;

ЮЖНАЯ ЕВРОПА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н.Э.

В первой половине I тысячелетия до н.э. у племён большей части Азии, Северной и значительной части Восточной Европы ещё сохраняются условия жизни бронзового века, а на Крайнем Севере продолжают существовать условия неолитического периода. В то же время происходят важные сдвиги в общественном строе ряда племен Южной Европы. Резкое убыстрение темпов разложения первобытно-общинного строя имело здесь своим следствием более решительную, чем в странах древнего Востока, ломку древних порядков и становление рабовладельческих отношений в их античной форме.

Процесс ломки старых и возникновения новых отношений в это время дальше всего зашёл в таких странах Южной Европы, как Италия и Греция. Здесь возникли новые важные очаги культуры и цивилизации древнего рабовладельческого мира.

Ввиду особо важной роли, которую начинает играть с этого времени Греция, история этой страны выделена в отдельные главы.

1. Раннежелезный век в Европе (X—VI вв. до н.э.).

Основные племена Европы в начале I тысячелетия до н.э.

В первые века I тысячелетия до н. э. карта расселения племён Европы выглядела примерно так: большую часть Пиренейского полуострова населяли иберские племена. Северо-западную его часть, территорию нынешней Франции и верховья Дуная заселяли племена кельтов. Позже кельты заселили также и Британские острова. Северную и центральную части Апеннинского полуострова в этот период заселяли продвигавшиеся с севера италики, но в некоторых областях полуострова и на острове Сицилия ещё проживали различные более древние местные или проникшие сюда через Адриатическое море племена: на северо-западе — лигуры, на юге — сикулы, позднее целиком оттеснённые на Сицилию, япиги и др., в центральной части Сицилии — сиканы. Северо-западную часть Балканского полуострова и прилегающие с севера районы населяли иллирийцы, северо-восточную — фракийцы, южную — греки (эллины). Территорию между реками Рейном и Эльбой, а также часть Южной Скандинавии занимали германские племена. К востоку и юго-востоку от Эльбы, включая верхнюю часть бассейнов рек Днепра и Днестра, находились племена — предки славян. К северу от них располагались балтийские племена, близкие по языку к древнейшим славянам, а также племена финно-угорской семьи языков, причём территория расселения последних, видимо, простиралась по всему северу Европы. На степных просторах Юго-Восточной Европы кочевали киммерийские и другие племена, а позже (с VII в. до н. э.) скифские племена, говорившие на языках восточно-иранской (иначе называемой североиранской) группы индоевропейских языков.

Племена Европы находились на разных уровнях общественного развития. Большинство племён Европы жило уже в бронзовом веке. Но в более суровых и сложных, чем в долинах рек субтропиков, природных условиях Европы освоение техники обработки меди и бронзы не давало такого производственного эффекта и не привело к столь решительным изменениям в области производства, как во многих странах Востока. Только быстро и широко распространившиеся прочные железные орудия труда (сошник, рабочий топор, кирка, лопата и др.) обеспечили теперь в ряде случаев возможность обработки тяжёлых почв, вырубки под пашню густых лесов, покрывавших в то время почти всю Европу, а также осушения многочисленных и обширных болот. Освоение железа решительно двинуло вперёд развитие ремесла — добычу руд, кузнечное и оружейное дело, постройку жилищ, производство средств транспорта (суда, повозки) и т. д. Техника получения и обработки железа на юге Балканского полуострова начинает осваиваться в конце II тысячелетия до н. э., а в остальной Южной Европе — с начала I тысячелетия до н. э.

Уже в IX—VIII вв. до н. э. начинают плавить железную руду и ковать железные изделия племена Волго-Окского бассейна; в первой половине I тысячелетия до н. э. железное литьё появляется и у предскифских племён современной Украины. Железные изделия начинают изготовляться и у племён, живших между Одером и Верхним Днепром, в которых исследователи видят предков славян. Полного развития культура железа достигает в Восточной Европе, однако, как правило, лишь с VIII в. до н. э. и особенно во второй половине I тысячелетия.

Гальштаттская культура

Для раннего железного века в Западной Европе характерна так называемая гальштаттская культура, получившая это условное название в археологии от города Гальштатт в западной части Австрии, в окрестностях которого был обнаружен обширный могильник, содержавший в погребальном инвентаре древнейшие в Центральной Европе изделия из железа, датируемые Х—VI вв. до н. э. Здесь же обнаружены соляные копи того же периода, в которых найдены многочисленные орудия труда, применявшиеся в то время в горном деле.

