;

ОТНОСИТЕЛЬНАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ КАПИТАЛИЗМА

Период революционного подъема, последовавший за Октябрьской революцией в России и окончанием мировой войны 1914— 1918 гг., завершился к началу 1924 г. созданием нового соотношения сил на мировой арене.

Советское государство, одержав верх над иностранными интервентами и внутренней контрреволюцией, завоевало возможность мирного сосуществования с капиталистическими странами и смогло перейти к созидательной работе по восстановлению народного хозяйства и перестройке общественной жизни на началах социализма.

В то же время в капиталистическом мире непосредственный штурм капитализма сменился временным отливом революционных волн. После неудачи революционных восстаний в Болгарии в сентябре и в Германии в октябре 1923 г. непосредственная угроза существованию капиталистического строя в странах Западной Европы миновала. Буржуазии удалось спасти и временно закрепить свое господство. Наступил новый период, известный под названием периода стабилизации капитализма.

Основные черты и ход капиталистической стабилизации

Самым слабым звеном в цепи империалистических государств после мировой войны 1914—1918 гг. оказалась Германия, превращенная в объект хищнических манипуляций творцов Версальской системы. Экономическая жизнь Германии пришла в полное расстройство. Инфляция в 1923 г. достигла апогея. Курс германской марки по отношению к доллару падал уже не ежедневно, а ежечасно. В конце 1923 г. курс марки упал до одной триллионной довоенного паритета.

Вначале инфляция была выгодна монополистической буржуазии. Крупный капитал мог до крайности снизить реальные заработки рабочих, экспроприировать значительную часть мелкой буржуазии, свести на нет пенсии и присвоить сбережения трудящихся. Таким путем магнаты капитала захватили огромную долю национального богатства. Инфляция была особенно выгодна иностранным, в частности американским, капиталистам, за бесценок скупавшим в Германии предприятия, земли, дома и акции. Но к концу 1923 г. стало сказываться разрушающее воздействие инфляции на весь хозяйственный организм страны. Вместе с тем инфляция создавала опасную для буржуазии неустойчивость социальных отношений и служила почвой для обострения недовольства масс. Германия стала главным очагом валютного хаоса, который затруднял восстановление внешней торговли, кредитных операций, вывоз капитала. В результате обесценения валют создалось такое положение, когда во всем капиталистическом мире, за исключением нескольких малых стран, устойчивую валюту сохранили только Соединенные Штаты Америки.

Сталелитейные и прокатные заводы Тиссена в Мюльгейме (Рур).
Фотография. 1929 г.

Одним из главных условий восстановления хозяйственной жизни в капиталистических странах было введение устойчивой валюты, укрепление кредитно-денежной системы.

Руководящие круги германского монополистического капитала при активном содействии своих зарубежных партнеров — прежде всего финансовой олигархии Соединенных Штатов Америки — взяли курс на стабилизацию марки и осуществили ее в январе 1924 г. Стабилизация валюты была проведена и в других странах: в Англии в 1925 г., во Франции и Италии в 1927 г. В период с 1924 по 1928 г. около 20 стран возвратилось к золотому стандарту. Однако ни одно государство не смогло полностью восстановить золотое обращение.

С проведением стабилизации валют государственные бюджеты перестали базироваться на выпуске бумажных денег. Основным источником бюджетных поступлений явились налоги, главное бремя которых ложилось на плечи трудящихся, а бюджетные дефициты покрывались преимущественно займами — внутренними и внешними.

Устранение наиболее острых форм финансового кризиса и валютного хаоса создало необходимые предпосылки для восстановления торговых и кредитных отношений между капиталистическими странами.

Переход к частичной стабилизации капитализма ознаменовался и восстановлением экономического потенциала империалистической Германии. Рост противоречий между капиталистическими государствами, особенно ярко проявившийся в оккупации Рура Францией в 1923 г., заставил буржуазию стран-победительниц изменить свою репарационную политику. В августе 1924 г. на Лондонской конференции был принят выдвинутый американскими монополистами так называемый план Дауэса. Свое название он получил по имени представителя американской финансовой группы Моргана — Чарлза Дауэса, председателя основной международной комиссии экспертов, созданной по решению репарационной комиссии в ноябре 1923 г. Англия и Соединенные Штаты были кровно заинтересованы в том, чтобы спасти Германию от революции, укрепить пошатнувшееся положение немецкой буржуазии. В то же время они стремились ослабить международные позиции Франции. Комиссия Дауэса разработала план урегулирования репарационной проблемы прежде всего в интересах американского финансового капитала, заключившего союз с германскими монополистами. Официальная цель плана Дауэса — предоставление Германии кредитов с целью получения от нее репараций — на деле служила маскировкой. Англо-американские займы должны были помочь Германии стабилизировать валюту, поднять производство, а стало быть, и восстановить ее военно-экономический потенциал.

