;

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАСПАД ДЕРЖАВЫ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

1. Греция и Македония накануне войны с Персией.

Кризис греческого полиса, с большой силой проявившийся уже в событиях первой половины IV в. до н. э., наложил решающий отпечаток на всё дальнейшее развитие социально-политической жизни Эллады. Прогрессирующее разорение свободных производителей и обогащение узкого слоя крупных рабовладельцев, рост частной собственности, бурное развитие денежного хозяйства и ростовщичества подрывали основы экономически самодовлеющего полиса.

Ожесточённая конкуренция в области морской торговли между отдельными греческими городами-государствами переплеталась с борьбой за политическую гегемонию. В ходе этой борьбы складывались и распадались коалиции греческих государств, неоднократно менялось соотношение сил борющихся сторон, города взаимно ослаблялись и в конечном счёте подпали под власть Македонии.

Предпосылки греко-македонских завоеваний

Решения Коринфского конгресса закрепили потерю Грецией политической независимости. Хотя в решениях конгресса говорилось о самостоятельности греческих городов-государств, но эта «самостоятельность» фактически заключалась лишь в том, что города не подверглись обложению в пользу Македонии и в них были оставлены у власти местные правящие круги — разумеется, в том случае, если они придерживались промакедонской ориентации. Такой дорогой ценой было куплено то, чего сами греки смогли добиться лишь однажды, не в полной мере и лишь на сравнительно короткий срок во время греко-персидских войн, — мир между полисами и консолидация сил вокруг общей задачи.

В установлении общеэллинского мира были непосредственно заинтересованы самые различные слои греческого общества. Бесконечные междоусобные войны сопровождались экспроприацией земель, домов и движимого имущества крупных собственников. Положение их становилось довольно неустойчивым. Скопление наёмников, численный рост люмпен-пролетарских элементов создавали постоянную угрозу политических переворотов. Поэтому имущие классы были готовы поступиться государственной независимостью, если это вело к восстановлению их экономического и политического господства. Не случайно сами решения Коринфского конгресса соединяли условия мира между полисами с запретом наиболее ненавистных для имущих слоев лозунгов античной демократии: передела земель и уничтожения долговых обязательств.

В решениях конгресса олигархические круги видели реализацию тех основных пунктов своей политической программы, которая ещё до завоевания Филиппом Греции была сформулирована выразителем их интересов — Исократом. Но историческая действительность шагнула дальше всех этих расчётов — в форме восстановления старогреческой симмахии (союза) независимых городов-государств фактически наметилась новая политическая организация, которая основывалась на сочетании лишь формально свободных полисов с централизованной властью военной монархии.

В установлении общеэллинского мира были, конечно, заинтересованы и широкие массы населения, на плечи которых в первую очередь обрушивались все тяготы бесконечных войн, несущих им голод, смерть, разорение. Но именно в этих слоях греческого общества были наиболее сильны антимакедонские настроения и наиболее живы традиции независимости и полисной демократии. Поэтому мир на условиях, продиктованных Македонией её греческим «союзникам», не мог встретить сочувственного отклика среди широких масс. Он мог быть навязан им лишь силой оружия, и именно поэтому появились македонские гарнизоны в важнейших стратегических пунктах Греции.

Однако решения Коринфского конгресса представляли собою попытку дать этим слоям греческого общества, не желавшим примириться с потерей политической самостоятельности и подавлением демократии, хотя бы частичную компенсацию и направить их недовольство существующим положением в иное русло. Так, был провозглашён равно приемлемый как для рабовладельческих верхов, так и для деклассированных элементов греческого общества лозунг войны с Персией «во имя отмщения эллинов».

Этот лозунг не был навязан извне, со стороны Македонии. Знакомство с неисчислимыми богатствами Персидской державы уже давно производило на греков сильное впечатление. «Персидского царя и его слуг надо почитать счастливыми, — писал Ксенофонт, — видя, как велика и обильна его страна, богатая провиантом, рабами, скотом, золотом, одеждой». Поход 10 тыс. греков достаточно ярко продемонстрировал внутреннюю слабость военной и политической организации персов. Поэтому призыв Исократа: перенести войну в Персию, а персидское золото в Грецию, нашёл живой отклик.

Вопрос о войне с Персией, о способах её ведения, о её предполагаемых результатах ставится в публицистических и популярно-философских трактатах. Возникают различные проекты военно-земледельческой колонизации, которая получила в это время новый стимул в росте наёмничества и массовой эмиграции — явлениях, порождённых конкуренцией между рабским трудом и трудом свободных, нарастанием социальной борьбы, политическими переворотами и междоусобными войнами. На протяжении IV в. в пределах греческого мира и на его окраинах делаются попытки колонизации, основываются новые города. Все эти попытки были началом того мощного колонизационного потока, который после греко-македонского завоевания хлынул в страны Востока.

В силу этих причин лозунг войны с Персией не только пробуждал старые воспоминания о величии и славе Греции, но и был той заманчивой и в новых условиях, видимо, посильной задачей, которая находила отклик в самых различных слоях населения и даже придавала некоторое оправдание вынужденному союзу с Македонией. Отряды греческих полисов в сочетании с македонскими фалангами, с высокой по тем временам технической оснащённостью македонской армии представляли собой такую силу, которая могла быть с успехом, как это показал опыт прошлых столкновений, противопоставлена даже превосходящим её в несколько раз по численности персидским войскам. Успех представлялся тем более возможным, что истинные масштабы войны с Персией не были, да и не могли быть ясны накануне войны, когда в первую очередь выдвигалась вполне конкретная, но ограниченная задача освобождения малоазийских городов и более общая, но вместе с тем и несравненно более смутная цель: «отмщение» персам.

Подготовка войны с Персией
Александр Македонский.
Скульптура Лисиппа.
Вторая половина IV в. до н. э.

Вскоре после Коринфского конгресса Филипп II начал подготовку к войне с Персией, отправив в Малую Азию своих полководцев Аттала и Пармениона с войсками. Но внезапная смерть Филиппа, убитого на свадьбе своей дочери летом 336 г. до н. э., помешала осуществлению этих планов. Обстоятельства убийства, вероятно, имевшего политическую подкладку, остались невыясненными. После смерти Филиппа II царём Македонии становится его сын Александр (356—323).

На всём облике Александра лежит печать его времени и той среды, в которой он вырос, — господствующего класса примитивного полуварварского государства, вступившего на путь широких завоеваний и оказавшегося к этому времени во главе эллинского мира. Македонские цари оказывали покровительство выдающимся греческим поэтам и художникам, многие представители македонской знати зачитывались произведениями Гомера и Эврипида, а рядом с этим уживались характерные для македонского двора грубые обычаи, беспощадные расправы и казни. Александр получил эллинское образование, его учителем был Аристотель, оказавший на своего ученика глубокое влияние. Благодаря Аристотелю Александр приобрёл широкий кругозор и живой интерес к различным отраслям знания. Вместе с тем он с увлечением занимался физическими упражнениями и военным делом. В восемнадцатилетнем возрасте Александр уже командовал конницей на левом фланге македонского войска в битве при Херонее. Ещё раньше Филипп начал привлекать сына к делам государственного управления. С ранних лет Александр усвоил взгляды и моральные навыки, господствовавшие в окружавшей его придворной среде. Очевидно, уже в это время складывается его характер, противоречиво сочетавший в себе холодный расчёт и пылкий темперамент, великодушие и жестокость, несгибаемую волю и уменье лавировать, приспособляясь к сложным обстоятельствам.