Основная территория распространения гальштаттской культуры совпадает с районом расселения иллирийских племён и отчасти кельтов. Но памятники, аналогичные гальштаттским, обнаружены и на Балканском полуострове, на территории Чехословакии, Южной Германии, восточных окраин Франции. К гальштаттской культуре близки культуры начала железного века Пиренейского полуострова и Италии. Таким образом, гальштаттская и другие близкие к ней культуры были созданы племенами различного происхождения.

Для гальштаттской культуры характерно ещё сосуществование железных и бронзовых орудий, причём находки позволяют проследить постепенное распространение обработки железа и вытеснение бронзы. Из железа раньше всего начали производиться предметы вооружения — мечи, кинжалы, боевые топоры, наконечники копий. Но очень скоро из железа начинают изготовляться и орудия труда. Бронза остаётся основным материалом для производства металлической посуды (особенно сосудов) и разнообразных украшений. Некоторые металлические предметы защитного вооружения, требующие отливки (например, шлемы), также производились преимущественно из бронзы, так как железо умели только ковать.

Памятники гальштаттской культуры показывают быстрый прогресс племён Европы этого периода. Ускоряется переход к плужному земледелию. Развивается горное дело (добыча металлических руд, соли), обработка дерева, бронзы, производство первых стеклянных изделий. Быстро распространяется неизвестный ранее в этой части Европы гончарный круг, что приводит к расцвету гончарного производства. Яркую картину общественной дифференциации дают изображения, выгравированные на бронзовых гальштаттских сосудах. Здесь можно видеть воинов — пехотинцев, колесничих, военачальников, пирующую знать и прислуживающих ей виночерпиев, пахаря, несущего с поля плуг на плече, и т. п. Об общественной дифференциации говорят различия в погребениях и погребальном инвентаре, наличие массовых захоронений вместо с вождём его слуг и рабов и т. д. Деревни в это время часто имеют оборонительные сооружения, хотя ещё довольно несовершенные.

Раннежелезный век на севере Балкан и в низовьях Дуная

На северо-западе Балканского полуострова железные орудия появляются с IX в. до н. э., в низовьях же Дуная — с VI в. до н. э. Можно предположить, что употребление железа в этой части Европы распространялось постепенно из области у верховьев Дуная, тем более, что здесь последний период бронзового века отмечен проникновением гальштаттской культуры. Но не исключено также, что отдельные очаги железной металлургии могли возникнуть и самостоятельно. Раскопки обнаруживают формы железного оружия, орудий труда, керамики, изделий бронзового века, отличные от гальштаттских и в раннем периоде повторяющие формы изделий бронзового века.

С VIII в. до н. э. в северо-западной части Балканского полуострова начинается широкое распространение железных изделий. Наглядно можно проследить, по данным раскопок, постепенное вытеснение бронзы железом, сначала в изготовлении наступательного оружия (мечи, наконечники копий), а затем и земледельческих орудий — мотыг, а с переходом к плужному земледелию и лемехов плугов.

В странах Прикарпатья, среднего и нижнего течения Дуная на период IX—VIII вв. приходится ещё расцвет культуры бронзового века. В VIII в. до н. э. в эти области вторглись доскифские племена, условно называемые киммерийскими, отступавшие из причерноморских степей, возможно, под напором скифов. В последний период бронзового века в этих странах явно сказывается влияние культуры киммерийских племён; появляются новые формы бронзовых изделий (котлы, чаши, вёдра, детали конской сбруи). Железо применяется ещё весьма редко.

Развитие производства железных изделий в этих странах совпадает с появлением здесь скифских племён (VI в. до н. э.), которые осели на территории современных Румынии, Северной Венгрии и Северной Болгарии. С этого времени железо начало успешно применяться для изготовления оружия (скифский короткий железный меч), а наличие здесь залежей железных руд способствовало внедрению железных орудий в земледелие. Но было бы неправильно становление здесь железного века объяснять только приходом скифов. Основным населением Балканского полуострова к северу от Греции оставались местные фракийские земледельческие племена, уровень развития которых был уже достаточно высоким. Найденные в Румынии бронзовые и особенно золотые изделия свидетельствуют о довольно развитой технике их изготовления; употребление отдельных железных орудий было известно в карпато-дунайских странах и до прихода сюда скифов. Местные племена были издавна связаны с племенами гальштаттской культуры, а также с греческими племенами на юге Балканского полуострова, влияние которых становится особенно заметным именно с этого времени. Поэтому возможно, что влияние, которое скифы стали испытывать со стороны местных племён, покорённых ими, было большим, чем то, которое они сами на них оказывали.

