;

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛИЗМА В ТИБЕТЕ, ИНДОКИТАЕ И КОРЕЕ

Положение Китая, находившегося в центре всего восточно-азиатского мира, сила его государственности и высокий уровень культуры обусловили то, что многие крупные события в истории китайского народа находили отзвук в жизни его соседей. Ближайшими соседями Китая были Тибет, Индокитай и Корея, связанные с Китаем самыми тесными историческими узами. Утверждение феодализма в Китае ускорило процесс установления феодальных отношений в этих странах.

1. Тибет.

С первой половины VII в. в китайской историографии появляются сведения о тибетских племенах, которые населяли непосредственно Тибет. Эти сведения позволяют сделать вывод, что в северных районах Тибета жили главным образом кочевники, а в южных, где были благоприятные условия для земледелия, уже с давних пор обитало сравнительно многочисленное оседлое население.

Состояние исторических источников и к тому же недостаточная степень их изученности делают невозможным сколько-нибудь полное освещение внутреннего строя этого государства. Всё же на основании некоторых данных можно думать, что в Тибете развивались феодальные отношения.

Основателем Тибетского государства считается Сронцзан-гамбо (умер в 650 г.). При Сронцзан-гамбо тибетцы предприняли ряд завоевательных походов на север — на земли племени тогонцев и на запад — в сторону Средней Азии. Сронцзан-гамбо стремился укрепить своё могущество и путём установления дружественных отношений со своим южным соседом — гималайским княжеством Непал. Связи с Непалом привели к проникновению в Тибет буддизма, а также непальской культуры. Особенно многим обязана Непалу своеобразная архитектура Тибета. Непальскими мастерами-строителями в конце VII в. был возведён Джокан — первый буддийский монастырь в Тибете. При Сронцзан-гамбо был построен и знаменитый дворец Потала, впоследствии ставший резиденцией далай-ламы.

Через Непал тибетцы установили сношения и с Индией. В 632 г. в Индию было направлено посольство. Главе посольства Тонми Сабода приписывается изобретение тибетского письма, которое он разработал на основе письменности Индии. Появление своей письменности привело к зарождению тибетской литературы, первыми памятниками которой стали переводы буддийских книг, а также исторические произведения.

Сронцзан-гамбо стремился установить дружественные отношения и с Танской империей, направив в 634 г. туда своё посольство. Однако нападения тибетцев на тогонцев, которых Танская империя считала подвластными себе, вызвали столкновения Тибета с Китаем. Но уже в 641 г. был заключён мирный договор.

Установление мирных отношений с империей повлекло за собой проникновение в Тибет китайской культуры. В стране появились китайские земледельческие орудия и ремёсла, стало распространяться китайское образование. Мирные отношения с Тибетом позволили Танской империи открыть прямой путь в Индию через Тибет и Непал. К этому стремились и некоторые правители Индии. Так, в 641 г. к танскому двору прибыло индийское посольство, а в индийское царство Магадха были направлены китайские посольства (в 643—648 гг.).

Второе из этих посольств имело своим результатом совместную военную экспедицию Тибета и Непала в Индию под предводительством одного из китайских послов — Ван Сюань-цэ. Предлогом послужило нападение на этого посла, совершённое по приказу нового правителя Магадхи — Арджуны. Арджуна был взят в плен и привезён в танскую столицу. Это событие следует рассматривать, по-видимому, как попытку тибетских феодалов вместе с китайскими вмешаться во внутреннюю борьбу в индийских государствах.

После смерти Сронцзан-гамбо тибетские правители продолжали стремиться к дальнейшему расширению своих владений. Наступление велось одновременно в двух направлениях — в Западный Китай и в Среднюю Азию. Эти походы закончились победой тибетцев. В Средней Азии им покорилась часть тюркских племён, а в Западном Китае тибетцы захватили обширные районы. Во второй половине VII в. Тибетское государство превратилось в крупную силу.

