;
СОДЕРЖАНИЕ
1. Возникновение и развитие мирового экономического кризиса. Особенности мирового экономического кризиса. Неравномерное развитие кризиса. Обострение противоречий капитализма. 2. Соединенные Штаты Америки. Экономический кризис и положение трудящихся масс. Рабочее и фермерское движение. Президентские выборы 1932 г. Избрание Франклина Делано Рузвельта. 3. Япония. Проявления мирового экономического кризиса и классовая борьба. Военно-фашистские заговоры. Обострение империалистических противоречий на Дальнем Востоке. Вторжение японских войск в Северо-Восточный Китай. Попустительство западных держав японской агрессии. 4. Германия. Обострение классовой борьбы. Усиление фашистской угрозы. Президентские и парламентские выборы 1932 г. Захват власти гитлеровцами. Террористическая политика фашистов. Лейпцигский процесс. Захватнические планы гитлеровской Германии. 5. Англия. Экономический кризис в Англии. Положение трудящихся. Политика лейбористского правительства. «Национальное» правительство и его политика. 6. Франция. Экономический кризис. Борьба трудящихся масс. Политика правящих кругов. 7. Италия. Экономический кризис и политика фашизма. Антифашистская борьба народных масс. 8. Испания. Буржуазно- демократическая революция. Политика республиканского буржуазно-помещичьего правительства. 9. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Польша. Чехословакия. Венгрия. Румыния. Болгария. Югославия.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС
В КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ В 1929—1933 ГГ.

В конце 1929 г. в капиталистических странах разразился мировой экономический кризис — самый разрушительный и глубокий из всех кризисов перепроизводства, какие знала история капитализма. Он обрек миллионные массы трудящихся на невероятные лишения, вызвал в ряде стран политические потрясения, чрезвычайно обострил международную обстановку.

1. Возникновение и развитие мирового экономического кризиса.

Особенности мирового экономического кризиса

Для правящих буржуазных кругов, исходивших из представления о прочном и постоянном характере капиталистической стабилизации, кризис явился полной неожиданностью. Незадолго до него видные представители монополистической буржуазии делали самые оптимистические прогнозы. Президент Соединенных Штатов Америки Кулидж, покидая свой пост, писал в прощальном послании конгрессу 4 декабря 1928 г.: «Страна может с удовлетворением взирать на настоящее и с оптимизмом — на будущее». Глава одной из ведущих металлургических монополий — «Вифлеемской стальной корпорации» — утверждал, что в Соединенных Штатах «заложен фундамент для такого процветания, которое затмит собой все то, что мы видели до сих пор». Глава другого крупного американского концерна — «Дженерал моторс» — говорил: «Я не вижу причины, почему бы общий прогресс не мог продолжаться, почему бы у нас не должно быть превосходной хозяйственной конъюнктуры и дальнейшего роста процветания»

Первые симптомы приближающегося кризиса стали ощущаться в середине 1929 г., когда в Соединенных Штатах Америки и в других крупных капиталистических странах на складах торговцев и фабрикантов начали накапливаться запасы нераспроданных товаров. Однако производство еще поддерживалось на высоком уровне и в кругах биржевиков и финансовых дельцов по-прежнему царил безграничный оптимизм. В октябре 1929 г., в разгар спекуляции и ажиотажа, в Соединенных Штатах произошел биржевой крах, возвестивший наступление мирового экономического кризиса.

Поразив прежде всего самую развитую страну современного капитализма — Соединенные Штаты Америки, кризис затем распространился на весь капиталистический мир. Волны его остановились у границ Советского Союза. Годы экономического кризиса в капиталистических странах почти совпали с годами первой пятилетки в Советском Союзе. В эти годы страна строящегося социализма прошла огромный путь в своем хозяйственном развитии. Советский Союз в короткий исторический срок ликвидировал вековую хозяйственную отсталость, превратился в индустриальную державу с крупным коллективным сельским хозяйством.

Мировой экономический кризис продолжался четыре года — с 1929 по 1933 г. Он был порожден основным противоречием капитализма — противоречием между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения продуктов труда. Это был кризис перепроизводства: гигантские запасы товаров не могли найти сбыта. Вместе с тем кризис 1929—1933 гг. имел существенные особенности, вытекавшие из того, что он развернулся на основе общего кризиса капиталистической системы. Это обстоятельство обусловило его небывалую глубину, продолжительность, разрушительную силу.

Промышленное производство в капиталистических странах сократилось за годы кризиса более чем на одну треть, в том числе производство угля на 30,6%, чугуна на 64,8%, стали на 62,4%, хлопка на 26,7%. По глубине падения промышленного производства кризис 1929—1933 гг. не имел себе равных в истории капитализма. В течение предшествующих кризисов падение производства считалось чрезвычайно глубоким, если оно достигало 10—15%, а кризис 1929—1933 гг. парализовал половину и в ряде случаев две трети производственной мощности ведущих отраслей промышленности. Капиталистическая индустрия в целом была отброшена по объему производства примерно к 1908—1909 гг., а в отдельных странах еще дальше: промышленность Соединенных Штатов — к 1905—1906 гг., Германии и Англии — к 1896—1897 гг.

Экономический кризис 1929—1933 гг. был не только самым глубоким, но и самым продолжительным в истории капитализма. Если в прошлом кризисы длились, как правило, несколько месяцев, то теперь низшая точка кризиса, начавшегося осенью 1929 г., была в основном пройдена капиталистическим миром лишь летом 1932 г. Но и после этого понадобилось от двух до трех лет, для того чтобы приблизиться к докризисному уровню производства.

Неравномерное развитие кризиса. Обострение противоречий капитализма

С наибольшей силой кризис поразил Соединенные Штаты и Германию. В Англии, где в 20-е годы не наблюдалось большого подъема промышленного производства, кризисное падение его оказалось относительно замедленным. Во Франции промышленное производство начало свертываться лишь в 1931 г., и поэтому здесь кризис достиг наибольшей остроты в 1935 г. — позднее, чем в Соединенных Штатах и Германии. В Японии, которая сразу после наступления кризиса стала готовить агрессию против Китая, низшая точка падения производства пришлась на 1931 г.

Кризис охватил и сельское хозяйство. Наличие огромных запасов сельскохозяйственного сырья и продовольствия приводило к падению цен и массовому разорению крестьянства. Вынужденные сбывать свои товары за бесценок, крестьяне и фермеры сокращали покупки сельскохозяйственных машин, удобрений, промышленных товаров для личного потребления. Переплетение аграрного кризиса с промышленным обусловило особенную глубину того и другого.

С огромной силой кризис обрушился на страны, слабо развитые в промышленном отношении. Резко упади цены на главные предметы их вывоза — на сырье и продовольственные товары. Так, весной 1932 г. цена каучука на мировом рынке снизилась по сравнению со средним уровнем за 1925—1929 гг. на 93%, цена сахара — на 74, шелка — на 75, джута — на 62%. Спрос на сырьевую продукцию слаборазвитых стран сократился, и еще больше сократилась выручка аграрных стран за проданные ими товары. Если принять оборот внешней торговли этих стран в 1925—1929 гг. за 100, то экспорт их в количественном выражении в 1931 г. составил 85,1%, а по стоимости — лишь 56,4%. Принося разорение странам — поставщикам сырья и продовольствия, кризис увеличил тяжесть платежей по старым долгам, привел многие государства к банкротству. Падение покупательной способности населения слаборазвитых стран чрезвычайно затрудняло возможность расширения сбыта промышленных товаров, вывозимых индустриально развитыми странами. Так как кризис распространился на весь капиталистический мир, то маневрирование одних стран за счет других оказалось невозможным.

Фактором, приведшим к затяжке и углублению кризиса, явилось хозяйничанье монополий. На домонополистической стадии капитализма во время периодических кризисов перепроизводства падение цен на промышленные товары способствовало расширению их сбыта и предприятия постепенно восстанавливали производство. Во время же кризиса 1929—1933 гг. монополии в решающих отраслях промышленности пытались искусственно удерживать цены на высоком уровне, что порождало резкий разрыв между ценами на продукцию монополизированных и немонополизированных отраслей, задерживало рассасывание товарных запасов и затягивало кризис.

Мировой экономический кризис.
Фотомонтаж из журнала «Иллюстрирте цейтунг». 1932 г .

Кризис привел к резкому нарушению мировых хозяйственных связей. Мировая торговля упала примерно до одной трети докризисного уровня. На мировом капиталистическом рынке разгорелась жестокая торговая война. Воздвигая все новые таможенные барьеры, господствующие классы пытались поправить свои дела за счет иностранных конкурентов. «Никогда раньше еще не было такого всеобщего и широкого отступления от международного экономического сотрудничества», — признавал обзор Лиги наций за 1931—1932 гг. С июня 1931 г. по апрель 1932 г. 76 стран повысили таможенные тарифы, перешли к ограничению выдачи валюты на покупку заграничных товаров, к введению системы квот, к прямым запрещениям импорта.

Вместе с подрывом мировых торговых связей пришли в глубокое расстройство финансы стран капиталистической системы. Валюты 56 государств обесценились. После того как осенью 1931 г. отошла от золотого стандарта Англия, к обесцененному фунту стерлингов была приспособлена валюта всех британских доминионов, а также и Скандинавских стран. Отход Соединенных Штатов от золотого стандарта весной 1933 г. вызвал новую волну инфляции.

Нормальное обращение золота на мировом рынке сменила валютная война. Возникли стерлинговый блок во главе с Англией и долларовый блок во главе с Соединенными Штатами. Процесс крушения валют в свою очередь затруднял выход из кризиса и обострял империалистическое соперничество на мировом рынке.

Никогда еще капиталистический мир не видел кризиса подобной разрушительной силы. Во всех капиталистических странах появились огромные кладбища машин, растянувшиеся на десятки километров мертвые зоны фабрик и заводов с сотнями потухших фабричных труб, с заколоченными воротами, с заросшими травой рельсовыми путями. Сносились домны, затоплялись рудники. Сжигались посевы, вырубались плодовые деревья, забивался племенной скот, уничтожались огромные массы сырья и продовольственных товаров. Материальный ущерб, нанесенный кризисом, по своему объему не уступал потерям от мировой войны 1914—1918 гг.

В целях оказания помощи влиятельным концернам, банкам и военным предприятиям буржуазные правительства предоставляли им займы, кредитные гарантии, субсидии, военные заказы, налоговые и другие льготы. С той же целью в июне 1931 г. правительство Соединенных Штатов Америки объявило годичный мораторий по межправительственным долгам и репарациям, а на Лозаннской конференции в июне—июле 1932 г. западные державы приняли решение о выкупе Германией своих репарационных обязательств за 3 млрд. золотых марок с погашением выкупных облигаций в течение 15 лет. В интересах крупных монополий проводились также мероприятия по «регулированию» и «планированию» промышленности, сельского хозяйства и банкового дела. Над отдельными предприятиями устанавливался правительственный контроль. Все эти меры создавали благоприятные условия для дальнейшего развития государственно-монополистического капитализма.

Между тем рабочий класс, крестьянство, все трудящиеся обрекались на нищету и голод. К началу 1932 г. в капиталистических странах насчитывалось свыше 26 млн. безработных, не считая частично безработных, занятых лишь один-два дня в неделю. Огромная масса «лишних» рабочих рук образовалась в колониальных странах. Используя безработицу, монополисты неуклонно снижали заработную плату рабочих. Рабочий класс утратил экономические завоевания, добытые долголетней упорной борьбой. Небывалых размеров достигли разорение и обнищание миллионных масс мелких и средних крестьян. Резко ухудшилось положение городской мелкой буржуазии и интеллигенции.

Мировой экономический кризис положил конец временной стабилизации капитализма. Рухнули ее экономические и политические основы. Неспособность буржуазного строя использовать производительные силы общества и обеспечить сносные условия существования народным массам выступила с поразительной отчетливостью. Вера в капиталистическую систему хозяйства была подорвана среди самых широких кругов населения. Возмущение создавшимся положением привело к росту и распространению антикапиталистических настроений.

Развернувшиеся во многих странах экономические выступления трудящихся перерастали в политические бои. В Испании в годы кризиса вспыхнула революция. Острая политическая напряженность создалась в Германии, Италии, Японии, Польше и других капиталистических государствах. Росло национально-освободительное движение в колониях и полуколониях.

С другой стороны, неустойчивость господства буржуазии усиливала тенденции правящих кругов к отказу от парламентаризма и к установлению фашистской диктатуры для подавления рабочего и коммунистического движения.

Мировой экономический кризис оказал большое влияние и на международную обстановку. Агрессивные стремления в политике империалистических держав привели к возникновению очагов новой мировой войны: один из них был создан на Дальнем Востоке нападением японских империалистов на Китай, другой возник в центре Европы в результате установления в Германии фашистской диктатуры Гитлера. В развязывании войны империалисты видели средство борьбы против Советского государства, революционного пролетариата капиталистических стран, национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах в путь к разрешению собственных межимпериалистических противоречий.

2. Соединенные Штаты Америки.

Экономический кризис и положение трудящихся масс

В годы экономического кризиса падение производства в Соединенных Штатах было большим, чем в других капиталистических странах. Добыча угля снизилась на 41%, выплавка чугуна — на 79,4, стали — на 76, производство автомобилей — на 80%. Из 279 доменных печей действовало только 44. В целом промышленная продукция к 1932 г. сократилась по сравнению с 1929 г. на 46%, в том числе производство средств производства на 72%. Тысячи фабрик и заводов были остановлены. Значительно уменьшилось потребление сельскохозяйственного сырья американской промышленностью.

Национальный доход страны с 87,8 млрд. долларов в 1929 г. снизился до 40,2 млрд. в 1933 г. Потерпели крах более 135 тыс. торговых, промышленных и финансовых фирм. Общее количество банков уменьшилось с 25 тыс. до 15 тыс. За первые три года кризиса стоимость ценных бумаг упала на 160 млрд. долларов.

