;

ОБРАЗОВАНИЕ
СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

Октябрьская социалистическая революция победила под знаменем пролетарского интернационализма. Закономерным результатом дальнейшего развития и укрепления политических, экономических и культурных связей между советскими нациями явилось образование Союза Советских Социалистических Республик, воплотившего в жизнь идею добровольного союза равноправных народов.

Советская страна в 1922 г.

В 1922 г. Советское государство достигло определенных успехов в борьбе за восстановление народного хозяйства. По плану электрификации строились семь крупных электростанций: Волховская, Шатурская, Каширская, Кизеловская, Штеровская, Нижегородская и «Красный Октябрь». К пятилетию Советской власти были пущены две электростанции в Подмосковном бассейне — Бобриковская и Побединская. Характеризуя положение страны, Ульянов тогда говорил: «Уже теперь мы имеем доказательство того, что мы, как государство, в состоянии вести торговлю, сохранить за собою прочные позиции сельского хозяйства и индустрии и идти вперед. Практическая деятельность это доказала».

Продолжала усиливаться вся система диктатуры пролетариата. Укреплялась революционная законность. Большое значение имело введение Гражданского, Трудового, Земельного кодексов, в которых закреплялись завоевания Октября и обеспечивалась защита прав трудящихся.

К пятилетию Октябрьской социалистической революции Советская страна получила многочисленные приветствия от пролетариев капиталистических государств. На состоявшемся в этот день торжественном заседании Московского Совета иностранные рабочие делегации приветствовали первую в мире республику труда. В ответной речи председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета М. И. Калинин выразил удовлетворение тем, что пример Советской России вдохновляет зарубежных трудящихся.

Огромное значение для дальнейшего укрепления Советского государства имело завершение разгрома интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке.

В мае 1921 г. при поддержке японских интервентов белогвардейцы подняли мятеж во Владивостоке, Спасске и других пунктах расположения японских войск, свергли власть правительства Дальневосточной Республики и создали контрреволюционное «временное приамурское правительство» во главе с крупными торговцами братьями Меркуловыми. В то же время активизировали свои действия белогвардейские банды под командованием барона Унгерна и атамана Семенова. После разгрома Унгерна силами Красной Армии и монгольской Народно-революционной армии японское командование сделало основную ставку на Семенова. Однако попытка назначить его «верховным правителем» потерпела неудачу вследствие сопротивления Меркуловых. Здесь сказались также противоречия между Соединенными Штатами и Японией; меркуловцы стали ориентироваться на американскую поддержку, и консульский корпус во Владивостоке по предложению консула Соединенных Штатов запретил Семенову приезд во Владивосток.

В декабре 1921 г. меркуловское «правительство» начало боевые операции против Дальневосточной Республики и партизан. Белогвардейцам удалось захватить Хабаровск. Но с января 1922 г. Народно-революционная армия Дальневосточной Республики под командованием В. К. Блюхера перешла в контрнаступление. Блестящую победу она одержала в сражении за станцию Волочаевку — укрепленные позиции белых на подступах к Хабаровску. 12 февраля после двухдневных упорных боев Волочаевка — «дальневосточный Перекоп» — была взята. 14 февраля Народно-революционная армия заняла Хабаровск. Белогвардейцы потерпели жестокое поражение и на других участках фронта. Не помогло им и назначение генерала Дитерихса «правителем» вместо Меркуловых. В октябре 1922 г. в боях под Спасском части Народно-революционной армии и партизаны, проявив высокую отвагу и мужество, разбили банды Дитерихса. Японские интервенты вынуждены были покинуть пределы Дальнего Востока, захватив с собой и своего последнего ставленника. 25 октября 1922 г. Народно-революционная армия вступила во Владивосток.

Завершение гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке поставило в порядок дня вопрос о нецелесообразности дальнейшего существования Дальневосточной Республики. Трудящиеся Дальневосточной Республики хорошо сознавали неразрывную общность своих интересов с интересами народов РСФСР, с которыми их связывало единство целей в борьбе за построение социализма. На выборах в верховный орган республики — Народное собрание — коммунисты неизменно получали подавляющее большинство голосов. После изгнания интервентов движение за объединение с Советской Россией приобрело всенародный характер. Идя навстречу единодушному желанию трудящихся, Народное собрание 14 ноября 1922 г. постановила ликвидировать Дальневосточную Республику и обратилось во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет с просьбой включить ее территорию в состав РСФСР. Наследующий день, 15 ноября, ВЦИК удовлетворил эту просьбу.

Предпосылки и причины образования Союза Советских Социалистических Республик

Советская власть укреплялась. На этой основе расширялись взаимные политические и экономические связи независимых советских республик. Уже в 1920 г. РСФСР и Украинская ССР заключили союзный договор, который предусматривал сотрудничество двух республик в различных областях их деятельности. В 1920—1921 гг. были заключены договоры между РСФСР и Белорусской ССР, между РСФСР и советскими республиками Закавказья.

В марте 1922 г. образовалась Закавказская Федерация Социалистических Советских Республик. Основная задача этой федерации состояла в том, чтобы обеспечить братское сотрудничество народов Закавказья и искоренить межнациональную вражду, усиленно разжигавшуюся буржуазными националистами и иностранными империалистами.