Так были созданы условия для некоторого оживления экономической жизни. Капиталистическая промышленность постепенно восстановила довоенный уровень производства, а затем превзошла его. Процесс этот отличался крайней неравномерностью. Во Франции довоенный уровень промышленного производства был превзойден в 1924 г., в Германии — в 1927 г., а в Англии — в 1929 г.

Рост промышленного производства достигался технической реконструкцией предприятий и широким применением капиталистической рационализации, сопровождавшейся усилением эксплуатации трудящихся.

В 1925—1929 гг. производительность в промышленности капиталистического мира значительно увеличилась, но она росла крайне неравномерно и коснулась главным образом крупных предприятий.

Заседание первого комитета репарационной комиссии.
Сидят, четвертый и пятый слева, Дауэс и Юнг.

Фотография. 1924 г.

За шесть лет периода стабилизации часовая выработка одного рабочего в основных капиталистических странах возросла примерно на 15—25%. По отдельным странам рост производительности труда происходил также неравномерно: например, в Японии он составлял 25%, а в Англии — 11%. Главными факторами увеличения средней выработки продукции были усиление эксплуатации рабочих, резкое повышение интенсивности труда, происходившее путем применения различных «научно обоснованных» потогонных методов его организации — хронометрирования, конвейерной системы, увеличения количества станков, обслуживаемых одним рабочим.

Властителем дум европейских промышленников стал Форд с его конвейерной системой и массовым производством. Европейские капиталисты стремились подражать фордовским методам организации производства. Введение конвейеров с бешеными темпами трудовых операций вело к преждевременному износу организма рабочего, росту производственного травматизма. Вместе с тем переход к массовому производству на основе стандартизации и типизации изделий и деталей дал крупнейшим монополиям могучее оружие в борьбе против более слабых конкурентов, обрекая средние предприятия на банкротство, усиливая всевластие магнатов финансового капитала.

Эти особенности капиталистической рационализации наглядно показали, как буржуазный строй уродует и извращает всякий технический прогресс в угоду небольшой группе монополистов. Массовое производство и конвейерная система, стандартизация и типизация в условиях капитализма стали источниками безработицы, роста и обострения социальных антагонизмов.

В годы стабилизации капитализма усилилась концентрация капитала и. производства, повысился удельный вес монополистических объединений.

В Германии в конце 1925 г. крупнейшие химические концерны объединились в химический трест «ИГ Фарбениндустри» (Интерессенгемайншафт Фарбениндустри). В 1926 г. путем объединения ряда металлургических концернов был создан трест «Ферайнигте Штальверке». Эти два крупнейших объединения германского монополистического капитала на протяжении последующих десятилетий играли огромную роль в качестве вдохновителей агрессивных устремлений германского империализма. В Англии в 1926 г. возник Имперский химический трест и в 1929 г. — маргариновый концерн «Юнилевер», в Швеции — огромный спичечный трест Крейгера. Монополии мирового значения появились в таких отраслях промышленности, как производство автомобилей, синтетического азота, искусственного волокна и т. д.

Были восстановлены распавшиеся за время войны международные монополии и заключены новые соглашения монополистов различных стран. Они предусматривали распределение рынков сбыта, поддержание высоких цен — в случае необходимости путем сокращения производства, — согласование всевозможных планов в целях обеспечения высоких сверхприбылей монополиям.

В период стабилизации капитализма наглядно выступили такие характерные черты общего кризиса капитализма, как постоянная недогрузка предприятий и массовая безработица. Производственные возможности капиталистической промышленности использовались на 60—70%. В главных капиталистических странах — Соединенных Штатах, Англии, Франции, Германии — промышленность в течение всего периода стабилизации работала с нагрузкой от половины до двух третей производственной мощности. Огромные массы неиспользованного основного капитала тяжело давили на промышленность, затрудняя обновление оборудования, расширение производства, постройку новых фабрик и заводов.

