часть помещиков, интеллигенция. В 1929 г. съезд партии Индийский национальный конгресс в Лахоре подтвердил требование полной независимости страны и постановил начать кампанию массового гражданского неповиновения. 26 января 1930 г. в Индии впервые отмечался «День независимости». Через несколько дней, 30 января, Ганди опубликовал заявление, в котором говорилось, что Конгресс откажется от проведения кампании гражданского неповиновения, если правительство выполнит следующие 11 требований: 1) изменение валютного курса, 2) сокращение земельного налога на 50%, 3) ликвидация соляного налога, 4) сокращение военных расходов по крайней мере на 50%, 5) снижение жалованья английским чиновникам, 6) установление протекционистских тарифов на иностранные текстильные товары, 7) предоставление права каботажного плавания исключительно индийским судовладельцам, 8) освобождение политических заключенных, 9) упразднение тайной полиции, 10) запрещение торговли спиртными напитками, 11) разрешение индийцам носить оружие для самозащиты.

Английские войска на улицах Бомбея.
Фотография. 1930 г.

Английское правительство отказалось удовлетворить эти требования, и Ганди в марте 1930 г. объявил начало кампании гражданского неповиновения. Ее основой был провозглашен бойкот закона о правительственной монополии на соль. Ганди призвал всех индийцев самим выпаривать соль. В середине марта он направился во главе 78 своих последователей в Гуджарат на берег моря, чтобы собственноручно выпарить соль. Трехнедельный «соляной поход» усилил популярность Ганди и Конгресса, и хотя руководители кампании гражданского неповиновения стремились придать ей умеренный характер, она продолжала шириться. Во всех городах происходили бурные антианглийские демонстрации. Английские власти обрушили на индийцев жестокие репрессии — массовые избиения и расстрелы безоружных демонстрантов. Во второй половине апреля были арестованы почти все лидеры Конгресса.

Ганди среди участников «соляного похода».
Фотография. 1930 г.

В ряде случаев национально-освободительная борьба принимала весьма острый характер. В конце апреля 1930 г. вспыхнуло восстание в Пешаваре. В течение 10 дней город находился в руках повстанцев. Брошенные на подавление восстания солдаты, индусы по религии, отказались стрелять в мусульманское население Пешавара. Этот мужественный поступок произвел огромное впечатление на всю Индию.

Восстания охватили также Шолапур, Читтагонг и другие города. В нескольких провинциях крестьяне прекратили уплату налогов. Особенно сильным было крестьянское движение в Северо-Западной Пограничной провинции, направленное не только против английских колонизаторов, но и против индийских помещиков; антианглийские выступления крестьян здесь слились с восстаниями пограничных пуштунских племен.

В 1931 г. десятки тысяч крестьян в княжестве Кашмир поднялись на революционную борьбу против помещиков и монархической власти.

Делийский пакт

Руководители Индийского национального конгресса по-прежнему стремились избежать развития революционных форм борьбы и обострения классовых противоречий в стране. Ганди вступил в переговоры с вице-королем Ирвином и подписал с ним в марте 1931 г. соглашение, известное под названием Делийского пакта. По этому соглашению Ганди от имени Конгресса обязался временно прекратить кампанию гражданского неповиновения и принять участие в работах заседавшей с 1930 г. в Лондоне конференции круглого стола, которую до этого Конгресс бойкотировал. Вице-король в свою очередь снял запрет с Конгресса и освободил конгрессистов из тюрем.

Делийский пакт вызвал среди членов Конгресса большое разочарование. По мнению многих конгрессистов, свертывание национальной борьбы в обмен на малосущественные обещания Ирвина ничем не оправдывалось, тем более что Конгресс тогда имел возможность активизировать массовое движение. Но то обстоятельство, что английским властям пришлось заключить договор с Конгрессом, который они до этого называли незаконной организацией, подчеркивало силу Конгресса.

Антианглийская демонстрация в Бомбее.
Фотография. 1932 г.

В августе 1931 г. Ганди выехал в Лондон на конференцию круглого стола. Назначенная английским правительством индийская делегация состояла из князей, помещиков, представителей различных религиозных общин. Председателем ее был руководитель Мусульманской лиги известный реакционер Ага Хан. Ганди чувствовал себя одиноко среди проанглийских, угоднически настроенных деятелей. Не добившись на конференции никаких уступок для Индии, он в январе 1932 г. объявил новую кампанию гражданского неповиновения. Эта кампания продолжалась до конца года, но вследствие жестоких репрессий правительства не приняла такого широкого размаха, как предыдущая.

Мирутский процесс

Большое воздействие на активизацию рабочего движения и национально-освободительной борьбы оказал судебный процесс 33 активных деятелей рабочего и крестьянского движения, арестованных в марте 1929 г. по обвинению в подготовке насильственного ниспровержения английского господства в Индии. Процесс происходил в небольшом городе Мируте и длился в течение четырех лет. Среди подсудимых было 14 коммунистов, в том числе Данге — помощник секретаря Всеиндийского конгресса профсоюзов и генеральный секретарь профсоюза Гирни камгар, Адхикари — редактор журнала «Спарк» («Искра»), Музаффар Ахмад — вице-председатель конгресса профсоюзов и секретарь бенгальской Рабоче-крестьянской партии, Мираджкар — секретарь союза рабочих Британско-Индийской пароходной компании.

Мирутский процесс вопреки планам его устроителей нанес сильный удар по авторитету английских колонизаторов. Суд так и не смог установить наличие «заговора». Обвиняемые доказали, что они никогда не скрывали своих взглядов и своей деятельности. Стойкость подсудимых, разоблачение ими политики английского империализма, смелое разъяснение марксистско-ленинских идей способствовали укреплению влияния коммунистов в народных массах Индии.

В связи с процессом возникло народное движение протеста против произвола английских властей, охватившее широкие круги пролетариата и прогрессивной интеллигенции. Во многих странах проводились посвященные мирутскому процессу митинги и собрания. Ромен Роллан, Г. Уэллс, А. Эйнштейн и другие видные писатели и ученые в своих выступлениях гневно заклеймили английскую колониальную юстицию. Коммунистическая партия Англии опубликовала манифест, в котором призвала английских рабочих требовать освобождения мирутских заключенных.

В Индии был создан Центральный комитет защиты мирутских узников, в который вошли Джавахарлал Неру и другие деятели Национального конгресса. Борьба международного пролетариата и демократической общественности, широкие выступления индийских рабочих, прогрессивной интеллигенции увенчались успехом. Хотя суд приговорил обвиняемых к различным срокам тюремного заключения, английские власти вынуждены были досрочно освободить их.