Объединительным стремлениям народов Советской страны, направленным на создание мощного союза советских социалистических республик, противостояли сепаратистские, центробежные тенденции, носителями которых были буржуазные националисты, отражавшие идеологию свергнутых эксплуататорских классов. Они пытались воздействовать на мелкую буржуазию и неустойчивые элементы среди рабочих и крестьян, разжечь межнациональную рознь, разобщить советские народы. Деятельность буржуазных националистов заметно оживилась в связи с некоторым ростом капиталистических элементов на первом этапе нэпа.

При переходе к нэпу активизировались и великодержавные шовинисты, выражавшие интересы и настроения разбитых классов — русских помещиков и буржуазии. Великодержавный шовинизм был опасен и тем, что его проявления способствовали росту местного буржуазного национализма.

Процесс объединения социалистических республик проходил в острой борьбе против великодержавного шовинизма и местного буржуазного национализма. Установление диктатуры пролетариата обеспечило всем нациям и народностям бывшей Российской империи свободное национальное развитие и предоставило им полный суверенитет. Народы в соответствии с их волей и в зависимости от конкретной исторической обстановки могли объединиться в пролетарском многонациональном государстве или не объединиться. Ульянов указывал, что вопрос о праве наций на самоопределение вплоть до отделения непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения. Последний вопрос Коммунистическая партия должна решать в каждом отдельном случае с точки зрения интересов пролетариата и всех трудящихся масс национальных советских республик. Победили объединительные тенденции, так как они отвечали коренным интересам всех народов советских республик. Советские нации пожелали объединиться в единое многонациональное государство потому, что они были тесно связаны друг с другом в экономическом, политическом и культурном отношениях, а также потому, что без такого объединения им было бы крайне трудно противостоять натиску международного империализма.

Создание единого союзного советского социалистического государства диктовалось объективными причинами. В первую очередь было необходимо объединить экономические и финансовые ресурсы советских республик, координировать их планы социалистического строительства. При этом большую роль играли такие факторы, как исторически сложившееся разделение труда и единство основных путей сообщения.

Мировая и гражданская войны пагубно отразились на состоянии народного хозяйства страны. В каждом районе наиболее пострадали именно те отрасли, которые составляли предмет его специализации: горнодобывающая и сахарная промышленность на Украине, льноводство в Северо-Западной области, хлопководство в Средней Азии и т. д. Помимо непосредственного разрушения производительных сил, тяжелый урон нанесло нарушение связей вследствие возникновения различных фронтов и дезорганизации транспорта. Начавшееся после гражданской войны восстановление народного хозяйства и экономических связей между советскими республиками происходило на основе исторически сложившегося разделения труда. В то же время принципы национальной политики Советской власти предусматривали создание новых индустриальных очагов, разработку полезных ископаемых и других природных богатств там; где этого ранее не делалось. Изменения, вносившиеся в прежнее разделение труда, имели целью не ослабление, а дальнейшее усиление экономических связей между советскими республиками.

Образование союзного советского государства диктовалось задачами планового социалистического хозяйства. Частная собственность и капитал разъединяют людей, коллективная собственность и труд сближают их. Еще в 1920— 1921 гг., когда был разработан план ГОЭЛРО, все советские республики изъявили желание участвовать в его осуществлении. Каждая из них была заинтересована в социалистической реконструкции своей экономики на базе электрификации. Строительство ряда электростанций проектировалось по заявкам республик: Днепровская, Штеровская, Лисичанская, Гришинская — по заявке Украинской ССР, Осиповская — Белорусской ССР, Ташкентская — Туркестанской АССР, Земо-Авчальская — Грузинской ССР. Комментируя карту электрификации, председатель Госплана Г. М. Кржижановский говорил, что план ГОЭЛРО нельзя выполнить разрозненными усилиями отдельных республик. Осуществить социалистическую реконструкцию народного хозяйства, добиться подъема производительных сил и благосостояния всех народов можно было лишь объединенными усилиями всех советских наций в рамках союзного многонационального советского государства.

Договоры, заключенные в 1920—1921 гг. между советскими республиками, содержали пункты о хозяйственном сотрудничестве, но не определяли его условий и не предусматривали создания объединенных планирующих и хозяйственных органов. Это вызывало большие затруднения при разработке как плана ГОЭЛРО, так и в особенности плана экономического районирования Советской страны.

ТРАНСПОРТ НАЛАЖИВАЕТСЯ.
Б. Н. Яковлев. 1923 г.

Проект экономического районирования вырабатывался Госпланом РСФСР в 1921—1922 гг. с непосредственным участием крупных советских ученых (Г. М. Кржижановский, И. Г. Александров, С. Г. Струмилин и др.). Обеспечивая максимально благоприятные условия развития производительных сил всех национальных республик и областей, этот проект предполагал не ведомственное, а территориальное управление народным хозяйством. При его осуществлении открывались широкие возможности для творческой инициативы масс, а с другой стороны, усиливалась роль планового руководства экономикой.