Обстановка македонского двора была довольно сложной: шла борьба между различными группировками знати. Одну из этих группировок составляла в основном знать Нижней Македонии, так как именно Нижняя Македония была в своё время тем ядром, вокруг которого совершилось объединение остальных областей. Многие из представителей нижнемакедонской знати были приближены Филиппом и занимали важнейшие посты при дворе и в армии. Вокруг Александра, в свою очередь, начинает группироваться молодёжь из знатных родов, главным образом Верхней Македонии, нередко настроенная довольно оппозиционно к окружению Филиппа. Так складывается круг друзей и приближённых Александра. Из этого круга вышли впоследствии самые энергичные и способные деятели времён завоевания Азии: Птолемей — сын Лага, Гарпал, Гефестион, критянин Неарх и др. В 337 г. в результате борьбы в придворных кругах Александр и некоторые из его друзей даже вынуждены были покинуть Македонию. Вскоре, однако, Филипп примирился с сыном.

После убийства Филиппа придворные интриги вспыхнули с новой силой. Но Александр беспощадно расправился с возможными претендентами на престол из числа своих родственников и с некоторыми оппозиционно настроенными военачальниками македонской армии. Однако власти Александра помимо придворных интриг и возможных смут в Македонии грозили: на севере — давнишняя вражда и отпадение фракийско-иллирийских племён, на юге — антимакедонское движение в Греции. Возобновив союз эллинских государств и Македонии, Александр весной 335 г. двинулся на север, во Фракию. С крайней жестокостью он расправился с фракийцами, а затем направился дальше на Истр (Дунай) против гетов. Македоняне продавали в рабство захваченных мужчин и женщин, забирали скот и имущество, сжигали и сносили поселения. Геты не выдержали натиска македонян, но Александр вскоре должен был повернуть отсюда в Иллирию, где началось восстание против македонского господства. После подавления восстания иллирийцев цель похода была достигнута: на севере на долгое время наступило спокойствие.

Между тем убийство Филиппа и временное отсутствие Александра способствовали оживлению антимакедонских настроений в Греции. Первыми открыто выступили Фивы. Афины и государства Пелопоннеса примкнули к антимакедонскому движению, но держались осторожно. Узнав о начавшемся движении, Александр быстро вернулся с войсками из Иллирии и уже через две недели стоял под стенами Фив. Александр, в общем осторожный в своей политике по отношению к греческим городам, в данном случае решил показать пример беспощадной расправы. После того как Фивы были взяты, оставшееся в живых население было продано в рабство, а самый город срыт до основания. Трагическая судьба Фив произвела громадное впечатление во всей Элладе. Эти события, по словам историка Арриана, были восприняты современниками, как «эллинское страдание». Антимакедонское движение было подавлено. Удача похода на север и экспедиции в Среднюю Грецию развязывала руки Александру для осуществления азиатского похода.

2. Походы Александра Македонского.

Поход в Азию и Египет

Весной 334 г. до н. э. греко-македонская армия переправилась через Геллеспонт. Она была невелика, но хорошо организована: в ней насчитывалось 30 тыс. человек пехоты и 5 тыс. всадников. Главную массу пехоты составляли тяжеловооружённые: македонская фаланга, греческие союзники и наемники. Часть гетеров и несколько тысяч человек пехоты Александр оставил в Македонии под командой одного из выдающихся полководцев старшего поколения — Антипатра.

Первая встреча с противником произошла недалеко от Геллеспонта, на реке Граник, в мае 334 г. до н. э. В ней решающую роль сыграла македонская конница. Захваченных в плен греческих наёмников, находившихся на службе у персов (около 2 тыс. человек), Александр обратил в рабство и отправил в Македонию, поскольку греки, находившиеся на персидской службе, на Коринфском конгрессе были объявлены изменниками общему делу. Победа при Гранике сделала возможным дальнейшее продвижение по побережью Малой Азии.

Большая часть греческих полисов добровольно подчинилась македонянам, однако были и исключения. Особенно упорно сопротивлялись Милет и Галикарнас. Внешняя ориентация греческих городов в Малой Азии определялась борьбой партий в этих городах, наличием или отсутствием персидских военных сил и греческих наемников. Наёмники оказывали войскам Александра ожесточённое сопротивление. Лишь постепенно, в результате успеха похода македонской армии, греческие наёмники поняли, что им выгоднее служить македонскому царю, чем сражаться против него.

По отношению к подчинившимся ему греческим полисам в Малой Азии Александр, руководствуясь прежде всего тактическими соображениями, проводил «освободительную» политику, восстанавливая в них демократический строй и изгоняя персидских ставленников. Но «свобода» полисов в Малой Азии оказалась ещё более призрачной, чем в Греции; как правило, освобождённые малоазийские полисы даже не включались в Коринфский союз.

Завоевание Малой Азии свелось главным образом к захвату побережья, основных военных и торговых путей и установлению общего контроля над местным управлением и финансами. Через горные проходы войска Александра двинулись в Северную Сирию. Встреча с персами и новое крупное сражение произошли осенью 333 г. до н. э. при Иссе, в узкой долине между морем и горами. Позиция персидских войск, во главе которых стоял сам Дарий, была сильна, так как отрезала македонское войско от его тыла, а труднопроходимая местность облегчала оборону, хотя, с другой стороны, мешала персам использовать своё численное превосходство. Македоняне стремительным натиском правого фланга достигли успеха. Дарий бежал, бросив весь свой обоз; его мать, жена и дети оказались во власти Александра. Победители захватили громадную добычу. Александр отверг мирные предложения, с которыми обратился к нему персидский царь, и быстро двинул свои войска к югу — в Южную Сирию, Палестину и Нильскую долину.

Упорное сопротивление македонянам оказали крупные торговые центры Финикии и Палестины: Тир и Газа. Взять такую крепость, как Тир, с ходу было невозможно, и Александр приступил к её осаде. Были подвезены машины, проведены широкие по масштабу осадные работы, сооружена большая насыпь, соединившая расположенный на острове Тир с материком. После семимесячной осады в 332 г. до н. э. Тир был взят штурмом. Богатый город был разграблен, мужчины перебиты, женщины и дети проданы в рабство. Такая же участь постигла и Газу. В Египте, всегда тяготившемся властью персов, Александр не встретил сопротивления: персидский сатрап передал ему крепость в Мемфисе, государственную казну и сдался сам со своим войском. Египетское жречество приветствовало нового завоевателя. Александр совершил экспедицию в оазис Амона и там, в храме этого божества, жрецы объявили его сыном Ра, «любящим Амона». Подчинение Египта получило, таким образом, религиозную санкцию; власть Александра была облечена в традиционные для древнего Египта формы.

Зиму 332/31 г. до н. э. греко-македонские войска провели в Египте. В дельте Нила, между морем и обширным озером Мареотис, Александр основал новый город, названный по его имени Александрией. Место для города было выбрано необыкновенно удачно. Уже к концу IV—началу III в. до н. э. Александрия становится крупнейшим средоточием торговли и ремесла, важнейшим культурным центром греко-восточного мира. Захват Египта и основание Александрии способствовали установлению полного господства македонян над Восточным Средиземноморьем.

Битва при Гавгамелах. Завоевание Междуречья и Восточного Ирана

Весной 331 г. до н. э. македоняне вышли из Египта по древнему пути через Палестину в Финикию и далее на Евфрат. Дарий не сделал попытки задержать продвижение войск Александра и помешать их переправе через Евфрат и Тигр. Лишь по ту сторону Тигра, на территории древней Ассирии, около деревни Гавгамелы, произошло новое столкновение противников.