Сокращение производства, закрытие фабрик и заводов и недогрузка действующих предприятий породили огромную безработицу. К марту 1933 г. армия безработных достигла 17 млн. человек, не считая нескольких миллионов полубезработных. При отсутствии закона о социальном страховании безработные были лишены всяких средств к существованию. Рост безработицы сопровождался усилением интенсивности труда и снижением заработной платы в среднем почти вдвое. Сотни тысяч людей лишились жилищ, так как были не в состоянии платить за них. На окраинах многих промышленных центров безработные и их семьи обосновались в лагерях, получивших прозвище «гуверовских городков» («гувервилс»).

«Гуверовский городок» вблизи Сиэтла (штат Вашингтон).
Фотография. Начало 30-х годов.

Происходило массовое разорение трудящихся фермеров. Цены на сельскохозяйственные продукты за годы кризиса снизились на 54%. Около 40% валового фермерского дохода шло в 1932 г. на уплату процентов по задолженности, налогов, ренты. Монополисты разоряли фермеров, искусственно поддерживали относительно высокие цены на промышленные товары. В течение 1929—1933 гг. было подвергнуто принудительной продаже около одного миллиона ферм. Разорившиеся фермеры становились сельскохозяйственными рабочими или уходили в город, но и там они не получали работы.

Тяжелейшим образом кризис отразился на положении трудящихся-негров, которых в первую очередь увольняли с промышленных предприятий. Негры-арендаторы были наиболее обездоленными из всего сельского населения страны. Американская буржуазия усилила расовую дискриминацию, негры все чаще подвергались линчеванию и другим актам террора.

Правительство Гувера пыталось смягчить для буржуазии последствия кризиса. При посредстве «Национальной кредитной корпорации», преобразованной в январе 1932 г. в «Реконструктивную финансовую корпорацию» с капиталом в 3,5 млрд. долларов, оно финансировало промышленные и железнодорожные компании, стремясь спасти их от банкротства. Другая правительственная организация — «Федеральное фермерское бюро» — была призвана поддерживать уровень цен на сельскохозяйственную продукцию. Получив из государственного казначейства 500 млн. долларов, это бюро в течение полутора лет скупило свыше 250 млн. бушелей пшеницы и около 1,3 млн. кип хлопка, но так и не выполнило своей основной задачи. Во второй половине 1931 г. бюро начало распродажу накопленных запасов, что привело к полной дезорганизации рынка, дальнейшему разорению фермеров и углублению кризиса в сельском хозяйстве.

В надежде улучшить условия сбыта товаров на внутреннем рынке правительство в июне 1930 г. провело закон, воздвигнувший таможенные барьеры для импорта. Другие капиталистические страны в ответ также повысили ввозные тарифы и этим еще больше затруднили реализацию американских товаров на иностранных рынках. Таким образом, все попытки правительства Гувера «преодолеть» кризис потерпели полную неудачу.

Рабочее и фермерское движение

В годы кризиса широко развернулось стачечное движение, особенно в горной, текстильной, автомобильной, швейной отраслях промышленности. Большой организованностью и упорством отличалась забастовка горняков в штатах Пенсильвания, Огайо, Западная Виргиния, происходившая в середине 1931 г. под лозунгом «Бастуй против голодной смерти!». Забастовка привлекла к себе большое внимание общественности. Писатель Теодор Драйзер, посетивший районы бастовавших горняков, отмечал, что он «увидел там невообразимую нищету». Шахтовладельцы жестоко расправлялись с участниками забастовки. В столкновениях с полицией погибло 25 горняков. Раненые насчитывались сотнями. Число арестованных превысило тысячу; пострадавших от газов было более 2 тыс. человек.

Несмотря на террор со стороны властей, количество стачек росло. В 1930 г. бастовало 157 тыс. рабочих, в 1931 г. — 337 тыс., а в 1933 г. количество бастовавших превысило миллион. Но стачки были разрозненными, изолированными друг от друга. Причиной этого являлась недостаточная организованность рабочего класса. Компартия была малочисленна и не имела большого влияния на рабочие массы. Между тем американская буржуазия обладала огромным опытом, располагала вооруженной силой для подавления стачечного движения, опиралась на свою агентуру в лице реакционных руководителей Американской федерации труда и других профсоюзных организаций.

В годы кризиса широкий размах приобрели выступления фермеров против принудительных продаж ферм за неуплату долгов и налогов. Сотни тысяч фермеров участвовали в голодных походах, в ряде мест происходили вооруженные столкновения с полицией, применявшей слезоточивые бомбы. При помощи безработных и сельскохозяйственных рабочих фермеры устраивали засады на дорогах, останавливали грузовики крупных фермеров, отказавшихся присоединиться к фермерскому движению, отбирали у них продукты и бесплатно раздавали нуждающимся. Компартии удалось в ряде мест возглавить единый фронт рабочих и фермеров. Особое внимание коммунисты уделяли издольщикам и сельскохозяйственным рабочим Юга, в большинстве состоявшим из негров.

Фермеры штата Небраска требуют отсрочки уплаты долгов.
Фотография. 1933 г.

В Вашингтоне в декабре 1932 г. и в Чикаго в 1933 г. состоялись национальные фермерские конференции, в которых видную роль играли коммунисты. Участники конференций призвали фермеров выступать вместе с рабочими за удовлетворение общих требований трудящихся, добиваться предоставления моратория по фермерским долгам, повышения цен на сельскохозяйственные продукты. Конференции содействовали сплочению и организованной борьбе трудящихся фермеров за свои насущные интересы.

Большого размаха достигло движение безработных. 6 марта 1930 г. в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте, Питтсбурге и других городах состоялись массовые митинги и демонстрации, в которых приняли участие 1250 тыс. безработных. Для разгона демонстрантов правительство сосредоточило в Нью-Йорке полицейские силы. Они не дали возможности безработным представить свои требования мэру города и арестовали руководителей демонстрации во главе с выдающимся деятелем американского рабочего движения У. Фостером.

Движение безработных приняло высокоорганизованный характер. По всей стране были созданы советы безработных, а в июле 1930 г. в Чикаго на съезде 1320 представителей этих советов учрежден Национальный совет безработных.

В декабре 1931 г., ко дню открытия сессии конгресса, был организован национальный голодный поход безработных в Вашингтон. По пути следования отрядов происходили митинги и демонстрации. Со всех концов страны в Вашингтон прибыли 1800 делегатов, представлявших миллионы безработных. С пением Интернационала они прошли перед зданием конгресса, требуя оказания немедленной помощи безработным.

Летом следующего, 1932 года 23 тыс. ветеранов мировой войны также отправились походом в Вашингтон с целью добиться уплаты обещанных в свое время пособий. На пути к столице они не раз вступали в столкновения с полицией, захватывали поезда и автомобили. В конце июля ветераны раскинули лагеря у Вашингтона и послали делегацию к президенту для предъявления своих требований. Однако Гувер отказался принять делегацию, а начальник штаба американской армии генерал Макартур послал против участников похода регулярные войска — пехоту, вооруженную пулеметами и бомбами со слезоточивым газом, кавалерию, танки, которые разгромили и сожгли лагеря ветеранов.

Президентские выборы 1932 г. Избрание Франклина Делано Рузвельта

В 1932 г. состоялись очередные президентские выборы. Республиканская партия вновь выдвинула кандидатом в президенты Герберта Гувера. Кандидатом Демократической партии был Франклин Делано Рузвельт. Он начал свою политическую деятельность в 1910 г., когда был избран в сенат штата Нью-Йорк. В 1913—1920 гг. он являлся помощником морского министра в правительстве Вильсона, в 1928 и 1930 гг. — губернатором штата Нью-Йорк. Американская буржуазия возлагала большие надежды на Рузвельта, обещавшего преодолеть кризис путем планирования хозяйства и установить «классовый мир».

Во время предвыборной кампании Рузвельт осуждал политику «грубого индивидуализма», проводившуюся Гувером, и обещал ввести социальное страхование, расширить общественные работы. Буржуазная пресса рекламировала эту программу, надеясь, что Рузвельт сможет укрепить американский капитализм и ослабить рабочее и фермерское движение.

Франклин Делано Рузвельт привлек на свою сторону огромные массы избирателей и одержал победу на выборах. За него было подано 22809 тыс. голосов, в то время как Гувер, сильно скомпрометировавший себя невыполнением обещаний «расправиться с кризисом в 60 дней» и вернуть стране «вечное процветание», собрал всего 15 758 тыс. голосов.

3. Япония.

Проявления мирового экономического кризиса и классовая борьба

Мировой экономический кризис проявился в Японии в чрезвычайно острой форме. Валовая стоимость промышленной продукции уменьшилась в 1931 г. на 32,4% по сравнению с 1929 г., а объем добывающей и тяжелой промышленности — почти наполовину. Экспорт по основным статьям сократился более чем в 2 раза.

В годы кризиса усилился процесс концентрации производства и капитала. В 1929 г. в стране насчитывалось 21 монополистическое объединение, в 1930 г. — уже 31, а за один только 1931 г. возникло еще 23 картеля. Концентрация производства происходила главным образом за счет банкротства мелких и средних предприятий, не выдержавших конкуренции крупных монополий.

Монополисты повели наступление на жизненный уровень трудящихся. Заработная плата рабочих непрерывно снижалась. В основных отраслях промышленности она уменьшилась на 25—45%. В 1931 г. в стране было 3 млн. безработных.

Напряженное положение сложилось в деревне. Цены на рис упали в 1931 г. более чем наполовину по сравнению с 1929 г. Значительно снизились цены и на другие сельскохозяйственные продукты. Резко возросла задолженность крестьянских хозяйств.

Используя кабальную задолженность крестьян, помещики сгоняли их с земли. Кроме того, наличие в деревне большой армии безработных, возвратившихся из городов после увольнения с заводов и фабрик, облегчало помещичьим хозяйствам отход от старых, традиционных отношений с крестьянами-арендаторами. Многие помещики, отобрав у арендаторов землю, отказались перезаключить арендные договоры и стали вести хозяйство с помощью наемной рабочей силы.

Безработные.
Картина художника Осаки Сабуро. 1933 г.

Трудящиеся массы стойко защищали свои жизненные интересы. Рабочие выступали против увольнения с работы, снижения заработной платы, увеличения рабочего дня. В 1931 г. было в 2,5 раза больше забастовок, чем в 1928 г. Они отличались большой организованностью и продолжительностью. В деревне развернулось массовое движение трудовых крестьян. За первые три года кризиса количество конфликтов в деревне превысило 8 тыс. Крестьяне требовали аннулирования долгов помещикам, снижения арендной платы, выдвигали лозунг «Земля — крестьянам!». Широкое распространение получила такая форма борьбы, как коллективная неуплата налогов и долгов помещикам. Нередко крестьяне сжигали помещичьи усадьбы.

Большой размах приняли выступления безработных, которые устраивали демонстрации, требовали выдачи пособий, бесплатной раздачи запасов риса, освобождения от квартирной платы, введения страхования безработных за счет предпринимателей.

Активно включалась в движение против монополистического капитала передовая часть интеллигенции. В эти годы возникли новые демократические организации — Лига пролетарской медицины, Лига левого театра, Лига пролетарских писателей и другие. Несмотря на преследования со стороны полиции, они успешно развивали свою деятельность.

Стремясь подавить рабочее и общедемократическое движение, правящие круга применяли открытые репрессии. Полицейские налеты на профсоюзные организации, избиение участников забастовок, массовые аресты стали обычным явлением. В 1930 г. было арестовано 6 тыс. человек, в 1931 г. — более 10 тыс. Тогда же активизировались погромные организации Хакурокай (Общество белого волка), Дзиммукай (Общество императора Дзимму) и другие. Участники их совершали террористические акты против руководителей рабочего движения, разгоняли рабочие собрания, нападали на помещения профсоюзов.

Военно-фашистские заговоры

Финансовая олигархия Японии все больше склонялась к мысли о необходимости установления «сильной власти». Орудием для осуществления этой цели должна была стать военщина, представители которой подвергали резкой критике парламентские партии — Минсейто и Сейюкай — за их неспособность обеспечить «твердый порядок» и открыто требовали ликвидации парламентской системы и перехода к военной диктатуре.

В марте и октябре 1931 г. были раскрыты заговоры, имевшие целью подготовку государственного переворота для установления военной диктатуры. Во главе заговорщиков стояли один из руководителей фашистского движения — Окава Сюмэй и офицер Хасимото Кингоро.

Особенную активность в это время проявляли так называемые молодые офицеры, по преимуществу выходцы из среды мелких и средних помещиков («стариками» в армии считались высшие офицеры — выходцы из военного дворянства, участники русско-японской войны 1904—1905 гг.). «Молодые офицеры» высказывали недовольство старой бюрократией и связанным с ней генералитетом, которых они рассматривали в качестве тормоза на пути своего продвижения по военно-служебной лестнице. Весной 1932 г. стала складываться группировка во главе с лидером «молодого офицерства» генералом Араки. В нее вошли «Союз резервистов», а также представители объединения помещиков — «Императорского сельскохозяйственного общества» и некоторые депутаты парламента от аграриев. В начале мая 1932 г. фашистская «Национальная федерация молодых офицеров» распространила листовки с демагогическими выпадами против монополий. В листовках говорилось, что «молодые офицеры» придут на «помощь» народу в борьбе против «коммерческих спекулятивных кругов», «политиканов» и «любителей легкой наживы». Вскоре после этого, 15 мая, фашистские заговорщики вторглись в резиденцию премьера Инукаи и убили его. В здание правления партии Сейюкай и концерна «Мицубиси» были брошены бомбы.

Полиция разгоняет митинг транспортников в Токио.
Фотография. 1930 г.