Распространение железа на Балканах способствовало дальнейшему развитию земледелия, возникшего здесь ещё в период неолита; именно в первой половине I тысячелетия начинает широко распространяться плужное земледелие. Усовершенствование орудий труда способствовало развитию ремёсел — оружейного, кузнечного, стекольного, гончарного; впрочем, гончарные изделия ещё долго оставались грубыми и примитивными, так как гончарный круг в этих странах ещё не применялся.

В первой половине I тысячелетия до н. э. в общественном строе местных иллирийских и фракийских племён обнаруживаются заметные изменения. Поселения этого периода состояли из деревень и из небольших укреплений, расположенных на господствующих над данной местностью высотах. Раскопки этих укреплений обнаруживают, как уже указывалось, многочисленные изделия из металлов, в том числе украшения из золота и серебра, а также образцы высококачественной керамики. Раскопки же деревень дают очень мало металлических изделий; украшения почти отсутствуют; гончарные изделия примитивны и почти не отличаются от вырабатывавшихся во времена неолита. Очевидно, в укреплениях жила родоплеменная знать, а в деревнях — рядовые общинники. Это указывает на далеко зашедший процесс имущественного и общественного расслоения у балканских племён. Факт выделения родоплеменной знати, начавшегося, по-видимому, ещё в бронзовом веке, подтверждает и различие в утвари, найденной в богатых и бедных погребениях. Но прогрессирующее разложение первобытно-общинного строя не привело ещё к середине I тысячелетия до н. э. к образованию на Балканах (кроме Греции) классового общества.

Ближе всего к этому подошли южно-фракийские племена, населявшие территорию современной Болгарии, где в V в. до н. э. начинается образование государств.

Раннежелезный век в Испании. Тартесс

На западе Европы также начинается железный век. Значительная часть территории Франции была в это время охвачена культурой гальштаттского типа, созданной, очевидно, главным образом кельтскими племенами. Однако часть Франции ещё долгое время населяли и более древние, неиндоевропейские племена. В северной части Испании культура раннежелезного века сложилась под влиянием гальштаттской культуры юга Франции. На юге Испании не позже IX в. до н. э. начинает также развиваться самобытная металлургия железа.

Как уже упоминалось, греко-римская историческая традиция сохранила некоторые данные о существовании в первой половине I тысячелетия до н. э. в богатой металлами и плодородными почвами Южной Испании процветающего государства Тартесс. По данным древних источников, тартессийцы имели крупные города, имели развитую письменность и поддерживали оживленные сношения с другими странами Средиземноморья и даже с Британскими островами. Археологические данные подтверждают, что важнейший очаг иберской культуры в этот период действительно находился в той части Южной Испании, которая прилегает к Кадисскому заливу. Здесь древние источники и указывают местоположение Тартесса. Но пока развалин этого города не найдено. Смутные данные литературных источников не позволяют определить ни время возникновения Тартесса, ни его историю, ни структуру его общества. В сущности, нельзя считать доказанным, что объединение, о котором идёт речь, действительно было уже государством.

В VIII в. до н. э. начинается финикийская колонизация Испании; к этому времени относится основание здесь финикийским городом-государством Тиром города Гадеса (ныне Кадис). Затем появляются и другие колонии. К VII в. до н. э. относится начало карфагенской колонизации, а к VI в. до н. э. — греческой. Это свидетельствует о растущем значении Испании в экономической жизни Средиземноморья как поставщицы металлов (золота, серебра, меди, железа, олова). Но это же говорит и об относительной отсталости общественного строя её населения. Племенная раздроблённость не была преодолена, не произошло объединения племён для борьбы с пришельцами. Даже Тартесс находился одно время в зависимости от Гадеса, а затем, видимо в конце VII в. до н. э., был разрушен карфагенянами.

2. Италия в первой половине I тысячелетия до н. э.

Страна и население

Апеннинский полуостров, делящий Средиземное море на западную и восточную части, имел большое значение в истории Средиземноморья. Италией древние греки первоначально называли только южную часть Апеннинского полуострова. С III в. до н. э. это название распространяется на весь полуостров.

Италию исторически и географически обычно делят на три части: Южную — в основном это современные провинции Апулия, Базиликата, Калабрия, а также остров Сицилия, географически являющийся продолжением Апеннинского полуострова; Среднюю — остальную часть полуострова, важнейшими областями которой являлись Этрурия (ныне Тоскана), Лаций и наиболее плодородная область — Кампания; Северную — в основном материковую часть страны.