Битва при Гавгамелах в сентябре 331 г. до н. э. была одним из самых крупных сражений древности. Успешная атака превосходной среднеазиатской и индийской конницы на левый фланг македонских войск не смогла предотвратить поражения Дария. Центр персидской армии и на этот раз не выдержал удара гетеров и фаланги. Весь огромный лагерь персов с обозом, слонами, верблюдами, деньгами попал в руки

Битва греков с персами.
Рельеф так называемого саркофага Александра Македонского из Сидона. Конец IV в. до н. э.

победителя. Поражение было сокрушительное, решающее. Дарий бежал в Мидию, а потом в горные, малонаселённые и труднодоступные местности на юг от Каспийского моря. Путь к столицам Вавилонии и Сузианы лежал перед македонянами открытым. С захватом казны Дария при Гавгамелах и особенно сокровищ, хранившихся в Вавилоне и Сузах, денежные ресурсы Александра возросли в огромной мере.

В Персеполе в отмщение за опустошение Греции во время похода Ксеркса в 480 г. до н. э. был сожжён великолепный дворец персидских царей. Из Персеполя македоняне двинулись через горные проходы в Мидию, к её столице Экбатанам. Там в связи с окончанием войны «за отмщение эллинов» Александр отпустил на родину фессалийских всадников и других греческих союзников. Но участие в дальнейшем походе сулило огромные выгоды, и многие из греческих воинов остались на службе у Александра. Ближайшей его задачей было теперь преследование Дария.

После поражения Дарий стал лишь помехой для правителей восточных областей, издавна слабо связанных с переднеазиатскими сатрапиями державы Ахеменидов. Поэтому летом 330 г. до н. э. они убили последнего Ахеменида, а сами ушли дальше на восток. Вскоре после этого сатрап Бактрии Бесс провозгласил себя «великим царём», приняв имя Артаксеркса IV. Александр же объявил его узурпатором, считая себя отныне единственным законным преемником власти Ахеменидов. Продолжая поход на Восток, Александр с наиболее подвижными частями войска направился в Гирканию, куда отступили греческие наёмники Дария. Наступление македонян заставило наёмников прекратить сопротивление и сдаться. Политика Александра по отношению к ним меняется: тех, кто служил персам до Коринфского конгресса, он отпустил на родину, тех, кто поступил к ним на службу позже, он включил в состав своей армии. Прежний контингент этой армии быстро таял в непрерывных боях, и необходимы были всё новые и новые пополнения.

БИТВА АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО С ДАРИЕМ ПРИ ИССЕ.
Мозаика из дома Фавна в Помпеях. Конец II-начало I вв. до н. э.

Из Гиркании македонское войско двинулось в Парфию и Арейю. Захватив главные центры, овладев колоссальными сокровищами, подчинив самую населённую, богатую и культурную часть Персидского государства, греки и македоняне продолжали двигаться всё дальше и дальше в пустынные или гористые места. Это завоевательное движение было обусловлено изменением общего политического положения, состава и характера армии.

Успех похода на первых его этапах и, в частности, захват сокровищ персидского царя вызвали большой приток в македонскую армию не только новых воинов, но и всякого рода торговцев и дельцов. Все они жаждали новых завоеваний, добычи, земли. На сторону Александра перешли многие персидские сатрапы и другие представители иранской знати с сопровождавшими их воинскими отрядами. Александр уже завоевал западную часть территории державы Ахеменидов и стремился к полному овладению её наследием. Однако он не представлял себе ясно обширности оставшейся территории и всей трудности её завоевания.

Возможность дальнейшего наступления на Восток зависела в значительной мере от положения на Западе, в Элладе. К 331 г. до н. э. главным центром антимакедонского движения была Спарта, царю которой Агису удалось привлечь на свою сторону некоторые другие государства Пелопоннеса. Рост этого движения мог стать серьёзной угрозой македонской гегемонии в Греции. Однако победа Антипатра над союзниками под Мегалополем и смерть Агиса обеспечили Александру прочный тыл на Западе и свободу действий на Востоке.

Борьба населения Средней Азии против македонского завоевания

Походы Александра дают ясное представление о процессе образования характерных для Востока огромных держав. Завоеватели прежде всего стремились овладеть военными и торговыми путями и главными центрами страны. Рассеянное на громадной территории эксплуатируемое население, лишь слабо связанное с этими центрами, не оказало серьёзного сопротивления. Но в Восточном Иране и в Средней Азии — странах, населённых ещё преимущественно свободными общинниками, где сохранились сильные пережитки военной демократии, — обстановка оказалась иной. Здесь македонским войскам пришлось столкнуться со значительными трудностями и затратить на покорение среднеазиатских областей почти три года. Все эти три года были заполнены упорной борьбой с местным населением. Воинственные горные племена и племена пустыни в ожесточённой борьбе отстаивали свою независимость, снова и снова поднимая восстания. Стоило главным силам македонян уйти из покорённой области, как отряды местных жителей нападали на небольшие македонские гарнизоны, истребляли их, нарушали коммуникации. Так, в Арейе сатрап Сатибарзан сложил оружие и подчинился Александру, но когда главные силы македонской армии направились в Бактрию, он вновь восстал. Александру пришлось вернуться в Арейю, чтобы подавить восстание.

Зимой 330/29 г. до н. э. Александр, преследуя Бесса, вступил в Бактрию и через Гиндукуш спустился в долину Окса (Аму-Дарьи). Бесс, опустошив страну, отступил за реку, но ни местное население, ни другие вожди его не поддержали. Птолемей, посланный вперёд с небольшим отрядом, окружил деревню, где находился Бесс, и без труда его захватил. «Великий царь» подвергся жестокой расправе: Бесса пытали, а затем он был отослан в Экбатаны и там казнён.

Македонские войска продвинулись дальше в плодородную долину Яксарта (Сыр-Дарьи). На берегу этой реки был основан город Александрия Эсхата (современный Ленинабад) — опорный пункт в Согдиане. Главными мотивами основания новых или расширения прежних поселений были соображения стратегического и социального характера: это были военные колонии, опорные пункты, в которых оседали воины старших возрастов, инвалиды, наёмники, а также селились местные жители. Население здесь было смешанным: греки, македоняне, иранцы.

Завоевание Средней Азии, однако, далеко ещё не было закончено. Для его завершения необходимо было не только захватить «города», т. е. укреплённые пункты, но и подавить упорное сопротивление местного населения. В 329 г. до н. э. сильное сопротивление македоняне встретили в районе Курешаты. Несколько позже, в том же году, согдийцы и саки истребили двухтысячный македонский отряд. Против завоевателей выступили также кочевые племена Средней Азии — дахи, массагеты.

У местного населения оказался энергичный, неутомимый и способный вождь — согдийский правитель Спитамен. Не вступая в сражение с главными силами Александра, Спитамен нападал на отдельные его отряды и уничтожал их, вновь занимая поселения, уже захваченные македонянами. Борьба с неуловимым противником потребовала много времени и сил. Македоняне чинили жестокие расправы над местным населением. В Согдиане при взятии Газы все мужчины были перебиты, женщины и дети были обращены в рабство. В рабство было обращено и население шести других городов. Только после поражения, нанесённого Спитамену, отпали поддерживавшие его массагеты. Они разграбили обоз бактрийцев и согдийцев, отрубили голову Спитамену и отправили её Александру.

В начале 327 г. до н. э. Александр осадил крепость, где находился один из согдийских вельмож — Оксиарт с семьёй. Осаждённые чувствовали себя уверенно в казавшейся им совершенно неприступной горной твердыне. Они осыпали насмешками македонян и кричали, что лишь летающие люди могли бы захватить их укрепление. Однако в следующую же ночь 300 македонян-добровольцев при помощи канатов полезли наверх. Утром осаждённые увидели врагов на скалах над крепостью и, поражённые внезапностью их появления, сдались. Александр захватил в плен Оксиарта и отличавшуюся необыкновенной красотой его дочь Роксану, которая вскоре стала женой Александра.