Эта попытка установить открытую военную диктатуру не увенчалась успехом. Антикапиталистическая демагогия фашистов показалась господствующим классам опасной. Поэтому правительство приняло меры против заговорщиков: они были разоружены, а часть их арестована. Однако главный руководитель заговора генерал Араки не только не подвергся аресту, но и сохранил свой пост военного министра в новом коалиционном кабинете «национального единства», призванном успокоить народное возбуждение.

Обострение империалистических противоречий на Дальнем Востоке. Вторжение японских войск в Северо-Восточный Китай

В годы экономического кризиса монополисты Японии, Соединенных Штатов и Англии ожесточенно боролись друг с другом в Китае за рынки сбыта товаров и приложения капитала, за сферы экономического и политического влияния, за то, чтобы путем ограбления китайского народа облегчить положение своей экономики.

В 1931 г. в Соединенных Штатах был разработан проект предоставления так называемого серебряного займа для выкупа у Японии китайских железных дорог. Американский банк в Шанхае решил учредить несколько десятков своих отделений в Северо-Восточном Китае с центральной конторой в Харбине. В том же году Соединенные Штаты заняли первое место в торговле с Китаем, оттеснив Японию на второе место, а Англию — на третье. Япония не желала примириться с тем, что важнейшие позиции в Китае, который она рассчитывала превратить в свою колонию, переходят в руки американцев. Потерпев поражение в экономической конкуренции, она стала искать выход на путях внешнеполитических авантюр. Ближайшим объектом японской агрессии была намечена Маньчжурия (Северо-Восточный Китай), экономические богатства и стратегическое положение которой привлекали японских милитаристов и сами по себе, и в предвидении будущих агрессивных действий против Китая и Советского Союза. После Маньчжурии в качестве объекта агрессии намечались Жэхэ и Чахар, затем Монгольская Народная Республика и Советский Дальний Восток.

Выступая с планом создания «Великой Японии» — обширной колониальной империи, включающей территории Китая, Советского Дальнего Востока и ряда областей Восточной Азии, японская военщина рассчитывала использовать в своих интересах антисоветские настроения правящих кругов Соединенных Штатов, Англии, Франции и других империалистических держав и поэтому представляла свою агрессию только как борьбу против «коммунистической угрозы».

Японская дипломатия развернула в этом отношении большую активность, а японский генеральный штаб тем временем заканчивал разработку оперативного плана захвата Северо-Восточного Китая.

Летом 1931 г. Япония завершила подготовительные меры к нападению на Китай. Избранный момент казался ей весьма выгодным. Империалистические соперники Японии были отвлечены от китайской проблемы мировым экономическим кризисом. В самом Китае происходила гражданская война, изображавшаяся японской пропагандой как «красная угроза».

18 сентября 1931 г. японские войска начали вторжение в Северо-Восточный Китай. В течение пяти дней Япония заняла все важные населенные пункты провинций Гирин и Ляонин. Вслед за тем, используя капитулянтскую политику правительства Чан Кай-ши, захватила Харбин, Цицикар и к февралю 1932 г. подчинила своему контролю весь Северо-восточный Китай.

В январе 1932 г. японские милитаристы пытались также захватить Шанхай. Однако благодаря мужественному сопротивлению шанхайских рабочих и патриотически-настроенных частей китайской 19-й армии эта попытка не увенчалась успехом.

Попустительство западных держав японской агрессии

Несмотря на то что японская агрессия в Китае затрагивала интересы западных держав и нарушала Вашингтонский договор, пакт Бриана — Келлога и устав Лиги наций, правящие круги этих стран проводили политику попустительства агрессору, снабжая Японию военно-стратегическими материалами, всемерно облегчая ей агрессию против китайского народа. Это объяснялось их ненавистью к китайской революции и к СССР, а также расчетами на то, что развитие событий приведет к японо-советской войне, в которой обе стороны будут серьезно ослаблены.

Японские войска, овладев Северо-Восточным Китаем, стали продвигаться, однако, в южном направлении — в те области, где западные державы, в первую очередь Англия и Соединенные Штаты Америки, вмели крупные торговые, промышленные и финансовые интересы. Особенное беспокойство английских и американских монополистов вызвала попытка Японии захватить Шанхай, являвшийся основным центром английской торговли в Китае и важным районом приложения американских капиталов. Американские фирмы имели здесь 400 своих отделений. Американцам принадлежали в Шанхае электростанция, городские предприятия, авиалиния. К 1932 г. Соединенные Штаты заняли первое место по ввозу товаров в Шанхай.

Охрана английского сеттльмента в Шанхае.
Фотография. 1932 г.

Правительство Соединенных Штатов попыталось остановить продвижение Японии к Шанхаю. 7 января 1932 г. государственный секретарь Стимсон направил Японии и Китаю идентичные ноты, в которых указывалось, что Соединенные Штаты не признают и не будут признавать никакого нового положения, «которое может нанести ущерб договорным правам Соединенных Штатов Америки или их гражданам в Китае, а также суверенитету и независимости или территориальной и административной неприкосновенности Китая или же международной политике в отношении Китая, известной под названием политики «открытых дверей». Провозглашение этой «доктрины Стимсона», или «доктрины непризнания», свидетельствовало об обострении японо-американских противоречий. По существу же «доктрина непризнания» преследовала цель ограничить японскую агрессию районами, прилегающими к границам Советского Союза.

Правительства Англии и Франции не присоединились к «доктрине непризнания», так как надеялись договориться с Японией об обеспечении своих интересов в Китае без участия Соединенных Штатов Америки. Английское правительство опубликовало 11 января 1932 г. коммюнике, в котором заявило, что оно удовлетворено предыдущими заявлениями Японии о признании политики «открытых дверей» в Северо-Восточном Китае.

Не воспрепятствовала расширению агрессии в Китае и Лига наций. Более того, политика умиротворения агрессора способствовала углублению дальневосточного кризиса. Совет Лиги наций еще 21 сентября 1931 г. приступил к обсуждению вопроса о вооруженном вторжении Японии в Северо-Восточный Китай. После бесплодной трехмесячной дискуссии была образована под председательством англичанина Литтона комиссия из представителей пяти государств — Англии, Франции, Соединенных Штатов, Италии и Германии — для изучения ситуации в Северо-Восточном Китае. Но комиссия Литтона фактически приступила к работе лишь весной 1932 г. За это время японские милитаристы, решив поставить комиссию перед совершившимся фактом, ускорили «реорганизацию» Северо-Восточного Китая. 29 февраля 1932 г. они инсценировали в Мукдене «всеманьчжурское совещание», которое через несколько дней «избрало» бывшего императора Китая Пу И «регентом» нового «государства» — Манъчжоу-Го. Лишь в конце апреля комиссия Литтона прибыла в Северо-восточный Китай. Изучение положения и подготовка доклада затянулись на много месяцев. Между тем 14 июня 1932 г. японский парламент принял решение признать де-юре Маньчжоу-Го, а 15 сентября между Японией и Маньчжоу-Го был подписан протокол, дававший японским милитаристам неограниченные возможности хозяйничать в новом «государстве».

2 октября 1932 г. был наконец опубликован доклад комиссии Литтона о положении дел в Китае. С тревогой и страхом комиссия писала о росте народно-освободительных сил Китая. Признав акт агрессии со стороны Японии, она предложила оставить Северо-восточный Китай под китайским суверенитетом, но с «автономией», охраняемой великими державами. Такая «интернационализация» Северо-восточного Китая должна была на деле превратить его в объект эксплуатации международного капитала.

Около пяти месяцев в Лиге наций шла ожесточенная борьба между империалистами за раздел Китая. Только 24 февраля 1933 г. Ассамблея Лиги наций приняла по докладу комиссии Литтона резолюцию, в которой предлагалось урегулировать китайский вопрос на основе устава Лиги наций, пакта Бриана — Келлога и Вашингтонского договора девяти держав. Резолюция требовала вывода японских войск из Северо-восточного Китая, хотя и признавала «особые интересы Японии». На принятие этой резолюции Япония ответила выходом из Лиги наций и дальнейшим расширением агрессии.

В середине мая 1933 г. японские войска вторглись в провинцию Хэбэй. Несмотря на численное превосходство своих войск, гоминьдановцы решили капитулировать и 31 мая подписали с японцами соглашение о превращении северо-восточной части этой провинции в демилитаризованную зону. Это предательское соглашение открывало захватчикам путь на Пекин и Тяньцзинь. Японские милитаристы развернули после этого широкие военные приготовления к новым захватам.

4. Германия.

Обострение классовой борьбы

Мировой экономический кризис до предела обострил социальные и политические противоречия в Германии. В середине 1932 г. он достиг кульминационной точки. Промышленная продукция к этому времени упала по сравнению с 1913 г. на 46,7%. Под ударами кризиса потерпели крах Данат-банк, Дрезденский и другие банки. Обанкротилось 68 тыс. предприятий. Десятки тысяч мелких предприятий и банков были поглощены крупными банками и монополиями, что вело к еще большей концентрации экономической и политической власти в руках кучки монополистов.

Крупная буржуазия уже в начале экономического кризиса пришла к выводу о необходимости проведения более «твердого курса». В марте 1930 г. социал-демократический кабинет Мюллера ушел в отставку. К власти пришло коалиционное правительство буржуазных партий во главе с Генрихом Брюнингом; он принадлежал к правому крылу Христианско-демократической народной партии (Центр) и был тесно связан с германскими монополиями и Ватиканом.

Выступление Э. Тельмана
на первомайском митинге в Берлине.

Фотография. 1930 г.

Брюнинг с первого дня стал проводить политику постепенного уничтожения буржуазной демократии. Широко используя статью 48 конституции, разрешавшую президенту республики не считаться с мнением рейхстага и издавать чрезвычайные декреты, правительство резко сократило пособия безработным, пенсии престарелым, инвалидам труда и войны, а также жалованье служащим и чиновникам. Чрезвычайные декреты дали возможность предпринимателям снижать заработную плату рабочих, которая ввиду этого уменьшилась в 1932 г. по сравнению с 1929 г. почти вдвое. В то же время правительство повысило налоги, цены на продовольствие, сократило на 1 млрд. марок расходы на жилищное строительство. Снижение покупательной способности рабочих ударило по мелким торговцам и ремесленникам, многие из которых разорились.

Вместе с тем под предлогом борьбы с кризисом правительство Брюнинга выдало крупным промышленникам, банкирам и юнкерам несколько миллиардов марок в виде субсидий и кредитов, уменьшило налоговое обложение капиталистов. Только в форме экспортных гарантий и пособий крупные фирмы получили 3,1 млрд. марок. В результате так называемой банковской реформы в 1931 г. между банкирами было распределено 1,2 млрд. марок.

Экономический кризис всей своей тяжестью обрушился на народные массы. Среди промышленных рабочих число безработных превысило 5 млн. человек. Сотни тысяч чиновников, учителей, врачей, инженеров, деятелей культуры и искусства также оказались без работы. Немало лишений испытывало трудовое крестьянство. Только в течение 1930 г. было распродано 20 тыс. крестьянских хозяйств.

Трудящиеся стремились защитить свои жизненные интересы, выступая против гнета монополистического капитала. Рабочие все чаще прибегали к забастовкам. В 1930 г. было проведено 366 стачек с участием 244 900 рабочих.

Большой размах приобрела начавшаяся в июне 1930 г. стачка мансфельдских горняков, которые протестовали против намеченного снижения заработной платы на 15%. Забастовкой руководил выборный центральный стачечный комитет, на предприятиях действовали стачечные комитеты, массовые пикеты и группы рабочей самообороны. Рабочие проявили высокую организованность и стойкость. Но руководители реформистских и христианских профессиональных союзов сорвали стачку, передав конфликт на рассмотрение арбитражной комиссии. Защищая интересы предпринимателей, арбитражная комиссия поддержала предложение о снижении заработной платы на 12,5%.

В июле того же года бастовали 40 тыс. металлистов и доменщиков Рейнско-Вестфальской области, в октябре — 130 тыс. металлистов Берлина. В этой последней забастовке экономические требования переплетались с политическими. Правительство, предприниматели и правые лидеры социал-демократии сделали все, чтобы сорвать забастовку. Реформисты, выдвинув лозунг «Во время экономического кризиса забастовка — преступление!», обратились к правительству Брюнинга с просьбой о вмешательстве, вступили в переговоры с министерством труда и заключили соглашение о прекращении забастовки.

В 1931 г. в стране состоялось около 500 стачек. Наиболее крупной из них была январская забастовка шахтеров Рура, к которым присоединились и горняки Верхней Силезии. Стачка была подавлена.

Усилилось движение сельскохозяйственных рабочих. В 1931 г. в поместьях было проведено около 200 забастовок. 23—24 января 1932 г. состоялся I Всегерманский крестьянский конгресс. В своей резолюции он указал на непосильные прямые и косвенные налоги и призвал к дальнейшему развертыванию борьбы в деревне и созданию крестьянских комитетов. Резолюция содержала требование об отмене высоких налогов и сборов, аннулировании недоимок, прекращении описей имущества и принудительных распродаж.

Большую роль в сплочении народных масс против наступления капитала играла компартия Германии. В августе 1930 г. она опубликовала «Программу национального и социального освобождения немецкого народа», в которой намечался путь революционного выхода из кризиса, освобождения трудящихся от гнета финансового капитала, избавления от безработицы, голода, нищеты и разорения, разоблачались демагогия и реваншистские планы фашистов, а также предательство правых лидеров социал-демократии. Позднее, в мае 1931 г., компартия выработала программу помощи крестьянам с целью установления более тесного союза между рабочими и трудовым крестьянством. Программа требовала отмены косвенных и снижения прямых налогов, безвозмездного отчуждения крупной земельной собственности, поддержки мелких крестьян.