Северной границей страны являются самые высокие в Европе Альпийские горы. С запада Апеннинский полуостров омывается Лигурийским и Тирренским морями, с востока — Адриатическим морем и с юга — Ионическим. Берега полуострова слабо изрезаны; удобными естественными бухтами страна относительно бедна.

Ответвлением Альп являются невысокие Апеннинские горы, идущие вдоль всего полуострова и определяющие его рельеф. Восточные склоны этих гор более круты, чем западные. Наиболее значительные равнины Средней Италии расположены именно по западному побережью полуострова.

Климат Италии мягкий, тёплый, а на юге — даже жаркий. Количество осадков особенно значительно в Северной Италии и вполне достаточно в средней части страны. Только Южная Италия засушлива; впрочем 2½—3 тысячи лет назад это сказывалось, по-видимому, в меньшей мере, так как в то время страна была несравненно богаче лесами.

Условия для земледелия в древней Италии в период энеолита и бронзового века были не столь благоприятны, как, например, в Двуречье или в долине Нила. Почва Италии сравнительно менее плодородна и при тогдашнем уровне развития производительных сил с большим трудом поддавалась обработке; возможности для повышения продуктивности земледелия путём организации искусственного орошения вследствие маловодья большинства рек и сложности рельефа страны более ограниченны. Сказанное в меньшей мере относится к долине реки По, но зато для этой долины характерен сравнительно более суровый климат, а также непостоянные, с трудом регулируемые разливы рек. Вследствие этого долина реки По приобрела значение важного земледельческого района позднее, чем речные долины Средней Италии, расположенные по нижнему течению рек Арно, Тибра, Вольтурно и др.

Всё же по сравнению с другими странами древней Европы в Италии условия для жизни людей были более благоприятны вследствие относительной мягкости климата, а также богатства растительного и животного мира. Неудивительно, что Италия была заселена ещё в период палеолита и неолита. Позже здесь создалась местная энеолитическая культура, просуществовавшая на юге страны до II тысячелетия до н. э., в то время как на севере Италии и в её средней части уже существовала своеобразная и богатая культура, для которой были характерны изделия, изготовленные из бронзы, а также поселения (террамары), близкие по своему типу к свайным, окружённые деревянными стенами, рвом или искусственно созданным болотом.

В первой половине I тысячелетия до н. э. население Италии в этническом отношении было весьма пёстрым, так как из-за Альп и через Адриатическое море во II тысячелетии и в описываемый период сюда переселялись племена, самые различные по своей этнической принадлежности.

Большую часть Апеннинского полуострова в это время заселяли индоевропейские племена италиков, важнейшими из которых были латины (в области Лаций), оски (Кампания), умбры (Умбрия, в Средней Италии к востоку от Апеннин) и группа сабелльских племён в верхней части бассейна Тибра, в том числе сабиняне, которые позже продвинулись на юг и, смешавшись с осками, носили название самнитов. Эти племена в большинстве своём проникли в Италию, видимо, в самом начале I тысячелетия до н. э. из областей Средней Европы. Для них был характерен обряд сожжения покойников, восходящий, возможно, к обычаям, сложившимся ещё в пределах унетицкой культуры бронзового века. В Италии они смешались с более древними племенами.

Кроме италиков, некоторые области страны населяли различные иллирийские племена (например, япиги в Апулии); возможно, к той же языковой группе принадлежали и венеты в восточной части Северной Италии, а также племена, которые обычно принято считать остатками коренного древнейшего населения страны (лигуры в западной части Северной Италии, сиканы в Сицилии и др.). Как полагают некоторые исследователи, в важнейшем из племён этого района — сикулах — нужно видеть племя шакалаша, упоминаемое египетскими источниками в период передвижений «народов моря» в Восточном Средиземноморье; однако возможно, что сикулы принадлежали к коренному населению Южной Италии.

Современная Тоскана в северо-западной части Апеннинского полуострова была населена этрусками, этническая принадлежность которых пока еще не установлена. Эта область называлась Этрурией.

На побережье Южной и отчасти Средней Италии, а также в восточной части Сицилии в VIII—VI вв. до н. э. поселились греческие колонисты, основавшие ряд важных городов: на Апеннинском полуострове — Киму (Кумы), Неаполь, Кротон, Сибарис, Тарент и др.; в Сицилии — Сиракузы, Мессану, Акрагант и др. В западной части Сицилии укрепились карфагеняне, основавшие города Эрикс, Панорм и др. Они же в VII в. до н. э. или ранее подчинили себе Сардинию. Наличие греческих и карфагенских колоний способствовало более быстрому развитию рабовладельческих отношений у тогдашних племён Италии.