В Средней Азии Александр ещё более, чем раньше, стремился привлечь на свою сторону местную знать и военные контингенты, в которых он нуждался. Весьма показательно, что целый ряд мероприятий — введение проскинесы (земного преклонения перед царём), пользование царской мидийской одеждой и др., — свидетельствующих о стремлении достигнуть сближения с Востоком, падает на время пребывания Александра в Восточном Иране и Средней Азии. Бактрийская и согдийская конница была впервые включена в македонскую армию; позднее в состав её вошли также дахи и саки.

Эта политика Александра имела известный успех. Часть местной знати, действительно, стала постепенно менять свою ориентацию, хотя другая её часть продолжала относиться к Александру враждебно. Александр, стремясь приобрести себе новых союзников, возвращал владения переходившим на его сторону представителям местной знати. Он сделал Оксиарта сатрапом Бактрии.

Поход Александра затронул и те области Средней Азии, которые остались за пределами его державы. Зимой 329/28 г. до н. э., когда Александр жил в Бактрах, к нему явились послы от царя «скифов» (скифами эллины называли самые различные северные народы, в том числе и саков). В это же время в Бактры прибыл с 1500 всадников хорезмийский царь Фарасман и обещал Александру быть его проводником, если тот задумает совершить поход на запад, к берегам Эвксина.

Борьба в македонской армии. Военная реформа

Ко времени завоевания Восточного Ирана и Средней Азии относятся первые открытые проявления недовольства в среде командного состава македонского войска. Это недовольство выливалось, главным образом, в форму заговоров против Александра. Об истинных причинах недовольства судить довольно трудно, так как источники подчёркивают в основном личные мотивы участников заговоров. Можно, однако, предположить, что оппозиционные настроения имели корни в старой борьбе между отдельными группировками македонской знати. Теперь эти настроения усилились прежде всего в тех её кругах, которые опасались, что они будут оттеснены на задний план в новой огромной монархии, всё больше принимавшей черты восточной деспотии.

Когда Александр был в Египте, возник заговор Филоты, командира гетеров, сына одного из старейших и опытнейших полководцев македонской армии — Пармениона. Во время пребывания армии в Восточном Иране Филота был арестован, подвергнут пыткам и предан суду, который происходил в собрании македонского войска. Филота был присуждён к смертной казни и расстрелян из луков. Вслед за исполнением приговора Александр приказал умертвить Пармениона. Очевидно, в связи с заговором Александр изменил организацию гетеров, разделив их на две части, во главе которых были поставлены Гефестион и Клит. Осенью 328 г. до н. э., во время пребывания Александра в Мараканде (ныне — Самарканд), произошло ещё одно событие, свидетельствующее о нарастании острых противоречий внутри македонской знати. На царском пиру в порыве гнева Александр убил одного из самых преданных ему полководцев — Клита, обвинившего его в том, что он променял своего отца Филиппа на Амона и что на его пирах теперь нет места свободному человеку, но лишь рабам и варварам. Этот эпизод уже в древности послужил благодарным сюжетом для характеристики Александра как восточного деспота.

Вскоре против Александра организуется заговор пажей. Это была знатная македонская молодёжь, нёсшая личную службу по охране особы царя. Источники говорят о чисто личных мотивах, которыми руководствовался инициатор заговора паж Гермолай. Однако если проследить состав заговорщиков, то можно видеть, что все они вышли из кругов македонской аристократии, враждебно настроенной по отношению к Александру. Пажи, имея постоянный доступ к царю, предполагали умертвить его в постели. Заговор был раскрыт, суд македонян приговорил заговорщиков к смертной казни, и они были побиты камнями. К делу пажей был привлечён Каллисфен, придворный историограф, сопровождавший Александра в его походах. Ранее Каллисфен восторженно относился к Александру, но, будучи воспитан в греческих понятиях о свободе, он не мог примириться с политикой, проводимой Александром, и, когда была сделана попытка ввести проскинесу, не скрыл своего отрицательного отношения к этому церемониалу. Привлечённый по делу пажей, он был подвергнут заключению и допросу, а позже (в 327 г. до н. э.) казнён.

Борьба в рядах македонской знати, с одной стороны, и изменения в условиях ведения войны — с другой, обусловили необходимость проведения реформ в армии. Разные роды оружия соединялись теперь в одну тактическую единицу. Во главе гетеров и комбинированных частей были поставлены ближайшие сподвижники Александра. Прежние командиры — представители враждебной Александру части македонской знати — были либо смещены со своих постов, либо погибли. Александр придал большую мобильность македонской фаланге, увеличил конницу, создал специальные отряды конных копейщиков и лучников.

Поход в Индию

Уже во время пребывания в Бактрии и Согдиане у Александра возникла мысль о новом большом завоевательном походе и покорении Индии, славившейся своими несметными богатствами. Условия, в которых совершался поход, состав армии, стратегические и тактические приёмы — всё было иным по сравнению с завоеванием Малой Азии и даже Ирана. Успехи завоевания влекли за собой расширение материальной базы предприятия и прилив новых сил. Есть все основания рассматривать поход в Индию, как новый этап грандиозного движения на Восток.

Весной 327 г. до н. э. Александр выступил из Бактрии и направился в Индию. С самого начала этого похода македонские войска встретились с упорным сопротивлением племён, обитавших на территории современного Афганистана. Для достижения успеха Александр пользовался любыми средствами: коварным нарушением данного слова, хитростью, угрозами, беспощадными расправами. Местное население при приближении завоевателей часто бежало в горы.

В Индии македонянам пришлось иметь дело с многочисленным, но разрозненным противником: это были свободные племена, сохранявшие ещё во многом формы первобытно-общинного строя, или же небольшие царства. Между этими племенами и государствами и внутри них кипела борьба. Правитель города Таксилы, важного торгового центра на древнем пути из Индии в Среднюю Азию, вступил в союз с Александром. Могущественный царь соседнего государства Пор в союзе с правителем другого крупного царства (в современном Кашмире) Абисарой решил оказать сопротивление македонянам.

Монета-медаль
с изображением битвы
Александра Македонского с Пором.

Через город Таксилу македоняне двинулись к притоку Инда — реке Гидаспу, где их уже поджидал на противоположном берегу с большими силами — многочисленными всадниками и слонами — царь Пор. Абисара не оказал помощи своему союзнику. В происшедшем у Гидаспа кровопролитном сражении войска Пора потерпели полное поражение. Однако Александр оставил Пору его царство, рассчитывая в дальнейшем на его поддержку. В память победы на обоих берегах Гидаспа были основаны два города — Никея в Букефалия.

После этого македонские войска двинулись далее к югу и приблизились к реке Гифасису. Македонское вторжение приносило разорение, рабство и смерть местному населению, стремившемуся отстоять свою независимость. При взятии города Сангалы множество жителей погибло, другие были захвачены в плен, город срыт до основания. В намерения Александра входило продвинуться за Гифасис. Однако этому помешало всё усиливавшееся недовольство войска. Воинам приходилось продвигаться в трудных условиях, по нездоровой местности, преодолевая сопротивление противника, использовавшего новый для македонян вид оружия — боевых слонов. Армия была сильно утомлена длительными маршами и беспрерывными боями. В ней появились грозные признаки неповиновения. В лагере стали устраиваться сходки, на которых раздавались жалобы на трудности похода и требования отказаться от его продолжения. Александр созвал совещание военачальников. Однако на этот раз и ближайшие его помощники стояли за возвращение. Тогда Александр объявил, что жертвы для продолжения похода не угодны богам, и отдал приказ об отступлении. Из завоёванных в Индии земель были образованы две сатрапии.