Экономическое районирование предусматривало образование на местах экономических совещаний и усиление роли госпланов и совнархозов. Этого нельзя было достигнуть без создания единых планирующих и хозяйственных органов. Поэтому в 1922 г. в Госплане был поставлен вопрос об образовании планирующего центра для всех советских республик и выдвинута мысль о дальнейшем укреплении советской федерации конституционным или договорным путем.

Во всех республиках остро чувствовалась необходимость более тесного объединения хозяйственной деятельности. В августе 1922 г. Украинский экономический совет постановил «экономическое районирование производить в контакте и сотрудничестве с Госпланом РСФСР». В резолюции II съезда Коммунистической партии Азербайджана говорилось: «Перед нами стоит задача установления самой тесной связи между хозяйственными органами Азербайджана и Высшим советом народного хозяйства РСФСР». Центральный Комитет Российской Коммунистической партии в своем отчете за 1922 г. писал, что опыт хозяйственного строительства советских республик за истекший год «показал необходимость государственного объединения хозяйственных усилий республик и планомерного распределения имеющихся у этих республик ресурсов».

Объединение советских республик диктовалось также их международным положением и задачами укрепления обороноспособности.

Советское правительство в своей внешней политике исходило из возможности мирного сосуществования советских республик с капиталистическими странами. Победа над интервентами и белогвардейцами дала советскому народу мирную передышку. Однако агрессивные круги империалистических государств все еще надеялись реставрировать буржуазный строй в России, если не силой оружия, то при помощи подрывной деятельности, экономического и политического давления. Они также рассчитывали внести рознь в среду советских народов, противопоставить одни советские республики другим. В этих сложных условиях советские республики должны были соблюдать строгое единство действий на международной арене. В феврале 1922 г. восемь республик поручили делегации РСФСР представлять их интересы на Генуэзской конференции. В ноябре была сформирована объединенная российско-украинско-грузинская делегация для участия в Лозаннской конференции. Усиливался контакт между наркоминделами советских республик, создавались единые дипломатические миссии за границей. Такое же объединение деятельности происходило в органах внешней торговли.

Все советские республики выступали за скорейшее слияние вооруженных сил и военного руководства. Партийные и советские органы Украинской ССР несколько раз отмечали настоятельную необходимость этого. Аналогичные постановления были приняты Центральными Комитетами Коммунистических партий в Грузии и Армении. Таким образом, в 1922 г. созрели все предпосылки для создания советского многонационального государства. Однако было необходимо, чтобы эта идея овладела широкими народными массами. Одновременно нужно было найти форму такого государства.

Идея союзного государства

С лета 1922 г. Центральный Комитет Коммунистической партии вплотную занялся проблемой объединения советских республик. 10 августа он создал комиссию для рассмотрения этого вопроса. Вносившиеся проекты, как правило, предлагали один из двух типов федерации, уже созданных жизнью: либо федерацию, основанную на автономии, либо сохранение и некоторое совершенствование системы договорных отношений между республиками. Многие видные партийные деятели — Д. З. Мануильский, Г. К. Орджоникидзе, И. В. Сталин и др. — высказались за первый тип, т. е. за «автономизацию» советских республик. В составленном И. В. Сталиным проекте тезисов указывалось, что советские республики — Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская и Грузинская — должны войти на автономных началах в состав РСФСР. Запрошенные по этому поводу партийные организации национальных республик дали разные ответы: Закавказский краевой комитет Коммунистической партии, а также Центральные Комитеты Коммунистических партий Азербайджана и Армении одобряли этот проект, а ЦК Коммунистических партий Украины и Грузии возражали против него; ЦК Коммунистической партии Белоруссии стоял за сохранение договорной системы.

Противники «автономизации» исходили из того, что она повлечет за собой умаление суверенитета советских республик и может быть использована великодержавно-шовинистическими элементами. С другой стороны, под флагом борьбы против «автономизации» нередко выступали буржуазно-националистические элементы, имевшиеся в Грузии, на Украине и в других советских республиках.

Ульянов подверг проект «автономизации» критике и сформулировал (в своем письме от 27 сентября 1922 г.) идею образования союза суверенных советских социалистических республик. Он писал, что республики входят в новый союз, и важно, чтобы они поняли, что образование союза не уничтожает их независимости, а создает «еще новый этаж, федерацию равноправных республик». Ульянов предложил создать общий ЦИК Союза Советских Республик, а не подчинять республики центральным органам РСФСР.

6 октября 1922 г. Пленум Центрального Комитета РКП (б) принял решение о форме объединения советских республик в союзное многонациональное государство. В этом решении полностью отразилась идея равноправия республик. Пленум постановил: «Признать необходимым заключение договора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских республик и РСФСР об объединении их в «Союз Социалистических Советских Республик» с оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава «Союза»». Пленум выделил комиссию под председательством И. В. Сталина для разработки конституционных основ Союза ССР.