В то же время капиталистическая рационализация, ведя к интенсификации труда рабочих, обрекала миллионы людей на безработицу. Так, в Соединенных Штатах Америки к 1929 г., когда объем промышленного производства достиг наивысшего уровня, насчитывалось от 3 до 4 млн. безработных. В Англии число безработных составляло 1,5 — 2 млн. В Германии образовалась постоянная армия безработных численностью от 1 до 2 млн. человек. Общее число безработных, выброшенных из производства капиталистической рационализацией, достигло в главных странах капитализма 10 млн. человек.

Усиление неравномерности развития капитализма. Обострение межимпериалистических противоречий и классовой борьбы

>Частичная стабилизация капитализма не устранила внутренних и внешних антагонизмов, свойственных капитализму. На протяжении всего периода стабилизации рост промышленного производства часто прерывался кризисными спадами. В Соединенных Штатах Америки срывы конъюнктуры имели место в 1924 г. и затем в 1927 г., когда промышленность испытывала большие трудности сбыта. В Англии вообще не было значительного подъема производства. Таким образом, стабилизация капитализма не сопровождалась общим промышленным подъемом, который охватил бы все капиталистические страны.

Частичный характер стабилизации капитализма еще отчетливее подчеркивался усиливавшейся неравномерностью развития капитализма. Возник ряд отраслей промышленности, которые стали бурно расти, между тем как многие старые отрасли топтались на месте или развивались крайне медленно. Огромную роль стало играть автомобилестроение, гигантски выросла химическая и электротехническая промышленность. Быстро росла добыча нефти, газа и относительно медленнее — добыча угля.

Еще больше обострилась неравномерность развития отдельных капиталистических стран. Германские монополисты, играя на противоречиях между державами-победительницами и используя вражду их правящих классов к Советскому Союзу, сумели в годы стабилизации капитализма восстановить и даже увеличить промышленную мощь страны. Займы, полученные германскими банкирами и промышленниками в Соединенных Штатах Америки, а также в Англии, Швейцарии, Голландии и других странах, были использованы для модернизациипромышленного оборудования, восстановления экономической базы агрессивного германского империализма. К концу периода стабилизации Германия по ряду важнейших отраслей производства вновь заняла в капиталистической части мира второе место.

Значительно изменилось соотношение сил между Соединенными Штатами и Англией. Американская промышленность в 1925 г. производила столько же продукции, сколько промышленность Англии, Франции и Германии, вместе взятых. Удельный вес Англии в мировом промышленном производстве заметно снизился.

ГРАВЮРА ИЗ СЕРИИ «ГОРОД».
Ф. Мазерейль. 1925 г.

К концу периода стабилизации капитализма Англия по объему промышленной продукции едва достигла довоенного уровня, между тем как Соединенные Штаты превзошли этот уровень на 70%. Многие важнейшие отрасли английской промышленности в 1929 г. давали меньше продукции, чем накануне мировой войны. Так, в 1929 г. было добыто только 90% угля и 74% чугуна по сравнению с 1913 г.; потребление хлопка составило 68%, а вывоз — только 80% экспорта 1913 г.

Резкое изменение произошло и в сфере вывоза капитала. К 1930 г. американские капиталовложения за границей выросли по сравнению с довоенным уровнем в 5 раз. Соединенные Штаты прочно заняли место главного международного кредитора, ранее принадлежавшее Англии, и стали финансовым центром капиталистической части мира.

Усиление неравномерности развития капиталистических стран неизбежно вело к росту противоречий между империалистическими державами. Уже к концу периода стабилизации капитализма стали множиться признаки, свидетельствовавшие о том, что произведенный в результате мировой войны 1914—1918 гг. передел мира не соответствует новому соотношению сил между капиталистическими странами. Рост экономической мощи Соединенных Штатов и Японии, снижение удельного веса английской экономики, быстрое восстановление экономического и военного потенциала германского империализма — все это обостряло борьбу за рынки сбыта, за источники сырья, за сферы приложения капитала.