Отступление происходило по иному маршруту и фактически превратилось в новый большой поход. Вернувшись к Гидаспу, Александр решил со значительной частью армии плыть вниз по реке, остальные его войска должны были идти берегом. Сильное сопротивление оказали им племена, жившие у слияния Акесина и Гидаспа. Наконец войско прибыло в город Паталу, расположенный в дельте Инда. Отсюда флот во главе с Неархом должен был отправиться океаном в Персидский залив, к устью Евфрата. Другого своего полководца — Кратера с частью армии Александр отправил через Арахосию и Дрангиану, сам же с остальным войском направился через Гедросию и Карманию в Персиду и Сузиану.

Эта часть похода оказалась наиболее трудной. Армия очутилась в безводной пустыне. Страдая от страшного зноя, жажды и голода, утопая в горячем песке, войско медленно продвигалось, теряя людей, коней и вьючных животных. Македоняне были вынуждены бросать больных и отставших, так как не хватало повозок и скота для их перевозки. «Немногие из отставших, — пишет греческий историк Плутарх, — у кого сохранились силы, двигаясь по следам войска, спаслись, большая часть их, как бы упав в море, погибла в песке». Когда войско, наконец, добралось до главного пункта Гедросии — Пуры, оно получило возможность отдохнуть. В Кармании Александра встретил Кратер с остальной частью армии. К берегам Кармании пристал также флот Неарха. О нём долго не было никаких известий, и македоняне думали, что их корабли погибли. После встречи Неарха с Александром флот продолжал своё плавание и прибыл к устьям Тигра и Евфрата. Александр поручил Гефестиону вести главные силы с обозами и слонами морским берегом в Персиду, а сам с легковооружённой пехотой, гетерами и частью стрелков отправился более спешно в Пасаргады, а оттуда в Персеполь и Сузы. На этом был закончен длившийся почти 10 лет восточный поход.

Основные черты политики Александра

После окончания военных действий перед Александром встала огромная и сложная задача: удержать в своих руках то, что было добыто силой оружия. Для этого ему было необходимо укрепить свою власть над необъятной империей, организовать управление ею, наладить взаимоотношения между македонянами и греками, с одной стороны, и населением восточной части новой державы — с другой.

В исторической литературе Александру часто ставят в заслугу его политику «слияния»: объединение Азии и Европы, персов и македонян на равных началах в государстве, охватывавшем население почти всей ойкумены. Действительно, в политике Александра, особенно в последние годы его жизни, наметилась тенденция сгладить резкие противоречия между завоевателями и побеждёнными. Чисто внешним выражением политики «слияния» явилось устройство пышного празднества в Сузах по случаю торжественного заключения брака Александра, а также браков его друзей и многих македонян с азиатскими женщинами. Конечно, более существенное значение имело привлечение Александром местной знати в государственный аппарат и на командные посты в армию, хотя политика Александра в этом отношении не была до конца последовательной: под конец его жизни в большинстве областей сатрапы из местного населения были заменены македонянами.

Для социального строя империи Александра характерны черты резкого неравенства и жестокой эксплуатации. Основное противоречие в новой державе вызывается уже не противоположностью между победителями и побежденными, но антагонизмом между господствующим классом, в который теперь включается как греко-македонская, так и местная знать, и широкими слоями эксплуатируемого населения.

Для организации управления империей характерно смешение черт восточной деспотии с формами политического строя греческих государств. Александр использовал теорию божественного происхождения царской власти, выработанную с незапамятных времён на Востоке. Его прерогативы как гегемона общеэллинского союза и царя Македонии отошли на задний план перед неограниченной властью обожествлённою властелина огромной державы. Впрочем, развитие политических идей в Элладе шло в том же направлении и облегчало применение восточной теории власти. Героизация и обожествление политических деятелей (например, Лисандра, Тимолеонта и др.) получали в связи с общим упадком полисов, утратой ими независимости всё большее распространение.

Центральное управление огромной державой находилось в руках царя и македонской знати — сподвижников царя в его походах и высших должностных лиц по гражданскому управлению. Особое лицо стояло во главе финансового ведомства — это был один из друзей Александра, Гарпал, впоследствии, однако, бежавший в Афины с огромной суммой денег; высшую должность хилиарха, который был ближайшим помощником царя, занимал в последние годы правления Александра его друг Гефестион. Большое значение получила царская корреспонденция, которой ведал главный секретарь.

Предметом особой заботы Александра было дальнейшее укрепление армии — главной опоры македонского господства. В армии произошли к этому времени крупные перемены: в неё были включены 30 тыс. персидских юношей (эпигонов), снабжённых македонским оружием и обученных по-македонски. В состав конницы были включены лучшие персидские, согдийские и бактрийские всадники. В Описе Александр собрал македонских воинов и отдал приказ о награждении больных и отслуживших и об отпуске их на родину. Этот приказ вызвал бурю негодования: воины требовали роспуска всей армии, щедрых наград и кричали Александру, что дальше он может воевать один «со своим отцом Амоном». Протест принял резкие формы и охватил всю массу греко-македонских воинов. Александр прибегнул к крайним мерам: зачинщики были немедленно схвачены и казнены. Однако вместе с тем Александр вынужден был пойти навстречу требованиям войска: через несколько дней каждому воину была выдана плата не только за прошлую службу, но и вперёд — за время, нужное для возвращения домой. Десять тысяч македонян были отправлены на родину.

Золотая монета Александра Македонского
с изображением головы Афины и фигуры Никэ.

Крайне важным вопросом для Александра было урегулирование отношений с греческими городами. Завоевания оказали глубокое влияние на Грецию. Она выслала на Восток множество воинов, мастеров, торговцев, искателей приключений; много неимущего люда нашло выход в военной службе. Немалая часть богатств, доставшихся на Востоке греко-македонским завоевателям, перекочевала в города Эллады. Но это не ослабило противоречий между ними и Македонией. Все эти годы Греция продолжала оставаться ареной ожесточённых столкновений. Антимакедонские группировки в греческих городах хотя и были подавлены, но выжидали более благоприятного стечения обстоятельств, чтобы выступить снова. В 324 г. Александром был издан указ, согласно которому все города обязаны были принять изгнанников и возместить им ущерб, связанный с конфискацией и продажей их имущества. Вмешательство во внутренние отношения полисов, возможно, преследовало в данном случае определённую тактическую цель — разжечь социальные конфликты, чтобы затруднить консолидацию антимакедонских сил.

Завоевания Александра отразились на экономической жизни как Эллады, так и Востока. Открылись широкие возможности для торговли. Связи со Средней Азией, Индией, Аравией и областями, расположенными у Каспийского моря, сделались более тесными. Количество драгоценных металлов, находившихся в обращении, сильно увеличилось. Большое влияние на развитие обмена оказало введение единой для Греции и Передней Азии монетной системы. Золотые статеры и серебряные тетрадрахмы Александра с его изображением получили широкое распространение, их продолжали чеканить долгие годы и после его смерти.

В политике Александра уже намечается в основных своих чертах экономическая программа эллинистических государств: широкая военная колонизация, усиление старых и создание новых автономных городских центров, укрепление в них рабовладельческих порядков, эксплуатация внегородских земледельческих территорий, мероприятия, способствовавшие развитию сельского хозяйства, ремесла и обмена. И античные и новейшие историки сильно преувеличивали число и значение городов, основанных Александром. Тем не менее не приходится отрицать, что за время завоевания возникло несколько новых крупных центров, которые вскоре приобрели большое значение. Важнейшими из них были: Александрия в Египте, Александрия Ариана (Герат), Александрия Арахосия (Кандагар), Александрия Маргиана, Александрия Ос хата и др.