В своем труде «К вопросу о национальностях или «автономизации»» (декабрь 1922 г.) Ульянов писал: «Во-первых, следует оставить и укрепить союз социалистических республик; об этой мере не может быть сомнения. Она нам нужна, как нужна всемирному коммунистическому пролетариату для борьбы с всемирной буржуазией и для защиты от ее интриг». Ульянов требовал, чтобы идея равноправия народов не была извращена. Он указывал, что нужно точно определить и гарантировать права союзных республик, сохранив полную независимость народных комиссариатов, ведающих внутренними делами республик. Считая необходимым создать единые союзные наркоматы обороны и иностранных дел, он предлагал вопрос об этих наркоматах и о форме объединения деятельности других наркоматов представить на коллективное решение союзных республик.

Подчеркивалось, что подлинный интернационализм пролетариата ранее господствовавшей нации состоит в особо бережном и внимательном отношении к национальным традициям и чувству собственного достоинства ранее угнетенных народов.

Решения республик об образовании Союза ССР

18 декабря 1922 г. Пленум Центрального Комитета утвердил разработанный комиссией ЦК проект Союзного договора. Вопрос об образовании Союза Советских Социалистических Республик был широко обсужден в партийных организациях Советских республик, а также на съездах Советов и на собраниях трудящихся.

Состоявшаяся в октябре сессия Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета приняла резолюцию, в которой, подчеркивая полную добровольность тесного союза республик, отметила необходимость поручить Правительству войти в переговоры с правительствами советских республик об оформлении общесоюзных органов законодательных и исполнительных (Союзный ЦИК и Совнарком) и, в частности, органов, руководящих внешней, как общей, так и торговой, политикой. Вслед за тем на Украине прошли многолюдные собрания рабочих, крестьян и интеллигенции. Они единодушно присоединились к резолюции ВУЦИК, подчеркнув в своих решениях необходимость незамедлительного проведения ее в жизнь. 10 декабря в Харькове открылся VII Всеукраинский съезд Советов. Доклад об образовании Союза Советских Социалистических Республик сделал заместитель председателя Совнаркома Украины М. В. Фрунзе. Все делегаты горячо приветствовали эту идею Союза. В выступлениях на съезде говорилось о всеобщем стремлении украинского народа к объединению с народами других социалистических республик. Съезд единогласно принял декларацию, содержавшую предложение об образовании Союза Советских Социалистических Республик и призыв к народам всех советских республик присоединиться к этому предложению. Решения съезда были восторженно встречены украинским народом.

13 декабря Минский Совет утвердил следующий наказ Всебелорусскому съезду Советов: «Принимая во внимание необходимость большого напряжения сил для дальнейшей трудной работы, IV Всебелорусский съезд Советов должен принять решение, которое создало бы еще более крепкую связь советских республик, сохраняя в то же время влияние каждой советской республики на дела всего союза советских республик». 14 декабря IV Всебелорусский съезд Советов в своем обращении «Ко всем трудящимся Белоруссии», а также в обращении к Президиуму ВЦИК РСФСР, ЦИК Украины и Союзному Совету Закавказской Федерации заявил о присоединении Белорусской ССР к предложению об образовании Союза.

В начале ноября азербайджанская республиканская партийная конференция приняла по докладу секретаря ЦК Коммунистической партии Азербайджана С. М. Кирова предложение об образовании Союза Советских Социалистических Республик и о вхождении Закавказских республик в состав Союза не поодиночке, а через Закавказскую Федерацию. В том же месяце этот вопрос обсуждала конференция коммунистических организаций Закавказья. В приветствии делегатам конференции рабочие-металлисты Грузии писали: «Коммунисты-металлисты считают, что совместная работа компартий Азербайджана, Грузии, Армении укрепит нашу коммунистическую работу в Закавказье, теснее сплотит рабочих всех трех республик в одну товарищескую семью и ускорит объединение Закавказской федерации с другими советскими странами в один мощный Союз Советских Республик». Конференция одобрила идею образования Союза и рекомендовала включить этот вопрос в повестку дня I Закавказского съезда Советов.

На открывшемся 10 декабря в Баку I Закавказском съезде Советов с докладом по вопросу об образовании Союза Советских Социалистических Республик выступил Г. К. Орджоникидзе. Он высоко оценил помощь, оказанную закавказским республикам Российской Федерацией, и указал, что лишь благодаря этой помощи закавказские республики начали восстанавливать свое хозяйство.

«Разве без материальной помощи Советской России, — говорил Г. К. Орджоникидзе, — укрепилась бы Советская власть здесь? Советская Россия присылала в прошлом году хлеб и продолжает присылать и в этом году. Она дала золото на восстановление оросительной системы на Мугани, она отпустила и в этом году 800 тыс. руб. золотом на закупку тракторов для Мугани. Она отпустила 640 тыс. руб. золотом на восстановление хлопководства в Армении, она, Советская Россия, ассигновала 700 тыс. руб. золотом на постройку гидроэлектрической станции под Тифлисом. А в прошлом году та же Советская Россия отпустила Азербайджану, Грузии, Армении более 8 млн. руб. золотом.

Грузия хочет построить текстильную фабрику. Она обращается к России. Россия отпускает средства на большую текстильную фабрику. То же самое дает товарищам армянам. Таким образом, из общего резервуара — России — берется все, что можно.

Существованием Советской власти, своим освобождением трудящиеся массы Грузии, Армении, Азербайджана целиком обязаны России».