Культура Виллановы

Железный век в Италии начинается с Х в. до н. э. На острове Сицилия культура в этот период развивается, по-видимому, под продолжающимся влиянием эгейского мира. Культура юга Италии, а также области Пицена (Средняя Италия) обнаруживает признаки иллирийского влияния. На северо-востоке своеобразные черты сохраняет культура венетов, на северо-западе — особая культура Голасекка, связанная, быть может, с племенами, близкими кельтам.

Погребальная урна в виде сосуда.
Италия. Культура Виллановы.

Наибольшее значение имела культура, известная под условным названием культуры Виллановы и созданная, по-видимому, предками племён италиков. Памятники этой культуры впервые были обнаружены в могильнике у местечка Виллановы в окрестностях Болоньи (Северная Италия). Культура эта, однако, была распространена не только на Североиталийской низменности, но и в Этрурии и в северной части Лация.

Памятники Виллановы свидетельствуют о значительном прогрессе общественной жизни. Строители террамар знали лишь бронзовое литьё, теперь применяется ковка, изготовляется весьма совершенная бронзовая утварь. Железные орудия распространялись в Италии медленнее, чем в Центральной Европе и на Балканах вследствие бедности страны залежами железных руд; в изготовлении орудий труда железо начинает преобладать, видимо, только в VI в. до н. э. Появляются сосуды, изготовленные на гончарном круге. Находки греческой керамики и продуктов финикийской торговли — стекла, слоновой кости, изделий из золота и серебра — свидетельствуют о развитии торговых сношений. Находки кладов указывают на скопление в руках родовой знати уже сравнительно больших ценностей.

Крупные поселения, обнаруженные на территории города Болоньи, значительно превосходят площадью террамары. В Средней Италии селения располагались обычно на холмах, они имели, видимо, земляные укрепления. Такое поселение обнаружено раскопками на территории города Рима на Палатинском холме. Жилища всё ещё примитивны; об их внешнем виде можно судить по погребальным урнам, сделанным иногда в форме хижин. Это — жилища отдельных семей; в поселении они располагались обособленно друг от друга.

Этрусская проблема

С VIII в. в истории Средней, а затем и Северной Италии значительную роль начинают играть этруски. Греки называли их тирсенами или тирренами, латинские авторы называли их этрусками или тусками. Сами себя они называли, по-видимому, расенами.

Греческие историки сохранили предание о восточном происхождении этрусков. В подтверждение этого предания некоторые современные учёные указывают, например, на то, что в найденных на острове Лемнос в Эгейском море надписях на непонятном языке имеются слова и формы, близкие этрусским. Указывают также, что наличие среди «народов моря», нападавших на Египет в XIII—XII столетиях, племени турша, название которых отождествляется с именем тирсенов-этрусков, свидетельствует о том, что этруски жили в ту пору в восточной части Средиземноморья. Указывают на восточный характер ряда памятников материальной культуры этрусков, на систему гадания по внутренностям жертвенных животных, для которой имеются аналогии на Востоке, и т. д.

С другой стороны, культура этрусков VIII—VI вв. до н. э. является во многом результатом дальнейшего развития всё той же культуры Виллановы.

Вопрос о происхождении этрусков остаётся пока не решённым. Объясняется это в значительной мере тем, что до сих пор усилия ряда поколений исследователей решить проблему этрусского языка оказались тщетными. Сохранилось до 9 тыс. этрусских надписей. Чтение их не представляет трудностей, так как этруски пользовались алфавитом греческого происхождения. Но до сих пор, за исключением небольшого количества слов и грамматических форм, которые могут считаться правильно истолкованными, понимание этрусских надписей мало продвинулось вперёд. Этрусский

язык стоит особняком среди языков, изученных современными исследователями; он отличен и от италийских языков.

На современной ступени наших знаний правильнее всего считать, что этрусские племена сложились в Италии в условиях борьбы и взаимодействия племён-пришельцев с другими племенами, жившими на полуострове.

Этрурия в VIII—VII вв. до н. э.

По преданию, поселения этрусков существовали в Италии уже в XI в. до н. э., но об этом раннем периоде их существования мы не имеем достаточных данных. Начиная с VIII в. этруски занимали уже значительную территорию в глубине страны.