В начале VIII в. тибетские правители вновь попытались восстановить добрые отношения с Китаем. Это было вызвано внутренними осложнениями в Тибетском государстве, где в это время вспыхнуло восстание южных племён. Танское правительство со своей стороны проявило готовность вступить с Тибетом в дружеский союз. Мирные отношения Тибета с Китаем нарушались и в дальнейшем, так как тибетцы пытались поставить под свой контроль торговые пути из Китая в Среднюю Азию. Но в 730 г. был снова заключён мир, в ознаменование которого на месте переговоров — в пограничном городе Чилинь — был воздвигнут памятник китайско-тибетской дружбы.

2. Индокитай.

В III в. на полуострове Индокитай было два главных государства, называемых в китайских источниках Линьи и Фунань.

Линьи (Чампа) в III—VIII вв.

Образование Линьи китайские источники относят к 192 г. Некоторые археологические данные позволяют отнести возникновение этого государства к I в. н. э. Это государство занимало восточное побережье полуострова к югу от Тонкинского залива, т. е. район нынешнего Центрального и отчасти Южного Вьетнама. На севере оно примыкало к китайским владениям на полуострове — к области Жинань, занимавшей южную часть побережья Тонкинского залива. Государство это было заселено племенем чам (отсюда местное название страны — Чампа1), говорившим на языке, который относится к малайско-полинезийской языковой группе. Основателем Линьи считается Шри-Мара (Сри-Мара), принадлежавший к выходцам из Индии, с давних пор многочисленным в этой стране. Столицей страны был город Чампура (Тьямпапура). Основную массу трудового населения в Линьи составляли свободные общинники-земледельцы, были и рабы, но рабство не играло крупной роли в хозяйственной жизни страны. В ЗЗ6 г. в Линьи индийскую династию Шри-Мара сменила династия Фам, основанная беглым китайским рабом Фам Ваном. Это династийное наименование сохранялось за правителями Линьи до середины VII в., хотя власть переходила к разным лицам.

В рассматриваемый период, отмеченный многочисленными восстаниями народных масс, в стране, по-видимому, начали складываться феодальные отношения. Скудость исторических сведений не позволяет, однако, осветить этот процесс сколько-нибудь подробно. В это время государство Линьи находилось в оживленных сношениях с Индией. Из Индии в Линьи проник индуизм, прочно привившийся в стране, а в дальнейшем, с V—VI вв., и буддизм. Широко была распространена индийская культура. Санскрит сделался в Линьи официальным языком. Столицей государства с V в. стал город Индрапура.

Развивались сношения и с Китаем. В годы «Троецарствия», т. е. в первой половине III в., из юго-западного китайского царства У в Линьи были направлены два посольства. Описание их путешествия, часть этого текста сохранилась, служит ценнейшим источником сведений о Линьи того времени. Отношения с Китаем в дальнейшем были то мирными, то враждебными. Крупное столкновение имело место в 445 г., когда китайские войска проникли в Линьи, заняли на некоторое время столицу и захватили там богатую добычу.

Положение во Вьетнаме в III—VIII вв.

Земли вьетнамцев, т. е. северо-восточная часть полуострова, с 111 г. до н. э. вошли в состав китайских владений на полуострове под наименованием области Цзяочжи. Вьетнамцы, однако, не раз предпринимали попытки освободиться от чужеземного владычества. Период с III по VIII в. отмечен рядом восстаний, наиболее крупными из которых были восстания в середине V в. и в первой половине VIII в. В некоторых случаях в события вмешивались и правители Линьи, действовавшие на стороне восставших. Особенно серьёзным было участие чамов в восстании 602 г., что вызвало в 605 г. посылку китайских войск в Линьи. Столица его была взята, но китайские военачальники не могли подавить сопротивление населения и оказались вынужденными увести свои отряды обратно.

Борьба вьетнамцев против власти чужеземных завоевателей заставила китайских правителей прочнее связать эту отдаленную область с империей. С этой целью в 679 г. на вьетнамских землях было создано наместничество, названное Аннамским.

Фунань и Ченла в III—VIII вв.