Образование Коммунистической партии Индии

Во время мирутского процесса руководители индийского коммунистического движения осознали необходимость объединения отдельных коммунистических групп в Коммунистическую партию. Создание единой Коммунистической партии произошло в Индии значительно позднее, чем в ряде других колониальных и зависимых стран. Сплочение пролетариата тормозили национальные, кастовые и религиозные различия, сказывалась сила и опытность индийской буржуазии, имевшей старую, популярную политическую организацию — Национальный конгресс, недооценка в рабочих кругах значения самостоятельной партии пролетариата. Некоторые коммунистические группы страдали сектантством.

Однако неуклонный рост национально-освободительного и рабочего движений, деятельность рабочих и крестьянских организаций подготовили необходимые условия для организационного оформления Коммунистической партии, а мирутский процесс и связанная с ним широкая кампания протеста дали толчок скорейшему разрешению этого вопроса. Серьезную помощь индийским коммунистам оказали постановления VI конгресса Коммунистического Интернационала и открытые письма центральных комитетов коммунистических партий Англии, Германии и Китая.

В ноябре 1933 г. образование единой Коммунистической партии Индии завершилось. Был избран Центральный Комитет партии и подтверждены сформулированные еще раньше задачи антиимпериалистической и антифеодальной борьбы. В том же году Коммунистическая партия Индии была принята в Коммунистический Интернационал.

Английские колониальные власти подвергли Коммунистическую партию Индии жестоким преследованиям и в июле 1934 г. объявили ее вне закона. Несмотря на это, влияние Коммунистической партии росло. В нее вступили многие левые конгрессисты. За союз с коммунистами выступало марксистское крыло Конгресс-социалистической партии, оформившейся в 1934 г. в рамках Национального конгресса. Но главным источником роста и укрепления Коммунистической партии было распространение революционных идей в широких массах рабочего класса Индии.

3. Индонезия.

Влияние мирового экономического кризиса

В годы экономического кризиса народное хозяйство Индонезии переживало большие трудности. Резко сократилось производство экспортных товаров. В 1929 г. на Яве работало 179 сахарных заводов, а в 1933 г. — только 79. Кризис в автомобильной промышленности Соединенных Штатов Америки — основного потребителя индонезийского каучука — значительно понизил цены на каучук. В 1932 г. была свернута работа на 25% каучуковых плантаций, принадлежавших европейцам, и к концу 1933 г. закрыто 264 предприятия резиновой промышленности. Все отрасли добывающей промышленности (нефть, олово) также были поражены кризисом. Стоимость экспорта Индонезии в годы кризиса снизилась на 59%.

Сильно увеличилась безработица. В 1930 г. фольксраад постановил выплачивать пособия безработным европейцам, но оставшимся без работы индонезийцам государство не оказывало никакой помощи. Рабочий день на предприятиях достигал 14 часов. Заработная плата понизилась на 35%. Часто ее задерживали по несколько месяцев; в сельских районах она выдавалась натурой, а в некоторых местностях Суматры и Калимантана (Борнео) рабочие получали только питание. Кризис повлек за собой дальнейшее обнищание крестьянства. Не будучи в силах выдержать налоговый гнет и ростовщическую кабалу, крестьяне нередко бросали земледелие.

Национальная буржуазия также ощущала на себе тягостные последствия мирового экономического кризиса. На ее положении тяжело отражались меры колониальных властей в защиту интересов голландской буржуазии. К тому же с начала кризиса увеличился ввоз дешевых японских товаров, успешно конкурировавших с изделиями индонезийской промышленности. Впрочем, расширение японской торговли наносило ущерб и голландским капиталистам. За годы кризиса доля Японии в общем импорте Индонезии повысилась с 10 до 32%, а доля Голландии упала с 17,6 до 12,5%. Поэтому меры голландских властей по борьбе с кризисом были направлены и на борьбу с японским ввозом. С этой целью текстильные предприниматели Голландии попытались организовать в Индонезии отделения своих фабрик, полагая, что дешевый труд индонезийских рабочих гарантирует их от иностранной конкуренции. В 1933 г. вступила в строй первая текстильная фабрика на Яве. Однако этим, собственно, и ограничилось осуществление голландской политики «индустриализации» Индонезии.

Голландцы сделали некоторые уступки домогательствам Японии: японцам были предоставлены земли в Западном Ириане, где они организовали хлопковые плантации. Американские капиталисты получили богатые нефтяные концессии на Суматре и Калимантане.

Деятельность политических партий

В годы кризиса углубились оппозиционные настроения индонезийской общественности по отношению к голландскому правлению. Суд над лидерами Национальной партии, закончившийся в декабре 1930 г. присуждением обвиняемых к различным срокам тюремного заключения, всколыхнул страну. В апреле 1931 г., после утверждения приговора в высшей инстанции, чрезвычайный съезд Национальной партии в Бандунге решил распустить партию. Вместо нее возникли три новые партии: Народная партия, Союз индонезийской нации и Партия Индонезии (Партиндо).

Народная партия стремилась путем сотрудничества и соглашений с голландцами добиться для Индонезии статута доминиона. Она развивала идею объединения народов архипелага и ратовала за развитие национальной экономики и культуры.

Союз индонезийской нации, возникший на базе Сурабайского исследовательского клуба, видел свою задачу «в достижении полного благосостояния народа и отечества на основе индонезийской национальности», а ее реализацию мыслил только «разрешенными законом способами».

Партию Индонезии основали лидеры бывшей Национальной партии. В 1932 г. ее возглавил освобожденный досрочно из тюрьмы Сукарно. Его путь из Бандунга в Сурабаю был сплошным триумфом. На вокзальной площади в Сурабае его встречало около 10 тыс. человек.

Обвиняемые на процессе
Национальной партии и их адвокаты.

Фотография. 1930 г.

Эта партия выражала взгляды мелкой буржуазии и наиболее прогрессивной части национальной буржуазии и продолжала традиции Национальной партии. Хотя в ее документах больше говорилось о реформах и «улучшении социальных возможностей», но конечной целью являлось образование демократической индонезийской республики, освобождение страны от голландского колониального господства. Она насчитывала в своих рядах не менее 20 тыс. членов и в отличие от своей предшественницы Национальной партии была не только яванской организацией, но действовала и на других островах архипелага. В этот период стремление распространить свою деятельность за пределы Явы наблюдалось у многих индонезийских политических партий.