Памятники этого времени обнаруживают известную преемственную связь с культурой Виллановы, но стиль этих памятников указывает, однако, на наличие восточных влияний. Это — новое явление, свидетельствующее о развитии заморских сношений. Принадлежность этих памятников этрускам подтверждается наличием на них этрусских надписей. Памятники эти раньше всего появляются в приморской Этрурии в районах позднейших городов Популонии, Ветулонии, Тарквиний, Цере; во внутренних же районах Этрурии ещё долгое время сохранялась культура Виллановы.

Надгробие из Ветулонии
с этрусской надписью.

VII в. до н. э.

Основным занятием населения было земледелие. Для мелиорации этруски широко практиковали строительство различных дренажных сооружений, водоотводных канав и т. п. Найденные при раскопках утварь, украшения, вооружение, включая боевые колесницы, свидетельствуют о значительном развитии ремёсел: керамического производства, металлургии (разнообразные изделия из бронзы, железа, добывавшегося на острове Эльба), ювелирного мастерства (изделия из золота). Находки предметов финикийского, египетского и греческого производства показывают значительное развитие внешней торговли. В одном только этрусском городе Вольци (ныне Вульчи) найдено более 20 тыс. греческих сосудов. Обнаружены изделия из прибалтийского янтаря. Имеются данные о вывозе металла и металлических изделий из Этрурии в обмен на товары других народов Средиземноморья. За пределами Этрурии, например в богатейших погребениях города Пренесте в Лации, некоторые памятники свидетельствуют о наличии уже тогда культурного влияния этрусков на соседей.

Этрусская торговля долгое время носила пиратский характер. Этрусские (тирренские) пираты были известны по всему Средиземноморью.

О характере этрусских поселений до сих пор нет ещё достаточных данных. Несомненно, что в то время у этрусков не было крупных поселений типа позднейших античных городов. Знать занимала сильно укреплённые, ограниченные по площади крепости. Поселения носили названия, происходящие от родовых имён; например, название города Тарквиний, несомненно, было связано с родом Тархна, некогда создавшим здесь своё поселение, и с именем Тархона — легендарного основателя двенадцати городов Этрурии. (Это имя некоторые учёные отождествляют с именем малоазийского божества Тарку.) В это время возникает специфическая форма жилища знати: дом с атрием, т. е. с открытой площадкой внутри дома, на которой помещался домашний очаг; впоследствии эту форму жилища переняли знатные римляне.

Данные погребений весьма многочисленны и разнообразны. Они свидетельствуют о том, что в обществе того времени происходило значительное социальное расслоение. Типичны в этом отношении погребальные сооружения знати под курганами, имеющими каменное основание. В районе Популонии курганные погребения VIII—VII вв. до н. э. имеют камеры с ложными сводами, чему имеются аналогии в районе Эгейского моря и в Малой Азии. Как видно из надписей, уже в эту пору у представителей знати начинают возникать составные имена, включающие имена родовые и прозвища, в отличие от простых личных имён незнатных людей. Знатные роды еще не возглавляли централизованных городских общин; они обычно проживали на захваченных ими землях, образовав правящий слой военной знати; некоторое представление об этой знати дают изображения воинов и большое количество оружия, найденного в гробницах. У этрусков была широко распространена так называемая клиентела: свободные люди из незнатных и обедневших родов отдавали себя под «покровительство» представителям знати и эксплуатировались ими. Нужно полагать, что уже к этому времени относится возникновение, возможно также и в результате завоевания, того слоя зависимого от землевладельческой знати сельского населения, наличие которого засвидетельствовано для более позднего времени.

У этрусков того времени, несомненно, существовали царская власть и совет старейшин. Наличие в этрусских общинах народного собрания засвидетельствовано источниками крайне слабо. Термин, обозначавший на этрусском языке «царь», неизвестен. Термин лукумон римских авторов означал вообще лиц высокого общественного положения и в ходе развития общественного строя изменял своё значение. В древнейшее время он означал, видимо, старейшину рода.

Органы политической власти у этрусков обнаруживают явные следы их происхождения из установлений родового строя; например, знаки царской власти, заимствованные позже римлянами, — трон, двойной топор царских служителей (называвшихся у римлян ликторами) были первоначально атрибутами культа предков. Культы позднейшей государственной религии также сохраняют следы более древнего происхождения. В городе Вейи, например, прикасаться к изваянию богини Уни мог только жрец из определённого рода — признак сосредоточения жреческих функций в руках родовой аристократии.

