ВВЕДЕНИЕ


Мы переходим к новой истории. Ее основным содержанием является победа над феодализмом, утверждение и развитие капитализма.

Элементы капиталистического способа производства зарождаются еще в недрах предшествующего, феодального строя, на последнем этапе которого они образуют систему капиталистических отношений — капиталистический уклад. В результате победы буржуазной революции этот уклад становится господствующим, превращается в капиталистическую формацию, наиболее характерными чертами которой являются: во-первых, частная собственность капиталистов на все основные средства производства, во-вторых, распадение общества на два главных класса — буржуазию, которой фактически принадлежит и государственная власть, и эксплуатируемый пролетариат, не имеющий собственных средств производства и вынужденный поэтому продавать капиталистам свою рабочую силу. Основным экономическим законом капитализма является производство трудом наемных рабочих прибавочной стоимости, присваиваемой классом буржуазии.

Хронологическими гранями новой истории служат, с одной стороны, Английская буржуазная революция середины XVII в., положившая начало торжеству капитализма в Европе, с другой — Октябрьская социалистическая революция 1917 г. в России.

Самую раннюю свою победу над феодальным строем капитализм одержал уже в конце XVI в. в Голландии. Хотя экономические последствия этой победы, превратившей Голландию в «образцовую капиталистическую нацию XVII века», были очень велики, однако другие страны испытали на себе их влияние лишь в сфере кредита, международной торговли и колониальной политики. Гораздо большее значение для Европы, а также и для внеевропейских стран имела Английская революция XVII в. Она была первой революцией европейского масштаба, нанесшей сокрушительный удар по феодализму и открывшей путь быстрому развитию буржуазных общественных отношений в одной из крупнейших стран Западной Европы. Английская буржуазная революция происходила на более высоком уровне развития производительных сил, чем Нидерландская революция XVI в., и получила несравненно больший международный резонанс. Современные ей революционные движения — во Франции, Испании, Италии — носят на себе печать влияния английских событий. Еще важнее то, что Английская революция, хотя она проходила под религиозным знаменем пуританства, впервые открыто провозгласила новый буржуазный порядок, пришедший в дальнейшем на смену феодализму и в других странах Европы. Утверждение капитализма в Англии было, иными словами, началом общего процесса, постепенно захватывавшего одну страну за другой, втягивавшего в орбиту капитализма в качестве колоний и те внеевропейские страны, которые продолжали еще оставаться на разных ступенях развития феодализма или даже на стадии родоплеменных отношений.

Таковы главные основания принятой в исторической науке периодизации, согласно которой новая история начинается с Английской революции середины XVII в. Эта грань является в сущности условной. С известным основанием можно считать началом новой истории и XVI век, когда появляется мануфактура и начинается капиталистическая эра, или же конец XVIII в., когда капиталистический способ производства становится ведущим под влиянием победы Французской буржуазной революции 1789—1794 гг. Кроме того, к этому же времени относится промышленный переворот в Англии, начало машинного фабричного производства, означавшего знаменательную победу капитализма в промышленности.

В новой истории различаются два периода: период утверждения и победы капитализма, и период капитализма, перешедшего в стадию империализма.

Первый период характеризуется быстрым ростом производительных сил, появлением новой, машинной техники, вызвавшей промышленный переворот сначала в Англии, затем в других странах. «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства, — писали в 1847 г. Маркс и Энгельс, — создала более, многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые».

Буржуазные революции закрепили окончательную победу капиталистических отношений в крупнейших государствах Европы и Америки. Колониальная экспансия этих государств подчинила капиталистической эксплуатации некоторые более отсталые страны и народы. Победа капитализма утвердила буржуазный общественный строй и передала в руки буржуазии политическую власть, вызвав одновременно появление нового общественного класса — промышленного пролетариата.

Буржуазное общество, выросшее на развалинах феодализма, не уничтожило классовых противоречий. Оно поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых. В период утверждения капитализма классовая борьба пролетариата против буржуазии принимает все более организованные формы. Вожди пролетариата Маркс и Энгельс своим учением научного коммунизма произвели революционный переворот в теории, вооружили ею рабочий класс и создали международное объединение рабочих — Первый Интернационал.