Умеренные элементы национальной буржуазии, в том числе вернувшиеся из Голландии Хатта, Шарир и другие, организовали еще одну партию — Национальное образование Новой Индонезии. Представляя собой весьма узкую организацию буржуазной интеллигенции, эта партия заявляла, что к достижению свободы надо идти путем «национального образования» и «воспитания».

Буржуазные партии заметно полевели. Даже такая обычно лояльная по отношению к правительству организация, как Буди Утомо (Высокая цель), стала выступать за полную независимость Индонезии.

Съезд партии Сарекат Ислам (Союз Ислама), происходивший в начале 1932 г., отразил тревогу крестьян, терявших землю. В решениях съезда указывалось, что основой индонезийского общества являются крестьяне и что им должны быть возвращены земли, ранее переданные в долгосрочную аренду европейцам.

В центре внимания партий Сарекат Ислама, Буди Утомо, Народной партии стояли события в Индии. На съездах этих партий широко обсуждались индийский опыт борьбы за независимость, идеи Ганди — возврат к натуральным формам хозяйства, развитие национальной ремесленной промышленности и т. д.

Большое значение для национально-освободительного движения Индонезии имел съезд Коммунистической партии Голландии, состоявшийся в декабре 1932 г. Создание единого фронта голландских и индонезийских трудящихся, уничтожение колониального режима в Индонезии, «ни одного гроша на закабаление индонезийского народа» — таковы были основные положения программы, принятой съездом. После съезда укрепились связи голландских коммунистов с индонезийскими; при помощи Коммунистической партии Голландии многим индонезийским коммунистам удалось вернуться на родину. В 30-х годах стала воссоздаваться в нелегальных условиях Коммунистическая партия Индонезии.

Восстание на броненосце «Де Зевен Провинсиен»

Колониальный гнет и наступление капиталистов на жизненные интересы трудящихся возбудили в стране всеобщее недовольство. Ярким его проявлением было восстание моряков на броненосце «Де Зевен Провинсиен». В ночь на 5 февраля 1933 г. восставшие матросы (среди них были и индонезийцы и голландцы) захватили оружие, амуницию, овладели кораблем и вывели его в открытое море. На усмирение восстания были посланы все верные правительству военные суда и самолеты. Встреча произошла в Зондском проливе. После того как броненосец подвергся бомбардировке с воздуха, команда вынуждена была прекратить борьбу. Произведенное голландскими властями следствие показало, что и на других кораблях военного флота велась агитация за организацию массового выступления. Только аресты и отправка эскадры в плавание предотвратили опасное для голландских колонизаторов развитие событий. Наибольшую тревогу у колонизаторов вызвала обнаружившаяся в ходе восстания на броненосце «Де Зевен Провинсиен» классовая солидарность индонезийских и голландских матросов.

Восстание имело широкие отклики. В знак солидарности забастовали портовые рабочие Сурабаи. На парламентских выборах в Голландии в апреле 1933 г. были избраны четыре коммуниста вместо двух, как было раньше. Из этих четырех депутатов-коммунистов два были индонезийцы — первый случай избрания индонезийцев в голландский парламент.

Голландские империалисты все в большей степени сознавали, что у них нет прочной социальной опоры в Индонезии. Агитируя в эти годы за создание «среднего слоя» в своей колонии, они не скрывали, что стремятся этим воздвигнуть преграду распространению революционных идей. «Только широко образованный средний класс может послужить достаточным противовесом недовольству безграмотной черни, находящейся под влиянием революционной коммунистической пропаганды»,— писал орган голландской буржуазии в Индонезии. Колонизаторы всячески поощряли реакционные течения среди индонезийцев, стремясь помешать формированию единого национального антиимпериалистического фронта индонезийского народа.

Установление фашистского режима в Германии поощрило и голландских фашистов. Их глава Мюссерт приезжал в Индонезию, где в 1933 г. сформировалась индонезийская фашистская организация, координировавшая свои действия с реакционной организацией голландской буржуазии и чиновников — Патриотическим клубом. В Индонезии действовала также реакционная монархическая организация, ставившая своей целью провозглашение индонезийской монархии.

4. Вьетнам.

Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. оказал тяжелое воздействие на французскую колонию Индокитай (Вьетнам, Камбоджа, Лаос). Он охватил все основные отрасли промышленности, каучуковые и хлопковые плантации. В добывающей промышленности (олово, цинк, уголь), где резко уменьшился объем производства, масса рабочих, уволенных с рудников, осталась без всяких средств к существованию. Закрылись десятки торговых предприятий.

Заработная плата рабочих сократилась почти наполовину. Трудящиеся крестьяне, обремененные высокими налогами и долгами, были доведены до крайней нищеты. В 1930 г. значительная часть населения голодала, были случаи продажи детей.

Восстание в Йен-Бае

Широкий размах в годы кризиса приняла национально-освободительная борьба во Вьетнаме. В стране действовала Вьетнамская национальная партия (Вьетнам куок зан данг), возникшая в середине 20-х годов. Она объединяла чиновников, торговцев и зажиточных крестьян; в ее состав входило также немало индокитайских солдат. Однако эта партия не была связана с широкими массами и, проводя тактику заговоров и индивидуального террора, оказалась неспособной выдвинуть последовательные лозунги буржуазно-демократической революции.

К 1930 г. противоречия между народными массами Вьетнама и французским империализмом обострились. Колониальная администрация усилила гонения на Национальную партию. Тогда руководители Национальной партии, опасаясь полного разгрома, решили поднять восстание. В ночь на 9 февраля группа стрелков военного форта Йен-Бай на берегу Красной реки, насчитывавшая 200 человек, под предводительством члена Национальной партии выступила против колониальных властей. Повстанцы овладели несколькими казармами. Вскоре восстание распространилось и на некоторые другие соседние районы. Одновременно произошли вооруженные выступления членов Национальной партии в Ханое.

Французские колонизаторы жестоко расправились с повстанцами. 18 февраля восстание было подавлено. 28 февраля чрезвычайный военно-полевой суд в Йен-Бае, заседавший всего два часа, вынес 13 смертных приговоров. В группе приговоренных были: врач, учитель, два мелких торговца, три крестьянина, три стрелка и три капрала. 25 марта еще 39 человек были приговорены к смерти и 33 человека осуждены пожизненно на каторжные работы.

Неудача восстания в Йен-Бае вызвала разброд в Национальной партии. Ее влияние быстро падало. Верхушка вьетнамской буржуазии, напуганная восстанием, перешла на позицию соглашательства с французскими колонизаторами.