На юго-запад от Линьи, на южной оконечности полуострова Индокитай, находилось государство Фунань. Образование этого государства, по китайским сведениям, относится ко II в. н. э. (а по некоторым другим данным — к 1 в. н. э.), причем основателем его считается индийский принц Каундинья, женившийся на местной правительнице. Об этническом облике населения этой страны говорит древняя надпись, найденная на её территории и составленная на трёх языках кхмерском, чамском и малайском. Наиболее значительной частью населения Фунани являлись кхмеры. Столицей государства был город Вьядхапура. С середины III в. территория Фунани значительно расширилась: под власть правителей Фунани подпала вся южная часть Индокитая. В китайских источниках Фунань описывается как страна, богатая золотом, серебром, слоновой костью, оловом и благовониями. Сношения с Индией сопровождались всё большим проникновением в Фунань индийской культуры.

Утверждение феодализма привело в конце V в. к распаду Фунани на отдельные феодальные владения, наиболее сильным из которых являлось владение, расположенное в северной части Фунани — нынешней Камбодже. В VI в. оно подчинило себе всю территорию Фунани. Возникло крупное индокитайское феодальное государство, называемое в китайских источниках Ченла2.

Торговые связи Индокитая в III—VIII вв.

Индокитай, особенно его восточное и южное побережье, играл в III—VIII вв. большую роль в развитии торгового мореплавания в данном районе. Участниками этой торговли были и индийцы, и индокитайские народы, и малайцы, и китайцы. Китайцы в III—VIII вв. не строили кораблей, приспособленных для дальних плаваний. Международная торговля в те века находилась главным образом в руках малайцев — мореплавателей и торговцев. «Куньлуньские корабли»3 бороздили морские просторы.

Китайские источники так описывают «куньлуньские корабли»: «В стране Фунань рубят деревья и строят из них корабли. Длина этих кораблей — 12 сюнь, ширина — 8 чи4. Нос и корма имеют форму рыбы. Большие корабли вмещают 100 человек. Каждый из них имеет по одному большому веслу и по одному малому, а также по одному шесту. От носа до кормы, в зависимости от размеров корабля, сидят в ряд 40—50 гребцов. Для продвижения вперед употребляют большие вёсла, для остановки — малые. В мелких местах пользуются шестом». Таковы были малайские корабли, которые привозили в гавани Южного Китая заморские товары и вывозили отсюда китайские.

3. Корея.

Положение в Корее в IV—VI вв. Государства Когурё, Пэкче и Силла

Развитие феодальных отношений в Корее шло медленно и неравномерно в разных частях страны. Оно сопровождалось длительной борьбой трёх государств, существовавших тогда на полуострове, — Когурё, Пэкче и Силла. Борьба трёх корейских царств особенно обострилась на последнем этапе их раздельного существования — с конца VI по конец VII в. Когурё, образовавшееся в 313 г. из древнего племенного союза, занимало северную часть полуострова и прилегающие части Южной Маньчжурии; Пэкче, возникшее в 346 г., — юго-западную, Силла, образовавшаяся в 356 г., — юго-восточную. Северная часть полуострова неоднократно подпадала под власть Китая. В ней издавна жило довольно многочисленное китайское население, вышедшее из северных областей Китая. Юг полуострова, отделённый от Японии узким проливом, постоянно подвергался набегам японцев, которые в IV в. даже закрепились на южной оконечности полуострова, образовав там свое владение, названное ими Мимана. Такое положение обусловило давнее и временами весьма заметное участие Китая и Японии в событиях на полуострове.

Колесница. Воин на коне.
Кореец и кореянки.

Стенная роспись гробницы VI в.

Раньше, чем в других царствах, феодальные отношения начали развиваться в северном государстве — Когурё. В китайских источниках указывается, что земля в Когурё была собственностью правителей государства, которые предоставляли крестьянам земельные участки с обязательством уплачивать налог продуктами земледелия, а также отбывать трудовую повинность по ремонту старых и по строительству новых оросительных сооружений, дворцов и крепостей. Кроме крестьян, участки земли предоставлялись и должностным лицам государственного аппарата в качестве вознаграждения за службу. Практиковались и земельные пожалования членам знатных фамилий.