В принятой I Закавказским съездом Советов резолюции говорилось: «Признать образование Союза Советских Республик своевременным и целесообразным. В союз должны войти РСФСР, Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация». Съезд принял решение о преобразовании Закавказской федерации Социалистических Советских Республик в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую республику в составе Грузинской, Армянской и Азербайджанской Социалистических Советских республик.

23 декабря приступил к работе Х съезд Советов РСФСР. На нем присутствовало в качестве гостей около 400 представителей других советских республик, приехавших в Москву для участия в работе I союзного съезда Советов. Открывая Х съезд, председатель ВЦИК М. И. Калинин подчеркнул историческое значение предстоящих решений.

Ульянов не смог выступить на съезде Советов. Состояние его здоровья ухудшилось, что вызвало большую тревогу в народе. В президиум съезда поступили многочисленные запросы о здоровье Ленина и пожелания скорейшего выздоровления.

Доклад об объединении советских республик сделал председатель Комиссии, избранной Пленумом ЦК, И. В. Сталин. Он проанализировал побудительные мотивы создания союзного государства и, в частности, указал, что в Союз объединяются лишь социалистические советские республики, политический и социальный строй которых однороден, т. е. РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР. Поскольку Бухара и Хорезм были в то время не социалистическими, а только народными республиками, они не могли войти в состав Союза. Съезд принял постановление о вхождении РСФСР в состав союзного государства и выделил полномочную делегацию для участия в разработке Декларации и Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Закрывая съезд, М. И. Калинин сказал: «Разве для нас не дорого имя РСФСР?! Оно дорого нам. Это имя завоевано в огне военных битв... Я вижу, как над нами развевается красное знамя с пятью священными буквами РСФСР. И мы, делегаты Х съезда Советов, полномочные представители всей Советской Российской федерации, склоняем это дорогое, овеянное битвами и победами, укрепленное жертвами рабочих и крестьян знамя перед Союзом Советских Республик. Мы видим, как уже поднимается новое красное знамя Союза Советских республик.».

I съезд Советов СССР

29 декабря 1922 г. собралась конференция полномочных делегаций РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР. Она обсудила проекты Декларации и Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик (СССР), а также порядок работы I союзного съезда Советов. Было решено, что на этом съезде Декларация и Договор будут утверждены в основном, а затем их рассмотрят и окончательно утвердят Центральные Исполнительные Комитеты союзных республик и II съезд Советов СССР.

30 декабря 1922 г. в Москве, в Большом театре, открылся I съезд Советов Союза Советских Социалистических Республик. На нем присутствовали 1727 делегатов от РСФСР, 364 от УССР, 33 от БССР и 91 от ЗСФСР. В 12 часов 45 минут старейший из делегатов, член ВЦИК П. Г. Смидович объявил об открытии съезда.

Тексты Декларации и Договора об образовании СССР огласил Сталин. Декларация отмечала, что только в стране Советов, только в условиях диктатуры пролетариата, сплотившей вокруг себя большинство населения, оказалось возможным уничтожить национальный гнет, создать обстановку взаимного доверия и заложить основы братского сотрудничества народов. В Декларации излагались причины, настоятельно требующие создания СССР, и провозглашались равноправие и добровольность объединения.

Договор об образовании СССР определял в основном компетенцию и функции верховных государственных органов Союза, порядок выборов на всесоюзные съезды Советов, вводил флаг, герб и государственную печать Союза. Столицей СССР была избрана Москва. Договор предусматривал за каждой республикой право свободного выхода из Союза.

Историческое значение образования СССР

Интересный раздел, не так ли? Надеемся, наступит время, когда можно будет без сомнений и оговорок внести сюда тот текст, который должен быть в нем.

План построения социализма

Речь на пленуме Московского Совета 20 ноября 1922 г. была последним публичным выступлением В. И. Ульянова. В декабре начался новый сильный приступ болезни. В январе — феврале 1923 г. он продиктовал свои последние статьи: «Странички из дневника», «О кооперации», «О нашей революции», «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше».

В целом содержание последних работ Ульянова, представлявших собой как бы политическое завещание, раскрывало план построения социализма. Основные положения этого плана состояли в следующем.

В СССР имеется полная объективная возможность построения социалистического общества. Для того чтобы претворить ее в жизнь, необходимо прежде всего ликвидировать технико-экономическую отсталость и осуществить индустриализацию страны, создать материально-техническую базу социализма.

Условием победы социализма является создание крупного общественного хозяйства на месте распыленных единоличных крестьянских хозяйств. Рабочий класс должен вовлечь своего союзника, трудовое крестьянство, в социалистическое строительство. Основной формой для этого является кооперация, а материальной предпосылкой — насыщение сельского хозяйства техникой. Переход крестьянства к коллективному хозяйству ускорит темпы движения страны по пути строительства социализма.

Построение социализма включает в себя проведение культурной революции, формирование кадров высококвалифицированных, культурных работников в промышленности, сельском хозяйстве, государственном аппарате, создание народной интеллигенции.

Основным орудием построения социализма служит диктатура пролетариата. Пролетарское государство должно постоянно укреплять свою связь с народом, вовлекать в государственную работу новые кадры из числа трудящихся, искоренять бюрократизм, развивать народную, социалистическую демократию.