Особенностью этрусских общественных условий являются пережитки материнского рода. Об этом свидетельствуют многочисленные значительно более поздние надгробия с указанием рода матери погребённого, а также предания о влиятельности женщин в делах культа и их независимом положении в обществе. Такое положение этрусских женщин послужило основанием для россказней греческих и римских авторов о распущенности этрусских нравов.

Этрурия в VI в. до н. э.

В VI в. до н. э. в Этрурии уже господствовал рабовладельческий строй. Создание крупных осушительных сооружений, без которых невозможна эксплуатация плодородных, но часто заболачиваемых разливами речных долин, свидетельствует о высоком развитии сельского хозяйства. Важную роль играло в это время скотоводство. Широко распространённым было виноградарство. Художественная керамика, разнообразнейшие изделия металлургии этого времени свидетельствуют о высоком развитии ремёсел.

VII и особенно VI век до н. э. — время строительства в Этрурии городов (Вейи, Цере, Тарквинии, Клузий, Арреций, Популония, Перузия и др.), обнесённых мощными каменными стенами, с домами знатных семей, с храмами своеобразного стиля, имевшими облицовку из терракоты. Вокруг городов возникают обширные кладбища, которые изучены лучше, чем территории самих городов. Появляются подземные, высеченные в скале, усыпальницы. Материалы погребений говорят об оживлённых торговых сношениях с карфагенянами, греками, а также с различными племенами Италии.

К VII или скорее к VI в. до н. э. относится возникновение своеобразной этрусской федерации, имевшей, видимо, преимущественно религиозное значение. Созданию этой федерации предшествовало выдвижение ведущих городов-государств («XII народов Этрурии» римских авторов). Собиравшиеся в святилище богини Вольтумны главы городов выбирали поочерёдно представителя одного из городов главой союза и первосвященником. Города, однако, пользовались самоуправлением.

Этрусский храм верховной триады божеств.
Реконструкция.

В VI в. этруски уже выступают в Средиземноморье как крупная политическая сила. В 535 г. до н. э. в союзе с карфагенянами они одержали крупную победу у города Алалия на Корсике над греками — колонистами из города Фокеи. С тех пор Корсика долгое время находилась в руках этрусков. Они подчинили себе также важные области по западному побережью Италии — Лаций и Кампанию. В Кампании этруски закрепились особенно прочно, создав здесь, по преданию, 12 городов, главным из которых была основанная, по-видимому ещё в начале VI в., Капуя, где обнаружены этрусские надписи. Этруски проникли в Северную Италию, основав и там ряд городов.

О положении непосредственных производителей Этрурии наши сведения скудны. Учитывая широкое применение у этрусков простой кооперации труда для постройки гигантских сооружений, Маркс допускает у этрусков существование общинной организации, близкой к восточной. Античные писатели говорят о наличии у этрусков зависимых земледельцев (по-гречески пенестов). По-видимому, упоминания об этом слое населения имеются и в этрусских надписях (лаутни).

Помимо этих зависимых людей, — быть может, потомков некогда покорённых умбров и латинов, — имелись также покупные рабы и рабы-военнопленные. Возможно из них состояла многочисленная челядь: слуги, музыканты, танцовщицы, гимнасты и т. п., изображения которых сохранились на росписях гробниц рядом с изображениями пирующих владык. В городах было и формально независимое от знати, но экономически обездоленное население. В некоторых этрусских центрах засвидетельствовано наличие греческих колонистов.

Знать стояла во главе вооружённых сил, составляя конницу. Засвидетельствована и организованная по греческому образцу тяжеловооружённая пехота. Этруски обладали также большим числом морских судов.

Организованная в жреческое сословие аристократия в VI в. подверглась сильному греческому влиянию. Это сказалось на всем дальнейшем развитии этрусской культуры и религии. Наряду с культом предков и верованиями в злых и добрых духов существовали культы богов, отождествлённых с греческими божествами. Громовержец Тиния (Зевс), его супруга Уни (Гера), дочь Минерва (Афина) составляли верховную триаду. Аполлону этруски поклонялись под его греческим именем. Образы греческой мифологии нашли своеобразную трактовку в произведениях этрусской живописи и ваяния. Оригинальным произведением являются священные книги, свод которых был принят впоследствии римлянами под названием «Этрусское учение» («Disciplina etrusca»). В этих книгах были изложены правила ритуала и дивинация (определение знамений богов по небесным явлениям, по печени жертвенных животных). В них описывались также политические установления, служившие укреплению власти глав правящих фамилий знати, землемерное искусство, включая обряд основания городов.