С другой стороны, капиталистическую стабилизацию расшатывала недостаточная емкость внутренних рынков, так как усиление эксплуатации рабочего класса, обнищание и разорение крестьянства и городской мелкой буржуазии влекли за собой отставание платежеспособного спроса по сравнению с ростом производства. Одновременно сократились и внешние рынки — не только в результате выпадения Советской России из капиталистической системы, но и в связи с ростом собственной промышленности в колониальных и зависимых странах, усилением в капиталистических странах «автаркических» тенденций, протекционизма и т. д. Эти факторы также обостряли борьбу капиталистических держав за рынки сбыта, порождали ожесточенные торговые войны с применением демпинга (бросового экспорта) и различных форм экономического и политического давления.

Не менее острая борьба развернулась за монопольное обладание источниками сырья. Финансовый капитал Соединенных Штатов Америки, используя свое положение главного мирового кредитора, повел наступление на монополию Англии в области таких важных видов промышленного сырья, как каучук, олово, шерсть. Ожесточенно боролись между собой американские и английские нефтяные монополии.

Соперничество монополий и стоявших за их спиной правительств выливалось в конечном счете в борьбу за новый передел мира. В Германии в годы стабилизации происходил процесс собирания и накопления сил милитаризма в виде создания тайных и легальных организаций, в рядах которых объединялись агрессивные элементы, стремившиеся к реваншу. Фашистская Италия готовилась к захватническим действиям в Африке, Япония — к агрессии в Китае.

Наряду с усилением межгосударственных империалистических противоречий происходило нарастание внутри капиталистических стран социальных конфликтов, подрывавших стабилизацию. Капиталистическая рационализация сопровождалась усилением эксплуатации рабочего класса и ростом необеспеченности существования трудящихся.

Повышение заработной платы, происходившее главным образом в быстро расширявшихся отраслях производства — химической, электро- и автопромышленности, отставало от роста производительности труда. В Соединенных Штатах выработка на одного рабочего повысилась в 1929 г. по сравнению с 1919 г. на 41,7%, заработная плата — на 17%, общее же число рабочих сократилось на 6%. Огромный разрыв между увеличением производительности труда и ростом заработной платы при наличии многомиллионной армии безработных практически означал ухудшение положения рабочих.

Развитие противоречий капиталистической стабилизации, возрастающий нажим на организации рабочего класса, введение антирабочих законов, преследование коммунистов и других прогрессивных элементов изменили характер выступлений пролетариата. Если в начале стабилизационного периода наступление буржуазии вызвало к жизни оборонительные бои рабочего класса, то в дальнейшем быстрое развитие противоречий капиталистической стабилизации привело к гораздо большему обострению классовой борьбы.

Контора крупного торгового предприятия «Маршал Филд и К°» в Чикаго.
Фотография. 1929 г.

Крупнейшими выступлениями пролетариата в эти годы были всеобщая забастовка в Англии в 1926 г. и восстание венских рабочих в 1927 г. В том же году по всему миру прокатилась мощная волна протеста против расправы американского суда над Сакко и Ванцетти. 1928 и 1929 годы были также отмечены подъемом стачечного движения и боевыми демонстрациями трудящихся.

Во Франции и Германии коммунисты одержали крупные победы на парламентских выборах. Крепли позиции коммунистов в профессиональных союзах, усиливалось движение за единство профсоюзного движения. Росли левые оппозиционные тенденции в социал-демократических партиях и профессиональных союзах.

Обострение классовых противоречий побуждало буржуазию искать новые формы укрепления своего господства. Она все чаще прибегала к мерам террора и насилия, создавала различного рода фашистские организации.

Наконец, ярким показателем непрочности стабилизации капитализма было углубление кризиса колониальной системы, составляющего неотъемлемую часть общего кризиса капитализма. Волны национально-освободительной борьбы народов колониального тыла империализма подтачивали самую основу стабилизации капитализма. В Китае в 1924—1927 гг. развернулась революционная гражданская война, в которой рабочий класс выступил как руководящая сила национально-освободительного движения. В этот же период начался новый подъем национально-освободительного движения в Индии. В 1925—1927 гг. народы Марокко и Сирии вели освободительную войну против французского империализма. Революционные выступления в Индонезии, Египте, антиимпериалистические движения во многих странах Латинской Америки наносили тяжелейшие удары по капиталистической системе в целом. Кризис колониализма стал мощным фактором обострения всех противоречий империализма.