Одним из результатов похода было значительное расширение географического кругозора греков, поскольку завоевания сопровождались рядом географических открытий, имевших громадное значение. Путешествие Неарха от устья Инда к устью Тигра и Евфрата привело к открытию новых морских путей. Была также послана особая экспедиция для изучения побережья Гирканского (Каспийского) моря. В 324 г. до н. э. Александр участвовал в экспедиции к устью Евфрата; у него возник план направить эту реку по новому руслу и оросить новые земли. С экономическими целями был связан и намечавшийся поход через Персидский залив; для предварительного исследования пути в Аравию были посланы три экспедиции. Весной 323 г. до н. э. в Вавилоне шли самые оживлённые приготовления к этому новому походу. Сюда стали прибывать войска из Карии и Лидии, появлялись отряды наёмников. Александр задумал новую реорганизацию армии, ещё более широкое проведение принципа «слияния». В разгаре этих приготовлений Александр внезапно заболел и 13 июня 323 г. до н. э. умер.

Историческое значение монархии Александра

Личность македонского завоевателя, его блестящие военные успехи производили огромное впечатление и на современников и на последующие поколения. В древности об Александре рассказывали многочисленные легенды, был создан целый фантастический роман, героем которого являлся македонский завоеватель. В зависимости от своего мировоззрения и политических симпатий одни историки прославляли его доблесть и великодушие, другие яркими красками изображали его как восточного деспота, представляли его в образе тирана. Античная традиция нашла своё отражение в фольклоре и художественной литературе европейских и азиатских народов. Великие поэты Низами и Навои создали поэмы, в центре которых стоит образ Александра.

Александр, несомненно, был одним из величайших полководцев и государственных деятелей античности. В своей деятельности он далеко вышел за пределы Македонии. Ему пришлось считаться со сложными социальными и международными отношениями, с борьбой интересов различных групп азиатского, македонского и греческого населения. Именно эти сложные и противоречивые отношения, глубоко уходившие своими корнями в особенности экономического и политического развития древнего мира, определяли собой и характер завоеваний Александра и их конечный исход.

В результате похода возникла новая громадная империя, в состав которой вошёл не только ряд областей на Востоке, уже не раз объединяемых в рамках одного государства, но весь бассейн Эгейского моря и значительная часть Балканского полуострова.

Держава Александра Македонского принадлежала к тем империям, которые не имели единой экономической базы и представляли собой временные и непрочные военные объединения. Экономически и культурно высоко развитые греческие полисы сильно отличались от полуварварской Македонии; Нильская долина с её тысячелетней культурой и, казалось, раз навсегда установившейся сложной системой управления — от областей Восточного Ирана с их полукочевыми племенами, жившими в условиях ещё очень примитивного быта; богатые многолюдные центры Междуречья — от малонаселённых областей Персиды и Индии. В этом отношении новая держава была сходна с царством Ахеменидов, также представлявшим собой конгломерат, образовавшийся из многих неоднородных частей. Македонское завоевание свелось, главным образом, к захвату богатых городских центров, военных опорных пунктов, важных в стратегическом отношении дорог. Александр ограничивался требованием признания его верховной власти и уплаты податей под контролем македонских правителей и не стремился к изменению и ломке вековых устоев местной жизни. В конечном итоге македонское завоевание изменило расстановку и соотношение сил в Восточном Средиземноморье и Передней Азии, но оно, как показало ближайшее будущее, не смогло обеспечить целостность и прочность греко-македонской монархии и лишь ещё более обострило социальные противоречия, существовавшие на Востоке.

3. Распад монархии Александра.

Положение в Македонском государстве после смерти Александра. Раздел сатрапий

Период истории Македонской державы со времени смерти Александра в 323 г. до н. э. до битвы при Курупедии в 281 г. до н. э. имеет особое значение. Его основным содержанием является процесс распада огромной «мировой» империи, возникшей в результате завоеваний Александра Македонского и образования новых эллинистических государств. Этот процесс отличался большой сложностью. В пёстрой смене событий, происходивших в различных уголках греко-восточного мира, в бурных столкновениях между преемниками Александра (по-гречески — диадохами) трудно уловить определённую связь и закономерность. Тем не менее совершенно ясно, что распад «мировой» монархии и образование новых государств не были результатом случайных обстоятельств или стремлений отдельных личностей, но должны рассматриваться как неизбежный процесс, обусловленный социально-экономическими и политическими причинами.

После смерти Александра власть фактически оказалась в распоряжении войска, которое в вопросе о преемстве власти и в последовавшей затем борьбе выступает как решающая сила. Руководящие посты в армии Александра и высшие должности при дворе, как уже говорилось выше, занимали «друзья» и телохранители царя, по большей части представители македонской аристократии. Помимо Антипатра, командовавшего войском, оставленным в Македонии и Греции, одно из первых мест среди них занимал Пердикка, опытный полководец, прошедший школу Филиппа и Александра. Из других македонских деятелей выделялся Антигон, прозванный впоследствии Одноглазым, сатрап Великой Фригии, и Птолемей, выдвинувшийся к концу правления Александра. Командиром гетеров был Селевк, знатный македонянин из города Эвропоса. Остальные македонские вожди — Лисимах, грек Эвмен и др.— также стремились играть самостоятельную роль. Наряду с македонянами должности сатрапов в восточных областях занимали и иранские аристократы — бактриец Оксиарт, отец Роксаны, Фратаферн, Атропат и др.

«Друзья» царя принадлежали большей частью к числу гетеров. Ядро пехоты образовывала фаланга, представлявшая массу македонских воинов, которые чувствовали противоположность своих интересов интересам гетеров. Эта противоположность проявилась немедленно, дело дошло почти до вооруженного столкновения, но все же обе стороны пришли к соглашению.

В результате этого соглашения гетеров и пехоты царём был признан слабоумный Арридей — сводный брат Александра, получивший теперь ещё имя Филиппа. Согласились также, что если у Роксаны родится сын, то и он будет объявлен царём; он родился два месяца спустя и был назван Александром.

Фактически власть над Македонией, Фракией и Элладой осталась за Антипатром — верховным стратегом Европы. Военная власть в Азии была сосредоточена в руках Пердикки, верховного стратега Азии. Одновременно был решён вопрос о сатрапиях. Часть областей в Азии осталась за прежними правителями. Антигон помимо Фригии получил ещё Памфилию и Ликию, Эвмен — Пафлагонию и Каппадокию (последнюю, впрочем, предстояло ещё завоевать). Во главе Египта был поставлен Птолемей Лаг, Фракия и Иония достались Лисимаху, Вавилония — Селевку.

Ламийская война

В Элладе смерть Александра явилась поводом к новому подъёму антимакедонского движения, которое привело к войне, получившей название Ламийской — по имени города, около которого сосредоточились военные действия. В ходе этой войны выявились глубокие социальные противоречия между различными слоями греческого общества. В Афинах имущие слои были против войны с Македонией, демос — за войну. Перевес оказался на стороне демократии, и афинское народное собрание провозгласило войну за свободу Эллады. К Афинам примкнули Этолия, Фокида и другие области Греции. Предводителем всего греческого войска был командир наёмников Леосфен. Вначале греки действовали успешно: Антипатр после неудачного для него сражения при Гераклее в Фессалии вынужден был укрыться в городе Ламии. Возвратившегося в это время на родину Демосфена афиняне встретили с почестями, он встал во главе управления наряду с другим знаменитым оратором — Гиперидом.