Усиление фашистской угрозы

В лагере крупной буржуазии, опасавшейся роста антикапиталистического движения и усиления влияния компартии, росла тревога. Падал авторитет старых буржуазных партий — Немецкой народной, Немецкой демократической, Баварской народной и других, уменьшалось и влияние Социал-демократической партии на рабочие массы, проявлявшие все возрастающее недовольство тем, что ее правые лидеры поддерживали чрезвычайные декреты и реакционные мероприятия правительства, отказывались от единства действий пролетариата.

Монополисты и юнкеры стали более активно поддерживать фашистов. Глава треста «Ферайнигте Штальверке» Фриц Тиссен, еще в 1929 г. организовавший в Дюссельдорфе встречу Гитлера с крупнейшими промышленниками Рура, щедро финансировал избирательные кампании фашистской партии. Она получала большие денежные средства также от правления Рурского угольного синдиката, от «ИГ Фарбениндустри» и других монополий.

«Любимец публики».
Карикатура Л. Рейца из журнала «Дер варе Якоб». Июнь 1932 г.

Фашистская партия Гитлера, именовавшая себя Национал-социалистской немецкой рабочей партией, развернула широкую и беззастенчивую демагогию. Заявляя, что все бедствия трудящихся масс Германии вызваны Версальской системой, фашисты обещали немедленно по приходе к власти уничтожить Версальский договор, ликвидировать ограничения, касающиеся вооружений, возвратить Германии территории, потерянные в результате мировой войны 1914—1918 гг., и завладеть другими территориями, необходимыми «германской расе» в качестве «жизненного пространства». Они проповедовали «теорию» расового превосходства немцев, доказывали, что Германия призвана господствовать над другими народами, усиленно разжигали шовинизм, антисемитизм. Безработным они обещали работу и увеличение пособий; рабочим — более высокую заработную плату и улучшение условий труда; мелкому крестьянству — упразднение арендной платы, ликвидацию долгов и предоставление субсидий; мелким торговцам и ремесленникам — снижение налогов, введение дешевого кредита; пострадавшим от инфляции — финансовое возмещение; бывшим офицерам — создание новой армии и осуществление идей реванша. Миллионы торговцев, ремесленников, крестьян, служащих, чиновников, офицеров и отсталых рабочих поддались социальной и националистической демагогии фашистов, пошли за их лозунгами: «Против Версаля и национального угнетения», «За сильную Германию, за Третью империю». В то же время фашисты запугивали буржуазию призраком «большевистской революции», выражая готовность задушить рабочее движение и устранить марксистское влияние в массах. Под флагом борьбы за национальную немецкую культуру они старались привлечь на свою сторону также немецкую интеллигенцию, среди которой в годы кризиса распространились настроения отчаяния и пессимизма.

На выборах в рейхстаг в сентябре 1930 г. гитлеровская партия добилась серьезного успеха, получив 6,4 млн. голосов. 107 фашистов во главе с Герингом стали депутатами рейхстага. Старые буржуазные партии и Социал-демократическая партия потеряли много голосов. Коммунистическая партия выиграла 1,4 млн. голосов, за нее теперь голосовали 4 590 тыс. избирателей. Таким образом, результаты выборов свидетельствовали, о сплочении прогрессивных сил вокруг Коммунистической партии, с одной стороны, и объединении реакционных элементов вокруг фашистской партии — с другой.

Обстановка в стране все более накалялась. 11 октября 1931 г. в городе Гарцбурге (Брауншвейг) собрались представители реакционных партий и организаций. Среди них были Гитлер, лидеры националистов Гугенберг, Зельдте, Дюстерберг, банкир Шахт, генералы Сект и фон дер Гольц. Их объединяло стремление как можно быстрее уничтожить демократические институты и установить диктатуру наиболее агрессивных и шовинистических кругов монополистического капитала. Конференция образовала так называемый Гарцбургский фронт, от имени которого Гитлер и Гугенберг потребовали отставки правительства Брюнинга, а также прусского правительства, возглавляемого социал-демократом Брауном. Внутри этого «фронта» продолжалась борьба партий и групп, однако влияние фашистов, сумевших в отличие от своих партнеров создать для себя массовую базу, возрастало. 27 января 1932 г. на секретном собрании в Дюссельдорфе с участием трехсот представителей крупного финансово-промышленного капитала Гитлер изложил программу фашистской партии и обещал монополистам «искоренить марксизм в Германии». Монополистические круги усилили поддержку и финансирование гитлеровцев.

«ВОЙНА И ТРУПЫ — ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА БОГАЧЕЙ».
Плакат Д. Хартфильда. 1932 г.

Дорогу фашизму можно было преградить только объединенными решительными действиями всех прогрессивных и миролюбивых сил страны. Компартия энергично и последовательно вела борьбу против фашизма, за образование единого рабочего фронта. Она указывала, что фашизм принесет народу огромные бедствия, приведет к войне и национальной катастрофе. Еще в августе 1930 г. в «Программе национального и социального освобождения немецкого народа» Центральный Комитет Коммунистической партии Германии отмечал: «Фашистская партия враждебна народу, это — реакционная, антисоциалистическая партия, несущая эксплуатацию и порабощение немецкому народу». 28 января 1932 г. в воззвании «К рабочим Германии и трудящимся города и деревни» Коммунистическая партия снова указывала, что самой неотложной задачей является установление единого рабочего фронта, призывала активно бороться против снижения заработной платы, против чрезвычайных законов, за восстановление демократических свобод, организовать на предприятиях и в кварталах группы вооруженной самообороны для отпора фашистским террористическим бандам.

Коммунистическая партия неоднократно обращалась к руководству социал-демократии с предложениями о совместной борьбе против фашизма. Однако лидеры социал-демократии неизменно отвергали единство действий. Раскольническая политика руководства Социал-демократической партии в значительной мере деморализовала рабочий класс. В свою очередь определенное значение имело то обстоятельство, что Коммунистическая партия не изжила в своей деятельности элементы сектантства, догматизма и не всегда правильно оценивала соотношение сил в стране, допуская ошибки в тактике. В частности, как отмечал впоследствии В. Пик, коммунисты «довольно долго считали, что правительство Германа Мюллера проводит фашизацию, что правительство Брюнинга является уже правительством фашистской диктатуры», а с другой стороны, «недооценивали движение Гитлера, полагая, что в такой стране, как Германия, с таким организованным рабочим классом гитлеровцы не смогут взять власть и что стихийно пришедшие к Гитлеру мелкобуржуазные массы также быстро повернутся к нему спиной». Ошибочно было и отождествление фашизма с социал-демократией, затруднявшее создание единого антифашистского революционного фронта.

Президентские и парламентские выборы 1932 г. Захват власти гитлеровцами

Весной 1932 г. происходили президентские выборы. Вновь была выдвинута, кандидатура Гинденбурга. Социал-демократы поддержали ее, заявив, что избрание Гинденбурга якобы спасет страну от фашизма. Фашисты выдвинули кандидатуру Гитлера, Немецкая национальная народная партия — Дюстерберга. Кандидатом Коммунистической партии был Эрнст Тельман. Коммунисты выступили под лозунгом: «Кто избирает Гинденбурга — избирает Гитлера; кто избирает Гитлера — избирает войну!». В первом туре Тельман получил около 5 млн. голосов, Гинденбург — 18,6 млн., Гитлер — 11,3 млн., Дюстерберг — 2,5 млн. Так как ни один кандидат не собрал абсолютного большинства, 10 апреля состоялся второй тур. Был избран Гинденбург.

По предложению Гинденбурга правительство Брюнинга 30 мая ушло в отставку. Новый кабинет возглавил Франц фон Папен, известный своей реакционностью и тесными связями с рейхсвером и фашистскими организациями. Образовав «кабинет графов и баронов», он прежде всего увеличил налоговое обложение и урезал социальное страхование. Одновременно магнатам промышленности и крупным аграриям были предоставлены миллионные субсидии.

В июле 1932 г. правительство Папена распустило рейхстаг и разогнало социал-демократическое правительство Пруссии. Учитывая создавшееся положение, компартия обратилась к руководству Социал-демократической партии с предложением провести всеобщую забастовку протеста. Но правые лидеры социал-демократов и на этот раз отклонили предложение коммунистов, обвинив их даже в «провокации» и заявив, что будут действовать «легально». Они всеми средствами срывали любое проявление революционной инициативы масс.

На состоявшихся 31 июля выборах в новый рейхстаг фашистская партия получила 13,7 млн. голосов и провела 230 депутатов. Большинство старых буржуазных партий растеряло своих сторонников. Коммунистическая партия, несмотря на террор, собрала 5,3 млн. голосов и получила 89 мандатов, Социал-демократическая — около 8 млн. голосов и 133 мандата. Гитлеровцы открыто требовали передачи им власти. В этой обстановке необходимы были самые решительные и немедленные действия сторонников демократии. 30 августа на первом заседании нового рейхстага семидесятипятилетняя Клара Цеткин произнесла пламенную речь, в которой предупредила немецкий народ об опасности наступления фашизма. «Требованием часа, — говорила она, — является единый фронт всех трудящихся, чтобы отбросить фашизм и тем самым сохранить порабощенным и эксплуатируемым силу и мощь своих организаций и даже свою собственную жизнь. Перед этой настоятельной исторической необходимостью должны отступить сковывающие и разъединяющие нас политические, профсоюзные и религиозные соображения».

Осенью 1932 г. Коммунистической партии удалось организовать широкое движение пролетариата против фашизма и реакции, против чрезвычайных законов правительства Папена. Бандитским нападениям фашистов коммунисты противопоставили организованный отпор, в котором приняли участие также многие социал-демократы и беспартийные. Это массовое движение могло стать основой единого рабочего фронта. В последние три месяца 1932 г. в стране было проведено около тысячи забастовок. Часть из них носила политический характер.

В ноябре состоялись новые парламентские выборы. Они показали дальнейший рост влияния компартии: за нее голосовало около 6 млн. избирателей. Коммунисты и социал-демократы вместе имели теперь в рейхстаге 221 место, тогда как фашистская партия потеряла 2 млн. голосов и количество ее мандатов упало с 230 до 196. Фашисты потерпели поражение также на выборах в местные органы самоуправления. Все это вызвало растерянность среди фашистских руководителей.

Ввиду того что правительство Папена не справлялось с революционным движением, многие монополисты и юнкеры стали требовать немедленного установления фашистской диктатуры. В ноябре группа промышленников и банкиров направила президенту Гинденбургу петицию о назначении Гитлера на пост рейхсканцлера. Правящие круги еще некоторое время маневрировали, пытаясь выбраться без помощи Гитлера из экономического кризиса и политического тупика, в который они сами завели страну. 17 ноября Папен ушел в отставку и рейхсканцлером стал генерал Шлейхер, о котором Э. Тельман сказал, что его правительство должно выполнить роль «правительства мнимых социальных маневров и успокоения». Шлейхер действительно отменил несколько наиболее одиозных чрезвычайных декретов Папена, но «успокоения» не добился. В первых числах января 1933 г. в Кёльне, в доме банкира Шредера, состоялась встреча монополистов Феглера, Кирдорфа, Тиссена, Шредера с Папеном, Гугенбергом и Гитлером, на которой был окончательно решен вопрос о передаче власти в руки фашистов.

22 января гитлеровцы при попустительстве полиции организовали провокационную демонстрацию у центральных учреждений компартии. В ответ на это 150 тыс. берлинских рабочих во главе Э. Тельманом, В. Ульбрихтом, И. Шеером, Ф. Флорином прошли 25 января по улицам столицы, демонстрируя свою готовность дать отпор фашистам. Руководство компартии вновь предложило лидерам социал-демократии совместно выступить против фашизма, но социал-демократы по-прежнему уклонялись от установления единого фронта.

30 января 1933 г. президент Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером. Папен получил пост вице-канцлера. Так в Германии установилась открытая террористическая диктатура фашизма — наиболее реакционной политической партии буржуазии.

Приход фашистов к власти не был неизбежным. Фашистам удалось добиться этого главным образом потому, что антифашистские силы были дезорганизованы, рабочий класс расколот, значительная его часть находилась под влиянием правых лидеров социал-демократии, которые длительное время отравляли рабочих оппортунистическими теориями, ослабляли идейную и организационную мощь рабочего класса, срывали все попытки коммунистов создать единый фронт борьбы против реакции и тем самым расчищали дорогу фашизму.

На следующий день после установления власти фашистов Центральный Комитет Коммунистической партии обратился к лидерам Социал-демократической партии и профсоюзов с призывом немедленно объявить всеобщую забастовку под лозунгами: «На улицу!», «Остановить предприятия!», «На атаку фашистских кровавых псов немедленно ответить стачкой, массовой стачкой, всеобщей стачкой!». Но и это предложение было отвергнуто правыми лидерами социал-демократии под предлогом, что Гитлер пришел к власти легально и что пролетариат не должен «преждевременно растратить порох всеобщей стачки».

Захват власти гитлеровцами свидетельствовал, однако, не о силе германской буржуазии, а о ее слабости: она уже не могла властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии и поэтому обратилась к методам открытого террора.

Значительную роль в приходе Гитлера к власти сыграли реакционные круги Соединенных Штатов и Англии. Американские и английские банки и тресты вложили миллиарды долларов в восстановление военно-промышленного потенциала Германии, имея в виду использовать ее в борьбе против Советского Союза. Крупные американские монополисты, такие, как Морган, Дюпон, Рокфеллер и другие, в течение ряда лет оказывали поддержку гитлеровской партии.

Террористическая политика фашистов

Захватив власть, фашисты немедленно распустили рейхстаг и назначили на начало марта 1933 г. новые выборы. Но фашисты не были уверены, что им удастся добиться большинства в рейхстаге. Поэтому сразу же после вступления на пост рейхсканцлера Гитлер на заседании кабинета, в котором участвовали Папен, Нейрат, Фрик и Геринг, предложил нанести удар по компартии. Он заявил: «Мы можем, подавив коммунистическую партию, уменьшить число ее голосов в рейхстаге и таким образом получить в нем большинство».