Построить социализм можно лишь при сохранении и упрочении союза рабочего класса с крестьянством. Руководящая роль в этом союзе принадлежит рабочему классу во главе с Коммунистической партией. Партия призвана зорко охранять союз рабочих и крестьян и устранять всякую угрозу ему. Решающим условием его прочности является единство партии, отсутствие в ней фракций и группировок. Раскол партии означает разрушение союза рабочего класса с крестьянством, гибель диктатуры пролетариата. Монолитная партия и ее правильная политика обеспечивают успешное построение социализма в СССР.

Успех социалистического строительства в СССР обеспечен и с международной точки зрения. В капиталистическом мире обостряются классовые и межгосударственные противоречия. Борьба пролетариата и его союзников против капиталистов, развивающееся национально-освободительное движение в колониях и полуколониях углубляют общий кризис капитализма, расшатывают устои империалистической системы и обрекают на неминуемый крах попытки империалистов уничтожить СССР. Но при всем этом советский народ должен неустанно укреплять обороноспособность социалистического государства.

Строя социализм, Советская власть должна вести мудрую, миролюбивую внешнюю политику, неуклонно и настойчиво бороться за мирное сосуществование и экономическое соревнование системы социализма с системой капитализма. В этом соревновании неизбежно победит установленный в СССР общественный строй, который сумеет «доказать всякому и каждому наглядно, воочию, что социализм таит в себе гигантские силы и что человечество перешло теперь к новой, несущей необыкновенно блестящие возможности стадии развития».

*История ответила на все это огромной надгробной плитой, на которую не поссал и которую не обгадил только ленивый. Что ж, нельзя быть настолько самонадеянными. Что дальше? Посмотрим. Возможно, ничего.

«Ультиматум Керзона»

Успехи советского народа в восстановлении народного хозяйства, укрепление международных позиций Советского государства, обострение классовой борьбы в капиталистических странах и национально-освободительных движений в колониях и полуколониях — все это тревожило английских, французских, американских и других империалистов. В связи с этим оживились попытки сорвать мирное строительство в Советской стране, изолировать СССР на международной арене, организовать против него новую вооруженную интервенцию. Империалисты ждали лишь повода для вмешательства во внутренние дела Советского государства.

Такой повод они нашли, когда советский суд вынес смертный приговор двум католическим священникам. В зарубежной буржуазной печати поднялась провокационная шумиха об отсутствии «свободы религии» в Советском Союзе. В антисоветскую кампанию включились и правительственные круги империалистических держав. Правительство Соединенных Штатов предложило, чтобы западноевропейские страны, имеющие дипломатические или торговые отношения с Советской Россией, выступили в защиту католических священников. 30 марта 1923 г. последовало заявление британского торгового агента в Москве, содержавшее «серьезный и окончательный призыв приостановить исполнение приговора». На этот выпад Народный комиссариат иностранных дел ответил, что «Россия, являясь независимой страной и суверенным государством, имеет неоспоримое право выносить приговоры, согласно своему собственному законодательству, лицам, нарушающим законы страны», и что «всякая попытка извне вмешаться в это право и защитить шпионов и предателей России является актом недружелюбия и возобновления интервенции, которая успешно была отражена русским народом».

Другим поводом к обострению отношений с Советским Союзом империалисты избрали задержание английского рыболовного траулера, занимавшегося незаконной рыбной ловлей в советских территориальных водах Северного моря. 28 апреля английское правительство в грубой форме потребовало освобождения этого траулера и заявило, что оно не признает советского законодательства о территориальных водах. В ответной ноте от 7 мая Советское правительство всесторонне обосновало свою позицию в вопросе о территориальных водах и предложило обсудить все спорные вопросы, «исходя из того духа миролюбия», которым Советский Союз «всегда руководится во внешней политике». Однако мирная процедура не входила в намерения английского правительства. Еще в конце апреля оно рассматривало вопрос о разрыве отношений с СССР. 8 мая британский агент в Москве вручил народному комиссару по иностранным делам РСФСР пространный меморандум министра иностранных дел Великобритании лорда Керзона, содержавший многочисленные и беспочвенные обвинения против СССР. Этот документ известен под названием «ультиматума Керзона».

В меморандуме Керзона утверждалось, будто территории Ирана и Афганистана являются «наиболее выгодными базами для русской антибританской пропаганды», а советский посол в Тегеране якобы «давал приют индийским мятежникам в своем гостеприимном доме и направлял их на работу в Индию». Керзон обвинял Советское правительство в том, что оно чинит препятствия британскому судоходству, брал под свою защиту католических священников, осужденных за шпионаж, и двух английских подданных, также уличенных в шпионаже еще в 1920 г., и т. д. Ссылаясь на эти и тому подобные предлоги, Керзон требовал: отказа Советского правительства от «антибританской пропаганды»; смещения советских полномочных представителей в Иране и Афганистане; уплаты компенсации за осужденных английских шпионов; возмещения владельцам английских траулеров, задержанных за незаконную ловлю рыбы в советских территориальных водах; признания 3-мильной зоны прибрежных вод вместо 12-мильной, установленной советским декретом; отказа от нот, направленных Наркоминделом в связи с вмешательством Англии в дело шпионов-священников. Меморандум носил ультимативный характер с угрозой разрыва отношений; на выполнение всех требований давался 10-дневный срок.