Массовое освободительное движение в 1930 г.

Сложившиеся во Вьетнаме еще во второй половине 20-х годов марксистские группы вели значительную работу по сплочению революционных рабочих и интеллигенции. Видным деятелем рабочего движения был Нгуен Ай Куок (Хо Ши Мин). Вынужденный скрываться от преследований властей, он жил долгие годы в эмиграции. В феврале 1930 г. в Сянгане (Гонконге) под его руководством была основана единая Коммунистическая партия Вьетнама, в октябре того же года переименованная в Коммунистическую партию Индокитая. Находясь в глубоком подполье, коммунисты издавали свой орган «Тиенлен» («Вперед») и продолжали вести массовую работу.

В 1930 г. в стране прошло около ста стачек с участием 32 тыс. человек. В Нам-Дине более месяца бастовали текстильщики. В знак солидарности с ними выступили рабочие-красильщики; когда делегаты рабочих были арестованы, в городе возникла демонстрация протеста, в которой впервые участвовали женщины. Вскоре после этой стачки начались забастовки на рудниках Монг-Зыонг (Ханчайский угольный район), на заводе «Ба-шон» (Сайгон), спичечной фабрике в Бен-Тхюй, на электростанциях в Ханое и Хайфоне, а также во многих других районах страны. В марте и апреле бастовали 1300 кули на плантациях французского капиталиста, «каучукового короля» Мишлена, в провинции Бьен-Хоа. С мая началась полоса широких крестьянских выступлений. 20 тыс. крестьян Нге-Ана вышли на демонстрацию протеста против рабских условий жизни. Лозунгами демонстрантов были: «Землю крестьянам!», «Долой налоги!», «Помощь пострадавшим от засухи!». Французские колонизаторы при помощи авиации разогнали демонстрантов. Погибло несколько сот человек. Этот акт насилия вызвал новые демонстрации, в которых приняли участие сотни тысяч крестьян, требовавших отмены налогов, раздела запасов риса, увеличения заработной платы батракам, освобождения арестованных. В дальнейшем появились и политические лозунги: «Полная независимость Вьетнама!», «Земля — крестьянам, долой помещиков!».

В прибрежных районах двух провинций Центрального Вьетнама (Нге-Ан и Ха-Тинь) восставшие крестьяне под руководством коммунистов образовали Советы, которые взяли власть в свои руки. В селах возникли комитеты по проведению аграрной реформы. Крестьянские волнения происходили и в ряде других провинций.

В 1931 г. французские войска подавили движение крестьян Нге-Ана и Ха-Тиня и восстановили власть колонизаторов и их феодальных союзников. Начались новые кровавые расправы над участниками освободительного движения. Была учреждена специальная «комиссия по расследованию преступлений». Тысячи ни в чем не виновных людей были расстреляны, около 10 тыс. человек приговорены к каторжным работам. Погиб генеральный секретарь Коммунистической партии Индокитая Чан Фу. Но наступление империалистической реакции не поколебало веры народа в правоту своего дела. Трудящиеся Вьетнама под руководством коммунистов готовились к новой борьбе.

Еще в октябре 1930 г. первый пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Индокитая принял «Политические тезисы». В них указывалось, что по своему социально-экономическому содержанию революция в Индокитае на первом этапе будет носить буржуазно-демократический характер и что ее задачами являются ликвидация всех остатков феодализма и докапиталистических форм эксплуатации, осуществление радикальной аграрной реформы, изгнание французских империалистов из Вьетнама.

В тезисах отмечалось, что «в буржуазно-демократической революции пролетариат и класс крестьян составляют две главные силы, но революция будет победоносной при условии, если роль руководителя возьмет на себя пролетариат».

5. Египет.

Английский колониальный гнет

К началу мирового экономического кризиса Египет уже находился в крайне тяжелом хозяйственном и политическом положении. На состоянии египетской экономики как до, так и во время кризиса самым неблагоприятным образом сказывалась колониальная зависимость страны. Режим капитуляций, низкие таможенные пошлины, привилегии иностранных, в первую очередь английских, концессионеров создавали крайне невыгодные условия для развития национальной промышленности. Египетской национальной буржуазии принадлежали преимущественно кустарные и полукустарные мастерские. Среди 70 тыс. предприятий, учтенных переписью 1927 г., только 4,3 тыс. насчитывали по 10 и более рабочих, а около 27 тыс. предприятий вообще не использовали наемный труд. Правда, основанный в 1920 г. банк «Миср», акционерами которого в то время могли быть только египтяне, содействовал росту национального капитализма. Он организовал 18 различных компаний, предоставил им кредиты и ссуды. Но в целом доля египетского капитала в экономике и финансах страны была незначительна; в акционерных компаниях она составляла лишь 9%.

Египет фактически оставался английской колонией, несмотря на формальное провозглашение его в 1922 г. суверенным государством. В руках англичан была сосредоточена вся военная, а в значительной степени также административная и судебная власть; действовал под английским контролем режим капитуляций. Верховный комиссар Англии в Каире открыто вмешивался во внутренние дела страны, оказывал грубый нажим на парламент и правительство. С 1924 по 1930 г. под давлением англичан сменилось 10 кабинетов, четыре раза распускался парламент, иногда через несколько часов после открытия.

Не только трудящиеся массы Египта, но и национальная буржуазия и даже часть помещиков тяготились колониальным режимом. Наиболее активной буржуазно-национальной организацией была по-прежнему партия Вафд. Придя в 1924 г. к власти, она продолжала требовать предоставления Египту полной независимости и этим поддерживала свою популярность в стране. Но вафдисты боялись развертывания народной освободительной революции. Они поэтому препятствовали малейшим проявлениям классовой самостоятельности рабочих и крестьян и сами не проводили никаких радикальных преобразований. Более того, весной1924 г. вафдистское правительство разгромило Коммунистическую партию и профессиональные союзы, обвинив коммунистов в «заговоре» против существующего строя. Многие коммунисты и беспартийные профсоюзные активисты были арестованы. Секретарь Коммунистической партии, организатор Конфедерации труда Антон Марун умер в заключении: после длительной голодовки протеста против каторжного тюремного режима.

Однако, несмотря на свою умеренность, вафдисты не пользовались доверием английских колонизаторов, предпочитавших осуществлять свое господство над Египтом при посредстве послушного им короля Фуада и феодально-компрадорских кругов. Трения между вафдистским правительством и английскими империалистами принимали нередко весьма острую форму, а в 1924 г. привели к крупному конфликту. Воспользовавшись в качестве предлога убийством в Каире английского генерала Ли Стэка, занимавшего пост главнокомандующегоегипетской армией и генерал-губернатора Судана, Англия предъявила Египту ряд ультимативных требований и вооруженной силой заставила принять их. Вслед за тем вафдистское правительство сменил кабинет, сформированный из ставленников королевского двора.