Ввиду непрочности своего положения гитлеровцы вновь обратились за помощью к монополистам. 20 февраля Гитлер и Геринг встретились с 25 крупнейшими промышленниками, среди которых были Густав и Альфред Крупп, четыре руководителя химического концерна «ИГ Фарбениндустри», глава монополистического объединения сталелитейных заводов Альберт Феглер, банкир Шахт и другие. На этом совещании Гитлер заявил, что главной целью его партии является установление «тоталитарного контроля» над Германией, уничтожение всякой оппозиции и воссоздание сильной германской армии и что «выборы 5 марта будут последними на протяжении следующих десяти лет и, может быть, даже на протяжении следующих ста лет». Монополисты одобрили реакционную программу гитлеровцев. По инициативе Шахта был создан фонд в 3 млн. марок для поддержания фашистской партии во время выборов.

Сожжение книг фашистами
на одной из площадей Берлина.

Фотография. 1933 г.

С целью разгрома Коммунистической партии фашисты организовали провокацию: в ночь на 27 февраля они подожгли здание рейхстага, обвинив в этом коммунистов. Главным организатором провокации был Геринг. Позднее в узком кругу приближенных Гитлера он откровенно признался в этом. «Единственный человек, который действительно знает рейхстаг, — сказал он, — это я, потому что я поджег его». Используя пожар рейхстага в качестве предлога, гитлеровцы провели массовые аресты антифашистов по заранее подготовленным спискам. Более 10 тыс. человек были брошены в тюрьмы. 28 февраля по предложению гитлеровского правительства Гинденбург отменил чрезвычайным декретом все статьи Веймарской конституции, гарантировавшие свободу личности, слова, печати, собраний, союзов.

Коммунисты продолжали борьбу против фашизма, добиваясь единства действий всех трудящихся независимо от их партийной или профсоюзной принадлежности. 27 февраля Эрнст Тельман в открытом письме ко всем рабочим-социал-демократам и членам профсоюзов призвал к созданию единого фронта. «Если мы будем бороться совместно, — говорилось в этом письме, — мы будем непобедимы». 1 марта Коммунистическая партия направила руководству Социал-демократической партии и Всеобщему объединению немецких профсоюзов еще одно письмо, в котором предлагала провести всеобщую политическую стачку против фашистской диктатуры. Правые лидеры социал-демократии и в этот момент отклонили предложение коммунистов, сорвав совместные антифашистские действия германского рабочего класса. 3 марта фашисты арестовали Эрнста Тельмана и заключили его в тюрьму.

Несмотря на террор гитлеровцев, 5 марта 1933 г. около 5 млн. избирателей голосовало за коммунистов и более 7 млн. — за социал-демократов. Гитлеровцы собрали 17 млн. голосов, что составляло 43,7%, и, таким образом, не получили абсолютного большинства в рейхстаге. Тогда они совершили новое беззаконие, аннулировав 81 мандат депутатов-коммунистов. Только этим способом фашисты добились желаемого большинства.

Фашисты ввели в повседневную практику массовые аресты, пытки, убийства. За первые шесть недель после прихода к власти гитлеровское правительство заточило в тюрьму около 18 тыс. коммунистов. 14 марта компартия была объявлена вне закона. 2 мая гитлеровцы разгромили профессиональные союзы, конфисковали их имущество, а руководителей бросили в концлагеря. Вместо профсоюзов фашистское правительство создало так называемый германский трудовой фронт. Права и свободы, которые были завоеваны рабочим классом на протяжении ста лет, фашисты уничтожили в течение ста дней. В стране воцарился неслыханный террор. После коммунистов наступила очередь социал-демократов. 22 июня 1933 г. Социал-демократическая партия была запрещена, ее члены объявлены антигосударственными элементами, тысячи из них заключены в тюрьмы и концлагеря. Многие социал-демократы окончили свою жизнь на плахе. Разгромив организации рабочего класса, фашисты добились «самороспуска» всех буржуазных партий, кроме своей.

Наступило самое мрачное и тяжелое время в истории германского народа. Грубейший произвол и надругательства над человеком возводились в закон, преступление — в доблесть, расстрелы и убийства — в подвиг. Многие антифашисты, а также прогрессивные деятели науки и культуры, в том числе А. Эйнштейн, Р. Курант, Ф. Габер, Дж. Нейман, Б. Брехт, братья Г. и Т. Манн, Л. Фейхтвангер, Э. Ремарк, А. Цвейг и другие крупнейшие ученые и писатели, покинули фашистскую Германию.

Лейпцигский процесс

В сентябре 1933 г. гитлеровцы организовали в Лейпциге провокационный судебный процесс по делу о поджоге рейхстага и привлекли болгарского эмигранта-коммуниста Георгия Димитрова в качестве главного обвиняемого.

Этот «процесс» был призван оправдать в глазах мирового общественного мнения террористические мероприятия фашистов, их поход против революционных рабочих, марксизма, демократических свобод, внушить капиталистам всего мира, что гитлеровцы успешно борются с «мировым коммунизмом», спасая капиталистическую Европу от коммунистической опасности.

Димитров сумел превратить суд в трибуну для разоблачения фашистов как врагов демократии. Опровергнув клеветнические выпады прокурора против коммунистического движения в Германии, Димитров заявил в своем заключительном слове:

«...Доказано, что пожар рейхстага был предлогом, прелюдией к широко задуманному истребительному походу против рабочего класса... Германии... Национал-социалистам нужен был диверсионный маневр, чтобы отвлечь внимание от трудностей внутри национального лагеря и сорвать единый фронт рабочих. «Национальное правительство» нуждалось во внушительном поводе для издания своего чрезвычайного декрета от 28 февраля, отменившего свободу печати, неприкосновенность личности и установившего систему полицейских репрессий, концентрационных лагерей и других мер борьбы против коммунистов».

Выступление Г. Димитрова на лейпцигском процессе.
Фотография. 1933 г.

Поведение Димитрова на лейпцигском процессе вдохновило миллионы трудящихся всего мира на борьбу за организацию антифашистского народного фронта. Во многих странах происходили демонстрации, собрания, митинги протеста против фашистского судилища. В Лондоне был организован «контрпроцесс», который на основании неопровержимых свидетельств доказал, что рейхстаг подожгли гитлеровцы. Под давлением развернувшейся во всем мире кампании суд в Лейпциге вынужден был оправдать Димитрова. Гитлеровская судебная инсценировка завершилась позорным провалом. Это было серьезной победой сил демократии над фашизмом. Правительство СССР заявило о принятии Димитрова в советское гражданство, и он получил возможность выехать из Германии в Советский Союз.

Захватнические планы гитлеровской Германии

Внешняя политика гитлеровского правительства подчинялась одной цели — подготовке и развязыванию агрессивных грабительских войн для завоевания господства над всем миром. Главное препятствие на пути к мировому господству гитлеровцы видели в существовании Советского Союза. Поэтому они с первых дней своего прихода к власти начали готовить против СССР грабительскую войну, заявляя, что Германия должна возобновить остановленную русскими несколько столетий тому назад экспансию на восток. «Мы, национал-социалисты, — писал Гитлер еще в 1924 г., — сознательно подводим черту под внешнеполитическим направлением нашего довоенного времени. Мы начинаем там, где кончили 600 лет тому назад. Мы прекращаем движение германцев то на юг, то на запад Европы и обращаем взор к землям на востоке. Наконец, мы прекращаем колониальную и торговую политику довоенного времени и переходим к территориальной политике будущего».

Однако агрессия фашистской Германии была направлена не только против СССР, но и против многих других стран. Гитлеровцы развили бешеную пропаганду за завоевание «жизненного пространства» для Германии, за передел колониального мира, превращение покоренных народов в рабов немецких господ. Изо дня в день огромный гитлеровский пропагандистский аппарат внушал немцам бредовую идею об «особой миссии» немецкого народа «руководить» миром. Если же народы не подчинятся «организующей воле», долг немцев — принудить их к этому силой оружия.

В октябре 1933 г. гитлеровская Германия вышла из Лиги наций и покинула конференцию по разоружению, а 18 декабря 1933 г. потребовала отмены всех военных статей Версальского договора, разрешения увеличить германскую армию до 300 тыс. солдат, возобновления производства всех видов вооружения, введения войск в демилитаризованную Рейнскую зону.

Агрессивные планы фашистской Германии значительно содействовали усилению милитаристских тенденций и в других капиталистических странах.

5. Англия.

Экономический кризис в Англии. Положение трудящихся

В период стабилизации капитализма промышленный подъем в Англии был менее значительным по сравнению с другими капиталистическими странами. Британский империализм уже тогда сдавал свои позиции в мировом капиталистическом производстве и в мировой торговле. В 1929 г. объем промышленной продукции Англии едва достиг довоенного уровня.

Наступивший в конце 1929 — начале 1930 г. экономический кризис охватил все отрасли английского народного хозяйства. Он проявился прежде всего в значительном сокращении промышленного производства. Выплавка чугуна и стали, производство электрооборудования за годы кризиса снизились наполовину, судостроение сократилось на 88%, машиностроение — на одну треть. Текстильная промышленность была недогружена на 33—40%. В Северо-Восточной Англии, Шотландии, Южном Уэльсе, Южном Ланкашире значительная часть предприятий бездействовала.

Сельское хозяйство, переживавшее и до этого длительный, хронический кризис, также находилось в тяжелом состоянии. Цены на сельскохозяйственные продукты за 1930—1932 гг. снизились на 34%.

Сильно пострадали английская внешняя торговля и финансово-кредитная система. Внешнеторговый оборот сократился более чем вдвое. Стоимость фунта стерлингов в 1931 г. упала на одну треть. Впервые в истории страны стал пассивным не только торговый, но и платежный баланс. Это заставило правительство официально отменить золотой стандарт.

Кризис резко ухудшил положение трудящихся масс. Около 3 млн. рабочих капиталисты выбросили на улицу. По официальным данным, в 1932 г. были безработными 22% всех рабочих, а в отдельных отраслях промышленности (угольной, металлургической, судостроительной) — до 61%.

В результате упадка важнейших отраслей экономики в Уэльсе, Ланкашире, Шотландии появились так называемые опустошенные районы, или «районы депрессии». Многие рабочие и их семьи вынуждены были покинуть их.

Росло забастовочное движение. За три с половиной года кризиса (с 1930 по 1933 г.) в стране произошло 1430 стачек. В них приняло участие 1260 тыс. человек, было потеряно 18 млн. рабочих дней. Наибольшего размаха забастовочное движение достигло среди текстильщиков.

Политика лейбористского правительства

Стоявшее у власти лейбористское правительство Макдональда не выполняло своих предвыборных обещаний о повышении уровня жизни трудящихся масс — о восстановлении семичасового рабочего дня для горняков, улучшении положения безработных и частично занятых рабочих и т. д. Под видом «проверки нуждаемости» оно сокращало пособия по безработице и даже совсем лишало безработных этих пособий.

В области внешней политики лейбористы были вынуждены сразу после прихода к власти осуществить одно из важнейших требований избирателей — восстановить дипломатические отношения с Советским Союзом. Но во всем остальном внешнеполитический курс правительства Макдональда ничем не отличался от курса консерваторов. В поисках выхода из кризиса правительство усиливало эксплуатацию колоний, подавляло национально-освободительное движение народов Индии, Египта.

Направленная против интересов народных масс политика лейбористского правительства вызывала в стране многочисленные протесты, забастовки, демонстрации, голодные походы безработных. 6 марта 1930 г., в международный день борьбы против безработицы, на митингах выступили руководители компартии — Гарри Поллит, Уильям Галлахер и другие. Они подчеркивали, что основной задачей в создавшихся условиях является развертывание более организованной, решительной борьбы против капитала, создание единого рабочего фронта.

С другой стороны, монополистическая буржуазия настойчиво требовала от лейбористского правительства принятия «более решительных мер» для обеспечения выхода из кризиса путем дальнейшего наступления на жизненный уровень трудящихся. Ввиду этого летом 1931 г. специальная правительственная комиссия под председательством Мея предложила провести чрезвычайные мероприятия в целях «экономии» и в первую очередь сократить расходы на социальное страхование и увеличить косвенные налоги. Готовность лейбористского правительства к осуществлению такой программы «экономии» углубила недовольство народных масс. В стране развернулось движение под лозунгом «Ни пенни за счет рабочих!», начались демонстрации, митинги, сборы подписей под петициями протеста. Это движение было поддержано рядовыми членами Лейбористской партии. Даже часть министров-лейбористов была вынуждена выступить против предложения Мея.

«Национальное» правительство и его политика

Возникшие в кабинете разногласия привели к правительственному кризису. В августе 1931 г. лейбористское правительство ушло в отставку. Но одновременно лидеры лейбористов Макдональд, Сноуден и Томас вышли из Лейбористской партии и образовали национал-лейбористскую группу, что фактически означало их переход к консерваторам. Вступив в союз с консерваторами и отколовшимися от Либеральной партии национал-либералами, они сформировали новое, так называемое национальное правительство, в котором Макдональд сохранил пост премьера. Оставшиеся же в руководстве Лейбористской партии лидеры во главе с Гендерсоном применили тактический маневр: с целью поднятия своего престижа в глазах рабочих Лейбористская партия выступила в роли «оппозиции»; Макдональда исключили из партии и из профсоюза.

Вскоре состоялись выборы в парламент. Выступивший под названием «национальной коалиции» блок консерваторов и национал-лейбористов получил 497 мест, из которых 471 место заняли консерваторы и 13 — национал-лейбористы. Лейбористская партия потерпела крупное поражение, проведя в парламент только 46 своих кандидатов. Либералы получили 68 мест.

В результате выборов «национальное правительство» осталось у власти. Наступление на трудящиеся массы усилилось. Макдональд призвал народ «затянуть потуже пояс» и провел через парламент закон о мерах «экономии».