Развитие феодальных отношений в Корее, как и в Китае, не сопровождалось полным исчезновением рабства. Рабы оставались и во владении государства, и во владении отдельных лиц, но они не играли крупной производственной роли. Развитие производительных сил обеспечивалось главным образом трудом надельного крестьянства, фактически прикреплённого к земле.

Несомненно, что географическая близость к Северному Китаю, где феодальные отношения складывались уже с давних пор, сыграла серьёзную роль в более быстром развитии феодальных отношений в Когурё, тем более что в этом корейском государстве было особенно много переселенцев из северных районов Китая, которые принесли с собою свою сельскохозяйственную технику и ремёсла. Влияние Китая в Когурё можно усмотреть в те времена и в организации управления по китайскому образцу, и в распространении китайской образованности. В последнюю четверть IV в. в Когурё проник из Китая и буддизм. В стране начали строиться храмы и монастыри. С этим было связано развитие в Когурё архитектуры, скульптуры и живописи.

Развитие феодальных отношений наблюдалось и в юго-западном корейском государстве Пэкче. Однако на внутреннем состоянии Пэкче тяжело отразилась почти непрекращавшаяся в течение целого столетия борьба с Когурё. Эта борьба разоряла страну, мешала земледельческому труду, вынуждала население искать себе прибежище в соседнем государстве — Силле. Связи Пэкче с Южным Китаем обусловили особенное развитие в Пэкче ремёсел, ибо в Южном Китае продолжали процветать те ремёсла, которые развились ещё в Ханьской империи. В Северном Китае им был нанесён некоторый ущерб во время вторжений кочевников. Гончары, ткачи, оружейники, плотники, судостроители, вышивальщицы из Пэкче пользовались громкой славой не только на всём Корейском полуострове, но и в Японии, предъявлявшей постоянный спрос на их изделия. Связи с Южным Китаем, где культура была в это время выше, чем в Северном Китае, привели к тому, что знать Пэкче по уровню своего просвещения превосходила правящие слои Когурё и Силлы. В конце IV в. в Пэкче появился буддизм. Силла, занимавшая юго-восточную часть полуострова, в первое время была наиболее отсталым из трёх корейских государств. Эта отсталость вызывалась и внутренним состоянием страны и её отдалённостью от Китая — передовой в те времена феодальной страны Восточной Азии. Ближе всего к Силле находилась Япония. Но Япония в то время стояла на более низкой ступени общественного развития, чем Китай и сами корейские государства.

Однако с V в. положение в Силле стало меняться. Соседнее с Силлой государство Пэкче, подвергавшееся непрерывным ударам со стороны Когурё — самого сильного тогда государства на полуострове, — ослабло. Преследуя цель предотвратить нападение Когурё, Силла оказалась вынужденной действовать вместе с Пэкче, Это ускорило утверждение в Силле феодальных отношений, развившихся в Когурё и в Пэкче. Всё заметнее в это время возрастало в Силле и влияние Китая.

Укрепление внешнего положения страны позволило правителям Силлы сделать попытку устранить угрозу с юга полуострова. Японская племенная знать и из Миманы, и со своих островов пользовалась любым случаем для вмешательства в борьбу корейских государств и неоднократно устраивала набеги на Силлу. Как один из наиболее опасных набегов, в источниках отмечается вторжение вооружённых японских отрядов в 433 г. Нападение было отбито, но столкновения с Японией продолжались и впредь.

Борьба Силлы и Пэкче с Когурё с перерывами продолжалась в общем почти 100 лет — с середины V до середины VI в. Эта борьба привела к ослаблению Пэкче и Когурё. К Силле отошла часть территории, принадлежавшей Когурё в центральной части страны. Силла вновь начала борьбу против Миманы. После длительной борьбы поставленная цель была достигнута: в 562 г. японских завоевателей изгнали с полуострова.

В это время в Силле происходило интенсивное развитие феодальных отношений. Как и в других корейских государствах, феодальная земельная собственность в Силле приняла форму надельной системы. Соответственно этому менялись и формы государственного управления. Большее, чем раньше, объединение отдельных частей страны привело к усилению централизации управления. Уже в начале VI в. страна была поделена на области, округа, уезды. Названия новых административных делений и наименования должностей были китайскими. В Силле устанавливались формы государственного устройства, близкие к тем, которые выработались в Китае.