Второй период в истории капиталистического общества начинается со вступлением его в стадию империализма. Обострение классовых противоречий с переходом к эпохе империализма сказалось в нарастании революционной борьбы пролетариата в Европе и освободительного движения в колониальных и зависимых странах. Уже Парижская коммуна 1871 г. явилась первым ударом по капитализму. С конца XIX в. центр международного революционного движения переместился в Россию. Ленин создал пролетарскую партию нового типа, под водительством которой одержала победу Октябрьская социалистическая революция, на длительное время свергнувшая капитализм в России.

* * *

Мы начинаем с начальной фазы истории нового времени — от Английской до Французской революции (1640—1789), отличающейся переходным характером. Несмотря на значительные успехи капитализма в XVII и XVIII вв., он даже в Европе встречал серьезные препятствия своему развитию: еще продолжавшееся господство феодальных отношений или их сильные пережитки. В Центральной и Восточной Европе в полной силе сохранялась и в отдельных странах даже возрастала феодально-крепостническая эксплуатация крестьянства в ее самых грубых и жестоких формах. Почти повсюду в Европе удерживалась феодально-абсолютистская форма монархии, при которой дворянство являлось единственным господствующим и привилегированным классом-сословием (вместе с примыкавшим к нему сословием духовенства). Даже в Голландии и Англии, где буржуазия победила, она была вынуждена делить власть с земельной аристократией, уступая последней высшие военные, административные и дипломатические посты. В России XVIII век был временем укрепления самодержавия — русской разновидности феодально-абсолютистской монархии, временем усиления феодальной эксплуатации крестьянства и дальнейшего распространения крепостничества.

И все же для Европы в целом наиболее характерной чертой XVIII в., главной тенденцией развития было усиленное расшатывание феодальной системы, все растущее общественное недовольство существующим феодальным строем, борьба против него, проходившая в самых разнообразных формах. Правда, экономическое и политическое развитие разных стран шло очень неравномерно. Для выяснения истории перехода от феодальной формации к капиталистической необходимо раскрыть не только общие черты этого процесса, но и конкретные его особенности в отдельных странах и районах Европы.

Важнейшим общим условием перехода к капиталистическому способу производства является так называемое первоначальное накопление. Об этом уже говорилось, но и в дальнейшем процессу первоначального накопления будет уделено большое внимание.

Сущность этого процесса, протекавшего особенно интенсивно в XVII—XVIII вв., заключается, с одной стороны, в насильственном отделении непосредственного производителя (крестьянина, городского мелкого ремесленника) от средств и орудий производства, с другой — в образовании крупных капиталов, вкладываемых в производство. Пауперизованные крестьяне и разорившиеся ремесленники составили первые кадры наемных рабочих капиталистической промышленности. Эта промышленность, зародившаяся в период позднего средневековья, продолжала еще оставаться мануфактурной, выступая в обеих своих формах — централизованной и рассеянной мануфактуры.

Мануфактура, основанная на ручной технике, была неспособна овладеть всем производством и преобразовать его, но она создала обученные кадры промышленных рабочих и формы организации капиталистического производства, использованные в дальнейшем капиталистической фабрикой. Фабрика, опирающаяся на машинную технику, возникает впервые в Англии лишь во второй половине XVIII в., так что полтора столетия, о которых пойдет речь, проходят еще под знаком господства мануфактуры в капиталистической промышленности. Эти столетия называются поэтому мануфактурным периодом в истории капитализма.

Не во всех странах Европы первоначальное накопление происходило в столь классически ясных формах, как в Англии. Особенно сложен и противоречив этот процесс в феодально-крепостнических странах Центральной и Восточной Европы.

В XVII—XVIII вв. устойчивый и все растущий спрос на продовольствие и сельскохозяйственное сырье со стороны передовых в промышленном отношении западноевропейских государств вызвал существенные изменения в организации помещичьего хозяйства в ряде стран Центральной и Восточной Европы. В погоне за товарными излишками хлеба помещики за счет крестьянских наделов расширяли собственную запашку, увеличивали барщину, доводя феодально-крепостническую эксплуатацию до крайних пределов. К этому главным образом и сводилось «второе издание крепостничества», особенно ярко проявившееся в крупных поместьях северо-восточной Германии; сходные явления можно было наблюдать в некоторых районах Габсбургской монархии, Прибалтики, Польши и России.

Согласно господствующему в исторической науке взгляду, «второе издание крепостничества» как социально-экономический процесс не только не связано непосредственно с первоначальным накоплением, но и оказало самое отрицательное влияние на темпы капиталистического развития в этих странах. Здесь процесс первоначального накопления отличался той особенностью, что отрыв крестьянского и городского населения от средств производства тормозился феодально-крепостническим строем, и в промышленности в более или менее широких размерах применялся труд крепостных крестьян. Загнанные на мануфактуры законодательными актами или административными мерами правительства, они были обречены на медленную и мучительную экспроприацию.