Вафд перешел в оппозицию, что в значительной степени помогло ему сохранить свой политический авторитет. В глазах египетской общественности лидеры Вафда — Заглул-паша, а после смерти Заглула в 1927 г. Наххас-паша — все еще выглядели как защитники интересов нации, хотя в действительности они ограничивались компромиссами с другими оппозиционными буржуазно-помещичьими партиями и пытались путем дипломатических переговоров добиться соглашения с Англией.

Проявления мирового экономического кризиса

В годы мирового экономического кризиса со всей остротой проявились гибельные последствия превращения Египта в страну монокультуры хлопка. Практически вся экономика Египта зависела от мирового спроса на хлопок, составлявший четыре пятых египетского экспорта. В связи с кризисом цена египетского хлопка упала в 2,5—3 раза, экспорт его снизился более чем в 2 раза. На складах скопились нереализованные запасы, почти вдвое сократились посевные площади под хлопчатником. Множество феллахов разорилось, хозяйства их продавались с молотка. Спасаясь от голода и нищеты, массы бедняков шли в города, но и там не находили работы.

Воздействие кризиса оказалось особенно тяжелым потому, что в сельском хозяйстве Египта были сильны феодальные пережитки. Больше половины земли находилось в руках крупных собственников — помещиков, высшего мусульманского духовенства, королевской династии, иностранных компаний. В 1930 г. 1,5 млн. феллахов (70% всех хозяйств) имели в среднем участки размером менее половины феддана (феддан — 0,42 га). Всего на их долю приходилось около 600 тыс. федданов — примерно такое же количество, каким владели 200 крупнейших собственников. Безземелье заставляло феллахов арендовать землю на кабальных условиях. Арендная плата поглощала, по данным 1934 г., почти 50% доходов феллаха. Арендаторы-издольщики и сельскохозяйственные рабочие, попав в кабалу к помещикам, уже не имели возможности уйти от них.

Орудия труда были крайне примитивны, мало отличаясь от тех, которыми пользовались в древности. Феллахи влачили нищенское существование. «Жилище феллаха не только лишено каких-либо удобств, но и вредно для здоровья, — писал один из египетских экономистов. — Его пища состоит из куска кукурузной лепешки с сыром и травы, которую он нарвет в поле. Вот так он питается, работая более 15 часов в день. Лишь раз в неделю он ест мясо».

В период экономического кризиса правительство произвело закупки хлопка, но они принесли выгоду только крупным земельным собственникам. Банк сельскохозяйственного кредита, учрежденный в 1931 г., предоставлял ссуды не мелким землевладельцам, как это было объявлено при его создании, а помещикам и зажиточным крестьянам. Введенные под нажимом помещиков запретительные пошлины на ввоз зерновых повысили цены на зерно на внутреннем рынке, что тяжелым бременем легло на трудящихся, а помещики и богатые крестьяне получили прибыль в 5 млн. египетских фунтов.

Мировой экономический кризис поразил и египетскую промышленность, в особенности те ее отрасли, которые были связаны с обработкой сельскохозяйственных продуктов. Многие предприятия закрылись. Число полностью безработных достигло 300 тыс. человек. Был издан закон «против нищенства», согласно которому безработных (а также феллахов, пришедших в город в поисках заработка) высылали этапным порядком в деревню.

В связи с кризисом правительство предприняло некоторые протекционистские меры. В 1930 г. был введен в действие новый таможенный тариф, повысивший ввозные пошлины в среднем с 8 до 15% от стоимости товара. Наибольшее повышение пошлин коснулось товаров, конкурирующих с египетской промышленной продукцией, тогда как пошлины на сырье и промышленное оборудование были снижены. С 1932 г. правительство через посредство банка «Миср» стало предоставлять национальной промышленности кредиты, большая часть которых шла предприятиям, непосредственно связанным с этим банком. Однако и эти шаги лишь в самой малой степени оградили национальную промышленность от иностранной конкуренции.

Обострение англо-египетских отношений

Состоявшиеся в конце 1929 г. выборы в парламент принесли победу Вафду. В январе 1930 г. лидер вафдистов Наххас-паша сформировал новый кабинет. Англия не препятствовала этому, так как рассчитывала использовать влияние Вафда для успокоения народных масс и утверждения египетским парламентом англо-египетского союзного договора, заключения которого она давно добивалась. Но, прибыв в Лондон, Наххас-паша отверг требование сохранить господство Англии над Суданом, и переговоры закончились безрезультатно.

Английские империалисты решили вновь отстранить вафдистов от власти. В июне того же 1930 года король Фуад уволил вафдистский кабинет в отставку, распустил парламент и назначил правительство «сильной руки», которое возглавил Исмаил Сидки-паша — крайний реакционер, крупный помещик и финансист, связанный с английскими акционерными компаниями. Некогда он был членом Вафда, затем вышел из него и создал реакционную помещичье-компрадорскую Партию народа (Хизб-аш-Шааб), откровенно сотрудничавшую с английскими империалистами.

Разгон демонстрации вафдистов в Мансуре.
Фотография. 1930 г.

Сразу после своего прихода к власти правительство Исмаила Сидки объявило о предстоящем пересмотре конституции 1923 г. В ответ на это вспыхнули многочисленные демонстрации и митинги протеста. В выступлениях участвовали рабочие, ремесленники, учащиеся. В Александрии 15 июля 1930 г. состоялась двухчасовая всеобщая политическая забастовка, сопровождавшаяся столкновениями с полицией и войсками. Город был объявлен на осадном положении. Стычки с войсками произошли также в Каире, Суэце, Мансуре и других городах.

Английское правительство отправило военные суда в Александрию, Суэц, Порт-Саид. Опираясь на эту поддержку, египетское правительство подавило выступления народа и ввело в октябре 1930 г. новую конституцию. Она предоставила королю широкую возможность накладывать вето на законопроекты, издавать указы без созыва парламента, назначать большую часть членов Сената. Права палаты депутатов были значительно урезаны: ей запрещалось вмешиваться в действия исполнительной власти; ограничивалось право выносить вотум недоверия правительству. Новый избирательный закон предусматривал вместо прямых косвенные выборы.

Народное выступление в мае 1931 г.