В первой половине VI в. в Силле появился буддизм. Новая религия сразу же нашла себе покровителей среди знати и в самом правящем доме. Централизованная и иерархически построенная буддийская церковь содействовала централизации и иерархической организации аппарата управления феодальным государством. Такова была обстановка на Корейском полуострове к концу VI в.

Объединение полуострова под властью Силлы

Несмотря на неудачи в столкновениях с Силлой, Когурё всё ещё оставалось грозным противником для Силлы. Будучи не в состоянии бороться с Когурё один на один, правители Силлы, кроме союза с Пэкче, обеспечили себе помощь со стороны гораздо более грозной для Когурё силы — Суйской, а затем Танской империи. Это поставило Когурё перед необходимостью вести борьбу сразу с двумя противниками.

Правители образовавшейся в Китае в конце VI в. Суйской империи стремились ослабить граничащие с империей государства и не могли не придавать значения Когурё. В 612 г. большая китайская армия вторглась в его пределы. Флот направился в устье реки Тэдонган, на берегу которой стояла столица Когурё (позднейший Пхеньян). Войска Силлы и Пэкче предприняли наступление на Когурё с юга, однако встретили сильное сопротивление. Войсками Когурё командовал талантливый полководец — Ылчи Мун Док. Поддержанные населением, войска Когурё отразили нападение. Кроме того, массовые восстания в самом Китае заставили императора Ян Гуана, стоявшего во главе похода, повернуть назад.

«Башня для наблюдения звёзд»
близ Кёнчжу (Корея).

VII в. Гранит.

Смена династий в Китае на время устранила для Когурё опасность с этой стороны. Однако после утверждения на престоле династии Тан войны между Китаем и Когурё возобновились. В 645 г., при втором танском императоре Ли Ши-мине (Тайцзуне), против Когурё была снова направлена большая армия. Однако упорное сопротивление войск Когурё под командованием полководца Енгэ Сомуна заставило танские войска и на этот раз отойти и удовольствоваться занятием владений Когурё в Южной Маньчжурии. Правители Когурё поспешили выступить против Силлы, но их действиям помешали новые вторжения китайских войск. В решительную фазу борьба Когурё с Танской империей вступила в конце 50-х годов VII в. На этот раз вторжение производилось с другой стороны: армия была переправлена через Жёлтое море и высажена на территории Пэкче, находившегося тогда в союзе с Когурё. В 660 г. войска Пэкче были разбиты, король взят в плен и увезён в Китай, где он вскоре и умер.

Несмотря на это, Пэкче продолжало оказывать сопротивление. В этот момент в борьбу вмешалась Япония. Потеряв в 562 г. свои владения на полуострове, правители Японии стремились вернуть их. Под предлогом помощи Пэкче они направили на полуостров большие силы, заняли Миману и попытались захватить всю территорию Пэкче. Однако население Пэкче упорно сопротивлялось. В конечном итоге японские отряды потерпели поражение и только незначительная их часть успела бежать на родину (663 г.).

Всё же для борьбы одновременно против Танской империи, против Силлы и японской знати у Пэкче не хватало сил. В 663 г. Пэкче прекратило своё существование как государство. Его земли на некоторое время отошли к Танской империи.

Затем Танская империя и Силла обратились против Когурё. Это государство было сильно ослаблено затянувшейся борьбой. Ещё больше его силу подорвали усобицы между представителями знати, в которые был вовлечён и королевский дом. И знать, и сам король склонялись к тому, чтобы признать власть Танской империи, лишь бы не попасть в руки Силлы. В результате правители Когурё прекратили сопротивление. С 668 г. Когурё перестало существовать, и почти вся его территория стала провинцией Танской империи.