Общей для большинства стран Европы чертой экономического развития в XVII—XVIII вв. является активная роль феодально-абсолютистской монархии в процессе накопления капитала. Системой налогов, государственных займов, торговых и промышленных монополий, политикой меркантилизма и протекционизма, а также многочисленными торговыми и колониальными войнами государство всемерно способствовало расширению внешней торговли и переходу от мелкого товарного производства к крупной капиталистической мануфактуре. История Франции, Швеции, Австрии, Пруссии, России и ряда других государств дает в изобилии примеры такой политики поощрения торговли и мануфактуры, при посредстве которой дворянское государство стремилось увеличить свои доходы и свое могущество. В 60—80-х годах XVIII в. монархи многих европейских стран предприняли с этой же целью реформы, имевшие в виду устранение наиболее вопиющих злоупотреблений феодального режима, но оказавшиеся малоэффективными («просвещенный абсолютизм»).

Одним из важных источников первоначального накопления в Европе было ограбление колониальных стран Азии, Африки и Америки, хищническая эксплуатация трудящихся масс в этих странах европейскими колонизаторами. Средства, полученные путем эксплуатации колоний, образовали в Европе капиталы, оплодотворившие крупную капиталистическую промышленность.

Вне колониальной системы в XVII—XVIII вв. продолжала оставаться еще большая часть государств Востока: Китай, Япония, Иран, Турция, государства Средней Азии. В них сохранялись на протяжении всего этого периода и даже позднее феодальные отношения.

Причины, тормозившие переход к капиталистическому способу производства в азиатских государствах, отличались большим разнообразием, но существенно то, что их отставание от Европы отнюдь не означало абсолютного застоя. История Востока опровергает господствующий в буржуазном востоковедении взгляд, будто к началу нового времени творческие силы народов Азии были исчерпаны и они пребывали в состоянии полной неподвижности и окостенения. Эта точка зрения, по существу, исходит из деления народов по расовому признаку на способные и неспособные к историческому прогрессу; она служит оправданием колониальной политики европейских держав.

На самом деле поступательное движение происходило в этот период и на Востоке, хотя оно шло здесь весьма медленно. Даже в искусственно изолировавших себя от внешнего мира Японии и Китае к началу нового времени появляются элементы капитализма, зарождается капиталистическая мануфактура, как рассеянная, так и централизованная, растет подчинение мелкого товарного производства скупщику, формируется рынок рабочей силы и т. д. Эти экономические сдвиги имели своей основой распространение товарно-денежных отношений, проникавших и в деревню. Существуют различные мнения о степени развития раннекапиталистических отношений в Азии до вторжения туда европейских колонизаторов, но сам факт возникновения этих новых отношений является бесспорным.

Зародившиеся в некоторых странах Востока элементы более прогрессивного, капиталистического способа производства были еще слишком слабы и неразвиты, чтобы стать непосредственными предпосылками для буржуазных революций. Когда же эти страны в результате колонизаторской деятельности европейцев утратили возможность самостоятельного развития, их отставание от капиталистических государств Европы и Северной Америки стало еще более значительным. Неслыханно жестокая и откровенно грабительская колониальная система привела к застою и разрушению производительных сил во многих странах Азии, к упадку их старинной и самобытной цивилизации.

Весь период с середины XVII до конца XVIII в. проходит под знаком растущих социальных противоречий, ожесточенной борьбы между старыми, феодальными и новыми, капиталистическими отношениями. Острые классовые конфликты в этот период находят свое проявление в широких крестьянских движениях и в ранних буржуазных революциях.

На этом этапе мы рассмотрим две крупные буржуазные революции: Английскую революцию XVII в. и восстание американских колоний против английского владычества, завершившееся образованием буржуазной республики Соединенных Штатов. Кроме того, в местах, посвященных истории Франции, вскрываются предпосылки Французской буржуазной революции конца XVIII в.

Буржуазные революции закономерно происходили в результате вызревания в недрах феодальной формации новых, капиталистических производственных отношений, развивавшихся на основе значительного роста производительных сил. Буржуазные революции должны были ликвидировать феодально-абсолютистскую политическую надстройку, стоявшую на страже старых производственных отношений, и тем самым расчистить путь для беспрепятственного развития буржуазного общества.