Реакционная конституция вызвала огромное возмущение народных масс. Начавшаяся в мае 1931 г. избирательная кампания проходила в бурной обстановке. События достигли наибольшей остроты 14 мая, в день выборов. Несмотря на призыв вафдистов ограничиться бойкотом выборов и не выходить из дому, народ заполнил улицы. Во всех крупных городах состоялись массовые политические стачки. В Каире и Порт-Саиде произошли столкновения с полицией и войсками. Особенно кровопролитные бои развернулись в Булаке, рабочем предместье Каира. Трамвайщики, рабочие железнодорожных депо, арсенала и других предприятий, объявив забастовку, попытались пробиться к центру столицы, но были встречены огнем войск и полиции. Тогда они соорудили баррикады и, несмотря на большие потери, держались в течение трех дней. Правительство Исмаила Сидки обрушило жестокие репрессии на участников этих выступлений.

Волнения охватили и деревню. Крестьяне нападали на избирательные участки, оказывали сопротивление властям. В результате столкновений с полицией было убито сто человек.

Боевые выступления пролетариата не прекращались и в дальнейшем. В 1932—1933 гг. бастовали железнодорожники, грузчики, текстильщики, табачники. В ряде случаев они выдвигали и политические требования.

6. Латинская Америка.

Зависимость стран Латинской Америки от империалистических держав создала здесь в годы мирового экономического кризиса особенно тяжелую обстановку. Резкое сокращение спроса на продукцию этих стран привело к падению стоимости их экспорта на 64,3%. Промышленность почти бездействовала. Огромные массивы плодородной земли, находившейся в руках крупных землевладельцев, не обрабатывались.

Больше всего пострадали от кризиса трудящиеся. Иностранные монополии, а также местные крупные капиталисты, помещики и компрадоры стремились за их счет облегчить для себя тяготы кризиса. Число безработных в промышленности и сельском хозяйстве составило 5—7 млн. человек. Массовое обнищание населения достигло крайней степени.

Во всех странах Латинской Америки развивалось революционно-освободительное движение. В ходе его произошли существенные политические сдвиги. Возросло национальное, самосознание народов; возникли новые коммунистические партии (в Колумбии, Панаме, Перу, Сальвадоре, Венесуэле, Коста-Рике); демократические силы латиноамериканских стран приобрели практический боевой опыт.

Обострялись межимпериалистические противоречия, нередко приводившие к возникновению вооруженных конфликтов в Латинской Америке. Боливийско-парагвайская война 1932—1935 гг. отражала соперничество между английским и американским капиталом за нефтеносные земли Чако и за богатые запасы олова в Боливии. Гражданская война в Бразилии в 1932 г. была в значительной мере вызвана борьбой Англии с Соединенными Штатами Америки за сырье и рынки Бразилии. Война 1932— 1934 гг. между Перу и Колумбией тоже являлась отражением англо-американского соперничества.

Расширили свою экспансию в страны Латинской Америки также Германия и Япония.

Аргентина

В конце 20-х годов Аргентина экспортировала до 65% производимой ею пшеницы, 80% овса и риса, 90% ячменя, 95% кукурузы и 95% продуктов животноводства. С наступлением мирового экономического кризиса спрос на эти товары сократился, цены на некоторые из них упали почти вдвое. Закрылись сотни предприятий по переработке сельскохозяйственных продуктов. В стране насчитывалось 334 тыс. безработных.

Забастовочное движение достигло такого размаха, что правительство президента Иригойена — лидера Радикальной партии — вынуждено было пойти на уступки и ввести восьмичасовой рабочий день. Одновременно стали активно выступать против помещиков и иностранных компаний сельскохозяйственные рабочие, а также крестьяне-арендаторы, требовавшие снижения арендной платы, налогов и железнодорожных тарифов, прекращения выселений и сгона с земли.

Сожжение кофе в паровозной топке.
Фотография. 1932 г.

Опасаясь дальнейшего развития народного движения, реакционные силы решили произвести военный переворот. В сентябре 1930 г. генерал Урибуру при поддержке Соединенных Штатов Америки сверг Иригойена и захватил власть в свои руки. Урибуру развернул широкое наступление на рабочий класс и трудящееся крестьянство. Были учреждены военно-полевые суды, арестованы многие руководители демократического движения, закрыт ряд профессиональных союзов. К участвовавшим в забастовках иммигрантам широко применялся закон о выселении из страны. Для борьбы с рабочим движением была создана военизированная террористическая организация «Гражданский легион», объединившая в своих рядах наиболее реакционные элементы, в том числе профашистские.

Правящие круги Соединенных Штатов Америки приветствовали этот реакционный переворот. Правительство генерала Урибуру было немедленно признано Соединенными Штатами и получило от американских банков заем в 50 млн. долларов. Со своей стороны Урибуру заявил о готовности поддерживать тесные связи с Соединенными Штатами. В угоду американским империалистам его правительство развернуло широкую антисоветскую кампанию. В начале 1931 г. аргентинская полиция совершила налет на акционерное общество «Южамторг», при посредстве которого велась торговля между Советским Союзом и Южной Америкой. 160 служащих этого общества были без всяких оснований арестованы.

Правительство Урибуру продержалось немногим более года. На выборах в ноябре 1931 г. Урибуру потерпел поражение и президентом был избран генерал Хусто, выдававший себя за сторонника конституционной демократии. Однако вскоре и он начал проводить политику террора в отношении рабочего движения и демократических организаций. В июне 1932 г. полиция разгромила помещение профессионального союза рабочих хлебопекарен и арестовала 400 активистов союза. В конце 1932 г. был принят закон о запрещении стачек и о праве правительства вводить осадное положение. Усилились преследования оппозиционных партий.

Среди широких слоев населения росло недовольство. Наряду с забастовками рабочих участились крестьянские выступления. Партия радикалов пыталась использовать недовольство народных масс, чтобы в сложившейся напряженной политической обстановке свергнуть власть Хусто. Но правительство раскрыло в декабре 1932 г. заговор радикалов, арестовало ряд видных деятелей этой партии и ввело военное положение. Восстание, поднятое радикалами в конце 1933 г. в провинции Санта-Фе, было подавлено, а руководители его сосланы в Патагонию.