Как до, так и после выборов трудящиеся решительно выступали против антинародных мероприятий «национального правительства». Крупным событием явилась начавшаяся 12 сентября 1931 г. забастовка моряков английского военного флота в Инвергордоне (Северная Шотландия). В ответ на приказ о снижении жалованья на 25% матросы заявили, что если приказ не будет отменен, то они перестанут исполнять служебные обязанности. 15 сентября матросы провели в жизнь свое решение, отказавшись подчиниться распоряжению адмиралтейства о выходе флота в море. Выступление матросов вызвало в правящих кругах тревогу, и Макдональд отправился в Инвергордон, чтобы «успокоить» моряков. Но никакие уговоры не помогли. 17 сентября правительству пришлось пойти на уступку: жалованье матросам было снижено только на 10%. Таким образом, матросы одержали частичную победу.

Вместе со стачечной борьбой развертывалось движение безработных, которые требовали восстановления пособий по безработице. В 1932 г. происходили голодные походы и демонстрации, в которых нередко принимало участие более 100 тыс. человек.

Моряки линкора «Роднэй» — участники забастовки в Инвергордоне.
Фотография. 1931 г.

Тяжелое экономическое положение Англии усугублялось обострением ее экономических и политических противоречий с доминионами, национально-освободительным движением в колониальных и зависимых странах, ожесточенной конкуренцией империалистических держав в борьбе за рынки. Основы Британской империи становились все более шаткими.

Английская буржуазия всемерно старалась предотвратить распад Британской империи. В 1931 г. был принят так называемый Вестминстерский статут. Он предоставил доминионам формальное право самостоятельно решать вопросы внутренней и внешней политики, обмениваться дипломатическими представителями с другими странами, участвовать в международных соглашениях. Доминионы и Англия объединялись в «Британское содружество наций». Подлинной целью этого союза было укрепление позиций правящих кругов метрополии и доминионов в их совместной борьбе против рабочего и национально-освободительного движений.

В том же году Англия создала стерлинговый блок, объединив вокруг себя ряд государств (британские колонии и доминионы, Скандинавские страны, Португалия, Аргентина), валюта которых зависела от фунта стерлингов. Затем английское правительство отменило свободную торговлю и ввело протекционизм для защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции.

В июле — августе 1932 г. на конференции доминионов в Оттаве были заключены соглашения о введении системы преференциальных (предпочтительных) таможенных тарифов для ввоза английских товаров на рынки доминионов и товаров доминионов в Англию. Имперские преференции должны были затруднить проникновение товаров других государств, и прежде всего Соединенных Штатов Америки, на рынки Британской империи. Оттавская конференция имела также и антисоветскую направленность: ее соглашения поставили в невыгодные условия англо-советскую торговлю. 17 октября 1932 г. английское правительство денонсировало англо-советское торговое соглашение 1930 г., предусматривавшее принцип наибольшего благоприятствования.

Все эти мероприятия не смогли, однако, воспрепятствовать дальнейшему обострению кризиса Британской колониальной империи, и в последующие годы он принял еще более острый и глубокий характер.

6. Франция.

Экономический кризис

Во Франции экономический кризис разразился в конце 1930 г., позже, чем в других капиталистических странах Европы. Закончился он тоже позднее — лишь в 1935 г. За эти годы продукция французской машиностроительной промышленности упала до 69,6% уровня 1929 г., все производство средств производства — до 80%, выплавка чугуна и стали — почти наполовину. Сократилось производство автомобилей, цветных металлов, алюминия, цинка. В тяжелом положении находилась текстильная промышленность, которая еще с середины 20-х годов переживала хроническую недогрузку предприятий и застой.

Внешняя торговля уменьшилась за годы кризиса более чем в 2 раза. Не выдерживая конкуренции Англии, Соединенных Штатов и Германии, Франция уступала свои позиции на внешних рынках. Внутренняя торговля также была нарушена. Резко снизились цены на пшеницу, ячмень, овес, шерсть, сахар.

«Налоги все растут и растут».
Карикатура из газеты «Юманите». Ноябрь 1933 г.

В области кредитно-денежного обращения наступление кризиса ознаменовалось крахом банка Устрика — одного из крупнейших во Франции. Затем последовал ряд других банкротств. Мелкие вкладчики были ограблены на сумму не менее 3 млрд. франков.

Сильно пострадало от кризиса крестьянство. Доходы сельского хозяйства составили в 1934 г. 17 млрд. франков против 44,8 млрд. франков в 1929 г. Вследствие неуплаты долгов, налогов и арендной платы приняла массовый характер продажа имущества крестьянами. Многие мелкие крестьяне, гонимые нуждой, оставляли свои хозяйства и уходили в города.

Намного ухудшились материальные условия жизни рабочих. В добывающей промышленности общая сумма заработной платы рабочих с 1930 по 1934 г. уменьшилась на 38%. Десятки фабрик и заводов бездействовали. В стране росла армия безработных.

Борьба трудящихся масс

Трудящиеся Франции вели настойчивую борьбу за улучшение своего материального положения. Рабочие выступали против снижения заработной платы, за уничтожение косвенных налогов, сокращение тарифов на транспорт, газ, воду, электричество. В промышленных центрах происходили крупные стачки, нередко перераставшие в баррикадные бои с полицией. В авангарде рабочего движения шли горняки, металлисты, текстильщики, железнодорожники и водники.

Весной 1931 г. в ответ на наступление шахтовладельцев, которые пытались снизить заработную плату на 10%, 30 тыс. шахтеров Па-де-Кале, Луары и других районов прекратили работу. Бастующие мужественно отстаивали свои права. Стачечные пикеты не пропускали штрейкбрехеров в шахты. Но правительство мобилизовало крупные силы полиции и жандармерии, начались аресты. В то же время реформисты развернули кампанию за быстрейшее окончание стачки. Часть рабочих оказалась под их влиянием, и 7 апреля 1931 г. центральный стачечный комитет принял решение прекратить забастовку.

Демонстрация рабочих в Рубе.
Фотография. 1930 г.

Не успела закончиться забастовка горняков, как 18 мая 1931 г. вспыхнула стачка 125 тыс. текстильщиков. Для руководства ею возникли заводские комитеты. В городах Рубе и Вервике рабочие оказали активное сопротивление полиции, воздвигнув баррикады. Парижские рабочие развернули кампанию по сбору средств в фонд помощи бастующим текстильщикам. Лишь 29 июля правые социалисты, вступившие в соглашение с правительством, добились от забастовочного комитета прекращения стачки.

В марте 1932 г. начали забастовку против снижения заработной платы рабочие Вьенна. Вместе со своими женами и детьми они вышли на улицы с требованием: «Хлеб детям!». Всего с 1931 по 1934 г. было потеряно из-за стачек 6,8 млн. рабочих дней.

Происходили также массовые выступления крестьян и сельскохозяйственных рабочих. Сельскохозяйственные рабочие протестовали против снижения заработной платы, требовали сокращения рабочего дня, введения социального страхования за счет предпринимателей. Крестьяне боролись против повышения налогов, снижения цен на сельскохозяйственные продукты и принудительной распродажи имущества.

Политика правящих кругов
Эррио подписывает
франко-советский пакт о ненападении.

Фотография. 1932 г.

В начале 1931 г., обнаружив свое полное бессилие справиться с экономическим кризисом, пало правительство Тардье. На смену ему пришло правительство Лаваля, но и оно просуществовало недолго. В феврале 1932 г. вновь образовалось правительство во главе с Тардье.

Наиболее реакционные круги выступали за установление «сильной власти», ликвидацию парламентских форм правления и предоставление президенту республики чрезвычайных полномочий. Стремясь дискредитировать прогрессивные силы страны, реакционеры организовали шумную кампанию, получившую название «горгуловщины» — по имени белогвардейца Горгулова, который с целью обострения франко-советских отношений убил президента республики Поля Думера. Правительство Тардье и реакционная печать, используя эту провокацию для разжигания ненависти к СССР и компартии Франции, объявили, что Горгулов — коммунист и «агент Москвы». Однако коммунистическая пресса разоблачила аферу Тардье и его сторонников, доказав, что Горгулов был связан с французской охранкой. В результате провокация потерпела неудачу. На парламентских выборах в мае 1932 г. одержал победу левый блок. Правительство Тардье ушло в отставку, и новый кабинет возглавил радикал-социалист Эррио.

Учитывая возрастающую угрозу для Франции со стороны германского фашизма, правительство Эррио заключило в ноябре 1932 г. с Советским Союзом пакт о ненападении. Оно также предприняло попытку покончить с дефицитом государственного бюджета и предложило провести некоторое увеличение налогов на капитал. Но когда обсуждение финансовых законопроектов в парламенте показало, что монополистическая буржуазия и ее представители готовы всеми мерами сорвать предложения кабинета, правительство Эррио подало в отставку. После этого до конца 1933 г. сменилось еще семь кабинетов. В январе 1934 г. к власти пришло правительство Даладье.

7. Италия.

Экономический кризис и политика фашизма

К 1932 г. общий объем продукции итальянской промышленности упал на 33% по сравнению с 1929 г. Выплавка чугуна уменьшилась на 32%, стали — на 34%. Почти наполовину сократился выпуск продукции текстильной промышленности. В тяжелом положении оказались и такие важные отрасли промышленности, как горная, автомобильная, судостроительная. Свыше миллиона трудящихся осталось без работы.

Кризис привел к дальнейшей концентрации производства и усилению монополий. За период с 1929 по 1933 г. более 55 тыс. мелких и средних предприятий обанкротилось и было поглощено крупными монополиями.

Не меньшей остротой отличался аграрный кризис. Резко упали цены на продукты сельского хозяйства. Многие тысячи крестьян, лишившись земли из-за неуплаты налогов и долгов, превратились в арендаторов-испольщиков или в батраков.

Правительство Муссолини оказывало огромную помощь крупным промышленникам и финансистам. Сумма правительственных субсидий монополистам достигла 10 млрд. лир. Одновременно государство приобрело тысячи акций и облигаций промышленных предприятий. В связи с этим усилились позиции наиболее реакционных и шовинистических кругов монополистической буржуазии.

Субсидирование монополистического капитала производилось за счет дальнейшего снижения жизненного уровня трудящихся масс. В годы кризиса заработная плата рабочих тяжелой промышленности снизилась на 50%. Кроме того, рабочие вынуждены были платить хозяевам разные штрафы и вносить «добровольно» значительные взносы в фашистские организации. В деревне фашистское правительство проводило так называемую борьбу за хлеб, которая явилась дополнительной причиной разорения тысяч крестьянских хозяйств, вынужденных отказаться от производства традиционных культур. Государственный, партийный аппарат и церковь активно включились в эту «борьбу», но, несмотря на все усилия фашистов, страна не освободилась от ввоза иностранной пшеницы.

Наряду с процессом концентрации капитала происходило дальнейшее сосредоточение политической власти в руках фашистской партии. Правительство усиливало социальную и националистическую демагогию. Разрабатывались мероприятия по окончательному установлению корпоративной системы. Был создан специальный «Институт промышленной реконструкции» для руководства государственно-монополистическими предприятиями, в особенности теми, которые были связаны с подготовкой к войне.

Антифашистская борьба народных масс

В конце 1929 г. во многих районах, главным образом в промышленных центрах, произошли выступления трудящихся. Фабрично-заводские рабочие в Турине, Милане, Генуе развернули борьбу против снижения заработной платы. В 1930 г. рабочее движение приобрело еще больший размах. В Милане большая часть рабочих не вышла на работу, несмотря на то что накануне фашисты, надеясь запугать их, арестовали свыше 3 тыс. рабочих. В Турине в течение трех дней продолжались уличные демонстрации безработных, сопровождавшиеся столкновениями с полицией и кавалерией. 10 тыс. работниц-текстильщиц в Варано-Борги провели восьмидневную забастовку. О росте рабочего движения свидетельствовали также другие забастовки протеста против снижения заработной платы, демонстрации безработных под лозунгом «Хлеба и работы!». 1 мая 1932 г. по призыву компартии рабочие и крестьяне во многих местностях прекратили работу, организовали манифестации с пением революционных гимнов.

Движение крестьянства в течение 1930 г. развертывалось главным образом в долине реки По и на юге Италии. В Мартина-Франке крестьяне подожгли здание муниципалитета и фашистского клуба. В 1931 г. выступления сельскохозяйственных рабочих и крестьян происходили уже во всей Италии. 20 тыс. работниц рисовых плантаций Пьемонта объявили забастовку, потребовав увеличения заработной платы, и добились частичного успеха. В 1932 — начале 1933 г. десятки тысяч крестьян Пьемонта, Абруццо-Молизе, Тосканы, Сицилии боролись против уплаты налогов. Они нередко обезоруживали полицию, избивали чиновников, совершали нападения на муниципалитеты.

Борьба трудящихся масс Италии против фашизма носила стихийный характер. Она во многом определялась тем, что коммунистическая партия находилась тогда в крайне тяжелом положении. Тысячи коммунистов томились в фашистских застенках, в ссылке, многие были вынуждены эмигрировать за границу. Внутри партии вели подрывную деятельность оппортунисты, капитулянты, а иногда и прямые предатели. В 1929 г. был исключен из рядов партии ренегат Таска, перешедший в лагерь буржуазии, а в марте 1930 г. — Бордига, стоявший в течение многих лет на антипартийных позициях. Собравшийся в апреле 1931 г. в Германии IV съезд компартии Италии призвал всех членов партии крепить пролетарское единство и усиливать руководство антифашистским движением.

8. Испания.

Буржуазно-демократическая революция

В Испании экономический кризис сочетался с серьезными политическими событиями, приведшими к буржуазно-демократической революции. Результатом экономического кризиса было закрытие большого количества фабрик и заводов. Значительно сократился торговый оборот. Началась инфляция. Упала реальная заработная плата рабочих. В начале 1931 г. насчитывалось около 600 тыс. безработных, лишенных пособия.