Во главе этих революций стоял прогрессивный в то время класс буржуазии, жизненно заинтересованный в ликвидации феодализма. Главной движущей силой буржуазных революций был народ — крестьянство, городская мелкая буржуазия, городские плебейские элементы. Однако наибольшие выгоды от ликвидации феодализма достались буржуазии. Английская революция, в которой крестьянство сыграло громадную роль, привела в конечном итоге к уничтожению крестьянского землевладения и к превращению большей части крестьян в пролетариев. Американская революция, одержавшая победу также благодаря активному участию в ней народных масс — фермеров, городских ремесленников, городской бедноты, отчасти негров-рабов, привела к созданию республики, в которой реальная власть оказалась в руках торгово-промышленной буржуазии и плантаторов-рабовладельцев.

Проявлениями острой классовой борьбы в XVII—XVIII вв. были крестьянские восстания. Среди них прежде всего выделяются грандиозные крестьянские войны, происходившие в России во второй половине XVII в. под предводительством Степана Разина, в XVIII в. — под предводительством Емельяна Пугачева. Крупные крестьянские движения в эти же столетия происходили также в Польше, на Украине, в Чехии и Венгрии. Национально-освободительная борьба народов Балканского полуострова против турецких феодалов по своим движущим силам и характеру тоже представляла собою движение в сущности крестьянское. Мощные крестьянские движения занимают большое место и в истории ряда стран Азии. Особенно широкий размах получила крестьянская война в Китае в середине XVII в. В борьбе с различными иноземными завоевателями и угнетателями, включая и европейских колонизаторов, крестьянские массы Востока сыграли выдающуюся роль.

Однако крестьянские движения являлись стихийными, притом в них преобладали местные интересы, что при наличии у крестьян сильных монархических иллюзий и неясности политической программы делало неизбежным их поражение. В отличие от крестьянских движений ранние буржуазные революции, в которых то же крестьянство выступало под руководством буржуазии как сила, относительно организованная, являются гораздо более высокой формой классовой борьбы. Тогда как крестьянские восстания только расшатывали феодально-крепостническую систему, буржуазные революции приводили к ее ликвидации — к полной или частичной, экспроприации феодально-дворянского землевладения, к уничтожению крепостничества, сословных привилегий, феодально-абсолютистской формы правления.

В конце рассматриваемого периода в передовых странах Европы возникает, делая еще первые шаги, рабочее движение. В основном это — движение мануфактурных рабочих, но в Англии в 60—70-х годах XVIII в. начинаются уже выступления едва народившегося пролетариата фабрик и заводов. В формирующемся новом буржуазном обществе непримиримость интересов буржуазии и пролетариата дает себя чувствовать в самый ранний период новой истории.

Одна из важнейших проблем истории данного периода — это проблема формирования наций. В некоторых передовых странах, особенно в Англии и Франции, развитие наций уже в конце средних веков шло так интенсивно, что к началу нового времени этот процесс был близок к завершению. Буржуазия этих стран в борьбе с феодализмом действовала как представительница всей нации: она выступала в лице своих идеологов защитницей принципа национального (экономического, политического и культурного) единства. Административная унификация делает в феодально-абсолютистских государствах в конце XVII и в XVIII в. заметные успехи; национальные языки постепенно вытесняют из научной литературы латинский язык, который для художественной литературы стал мертвым языком еще в XVI в. Даже в феодально-раздробленной Германии наблюдается в то время пробуждение национального самосознания, нашедшее свое яркое выражение в немецкой классической литературе.

В России успехи национальной консолидации были ускорены петровскими преобразованиями первой четверти XVIII в. Эти преобразования дали толчок дальнейшему подъему промышленности, торговли, городов, путей сообщения. Всероссийский рынок, который возник уже в XVII в., теперь значительно расширился, включив в себя и окраинные земли — Сибирь, Прибалтику, Украину и Причерноморье. Все это усиливало экономическую общность областей Российского государства и содействовало развитию некоторых его народов, прежде всего русского народа, в нации. Успехи формирования русской нации в течение XVIII в. нашли отражение в различных областях культуры: в оформлении русского литературного языка, включении в него элементов народной речи и его окончательном отделении от церковно-славянского, в подъеме русской литературы, в усилении национальных мотивов в изобразительном искусстве.