Бразилия

Наибольшие трудности Бразилии в годы мирового экономического кризиса проистекали из полуколониального характера ее экономики. Падение спроса и цен на кофе привело к сокращению стоимости бразильского экспорта почти вдвое. В 1933 г. запасы кофе на складах составляли 37 млн. мешков. Власти пытались ограничить его производство, а плантаторы, желая поддержать высокие цены, уничтожали продукцию — топили в море, сжигали в топках паровозов. Всего было уничтожено более 40 млн. мешков кофе. В результате кризиса сельскохозяйственные рабочие и беднейшее крестьянство были доведены до состояния полной нищеты. Голод охватил целые районы.

Экономический кризис сильно затронул и промышленность. Значительное число фабрик и заводов, шахт и рудников было закрыто. Уже в 1930 г. объем промышленного производства сократился почти на треть. Золотой запас иссяк, и осенью 1931 г. Бразилия объявила себя банкротом.

Колоссальные размеры приняла безработица: в 1932 г. в стране насчитывалось более 2 млн. безработных. Заработная плата рабочих снизилась в среднем на 30— 40%, а стоимость жизни поднялась почти в 2,5 раза.

Быстро ширилось забастовочное движение. Бастовали текстильщики, железнодорожники, шоферы, моряки, рабочие коммунальных предприятий, портовые рабочие. Одновременно нарастало, особенно в северо-восточных районах, крестьянское движение.

Углубились и разногласия в буржуазно-помещичьем лагере. Особенно остро они проявились в связи с президентскими выборами в марте 1930 г. Находившаяся уже сорок лет у власти и выражавшая интересы кофейных плантаторов и торговой буржуазии штата Сан-Паулу так называемая паулистская олигархия выдвинула на пост президента кандидатуру губернатора этого штата — Жулиу Престеса. Для проведения кампании паулисты образовали предвыборный блок под названием «Консервативная концентрация», объединивший несколько буржуазно-помещичьих партий. С другой стороны, крупные помещики и капиталисты штатов Минас-Жераис и Риу-Гранди-ду-Сул, стремившиеся захватить власть в свои руки, выдвинули кандидатуру Жетулиу Варгаса — губернатора штата Риу-Гранди-ду-Сул и создали блок «Либеральный альянс». Группировка Варгаса опубликовала широковещательную программу, обещая в случае своей победы объявить политическую амнистию, провести избирательную реформу, расширить автономию штатов. Варгаса активно поддерживали Соединенные Штаты Америки, а Жулиу Престеса — Англия.

ПРАЗДНИК ЦВЕТОВ.
Д. Ривера. 1925 г.

Правящей паулистской клике удалось провести в президенты своего ставленника — Жулиу Престеса. Однако буржуазно-помещичья оппозиция во главе с Варгасом, увлекшая за собой значительные массы народа и армию, начала вооруженную борьбу против правительства и в октябре того же года овладела государственной властью.

Совершив военный переворот, Варгас и «Либеральный альянс» отказались от осуществления лозунгов, с помощью которых они вели за собой массы. Напротив, Варгас направил все силы на подавление революционного движения. Он отменил конституцию, распустил парламент и присвоил себе исполнительную и законодательную власть. Изданные им антирабочие декреты фактически поставили профсоюзы вне закона. Вместо них были созданы так называемые синдикаты, руководители которых защищали интересы предпринимателей.

Несмотря на террор, рабочее движение шло на подъем, особенно в штатах Сан-Паулу, Минас-Жераис, Рио-де-Жанейро. С января 1931 г. по май 1932 г. в стране произошло 90 крупных забастовок. Значительно усилилось влияние коммунистов на трудящиеся массы. К компартии примкнул выдающийся деятель бразильского демократического движения Луис Карлос Престес. Он пользовался популярностью как организатор революционного восстания в 1924 г. и руководитель похода «колонны Престеса», продолжавшегося по 1927 г. В 1931 г. он опубликовал «Открытое письмо», в котором заявил, что только рабочий класс способен возглавить народную революцию и освободить трудящихся от угнетения и эксплуатации.

В октябре — ноябре 1931 г. в г. Ресифе (штат Пернамбуку) рабочие и революционно настроенные солдаты подняли восстание и в результате вооруженной борьбы овладели пригородами. Для подавления восстания Варгас мобилизовал войска трех штатов. Повстанцы оказали упорное сопротивление, сражаясь под лозунгом: «Да здравствует революция! Да здравствует Коммунистическая партия Бразилии! Долой империалистов!».

В 1931—1932 гг. во многих районах происходили захваты и разделы помещичьих земель крестьянами, забастовки сельскохозяйственных рабочих и батраков, нападения безработных на продовольственные склады и т. д. Нередко крестьянские волнения сопровождались вооруженными столкновениями с властями.

Выступая против интересов трудящихся и подавляя народное движение, Варгас тем самым подрывал свои собственные политические позиции и укреплял положение группировки паулистов. Это позволило паулистам поднять летом 1932 г. восстание против него. Гражданская война продолжалась три месяца, но паулисты снова потерпели поражение, и правительство Варгаса осталось у власти.

Чили

Как и в других латиноамериканских странах, экономика Чили носила полуколониальный характер. Она зависела главным образом от реализации минерального сырья (селитры и меди), составлявшего три четверти стоимости чилийского экспорта. Такая исключительная зависимость от внешнего рынка сразу же сказалась в период мирового экономического кризиса. Экспорт страны сократился на 30%. Большинство рудников и фабрично-заводских предприятий закрылось. В горной промышленности было уволено около 60% рабочих. К 1932 г. общее число безработных в стране достигло 350 тыс. человек.

Резко обострилась классовая борьба. В стране происходили многочисленные забастовки и демонстрации, голодные походы безработных. В июне 1931 г. реакционное правительство президента Ибаньеса было свергнуто, а сам он бежал за границу. В сентябре того же года вспыхнуло восстание моряков военного флота, поддержанное выступлениями рабочих ряда крупных городов. Лозунгом восставших было требование установления народной власти. Правительство собрало крупные вооруженные силы, приказало бомбардировать восставшие корабли с воздуха и лишь после этого смогло подавить восстание. Шесть руководителей его были приговорены к смертной казни.

Однако это поражение не означало окончания революционной борьбы. Понимая это, буржуазные круги прибегли к политическому маневру: в июне 1932 г. в результате военного переворота сформировалось правительство во главе с М. Грове и К. Давила, которое, учитывая настроение масс, объявило Чили «социалистической республикой» и выступило со всякого рода демагогическими заявлениями. В частности, оно обещало ввести монополию внешней торговли и «освободить Чили от ига международного и национального капитала».