Демонстрация протеста против «ультиматума Керзона» в Москве 12 мая 1923 г.
Фотография.

«Ультиматум Керзона» сопровождался серией антисоветских провокаций. 10 мая был убит в Лозанне В. В. Воровский. В эти же дни английское правительство демонстративно послало канонерку в Белое море, открыто заявив, что ее командиру поручено «предупредить вмешательство по отношению к английским кораблям вне трехмильной зоны, применяя силу, если это будет необходимо». Немного раньше, в начале мая, в Бухарест выехала английская военная миссия для инспектирования румынской армии и «изучения» границы с Советским Союзом. Начальник британского имперского генерального штаба вел в Варшаве секретные переговоры с правительством Польши. Английский Средиземноморский флот был переброшен в Дарданеллы, готовилась отправка военных эскадр в Белое и Балтийское моря. Империалистическая пресса публиковала провокационные антисоветские статьи, призывая разорвать соглашения с СССР и прежде всего англо-советский торговый договор 1921 г.

Как стало впоследствии известно, империалисты строили широкие интервенционистские планы: предполагалось, что интервенцию начнет Англия, за ней последуют крупные и малые капиталистические государства, одновременно вспыхнут контрреволюционные мятежи внутри Советского Союза.

Советское правительство проявило стойкость, выдержку и дипломатическое искусство. В своем ответе на ноту Керзона, отправленном через три дня после ее получения, Народный комиссариат иностранных дел заявил, что путь ультиматумов и угроз не есть путь разрешения недоразумений между государствами и что приведенные в английской ноте «выдержки и цитаты представляют собою сочетание вымысла с тенденциозно обработанными и произвольно дополненными дешифрованными частями телеграмм». Наркоминдел предлагал созвать англо-советскую конференцию и разрешить на ней «не только спорные второстепенные вопросы, но и урегулировать советско-английские отношения в их полном объеме». В ходе дальнейшей переписки Советское правительство ради достижения мирного урегулирования споров согласилось сделать уступки, но лишь по некоторым второстепенным пунктам.

Во всех городах и селах Советского Союза, по фабрикам, заводам и учреждениям прокатилась волна мощных народных митингов и демонстраций протеста против угрозы новой интервенции со стороны империалистов. В Петрограде в двух грандиозных демонстрациях участвовали сотни тысяч человек. «Мы хотим мира, — заявляли трудящиеся Петрограда, — но если нас вызовут на бой, мы будем сражаться до полной победы». Советский народ начал сбор средств на постройку воздушной эскадрильи под названием «Наш ответ Керзону».

Защищая независимость и суверенные права своего государства, советские трудящиеся опирались также на сочувствие и поддержку международного пролетариата. Центральный Комитет Коммунистической партии Англии развернул кампанию в поддержку СССР; изданная им листовка получила широкое распространение в стране. 13 мая в Трафальгар-сквере состоялся многолюдный митинг лондонских рабочих под лозунгами «Долой войну!», «Англо-русское торговое соглашение должно быть сохранено!», «Мы требуем полного признания СССР!». Участники митинга приняли резолюцию, в которой потребовали, чтобы английское правительство взяло обратно свой ультиматум. Такие же митинги состоялись в десятках других английских городов. В редакции английских газет поступали многочисленные резолюции рабочих организаций с протестами против «ультиматума Керзона» и с требованиями установить нормальные дипломатические и экономические отношения между Англией и Советским Союзом. Во многих городах создались «советы действия» для борьбы в защиту СССР и за признание Советского правительства.

Солидарность с народами СССР в эти напряженные дни выразила и наиболее активная часть американских рабочих. 20 мая профессиональный союз металлистов СССР получил телеграмму от американских металлистов: «Держитесь стойко, товарищи, — писали они, — ваши тяжелые лишения и грандиозные жертвы не пропадут даром, растет и укрепляется дух международной солидарности. Прекрасный пример народов России поможет рабочим стать победителями мира».

Политика Керзона вызвала осуждение даже в некоторых буржуазных кругах Англии, в особенности среди предпринимателей и коммерсантов, заинтересованных в торговле с СССР. В этот период объем советско-английской торговли увеличился с 4,87 млн. ф. ст. в 1921 г. до 11,7 млн. ф. ст. в 1923 г. Англия нуждалась в советской сельскохозяйственной продукции, а СССР импортировал продукцию тех отраслей английской промышленности (машиностроительной, судостроительной и др.), которым не хватало рынков сбыта. Советское правительство делегировало в Лондон Л. Б. Красина для переговоров с английскими промышленниками о возможном расширении деловых связей между двумя странами. Многие предприниматели и купцы поэтому возражали против разрыва отношений с Советским Союзом. Член парламента Аллан Смит заявил, что если англо-советский торговый договор будет аннулирован, то конкуренты Англии, и прежде всего Соединенные Штаты, воспользуются этим, чтобы заключить соглашение с Россией и извлекать прибыль из торговли с ней.