Однако вскоре сказалась разобщённость греков и недостаточная их организованность. На помощь Антипатру подошли войска из Азии. В 322 г. до н. э. произошло сражение в Фессалии при Кранноне, в котором македоняне имели перевес. Это сыграло решающую роль: каждое греческое государство стало теперь думать только о своём спасении. Антипатр потребовал безоговорочной сдачи Афин. Гиперид погиб от руки македонян, а Демосфен вынужден был покончить самоубийством. Для очищения города от «беспокойных», малоимущих элементов Антипатр произвел выселение наименее обеспеченных афинских граждан во Фракию, где они были наделены землёй. Политические права были предоставлены лишь тем из афинян, кто обладал имуществом по менее чем в 2 тыс. драхм. В Мунихии был поставлен македонский гарнизон.

Борьба диадохов в 321—311 гг. до н. э.

Между тем на Востоке развёртывались события, положившие начало ожесточённой полувековой борьбе диадохов за власть. Причины и ход её тесно связаны с проникновением, расселением и экономическим укреплением греков и македонян на Востоке и процессом образования эллинистических государств.

Очень многое в ходе этой борьбы зависело от того, какими силами мог располагать тот или иной претендент на власть. Самыми сильными из диадохов были те, которые располагали наибольшими финансовыми ресурсами для создания надежной и преданной армии. Однако на успех в борьбе диадохов влияли также и другие факторы: характер отношений между «варварами» и греками, наличие на подвластной диадохам территории городов и их политические позиции, наконец, направление социальной политики сатрапов.

Открытая борьба диадохов начинается походом Пердикки в Египет против Птолемея (321 г. до н. э.). При попытке переправы через Нил войско Пердикки понесло потери, сам Пердикка был убит заговорщиками. Успехи Эвмена, союзника Пердикки, в Малой Азии не могли иметь решающего значения. В Трипарадейсе в Сирии был пересмотрен вопрос о распределении сатрапий в связи с изменением политического положения. Война против Эвмена была поручена Антигону. В 319 г. до н. э. умер Антипатр, назначив своим преемником не своего сына Кассандра, но одного из сподвижников Александра — Полиперхонта. В связи с этим одновременно с войной в Азии началась борьба за власть между Полиперхонтом и Кассандром в Македонии. Полиперхонт, стремясь обеспечить себе поддержку греков, выдвинул лозунг «освобождения Эллады» и обнародовал постановление, согласно которому в греческих городах восстанавливался демократический строй и в них возвращались изгнанники. Это возымело немедленное действие. Власть олигархов в Афинах пала, их вожди были казнены (318 г. до н. э.).

Вслед за тем Полиперхонт вступил в соглашение с Эвменом, признав за ним регентство и власть стратега-автократора Азии. Эвмену, боровшемуся в это время с Антигоном, было важно приобрести базу для флота в Финикии и заручиться поддержкой Македонии. Однако поражение флота Полиперхонта у Византия помешало Эвмену удержаться на побережье. Тогда он двинулся в Азию, в верхние, т. е. северо-восточные, сатрапии. Но условия борьбы и здесь сложились для него неблагоприятно. Эвмен был выдан Антигону своим же собственным войском в обмен на захваченный противником обоз.

После перехода войска Эвмена на сторону Антигона силы последнего значительно возросли. Тогда же Антигон умертвил опасного для него сатрапа Мидии Пифона. Селевк, правитель Вавилонии, опасаясь судьбы Пифона, бежал в Египет. Таким образом, Антигону удалось объединить под своей властью Фригию и Каппадокию, Финикию, Междуречье и верхние сатрапии.

Одновременно на Балканском полуострове успех оказался на стороне Кассандра. Даже Афины были вынуждены заключить с ним союз и восстановить олигархический строй. Правителем Афин был «избран» Деметрий Фалерский, известный как философ и законодатель. Попытка Олимпиады, матери Александра, захватить власть в Македонии привела лишь к гибели Филиппа Арридея и его жены, убитых по её приказанию, а затем к казни самой Олимпиады Кассандром.

В 316 г. до н. э. общее положение было таково: власть над Азией была в руках Антигона, распоряжавшегося огромными военными и финансовыми средствами; остальные диадохи — Кассандр, Птолемей, Селевк и Лисимах — образовали против него коалицию. Начавшаяся ожесточённая борьба шла с переменным успехом. В ней большое значение имели греческие полисы, как центры экономической жизни и как стратегические пункты.

Войны диадохов сопровождались частыми и ожесточёнными столкновениями богатых и бедных, олигархов и демократов, изгнаниями, конфискациями и казнями, декларации диадохов о «свободе» Греции сочетались с ужасающей жестокостью. Стратег Кассандра в Аргосе сжёг живыми в здании притания 500 человек. Аристодем, посланный Антигоном, опустошил земли Коринфа. Святилища захватывались силой, договоры постоянно нарушались. Военные действия шли одновременно и на Балканском полуострове и в Сирии. Сражение при Газе (312 г. до н. э.) между Птолемеем и сыном Антигона Деметрием окончилось полной победой Птолемея. Селевк получил возможность вернуться в Вавилон.

К 311 г. до н. э. силы обоих воюющих сторон были истощены, пришлось заключить мирный договор на основе существовавшего до войны положения. Фактически он закрепил политическую самостоятельность отдельных территорий, на которые распалась держава Александра Македонского. Самым могущественным из правителей того времени продолжал оставаться Антигон. Под его властью находились почти вся Малая Азия, Сирия и Северная Месопотамия. Центром державы Антигона был город Келены во Фригии, расположенный на скрещении торговых дорог. В Малой Азии и на островах Эгейского моря были организованы союзы городов. Важнейшим из них была Лига островитян. Это были организации, которые всецело зависели от Антигона, постоянно вмешивавшегося во внутренние дела полисов.

Слабой стороной царства Антигона было отсутствие в нём прочной социальной опоры. Такой опорой не являлось ни население полисов, значение которых во владениях Антигона было невелико, ни тем более фригийское крестьянство, никак не заинтересованное в поддержке македонского господства. Что касается армии, то состав войска был очень неустойчив: войско пополнялось главным образом наёмниками, на которых трудно было положиться.

Возобновление борьбы диадохов.

Соглашение 311 г. до н. э. вскоре было нарушено. Род Александра прекратился: Роксана и её сын были умерщвлены по приказанию Кассандра в 309 г. до н. э. Борьба шла теперь между самостоятельными правителями. В 307 г. до н. э. сын Антигона Деметрий захватил гавани Афин — Пирей и Мунихию. Деметрий Фалерский, правитель Афин, бежал из города. В Афинах был восстановлен демократический строй. Антигону и Деметрию афинянами были оказаны великие почести: воздвигнуты золотые статуи, принесены в дар золотые венки, установлен их культ как богов-спасителей. Их именем были названы две новые филы, организованы в их честь праздники и пышные процессии. Успехи Деметрия в Греции на этом, собственно говоря, прекратились. Вскоре Антигон отозвал сына в Азию.

Последующие годы заполнены необыкновенно энергичной, но часто беспорядочной деятельностью Антигона и Деметрия. Источники сообщают о многочисленных походах, о блестящих победах, но результаты их обычно оказывались непрочными, и за победами следовали поражении. В морском сражении при городе Саламине на Кипре Птолемей был разбит силами Деметрия и потерял почти весь флот и войско. После этой победы Антигон и его сын Деметрий приняли царские титулы (306 г. до н. э.). Птолемей, Селевк, Лисимах, Кассандр последовали их примеру. Вскоре Антигон предпринял поход на Египет, окончившийся полной неудачей. Его флот не мог подойти вовремя вследствие бури, и огромная армия, оказавшись в пустыне, стала испытывать недостаток в припасах. В войске началась «какая-то тяга», по выражению древнего автора, к переходу на сторону Птолемея. Тогда Антигон решил нанести удар Египту, захватив богатый Родос, поддерживавший тесные сношения с царством Птолемея. Армия в 40 тыс. человек под командованием Деметрия была посажена на корабли, вместе с ней были отправлены тяжелые осадные орудия и снаряжение. К войску Деметрия присоединилось множество всякого рода любителей добычи, торговцев, пиратов. Остров и одноимённый с ним город были сильно укреплены, родосцы готовы были на всё для защиты родины. В ряды защитников были включены граждане, чужеземцы, наконец, даже рабы; тем из них, которые будут храбро сражаться, была обещана свобода.