Формирование наций в странах Азии шло гораздо более медленными, чем в Европе, темпами, так как элементы капиталистических отношений были здесь очень слабы. Но все же развитие товарного хозяйства, усиление экономических связей между отдельными районами, распространение литературы на народных языках и другие тесно связанные между собою явления свидетельствовали о начинавшемся и в Азии процессе складывания наций.

Особенно ясно сознание национального культурного единства наблюдалось в Китае и Японии. В XVII—XVIII вв. здесь расцветает народная литература, противопоставляющая себя литературе феодального дворянства и бюрократии и пользующаяся огромным успехом среди широких слоев городского населения. Языком этой литературы был разговорный народный язык.

Немалое значение для развития национального самосознания, помимо соответствующих экономических и культурных условий, имела во многих странах Азии длительная и упорная борьба с внешними врагами: героическое сопротивление китайцев маньчжурским завоевателям, народностей Северной Индии — афганским, народов Ирана — афганским и турецким, народов Закавказья — турецким и иранским завоевателям.

Развитие буржуазных общественных отношений в передовых странах Европы получило отражение в идеологии. Победа Английской революции способствовала появлению новой, буржуазной философии, в которой были сильно выражены материалистические тенденции. Гоббс, а затем Локк в Англии, Спиноза в Голландии, Ломоносов в России являются наиболее выдающимися представителями материализма в ту эпоху. Но самого яркого расцвета новая светская философия, глубоко враждебная церковно-феодальной идеологии средневековья, достигла в XVIII в. Французские просветители и их единомышленники в других странах в своих философских, политических, художественных произведениях камня на камне не оставили от ранее господствовавших средневековых воззрений на природу и общество. Воинствующий материализм буржуазных философов XVIII в., их яростные нападки на церковь и деспотизм абсолютной монархии, на крепостное право и сословное неравенство свидетельствовали об успехах капиталистического развития. Наряду с французскими просветителями — Монтескье, Вольтером, Руссо и энциклопедистами большую деятельность в том же направлении развернули английские, немецкие, итальянские, испанские, русские просветители. Среди русских просветителей выделяется имя дворянского революционера А. Н. Радищева, произведения которого проникнуты острой ненавистью к феодально-крепостническому строю и к царской тирании.

* * *

Все эти процессы и явления протекали в тесном взаимодействии с военными и дипломатическими событиями, непосредственно определявшими изменения на политической карте мира.

Для Европы эти изменения выразились в полном крушении той системы политического равновесия, которая явилась результатом Тридцатилетней войны и характеризовалась преобладанием Франции и Швеции на европейском континенте.

Особенно заметную роль в создании новой расстановки сил на международной арене сыграли война за Испанское наследство 1701—1713 гг. и Северная война 1700-1721 гг.

Три государства, выступавшие в XVII в. как великие державы, — Испания, Голландия и Швеция — в конце этого и начале следующего столетия утрачивают свое прежнее положение. Постепенный упадок Испании завершился в 1714 г. разделом ее владений в Италии и Нидерландах. Голландия, находившаяся в середине XVII в. в зените своего могущества, через несколько десятилетий вынуждена была уступить Англии свои важнейшие торговые и колониальные позиции. Военная мощь Швеции была сломлена в первой четверти XVIII в. во время Северной войны. В конечном счете Испания, Голландия и Швеция уступили свои места в европейском «концерте великих держав» России, Пруссии и Австрии.

В течение XVIII в. к России перешло господство на Балтийском и Черном морях, между тем как ее ближайшие соседи на западе и юге — Речь Посполитая и Османская империя все более клонились к упадку. На северо-востоке еще в XVII в. Россия, включив в свои пределы обширные пространства Сибири, вышла к берегам Тихого океана и вплотную придвинулась к северной оконечности Америки.

В Центральной Европе королевство Пруссия (ранее курфюршество Бранденбург), несмотря на разбросанность своих земель, стало первоклассной военной державой, шаг за шагом округлявшей свою территорию за счет Польши, Швеции, мелких немецких княжеств и даже Австрии.

Возвышение Пруссии ослабляло позиции австрийских Габсбургов в Германии; к тому же последние вынуждены были сосредоточить главные усилия на борьбе с турками и на укреплении своего многонационального государства. Поэтому Габсбурги на ряд десятилетий фактически оторвались от Германии, с которою их связывал только ставший наследственным в их доме титул императора «Священной Римской империи германской нации». Важнейшие интересы Габсбургов лежали в Венгрии и славянских землях, отнятых у Турции, в Южных Нидерландах и Северной Италии, где они утвердились вместо Испании с 1714 г.