В условиях бурного революционного подъема в стране правительство Грове — Давила вынуждено было допустить легальное существование компартии, а также возникших по ее инициативе в ряде городов организаций единого фронта, считавших себя органами новой революционной власти рабочих и крестьян. Но эти организации просуществовали менее двух недель. Феодально-буржуазная реакция при поддержке империалистов приняла все меры, чтобы не допустить дальнейшего развития революции. Выйдя из состава правительства, политический авантюрист Давила возглавил контрреволюционный переворот. 16 июня правительство Грове пало. Начался белый террор. Избранный в октябре 1932 г. президентом республики Алессандри продолжил эту антинародную политику.

Мексика

Мексика также весьма болезненно переживала уменьшение спроса и падение цен на минеральное сырье. За годы кризиса добыча цинка, свинца и меди упала вдвое. Значительно снизилась добыча серебра, золота и нефти. Серьезно пострадало и сельское хозяйство, стоимость продукции которого уменьшилась на одну треть.

Сокращая объем производства, предприниматели производили массовые увольнения рабочих и резко снижали заработную плату остающимся. Так, из предприятий «Америкэн смелтинг энд рифайнинг компани» в Матеуале (Сан-Луис-Потоси) было единовременно уволено более 500 рабочих. Полностью прекратили работу рудники «Санта-Мария де ла Пас». Закрылись десятки других предприятий горнодобывающей, текстильной и прочих отраслей промышленности. В 1932 г. в промышленности насчитывалось около 340 тыс. безработных. В сельском хозяйстве их было значительно больше.

Капиталисты развернули наступление на права рабочих. В августе 1931 г. был принят новый трудовой кодекс, по которому требовалась обязательная регистрация профсоюзов, запрещались политические стачки, вводился принудительный арбитраж для разрешения конфликтов между предпринимателями и рабочими.

Рабочее движение в эти годы показало свою силу в многочисленных стачках и демонстрациях протеста против увольнений, снижения заработной платы. В конце 1929 г. крупная забастовка парализовала на несколько дней работу железных дорог. В 1930—1932 гг. бастовали горняки, рабочие электростанций и других коммунальных предприятий, текстильщики, обувщики. В больших городах происходили демонстрации безработных; 26 февраля 1932 г. по всей стране был проведен День борьбы против безработицы.

В деревне выступления крестьян и сельскохозяйственных рабочих выливались в вооруженные столкновения с полицией и войсками. Наибольшего размаха движение крестьянства достигло в 1932 г. в штатах Гуанахуато, Мичоакан, Халиско, Веракрус.

Куба

Мировой экономический кризис нанес жестокий удар по народному хозяйству Кубы, в особенности по ее сахарной промышленности, обеспечивавшей 80% национального дохода. Экспорт сократился в 3 раза. Армия безработных достигла 600 тыс. человек. Сокращение экспорта привело к резкому уменьшению ввоза недостающего обычно Кубе продовольствия и к голоду.

Правительство диктатора Мачадо, ставленника американских монополий, ничего не делало для облегчения тяжелого положения народа. Оно восстановило против себя самые широкие слои населения.

Весной 1933 г. поднялась мощная волна стачек, сопровождавшихся захватом заводов и организацией отрядов рабочей самообороны. Во многих городах происходили митинги и демонстрации рабочих и служащих, учителей, студентов и безработных; в некоторых провинциях появились партизанские отряды. 14 июля в Гаване забастовали водители автобусов. В конце июля по призыву профсоюзов начались забастовки солидарности на других предприятиях, а 4 августа забастовка стала всеобщей, охватив промышленность, торговлю и транспорт.

Во главе народного движения стояли Коммунистическая партия и Национальная конфедерация рабочих. В изданном ими манифесте они потребовали создания демократического правительства и удовлетворения насущных нужд трудящихся, ликвидации американской военной базы на острове, отмены «поправки Платта», предоставлявшей Соединенным Штатам право на вооруженное вмешательство в дела Кубы.

Поселок бедноты в окрестностях Гаваны.
Фотография. 1933 г.

Опасаясь революционного свержения режима Мачадо, а с ним и ликвидации американского господства, посол Соединенных Штатов в Гаване С. Уэллес организовал военный переворот. 12 августа офицеры столичного гарнизона потребовали отставки диктатора. Мачадо и его ближайшие сторонники вынуждены были бежать за границу. К власти пришло марионеточное правительство де Сеспедеса.

Однако народные массы все решительнее требовали социально-экономических изменений. Началась новая полоса забастовок. Рабочие захватывали сахарные заводы, пристани, железнодорожные станции. Создавались комитеты, которые распределяли землю между неимущими. Все это привело 5 сентября к новому государственному перевороту, осуществленному националистическими мелкобуржуазными элементами, студентами и армией под руководством сержанта Ф. Батисты. Правительство де Сеспедеса пало.

Новое правительство, возглавленное одним из руководителей переворота, профессором Грау Сан Мартином, приняло демократическую программу. Оно провозгласило лозунг «Куба для кубинцев!», отменило навязанную Соединенными Штатами конституцию 1901 года, распустило политические партии, поддерживавшие диктатора Мачадо, издало декрет о восьмичасовом рабочем дне, провело некоторые мероприятия, затрагивавшие интересы американских монополий. Но оно выступало также против коммунистов и революционных профсоюзов, стремясь ослабить их влияние на трудящихся.

Соединенные Штаты отказались признать правительство Грау Сан Мартина и решили насильственным путем свергнуть его, чтобы снова вернуть к власти послушные им компрадорско-помещичьи круги. Народные массы Кубы бурно протестовали против происков американского империализма и кубинских реакционеров. Гаванские рабочие захватили несколько типографий и выпустили газеты революционного направления. 14 сентября по инициативе коммунистов в Гаване состоялся грандиозный митинг под лозунгом «Долой вмешательство янки!».

Американским империалистам и их ставленникам удалось подавить движение. В кубинские воды было направлено 30 американских военных кораблей с морской пехотой. Используя колебания национальной буржуазии и разногласия в правительственном лагере, американские империалисты раскололи его и привлекли на свою сторону командующего армией Ф. Батисту. В середине января 1934 г. правительство Грау Сан Мартина было свергнуто. Образовалось «правительство концентрации», составленное из представителей компрадорско-помещичьих кругов. Его возглавил крупный сахарозаводчик К. Мендиета, но фактическим диктатором на Кубе с этого времени стал Ф. Батиста, пользовавшийся полной поддержкой монополистов Соединенных Штатов Америки. Главной своей задачей правительство Мендиеты—Батисты считало подавление демократического движения. В стране воцарился жестокий военно-полицейский террор. На рабочих и крестьян обрушились массовые репрессии.