В других капиталистических странах часть буржуазии тоже сознавала опасность военных авантюр и была заинтересована в развитии сотрудничества с Советским Союзом. Ввиду этого агрессивные империалистические круги не смогли создать единый антисоветский фронт.

В конечном счете английскому правительству пришлось отступить. 29 мая Керзон сообщил, что «три из четырех серьезных спорных вопросов, возникших между обоими правительствами, уже потеряли свою остроту» и «по ним можно достигнуть определенного соглашения на основе русской ноты от 23 мая» (в этой ноте предлагалось заключить рыболовную конвенцию и на основе взаимности подтвердить обязательства англо-советского соглашения 1921 г.). 4 июня Советское правительство ответило, что нет препятствий для соглашения по всем четырем пунктам. Через несколько дней по обоюдному соглашению переписка по вопросам, поднятым в «ультиматуме Керзона», была закончена: английское правительство удовлетворилось частными уступками по вопросу о рыбной ловле и компенсацией за осуждение английских шпионов.

Исход конфликта свидетельствовал об огромном росте международного авторитета Советского Союза, о его популярности в народных массах всего мира, а также о том, насколько остры противоречия между капиталистическими странами и как важны для них экономические отношения с СССР. «Весь мир, — говорилось в годовом отчете Наркоминдела II съезду Советов СССР, — признал нашу дипломатическую тактику... весьма удачной и реагировал на нее весьма знаменательно: за это время Дания заключила с нами торговый договор, Швеция возобновила переговоры на тот же предмет, Америка стала посылать к нам множество государственных и финансовых деятелей, и даже Франция откликнулась по давно уже заглохшему делу о репатриации наших солдат».

Принятие Конституции СССР

Событием большой важности было введение в действие Конституции Союза ССР — основного закона советского социалистического многонационального государства. 6 июля 1923 г. сессия ЦИК СССР единогласно утвердила и ввела в действие первую Конституцию Союза Советских Социалистических Республик. На сессии был избран Совет Народных Комиссаров Союза ССР под председательством Ульянова.

Конституция Союза ССР воплотила в жизнь идеи Ленина о добровольном союзе равноправных народов. Она охраняла суверенитет каждой союзной республики, отражая полное равноправие народов Советской страны. В Конституции указывалось: «Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в настоящей Конституции, и лишь по предметам, отнесенным к компетенции Союза. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляет свою государственную власть самостоятельно. Союз Советских Социалистических Республик охраняет суверенные права союзных республик».

Высшим верховным государственным органом Союза ССР являлся Всесоюзный съезд Советов, а высшим исполнительным и законодательным органом в промежутках между съездами Советов — Центральный Исполнительный Комитет СССР, состоящий из двух палат: Совета Союза и Совета Национальностей. Совет Народных Комиссаров СССР избирался ЦИК СССР и был ответственен перед ним в своей работе. К ведению Союза ССР были отнесены важнейшие общегосударственные вопросы, в том числе: сношения с другими странами и заключение с ними договоров, руководство Вооруженными Силами СССР, изменение внешних границ, прием новых республик в состав Союза ССР, объявление войны и заключение мира, заключение займов, внешняя торговля, утверждение единого государственного бюджета и основ общего плана народного хозяйства, установление системы внутренней торговли, общих начал землеустройства и землепользования, а также пользования недрами, лесами и водами, издание основных законов, право амнистии, разрешение спорных вопросов между союзными республиками, отмена постановлений, нарушающих Конституцию. Народные комиссариаты СССР делились на общесоюзные и объединенные. Кроме того, при ЦИК СССР состояли Верховный суд и Прокуратура, а при СНК СССР — Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ), на которое возлагалась борьба с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом.

РЕСПУБЛИКА СОВЕТОВ.
Панно С. М. Карпова. 1924 г.

В связи с принятием Конституции Президиум ЦИК СССР опубликовал 14 июля 1923 г. обращение «Ко всем народам и правительствам мира», в котором изложил цели и задачи внешней политики Советского Союза.

В обращении говорилось: «Созданное, таким образом, на основе братского сотрудничества народов советских республик союзное государство ставит себе целью сохранение мира со всеми народами...

Будучи естественным союзником угнетенных народов. Союз Советских Социалистических Республик ищет со всеми народами мирных и дружественных отношений и экономического сотрудничества. Союз Советских Социалистических Республик ставит себе целью способствовать интересам трудящихся всего мира. На громадном пространстве от Балтийского, Черного и Белого морей до Тихого океана он осуществляет братство между народами и царство труда, стремясь в то же время к тому, чтобы содействовать дружественному сотрудничеству народов всего мира».

Конституция первого в мире социалистического многонационального государства явилась документом большого значения. В противоположность конституциям буржуазных государств она не только предоставляла определенные права гражданам государства, но и обеспечивала полную возможность их использования. Созданная на прочном фундаменте дружбы народов, она отражала успехи в деле построения социализма, достигнутые к этому времени трудящимися Советской страны под руководством Коммунистической партии. 31 января 1924 г. II съезд Советов СССР окончательно утвердил текст Конституции, завершив оформление союзного многонационального Советского государства.