Гегемония в Западной Европе в середине XVII в. перешла от Испании к Франции. Но уже в первой половине следующего века в результате войн с Англией и ее союзниками Франция утратила свое преобладание, а также лишилась важнейших колоний в Америке и Индии.

К середине XVIII в. первое место среди государств Западной Европы заняла Англия. Благодаря быстрым темпам своего капиталистического развития она вышла победительницей из длительной борьбы с Францией за господство на морях, за торговое и колониальное преобладание. Даже отпадение от Англии североамериканских колоний не поколебало ее могущества.

Из государств Азии наибольшую внешнеполитическую активность проявляла Цинская империя (Китай), которая расширила свои пределы присоединением Маньчжурии, Тибета, Кореи и подчинила своему влиянию после уничтожения Джунгарского государства большую часть Средней Азии. Однако здесь Цинская империя встретила в XVIII в. противодействие со стороны России. Цинская (Маньчжурская) династия навязала китайцам и другим покоренным народам реакционную систему варварской и герметической изоляции. Ее следствием было торможение социально-экономического развития, а в дальнейшем и резкое снижение внешнеполитической активности Китая.

Феодальная Япония, также проводившая политику искусственной изоляции от внешнего мира, осталась вообще в стороне от всемирно-исторических событий этого периода.

В Индии в XVIII столетии завершилось распадение империи Великого Могола, что облегчило англичанам систематическое завоевание индийских феодальных княжеств. Англичане устранили своих опасных конкурентов в Индии — французов, а затем отняли у голландцев остров Цейлон и город Малакку.

Северо-западный сосед Индии — Иранское государство на протяжении всего рассматриваемого периода находилось в состоянии прогрессирующего упадка. Иран теряет Ирак, Кавказ, часть западного Прикаспия, между тем как на юге страны начинает хозяйничать английская Ост-Индская компания. Завоевания Надир-шаха в Индии и Средней Азии в 30—40-х годах XVIII в. были непрочными. Средняя Азия вскоре освободилась от иранского владычества, и здесь возникло новое феодальное государство — Кокандское ханство. Самостоятельным государством стал в это время и Афганистан.

В Африке лишь немногие территории были связаны в этот период с всемирно-историческим процессом. Это — Египет, Алжир, Тунис и Марокко, которые постепенно освобождаются от турецкого владычества и становятся фактически независимыми княжествами, хотя номинально еще остающимися в составе Османской империи.

Крайняя южная оконечность Африки была начиная с 1652 г. колонизована голландцами (Капская колония). На Западном побережье уцелели с XVI в. немногочисленные португальские колонии. Обширные пространства внутренней Африки были до конца XVIII в. почти совсем неизвестны европейцам.

Наоборот, континент Америки за это время был уже относительно хорошо изучен и частично освоен европейскими колонизаторами. Земли Южной Америки, за исключением французской Гвианы, голландского Суринама и португальской Бразилии, оставались колониальными владениями Испании. Этой же державе принадлежала вся Центральная и значительная часть Северной Америки (Мексика, Флорида и др.). Важнейшим изменением на политической карте Северной Америки явилось образование Соединенных Штатов Америки в результате отпадения от Англии тринадцати колоний. Англичане сохранили в своих руках только Канаду, завоеванную у французов, и ряд островов.

Благодаря путешествиям Лаперуза, Беринга и других стал лучше известен крайний север Американского континента. С экспедициями Беринга и Прибылова была связана и колонизация Аляски русскими. Вторая половина XVIII в. ознаменовалась также важными географическими открытиями в Австралии и Океании. Путешествия Бугенвилля, Лаперуза и Кука обогатили науку данными о водных просторах Южного полушария и землях, лежащих между экватором и Антарктидой.

Почти все население новооткрытых земель Австралии и Океании, а также внутренней Африки и еще не затронутых европейской колонизацией пространств Америки находилось на различных стадиях доклассового общественного строя.

Полтора столетия, о которых пойдет речь ниже, занимают важное место во всемирно-историческом процессе. Это время, когда буржуазия — носительница передового способа производства, защитница прогресса против враждебных ему сил разлагающегося феодального общества, переживает наиболее героическую пору своей истории. Это время первых побед капиталистического строя, время, когда в Европе и Америке происходили или подготовлялись грандиозные буржуазные революции. Это время, когда в борьбе против идеализма и религии возмужала и окрепла материалистическая философия, выдающихся успехов добилось естествознание, новыми художественными ценностями обогатились искусство и литература.