Трудовое крестьянство страдало от безземелья и малоземелья. 1444 помещичьих имения занимали около 3 млн. га — столько же, сколько приходилось на 8 млн. участков беднейших крестьян.

Народные массы проявляли глубокое недовольство. Все чаще происходили забастовки рабочих, крестьянские волнения, студенческие демонстрации. Движение увлекло за собой также часть буржуазии и демократические элементы армии. В стране назревал революционный кризис.

На политической арене определились два лагеря: республиканский и монархический. В республиканский лагерь входили пролетариат, крестьянство, мелкая и средняя буржуазия. Лагерь защитников монархии состоял из владельцев латифундий, крупной буржуазии, высшего духовенства, реакционного командования армии и флота. Классы, входившие в республиканский лагерь, преследовали разные цели. Рабочие и крестьяне добивались не только провозглашения республики, но и радикальной демократизации политического и общественного строя, уничтожения привилегий военщины и церкви, улучшения условий труда рабочих, ликвидации феодальных отношений в деревне, наделения крестьян землей, предоставления автономии национальным меньшинствам. Свержение монархии они рассматривали как важный этап в развертывании дальнейшей борьбы за демократию. Между тем республиканская буржуазия стремилась только к захвату политической власти, с тем чтобы, провозгласив республику, затормозить революционное движение народных масс.

Разоруженный гарнизон Хаки.
Фотография. 1930 г.

Пытаясь смягчить остроту народного возмущения и спасти монархию, правящие круги произвели замену правительства Примо де Ривера правительством Беренгера. Но движение за республику росло. 17 августа 1930 г. в Сан-Себастьяне правые республиканцы во главе с Алкала Самора и левые республиканцы во главе с Асанья при участии социалистов образовали «революционный комитет», призвавший к свержению монархии и установлению республики. Члены комитета боялись развертывания подлинно народной революции, однако революционное движение рабочих и крестьян все более выходило из-под контроля «революционного комитета». В декабре уличные бои рабочих с жандармами, массовые забастовки, митинги, демонстрации под лозунгами «Долой монархию!», «Да здравствует республика!» происходили во многих крупных городах Басконии, Астурии, Каталонии и других провинций.

12 декабря 1930 г. войска гарнизона Хаки (область Арагон) подняли восстание, провозгласили республику и направились в Уэску. Известие о восстании в Хаке быстро облетело всю Испанию. 13 декабря правительство Беренгера объявило в стране военное положение. В тот же день колонна республиканцев была разбита военными силами правительства, а руководители восстания — капитаны Фермин Галан и Гарсиа Эрнандес — взяты в плен и расстреляны.

Расстрел руководителей восстания вызвал новые волнения. 15 декабря выступили военные летчики в Мадриде. На следующий день в Аликанте и Эльче восставшие рабочие, крестьяне и примкнувшие к ним солдаты снова провозгласили республику. Широкое крестьянское движение развернулось в Андалусии, Эстремадуре, Валенсии и других провинциях. В провинциях Гранада, Кордова, Малага крестьяне разделили помещичью землю, разоружили фашистскую «гражданскую гвардию» и создали свои вооруженные отряды.

14 февраля 1931 г. правительство Беренгера вынуждено было уйти в отставку. Новое правительство возглавил Аснар. Оно объявило о проведении 12 апреля муниципальных выборов. Эти выборы прошли под лозунгом «Да здравствует республика!». Республиканцы получили большинство голосов в главных промышленных центрах. Учитывая результаты выборов, правительство Аснара 13 апреля подало в отставку, а на следующий день, 14 апреля, король Альфонс бежал за границу и «революционный комитет» официально провозгласил Испанию республикой.

Политика республиканского буржуазно-помещичьего правительства

С провозглашением республики власть оказалась в руках блока буржуазии и либеральных помещиков. Временное коалиционное правительство из представителей буржуазных партий и социалистов возглавил правый республиканец Алкала Самора. Принятая 9 декабря 1931 г. конституция объявила Испанию республикой с однопалатным парламентом, декларировала свободу слова, печати, собраний. Но старый государственный и военный аппарат был сохранен. Таким образом, революция не привела к подлинной демократизации государственного строя. Не была решена и другая важнейшая задача буржуазно-демократической революции — аграрно-крестьянская проблема. 9 сентября 1932 г. правительство провело закон об аграрной реформе, согласно которому крестьяне могли приобретать небольшие наделы за крупный выкуп. Однако осуществление даже такой реформы преднамеренно затягивалось и, хотя наиболее дикие пережитки феодализма были отменены, положение основной массы крестьянского населения не улучшилось. За два года было распределено всего 74 тыс. га земли, тогда как владения одного герцога Альбы занимали площадь около 100 тыс. га.

Остался нерешенным также национальный вопрос. Только Каталония получила ограниченную автономию. Восьмичасовой рабочий день и социальное страхование существовали лишь на бумаге.

В стране росло движение за дальнейшее развитие революции. В ходе этой борьбы укреплялась компартия Испании. В начале революции партия насчитывала 800 членов, а теперь — около 12 тыс. Коммунисты шли в авангарде развертывавшейся народной борьбы за завершение буржуазно-демократической революции, за землю, демократическое решение национального вопроса, разоружение и подавление контрреволюции, повышение заработной платы. Коммунистическая партия выдвинула революционную тактику единства рабочего класса и союза его с крестьянством. Несмотря на саботаж лидеров социалистов и анархистов, идея единого пролетарского фронта находила все более широкое признание у рядовых социалистов, анархистов и беспартийных рабочих.

Мадрид в день провозглашения республики, 14 апреля 1931 г.
Фотография.

В течение 1931 г. произошло 3643 забастовки, в том числе 20 политических стачек с участием 1,5 млн. человек. В 1932 г. бастовало более 1 млн. рабочих. Особенно широкие выступления произошли в Овьедо, Малаге, Севилье, Каталонии. В Севилье всеобщей забастовкой и уличными боями рабочих против полиции и реакционных элементов руководил Хосе Диас. После подавления выступления рабочих он был арестован и приговорен к 18 годам тюрьмы, но под давлением народных масс правительству пришлось освободить его под залог.

В деревнях батраки и крестьяне сжигали усадьбы ненавистных земельных магнатов, отбирали у помещиков землю, скот, инвентарь, создавали крестьянские и батрацкие комитеты. В Андалусии, Эстремадуре и других местах происходили вооруженные столкновения крестьян с войсками и фашистской «гражданской гвардией».

Реакция, напуганная развитием народной революции, перешла в наступление. В 1933 г. правые партии образовали единую реакционную организацию — СЭДА (Confederacion Espanola de Derechas Autonomas — Испанская конфедерация автономных правых) во главе с Хилем Роблесом, которая представляла собой блок помещиков, финансовой олигархии, клерикалов и военщины. Издаваемая ею газета «Эль Дебате» развернула ожесточенную шовинистическую пропаганду. СЭДА вовлекла в свои ряды также часть кулаков и городской мелкой буржуазии, доведенных экономическим кризисом до отчаяния. С помощью демагогии, террора, прямых фальсификаций реакция сумела одержать победу на выборах в кортесы в ноябре 1933 г. В результате было образовано профашистское правительство радикала Лерруса.

9. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы.

В странах Центральной и Юго-Восточной Европы мировой экономический кризис сказался особенно болезненно ввиду их зависимости от империалистических монополий, стремившихся переложить на них все тяготы. Господствующие классы в этих странах также развернули широкое наступление на рабочих и крестьян. Все это вело к катастрофическому разорению народных масс.

Польша

Польша первой из стран Центральной и Юго-Восточной Европы подверглась ударам мирового экономического кризиса. К 1932 г. ее промышленная продукция снизилась почти наполовину по сравнению с докризисным периодом. Основные центры текстильной промышленности были парализованы. Резко уменьшилось производство железа. Экспорт сократился более чем на 66%. Аграрный кризис подорвал все отрасли сельского хозяйства. Валовая стоимость сельскохозяйственной продукции упала с 4,7 млрд. злотых в 1928 г. до 1,8 млрд. злотых в 1933 г., а задолженность крестьян превысила 4 млрд. злотых.

Обнищавшее вследствие кризиса и грабительской политики фашизма трудовое крестьянство было доведено до голода. Даже по официальным данным, несколько миллионов человек, связанных с сельским хозяйством, представляли собой «лишние руки». Усилился правительственный террор. В 1930 г. были арестованы и брошены в тюрьму лидеры «центролевого» блока сейма, включая его «левое» крыло — ППС. В 1931 г. правительство официально ввело в стране военно-полевые суды.

Политика буржуазии и помещиков, старавшихся найти выход из кризиса за счет трудящихся масс, углубляла недовольство среди рабочих, крестьян и угнетенных национальностей. В мае 1931 г. в ответ на попытку предпринимателей снизить заработную плату горняков Домбровского и Краковского бассейнов началась крупная забастовка, охватившая многие шахты. Рабочие текстильной промышленности также приняли активное участие в борьбе против снижения заработной платы. Подавляющее большинство забастовок в 1931 г. окончилось полной или частичной победой рабочих.

Митинг бастующих трамвайщиков в Варшаве.
Фотография. 1931 г.

В феврале 1932 г. вспыхнула всеобщая стачка горняков Домбровского, Верхнесилезского и Краковского бассейнов. Для руководства ею был образован центральный забастовочный комитет. Предприниматели и правительство бросили огромные силы на подавление стачки. Три недели эти угольные районы выглядели как осажденный лагерь. На отдельных шахтах происходили ожесточенные бои с полицией.

14 марта стачка была сорвана главным правлением профсоюзов. Но через два дня, 16 марта, была проведена, несмотря на сопротивление правых социалистов, однодневная всеобщая забастовка. В ней участвовали металлисты, горняки, металлурги, текстильщики, нефтяники и многие другие рабочие Варшавы, Лодзи, угольных бассейнов. На многолюдных демонстрациях рабочие протестовали против грабительской политики предпринимателей и правительства Пилсудского. В конечном счете правительству пришлось отказаться от намеченного сокращения отпусков и ликвидации некоторых других социальных завоеваний рабочего класса.

В конце того же месяца рабочие стекольного завода «Гортензия» объявили забастовку, заняли предприятие и 17 дней держали его в своих руках, организовав самооборону; комитет помощи бастующим производил сбор средств среди рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции. Все попытки реакции добиться прекращения забастовки потерпели неудачу. Тогда правительство решило применить репрессии. На тридцать седьмой день забастовки оно арестовало стачечный комитет и около пятидесяти наиболее активных рабочих, а также закрыло левый профсоюз рабочих стекольной промышленности. Забастовка была подавлена.

1933 год ознаменовался еще более значительным размахом забастовочного движения. В марте началась стачка лодзинских текстильщиков, поддержанных рабочими городского транспорта и газовых заводов. Всего в забастовке приняло участие свыше 100 тыс. человек. Против бастующих были направлены отряды полиции. Рабочие стали сооружать баррикады. Лишь после того как правительство прибегло к массовым арестам рабочих и, в частности, арестовало многих членов центрального забастовочного комитета, движение пошло на убыль. Правые руководители профсоюзов, воспользовавшись ослаблением стачечного комитета, провели решение о прекращении забастовки. Тем не менее предприниматели, боясь возобновления борьбы, дали согласие на заключение коллективных договоров и частичное повышение заработной платы рабочих.

Наряду с выступлениями рабочих ширилось движение крестьян. В июне 1932 г. вспыхнуло крупное восстание в Лисском уезде Западной Украины. В течение двух недель восставшие крестьяне вели кровопролитные бои с регулярными войсками и жандармерией. Вслед за тем подняли восстание трудящиеся крестьяне Волыни, протестовавшие против непосильных налогов. На подавление этого восстания правительство также бросило войска. В сентябре — ноябре 1932 г. бастовали сельскохозяйственные рабочие в Варшавском, Келецком, Львовском и Лодзинском воеводствах. Наивысшего подъема крестьянское движение достигло летом 1933 г., когда в вооруженную борьбу вступили 100 тыс. крестьян ряда уездов Краковского и Львовского воеводств. Крестьяне требовали уменьшения налогов, прекращения судебных и полицейских преследований, освобождения арестованных, отбирали продовольствие и скот у помещиков. Вооруженная борьба продолжалась целый месяц, 50 крестьян были убиты, несколько сот ранены, тысячи арестованы.

Чехословакия

В Чехословакии объем промышленного производства к марту 1933 г. упал до 56% по сравнению с 1929 г. Десятки крупных фабрик и заводов были закрыты, работа ряда отраслей промышленности парализована. Аграрный кризис (особенно остро он проявился в Словакии и Закарпатской Украине) вызвал резкое снижение цен на сельскохозяйственные продукты, в частности оптовые цены на зерно упали на 40—60%. В то же время монополисты удерживали высокие цены на промышленные товары.

Быстро росла задолженность крестьян. В 1932 г. только ипотечная задолженность чехословацкой деревни составила 27 млрд. крон. За годы кризиса разорилось более 320 тыс. крестьянских хозяйств. Из них многие были проданы с молотка. Крестьяне шли в кабалу к помещикам и кулакам или пополняли армию безработных в городах.

Кризис позволил монополистам усилить концентрацию производства и капитала. Этому содействовала и политика правительства, выдававшего крупным предпринимателям и финансистам огромные субсидии для «оздоровления» промышленности. Предприниматели использовали кризис для введения более усовершенствованных методов капиталистической рационализации и интенсификации производственных процессов. В начале 1933 г. в стране насчитывалось более миллиона безработных. Увеличение прямых и косвенных налогов усугубляло тяжелое положение рабочего класса. Сверх того, чешская монополистическая буржуазия искала выход из кризиса путем усиления эксплуатации национальных меньшинств. Процент безработных в национальных районах был гораздо выше, чем в чешских землях.