Статуя Аполлона из города Вейи.
VI в. до н. э. Терракота.

VI век до н. э. — время ожесточённой социальной борьбы в общинах Этрурии. Среди экономически обездоленных элементов важную роль в это время играют люди, утратившие родовые связи. Они часто объединяются в дружины под водительством знатных витязей, то пытавшихся захватить власть в данном городе, то занимавшихся пиратством, морской торговлей и предпринимавших грабительские походы на территории других италийских племён. Память о такой экспансии этрусков, приведшей к распространению этрусского влияния от Альп до Кампании, сохранилась в легендах, которые находят подтверждение в данных археологии и языкознания. В Кампании, где, как сказано, этруски закрепились, они действовали в контакте с некоторыми греческими поселениями (Сибарис). На севере Италии этрусками был основан ряд городов; так, основателем Мантуи и Фельзины (позднее Бонония, ныне Болонья) считался перузинец Авкн. Мантуя ещё в период римского господства сохраняла черты этрусского города.

Значение этрусской экспансии можно установить и для Лация, где уже в это время начинает выделяться город Рим. Древнейшее поселение на месте Рима восходит к рубежу II и I тысячелетий; в VIII в. до н. э., по-видимому, произошло слияние находившихся здесь двух общин различного племенного происхождения — латинян и сабинян. Самый город возник, видимо, лишь в VII в. до н. э., хотя дата основания Рима, сохранившаяся в римской исторической традиции, соответствует 753 г. до н. э. Рим управлялся выборным «царём», советом старейшин (сенатом) и народным собранием. Наряду с полноправными общинниками в Риме жили и пришлые люди, не имевшие гражданских прав. Как и у этрусков, здесь была распространена клиентела — принятие обедневших и неполноправных лиц под «покровительство» знати. В VI в. в Риме правили цари рода Тарквиниев — бесспорно, этрусского происхождения. В культе и в политических установлениях Рима этрусское влияние очевидно. Триада богов: Юпитер, Юнона, Минерва, почитавшаяся на Капитолийском холме в Риме, — копия упомянутой выше этрусской триады. Храм на Капитолии был построен этрусскими мастерами, как и ряд других святилищ в Риме и в остальном Лации того времени. Самое основание городов в Лации совершалось по этрусскому обряду. Латинские собственные имена обнаруживают поразительные совпадения с этрусскими. По преданию, вскоре после изгнания Тарквиниев из Рима в конце VI в. до н. э. Ларт Порсена, царь этрусского города Клузия, захватил и разграбил Рим. Но этот поход Порсены носил характер скорее грабительского набега и к восстановлению власти этрусков над Римом не привёл.

Таким образом, не только экономические и культурные взаимоотношения с этрусками играли большую роль для древних римлян, но и основные факты их ранней политической истории тесно связаны с историей этрусков.

Этруски сыграли в Италии роль передатчиков греческого культурного влияния; в частности, алфавит был заимствован всеми италиками от греков через посредство этрусков; ряд греческих терминов попал в латинский язык таким же путём.

Этруски, видимо, так и не создали единого государства; нет также оснований говорить о политическом объединении этрусками Италии. Завоевательная деятельность обычно осуществлялась отдельными городами, а иногда была результатом походов, предпринятых отдельными предводителями дружин. В ряде случаев вообще нельзя говорить о каком-либо политическом господстве этрусков, так как в действительности имело место лишь культурное взаимодействие этрусков и их соседей. Расцвет этрусской федерации был весьма недолговременным. Уже в последней четверти VI в. до н. э. наблюдается её ослабление, вызванное в первую очередь противоречиями между самими этрусскими общинами, а также неудачами в борьбе с греками. В 524 г. до н. э. при попытке овладеть Кумами (Кимой) этруски потерпели серьёзное поражение. В конце VI в. началось успешное восстание против этрусского господства в Лации. В своей борьбе с южно-италийскими и сицилийскими греками этруски не могли уже рассчитывать на своего старого союзника — карфагенян, так как в начале V в. те сами потерпели серьёзное поражение от сицилийских греков. Новая попытка этрусков овладеть Кумами окончилась также неудачей; этруски потерпели крупное поражение в морском бою (474 г. до н. э.). Во второй половине V в. этруски были изгнаны самнитами из Капуи. С этого времени этруски быстро теряют все опорные центры за пределами собственно Этрурии. В дальнейшем этрусская федерация окончательно распадается под ударами новой мощной силы, выросшей на Апеннинском полуострове, — рабовладельческого Рима.