Осада и оборона Родоса (305—304 гг. до н. э.) вошли в военную историю как замечательное для своего времени событие. Деметрий, получивший прозвище Полиоркета (Градоосаждателя), был крупным организатором и изобретателем в области осадной техники. Город не раз подвергался страшной опасности, но осаждённые упорно сопротивлялись. Родосцам удавалось отражать неприятеля и даже уничтожать осадные орудия Деметрия. Десятки тысяч человек были заняты на осадных работах. Была сооружена новая осадная машина, знаменитая гелеполис («завоёвывающая города»), превосходившая размерами все предшествующие. Однако попытка произвести общий штурм города успеха не имела. Родос отстоял свою свободу, но должен был заключить союз с Антигоном и выдать заложников. По условиям мирного договора он обязался помогать Антигону против других государств, за исключением Египта. Экономические связи и дружественные политические отношения между Родосом и Египтом, таким образом, сохранились.

Битва при Ипсе и её последствия.

Возвратившись после осады Родоса в Грецию, Деметрий занял Коринф и ряд городов в Аркадии и Ахайе и возобновил Коринфский союз, когда-то организованный Филиппом. В договоре Деметрия с союзными городами были повторены статьи, направленные против изменения существующего строя: против отмены долгов, передела земли и имущества, освобождения рабов. По вскоре Деметрий снова был отозван отцом в Азию ввиду предстоявшей борьбы с коалицией других диадохов.

С юга на государство Антигона двигался Птолемей, который, однако, получив ложные вести о поражении Селевка, поспешил вернуться в Египет. Из Междуречья приближался Селевк, из Македонии — Кассандр. Еще раньше Лисимах захватил ряд городов в Малой Азии. Столкновение во Фригии, при Ипсе, летом 301 г. до н. э. оказалось решающим: Деметрий во главе конницы на одном из флангов одержал победу, но, увлёкшись преследованием противника, оторвался от Антигона, который потерпел полное поражение в столкновении с фалангой и слонами Селевка. Антигон был убит, его войско разгромлено.

Битва при Ипсе существенно изменила соотношение сил между эллинистическими государствами. Держава Антигона подверглась разделу. Большая часть ее территории попала в руки Селевка и Лисимаха. Первый получил Сирию и Северное Междуречье, второй — значительную часть Малой Азии. Греческие полисы и прежде всего Афины поспешили отделиться от Деметрия. Последний, утратив надежду удержаться в Малой Азии и Сирии, вновь отправился в Грецию и осадил Афины. Город, в котором в это время власть была в руках тирана Лахареса, испытал все ужасы осады и вынужден был сдаться Деметрию.

Ника Самофракийская — памятник победы Деметрия Полиоркета над флотом Птолемея.
Начало III в. до н. э. Мрамор.

В 298 г. до н. э. умер Кассандр. В междоусобную борьбу двух его сыновей вмешались Пирр, царь Эпира, и Деметрий. Пирр захватил несколько областей Македонии, Деметрий же был провозглашён её царём. Однако власть Деметрия над Македонией оказалась непрочной. В 288 г. до н. э. Лисимах и Пирр вторглись в Македонию. Македоняне начали массами переходить на сторону противников Деметрия. Деметрий должен был бежать. Пирр и Лисимах разделили его территорию и войско.

Не найдя опоры в Греции, Деметрий отплыл с оставшимися у него войсками в Малую Азию и через области Лисимаха проник во владения Селевка. Однако войска его терпели страшную нужду, а Селевк всё теснее сжимал Деметрия кольцом своих отрядов. Лишившись почти всех своих войск, Деметрий вынужден был, наконец, сдаться противнику. Беспокойный воитель, в течение четверти века державший в тревоге своих многочисленных противников, то терявший почти всё, то возносившийся на вершину могущества, Деметрий кончил жизнь в плену у Селевка (283 г. до н. э.). Это был один из диадохов, в личности которого особенно ярко отразились типичные черты предводителя наёмников, искателя приключений, жаждавшего богатства, власти и почестей.

Конец борьбы диадохов.

От падения Деметрия больше всего выиграл Лисимах. Изгнав Пирра, Лисимах в 285 г. до н. э. сделался царем Македонии. В то же время он владел Фракией и значительной частью Малой Азии. Строй его обширного, но недолговечного государства мало известен. По отношению к городам он действовал энергично и властно: облагал их податями, поддерживал олигархов и тиранов, проводил политику укрупнения полисов путем синойкизмов, не считаясь в этом отношении с желаниями населения. Эфес, например, был переведён на новое место, ближе к морю. На Херсонесе Фракийском была расположена столица царства — Лисимахия. Лисимах стремился расширить и укрепить свою власть в Восточной Фракии (на западном побережье Понта), но встретил там упорное сопротивление со стороны греческих городов, которые ему в конце концов удалось подчинить. Однако его попытка продвинуться дальше в страну фракийцев и гетов не увенчалась успехом.

Внутреннее положение государства Лисимаха было непрочным и неспокойным. Поводом к усилению недовольства была казнь по приказу Лисимаха его сына Агафокла, способного полководца. Этим воспользовался Селевк и двинулся во владения Лисимаха. Весной 281 г. до н. э. произошло решающее столкновение в Лидии, при Курупедии. Лисимах потерпел полное поражение, был убит, а его войско перешло на сторону победителя. После этого Селевк переправился на Херсонес фракийский. Однако и Селевку не удалось подчинить своей власти Македонию, которая продолжала удерживать свою самостоятельность в течение всей борьбы. Вскоре Селевк был убит недалеко от Лисимахии сыном Птолемея Лага, Птолемеем Керавном, бежавшим из Египта в Македонию.

Птолемей Керавн, ориентировавшийся на македонскую знать и войско, вовсе не желавшее слияния Македонии с царством Селевка, был провозглашён царём Македонии. Однако первый же удар смёл его с исторической сцены. Племена кельтов, жившие на севере, в долине Дуная, весной 280 г. до н. э. вторглись во Фракию и Македонию, подвергая опустошению местности, через которые лежал их путь. При первой же встрече с кельтами Птолемей Керавн был разбит, попал в плен и погиб.

Македонский престол снова оказался незанятым. Между тем страна была разорена, социальные противоречия в крупных центрах ещё более обострились. В Кассандрии, на Халкидике, произошёл переворот. Подробности его, к сожалению, мало известны. Источники лишь сообщают, что вождь наёмников и бедняков Аполлодор стал тираном и произвёл передел имущества.

В 279 г. до н. э. кельты проникли ещё далее, они грозили Дельфам. С большим напряжением сил войска греческих государств отразили нашествие. Особенно выдающуюся роль в «спасении эллинов» сыграли этолийцы. Два года спустя сын Деметрия Антигон Гонат, располагавший значительной военной силой и владевший многими городами в Греции, нанёс решительное поражение кельтам при Лисимахии, а в 276 г. до н. э. он был провозглашён царём Македонии и стал основателем династии, правившей этим государством более 100 лет. Борьба диадохов была закончена. Правда, войны продолжались и в последующие годы, но эллинистический мир к этому времени принял уже в основных своих чертах тот вид, который сохранялся в течение двух последующих веков.