Рабочие вели ожесточенную борьбу против наступления капитала. В марте 1932 г. в ответ на увольнение 15 тыс. шахтеров и снижение заработной платы на 30% горняки начали забастовку, охватившую многие угольные районы. Для руководства стачкой был избран центральный стачечный комитет, в который вошли представители всех рабочих организаций и ряда политических партий. Стачку поддержали рабочие многих других отраслей промышленности, безработные, ремесленники, мелкие торговцы, крестьяне. Сотни комитетов солидарности успешно проводили сбор средств и продуктов для бастующих и их семей. 13 апреля по решению центрального стачечного комитета состоялась всеобщая политическая стачка в Северо-чешском бассейне. Проведенные там демонстрации и митинги сопровождались кровавыми столкновениями с полицией. В Мосте было убито и ранено много демонстрантов. Это вызвало волну протеста по всей стране, и шахтовладельцам пришлось удовлетворить требования рабочих.

Плакат, призывающий к
борьбе против режима Хорти.

Художник Шандор Эк. 1932 г.

Под влиянием стачки горняков развернулись другие крупные классовые бои: забастовка текстильщиков в Брно, выступления строительных рабочих. В октябре того же 1932 г. в Праге началась всеобщая забастовка рабочих металлургических заводов. На одной из демонстраций рабочие шли под лозунгами: «Да здравствует всеобщая стачка!», «Долой полицию!», «Долой увольнения!», «Да здравствует единый фронт трудящихся!». Несколько позднее выступили рабочие угольной промышленности в Северо-чешском, Кладненском, Гандловском, Росицком бассейнах.

Компартия стремилась создать единый фронт безработных и бастующих рабочих. Образованный ею в феврале 1930 г. общечехословацкий комитет действия безработных призывал к развертыванию широкого движения за хлеб и работу, к созданию городских комитетов действия. 6 марта этого же года, в международный день борьбы против безработицы, на улицы чехословацких городов вышло более 100 тыс. безработных. Несмотря на репрессии со стороны правительства, комитеты действия безработных возникали повсюду. В 1932 г. число их достигло 1500. Под их руководством проходили многочисленные митинги, демонстрации и походы безработных.

В сельских районах росло крестьянское движение. Съезд трудящихся крестьян долины Ганы, состоявшийся в июне 1931 г. в Пршерове, разработал конкретную программу борьбы за интересы крестьян, потребовав прекратить распродажу крестьянского имущества за долги, предоставления государственной помощи трудовому крестьянству, снижения налогов, увеличения обложения помещиков.

Особенно большого размаха движение трудящихся крестьян достигло в Закарпатской Украине. Здесь были выдвинула следующие требования: социальное и национальное освобождение трудящихся масс; конфискация помещичьих, церковных и государственных земель и бесплатное распределение их среди деревенской бедноты и сельскохозяйственного пролетариата; бесплатный выпас скота на помещичьих и государственных пастбищах для бедноты и трудящегося крестьянства и другие. В 1931 и 1932 гг. крестьянские волнения охватили всю Закарпатскую Украину. Во многих случаях дело доходило до разоружения жандармерии. Бедняки отказывались платить за аренду земли, выгоняли свой скот на помещичьи пастбища. В выступлениях участвовало 60 тыс. бедняцких семей и 30 тыс. сельскохозяйственных рабочих и батраков.

Таким же мощным было движение крестьян в Словакии. В различных местностях происходили столкновения крестьян с жандармерией. В результате этих массовых боев правительству пришлось временно приостановить распродажу крестьянских хозяйств.

Венгрия

В годы кризиса промышленное производство и продукция сельского хозяйства Венгрии резко сократились. К 1932 г. около 60% промышленных и сельскохозяйственных рабочих не имели работы. Помощь безработным не оказывалась, социального обеспечения не было. С каждым годом росли налоги. Заработная плата рабочих снизилась, задолженность трудящихся крестьян возросла. В 1930 г. было продано за долги 5 тыс. крестьянских хозяйств, в 1932 г. количество таких продаж увеличилось более чем в 3,5 раза. Разорилось также много мелких торговцев и ремесленников.

Нарастание кризиса привело в августе 1931 г. к падению правительства Бетлена, десять лет находившегося у власти. Новый кабинет во главе с Дьюлой Карольи, пытаясь преодолеть кризис, увеличил вдвое налогообложение трудящихся, снизил заработную плату государственных служащих, сократил до минимума расходы на социальное страхование. Эти мероприятия вызвали в стране всеобщее негодование. В Будапеште и других центрах состоялись мощные демонстрации рабочих.

В июле 1932 г. властям удалось обнаружить нелегальный секретариат Центрального Комитета компартии и арестовать группу руководящих деятелей партии, в том числе Имре Шаллаи и Шандора Фюрста. Оба они были казнены.

Однако репрессии и террор не остановили развития рабочего движения. Выступления рабочих продолжались. Во многих городах происходили также митинги и демонстрации безработных с требованием предоставления пособий и работы. В сельских районах крестьяне выступали против гнета помещиков, против сборщиков налогов.

Правительство Карольи, оказавшись неспособным разрешить экономические и политические трудности, вынуждено было в сентябре 1932 г. уйти в отставку. К власти пришло правительство, возглавляемое опытным демагогом Гембешем, которое поставило своей ближайшей задачей ликвидировать парламент.

Румыния

В Румынии за период кризиса было потушено много доменных печей, закрылись почти все сахарные заводы. Армия безработных достигла к 1932 г. 389 тыс. человек. Аграрный кризис привел к резкому снижению цен на сельскохозяйственные продукты, уменьшению посевных площадей.

По мере обострения экономического кризиса нарастало рабочее движение. Рабочие выступали против массовых увольнений, снижения заработной платы, против реакционной политики правительства Национал-царанистской партии. Наиболее крупные бои рабочего класса развернулись в 1933 г. В авангарде шли железнодорожники и нефтяники.

В начале 1933 г. в связи с произведенными увольнениями рабочих и снижением заработной платы рабочий комитет железнодорожных мастерских Гривицы (в Бухаресте) потребовал увеличения заработной платы на 20%, прекращения увольнений и принятия обратно всех уволенных. Требования рабочих были отвергнуты. В ответ на это 2 февраля 7 тыс. рабочих объявили стачку. К гривицким рабочим присоединились железнодорожники Клужа, Галаца, Пашкани. Почти одновременно на борьбу против попытки предпринимателей снизить заработную плату на 40—50% и уволить около 25% рабочих поднялись рабочие нефтяной промышленности в Плоешти. Вспыхнули забастовки также на многих фабриках и заводах.

Бастующие железнодорожники Гривицы.
Фотография. 1933 г.

Массовое стачечное движение и решительные действия пролетариата заставили правительство и буржуазию отступить. Требования железнодорожников и нефтяников были удовлетворены. Но тотчас после этого правительство поспешно провело через парламент закон о введении осадного положения и стало на путь открытого террора. Многие коммунисты и беспартийные активисты подверглись арестам. 15 февраля был арестован непосредственно руководивший забастовкой железнодорожников председатель Центрального комитета действия Г. Георгиу-Деж.

Гривицкие железнодорожники немедленно возобновили забастовку. В знак солидарности с ними забастовали также рабочие других предприятий. В Бухаресте состоялся двадцатитысячный митинг под лозунгами «Долой осадное положение!», «Долой террор!». Многолюдные демонстрации прошли в Пашкани, Констанце, Медиаше, Оравице.

Попытка правящих кругов подавить забастовку обычными полицейскими методами не удалась. Тогда правительство послало против гривицких железнодорожников 21-й пехотный полк, но солдаты отказались стрелять, и их пришлось отозвать. Вслед за тем по приказу правительства и короля Кароля II в Гривицу были направлены пограничные войска и специальные части жандармерии и полиции. 16 февраля началась кровавая расправа. Воинские части, жандармы и полицейские открыли по рабочим огонь из пулеметов. Было убито больше 400 рабочих, сотни ранены, более 2 тыс. арестовано.

Расстрел гривицких рабочих вызвал новые забастовки и демонстрации по всей стране. Правительство жестокими средствами подавило их. Для устрашения рабочих оно организовало судебные процессы над руководителями стачек. На процессе железнодорожников подсудимые защищали интересы рабочего класса, разоблачали антинародную политику буржуазно-помещичьего правительства. Митинги солидарности с румынскими рабочими состоялись в Москве, Ленинграде и других городах СССР. Рабочие СССР, Чехословакии, Бельгии, Канады и других стран направили в Бухарест протесты против судебного произвола. Несмотря на все это, военный трибунал, рассчитывая нанести удар по рабочему движению, осудил руководителей забастовки на долгие годы каторжных работ.

Вслед за рабочим классом начинало подниматься крестьянство. В течение 1929—1933 гг. крестьяне многих сел и районов выступали против непосильных налогов и продажи имущества за долги. Правительство вынуждено было временно отменить продажи с молотка и провести закон о конверсии сельскохозяйственных долгов.

Подъем рабочего и крестьянского движения усилил также активность городской мелкой буржуазии, учителей, государственных служащих, студентов, выступавших против фашизации страны и антинародной политики Национал-царанистской партии и правительства.

Болгария

В Болгарии разрушительное воздействие экономического кризиса привело к резкому сокращению промышленного производства (только в 1930—1931 гг. закрылось 2645 промышленных предприятий), снижению заработной платы рабочих (в 2—2,5 раза), росту числа безработных (более 200 тыс. человек), а в сельском хозяйстве — к массовому разорению крестьянства вследствие уменьшения экспорта сельскохозяйственных продуктов и катастрофического падения цен на них.

Рабочий класс решительно боролся против наступления капитала. В 1930 г. бастовало в общей сложности 25 тыс. рабочих. В июле 1931 г. в Ямболе вспыхнула крупная забастовка рабочих-текстильщиков. Она была немедленно поддержана горняками, кожевниками, табачниками и вскоре охватила многие другие города. Крестьяне оказали бастующим помощь продовольствием. В следующем, 1932 г. произошло 249 стачек с участием 16 тыс. человек. В январе 1933 г. забастовали рабочие 80 предприятий в Софии, Хаскове и Пловдиве, а в мае по всей стране прокатилась волна политических стачек протеста против убийства реакционерами рабочего депутата Петко Напетова. Стачки переплетались с многочисленными демонстрациями безработных. Одновременно происходили выступления крестьян. В деревнях возникли крестьянские комитеты.

Революционное брожение охватило и армию. В. 1933 г. в нескольких гарнизонах — в Софии, Пловдиве, Стара-Загоре, Шумене, Казанлыке, Бургасе, Варне — властями были раскрыты подпольные солдатские организации, найдены листовки, обнаружена связь солдат с революционными рабочими. Более 200 солдат и матросов были преданы военно-полевому суду, 54 обвиняемых приговорены к смертной казни.

Развитие массового движения побуждало буржуазию маневрировать. Весной 1931 г. в период избирательной кампании буржуазная и мелкобуржуазная оппозиция образовала «Народный блок», в состав которого вошли представители Демократической партии, правого крыла Земледельческого Союза, Радикальной и Национально-либеральной партий.

«Народный блок» выступил с широковещательной программой и на состоявшихся в июне 1931 г. выборах в Народное собрание одержал победу над правящей реакционной партией Демократический сговор. На смену правительству Ляпчева к власти пришло правительство «Народного блока» во главе с Малиновым. Однако вопреки своим предвыборным обещаниям новое правительство не провело никаких социальных реформ, не осуществило демократизации режима, не улучшило положения рабочих и крестьян. Под прикрытием левых фраз оно проводило политику террора против профсоюзных организаций, запрещало и жестоко подавляло демонстрации и забастовки, изгнало в апреле 1933 г. рабочих депутатов из парламента.

Югославия

Экономический кризис в Югославии оказался еще более затяжным и разрушительным, чем в Болгарии. Многие отрасли промышленности были частично парализованы. Лесная промышленность работала с нагрузкой в 50% своей мощности, металлообрабатывающая — в 40%. Катастрофически снизились цены на сельскохозяйственные продукты, резко упал экспорт, углубился разрыв в ценах на сельскохозяйственные и промышленные товары.

Правительство монархо-фашистской диктатуры, возглавляемое Живковичем, всемерно помогало капиталистам и помещикам перекладывать на трудящихся главную тяжесть возникших трудностей. Непрерывно снижалась заработная плата рабочих, росла безработица, увеличивались прямые и косвенные налоги, падавшие на трудящихся. Стремясь к расширению своего влияния в деревне, правительство в 1930 г. предоставило через Аграрный банк кредиты помещикам и кулакам, преимущественно сербским, в сумме 780 млн. динаров. В начале 1931 г. было создано «Привилегированное общество для вывоза сельскохозяйственных продуктов», получившее значительную финансовую поддержку от государства.

Задолженность крестьян за годы кризиса превысила 5 млрд. динаров. Помещики и кулаки расторгли существовавшие договоры с сельскохозяйственными рабочими, уменьшили на 20—30% их заработную плату, удлинили рабочий день. Безработица охватила 75% сельскохозяйственных рабочих. Рабочие и крестьяне подвергались жестокому террору со стороны военно-полицейского аппарата. Стачечное движение охватило рабочих цементных заводов Далмации, железнодорожников Хорватии, горняков Сербии. Крестьяне, задавленные непосильными налогами, оказывали вооруженное сопротивление чиновникам, полиции и жандармам. В Боснии, Хорватии, Черногории, Македонии крестьянское движение носило и национально-освободительный характер.

В 1932 г. движение крестьян в Лике переросло в вооруженную борьбу тридцати деревень. С помощью войск восстание было подавлено, и сотни крестьян брошены в тюрьмы. Однако вскоре после этого в Далмации, Македонии, Хорватии, Герцеговине прокатилась новая волна крестьянских восстаний.