Но против власти китайских феодалов в Когурё начало подниматься местное население. Неуклонно обострявшаяся борьба в 70-х годах VII в. привела к большому восстанию, которым поспешила воспользоваться Силла, пославшая на помощь восставшим свои войска. В 676 г. они овладели столицей Когурё, которая являлась резиденцией танского наместника. Борьба продолжалась ещё некоторое время. В результате танским войскам пришлось оставить все захваченные ими территории к югу от реки Тэдонган. Ещё до этого войска Силлы заставили танские отряды уйти и из Пэкче. В результате весь полуостров, за исключением лишь северной его окраины, отошёл под власть Силлы. Корейские хроники особо отмечают роль в этих событиях Ким Ю Сина — полководца и фактического правителя Силлы.

Расцвет Силлы в VII—VIII вв. Корейская культура

Объединение большей части полуострова в одно государство привело ко многим важным последствиям. Одним из них было окончательное утверждение феодальных отношений. Это обстоятельство способствовало подъёму экономической жизни в стране. Покинутые населением земли стали вновь обрабатываться. Употреблялись более совершенные земледельческие орудия. Развились ремёсла, в частности те, которые были призваны удовлетворять выросшие потребности двора, знати и чиновничества: производство дорогих тканей, украшений, предметов домашнего обихода. Стала развиваться не только внутренняя, но и внешняя торговля, прежде всего с Китаем и Японией. Из Китая в Корею проникали даже арабские купцы. Арабские источники этого времени упоминают о Силле, как о богатой стране.

Среди городов Силлы первое место занимала столица государства — Кёнчжу (позднее — город Кымсон) в нынешней провинции Северный Кёнсандо. Судя по сохранившимся описаниям, это был большой город, разделённый прямыми перекрещивающимися улицами на кварталы, которых в период наибольшего расцвета города — в VIII в. — насчитывалось 1360. В центре города находился «Лунный замок» — так назывался главный дворец, окружённый большим числом меньших дворцов, павильонов и беседок. На территории дворцового района находилась славившаяся во всей Восточной Азии и созданная ещё в начале VII в. «Башня для наблюдения звёзд» — древнейшая в Восточной Азии астрономическая обсерватория. Как это вообще характерно для городов-крепостей в Корее, столица была расположена в котловине, окружённой горами, по которым вилась внушительная каменная стена с башнями-фортами.

От той эпохи сохранилось много предметов. Среди них — золотые украшения для головных уборов, серьги, кольца, застёжки; зеркала из полированного металла с литым узором на обратной стороне; медные курильницы и чаши; всевозможные керамические изделия, разные украшения из яшмы; оружие — мечи, ножи, копья, и, наконец, ткани — шёлк и парча. Об искусстве литья в Корее свидетельствуют колокола, отливавшиеся для буддийских храмов. На всю Восточную Азию славился колокол в одном из храмов корейской столицы, отлитый в середине VII в. Диаметр его равнялся 7½ корейским футам (более 2 м).

Замечательные образцы рельефной скульптуры сохранились на стенах пещерного храма Соккуль-ам на горе Тхохамсан, неподалёку от столицы Силлы. По своей конструкции и скульптурному оформлению этот храм очень близок к знаменитому пещерному храму Аджанте в Индии. Особенно выделяется большая, около 2½ м в высоту, статуя Будды, сидящего на лотосе. Сохранилось имя художника Сор Ге, писавшего свои картины настолько реалистично, что, как образно говорит предание, птицы принимали сосны на его картине за подлинные.

Необходимо отметить и распространение образованности. В столице и других крупных городах страны были созданы школы, в которых изучались китайская письменность, китайские кодексы, историческая литература и поэзия. В конце VII в. появилась первая система корейской письменности — так называемое письмо иду. Знаками этого письма служили китайские иероглифы, но они применялись как буквы слогового, т. е. фонетического» алфавита.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Иногда это название транскрибируется как «Тьямпа».

[2] Местное наименование «Камбоджа» утвердилось за ним лишь в конце XVI—начале XVII в.

[3] Название «Куньлунь», по терминологии китайских источников, в широком смысле слова обозначает все страны, лежавшие к югу от государства Линьи. Сюда входил и весь обширный, островной малайский мир.

[4] 1 сюнь — около 2½ м, 1 чи — около 0,32 м.