;

ДРЕВНЕЙШИЙ КИТАЙ (ДО XII В. ДО Н.Э.)

Во II тысячелетии до н.э., далеко к востоку от древнейших цивилизаций Передней Азии и Индии, складывается рабовладельческое общество и возникает первое рабовладельческое государство в Северном Китае. Это имело огромное значение для истории народов, населявших как Китай, так и другие страны Дальнего Востока. К этому времени восходят древнейшие предания китайского народа, зачатки его иероглифической письменности, рост и распространение влияния его культуры. С этого времени берёт своё начало многовековая история китайского народа.

1. Разложение первобытно-общинного строя и возникновение государства Шан (Инь).

Русское название «Китай» заимствовано у среднеазиатских народов, которые дали стране это наименование по имени китаев (народа монгольского происхождения), владевших в Х—XII вв. н.э. северной частью Китая. Западноевропейские и ближневосточные названия Китая восходят к слову «Чин», таджикско-персидскому обозначению названия страны. Это название происходит от наименования древнекитайского царства Цинь, распространившего свою власть на большую часть Китая в III в. до н.э.

Сами китайцы называли свою страну по-разному, чаще всего по имени царствовавших династий, например: Шан, Чжоу, Цинь, Хань и т.д. С древних времён было распространено также название «Чжун го» («Срединное государство»), которое сохранилось до настоящего времени. Другое китайское название страны — «Хуа» («Цветущая») или «Чжун хуа» («Срединная цветущая»); ныне оно входит в состав наименования Китайской Народной Республики.

Природа и население

По географическим и экономическим особенностям современный Китай обычно делят на две части: западную и восточную. Территория Западного Китая представляет собой обширное плоскогорье с такими мощными горными системами, как Гималаи, Куньлунь и Тянь-Шань. Высочайшие в мире горные хребты Гималаев, имеющие местами высоту более 8 км над уровнем моря, образуют как бы барьер между Китаем и Индией.

Восточный Китай не имеет таких мощных горных систем, как Западный; значительную часть территории здесь составляют низменности, приморские равнины, к ним примыкают горы средней высоты и плато.

В Восточном Китае более благоприятные природные условия, чем в Западном, значительно мягче климат, разнообразнее растительность и т. п. Все эти условия способствовали тому, что именно в этой части Китая зародилась древнейшая земледельческая культура, появились первые очаги китайской цивилизации, раньше, чем в других частях страны, возникло государство.

Китай обладает значительной речной сетью, но все крупные реки находятся в восточной части страны. Главные реки Китая текут с запада на восток. Долины рек — самые плодородные и наиболее населённые области страны. Древнее население Китая сосредоточивалось в речных долинах. Бассейн главной реки Северного Китая — Хуанхэ, протяжённость которой составляет более 4 тыс. км, был центром древнейшей китайской цивилизации. Хуанхэ — бурная река. Она неоднократно меняла своё русло, затопляла огромные пространства земли, принося большие бедствия населению. Самой большой рекой Китая является Янцзыцзян, имеющая протяжённость свыше 5 тыс. км, её бассейн — Центральный Китай. Крупнейшей рекой Южного Китая является многоводная Сицзян (около 2 тыс. км).

Недра Китая изобилуют полезными ископаемыми. Реки, озёра и моря богаты рыбой. В древности обширные территории в Китае были покрыты лесами.

Климат восточной части Китая весьма благоприятен для сельского хозяйства, так как на самое жаркое время года — лето приходится наибольшее количество атмосферных осадков, осень же тёплая и сухая. Климат западной части Китая отличается значительной сухостью: здесь длинная холодная зима и короткое знойное лото.

Население Китая в древности не было однородным. Собственно китайские племена, носившие, согласно указаниям более поздних литературных источников, названия ся, шан, чжоу и др., уже в очень ранние времена занимали значительную часть Восточного, Северного и Северо-Западного Китая. На юге и юго-западе страны обитали в основном родственные китайцам различные племена сино-тибетской группы языков. Запад, север и северо-восток Китая заселяли преимущественно племена тюркской, монгольской и маньчжуро-тунгусской групп языков.

Основными районами расселения китайцев в древние времена были области среднего и нижнего течения реки Хуанхэ, а также равнина, примыкающая к Бохайскому (Чжилийскому) заливу. Здесь преобладала плодородная наносная (аллювиальная) почва, образовавшаяся главным образом из речного ила. Плодородная почва и умеренный климат Великой Китайской равнины способствовали развитию здесь земледелия у древних китайских племён.

В менее выгодном положении находились древние племена, заселявшие район лёссовых почв, которые занимают огромное пространство в Северном и Северо-Западном Китае. Лёсс, представляющий собой отложения частиц минеральной пыли, сдуваемой зимними муссонами с горных возвышенностей, содержит питательные вещества (органические остатки и легкорастворимые щёлочи), которые позволяют обходиться без удобрений. Но в районе лёссового плато осадков выпадает сравнительно мало, поэтому здесь для развития земледелия требуется искусственное орошение. В силу отмеченных выше условий у племён, населявших в древние времена лёссовое плато, земледелие было менее развито, чем в районе нижнего течения Хуанхэ.

Разложение первобытно-общинного строя

По данным китайских литературных источников можно сделать вывод о сохранении в Китае в III тысячелетии до н. э. пережитков материнского рода. Это видно из того, что древние источники, сообщая о происхождении первых родоначальников племён шан, чжоу и цинь, не говорят об их отцах, а приводят лишь имена матерей; счёт родства велся тогда по материнской линии. Известно, что при материнском роде (матриархате) сыновья не могли наследовать отцу, так как они принадлежали к другому роду, именно к роду матери. Согласно данным Сыма Цяня, автора «Исторических записок»1, легендарные правители Яо и Шунь перед смертью избирали себе преемников не из числа своих сыновей.

«Исторические записки» доносят до нас воспоминания о периоде, когда существовал совет родовых старейшин. Вождь племени часто советовался с ним по важнейшим вопросам. Родовые или племенные вожди по решению совета старейшин могли быть освобождены от своих обязанностей. Из преданий, приводимых литературными источниками, можно сделать вывод, что в конце III тысячелетия выборное начало было заменено наследственным правом: племенные вожди уже не избирались, появляется наследственная власть вождя, передававшаяся от отца к сыну. Семья вождя, обособившаяся от остального племени, стала в дальнейшем носительницей царской власти. Но и в этих условиях совет старейшин ещё существует, хотя его права ограничиваются, а его решения становятся необязательными для наследственных вождей племени.

Данные археологических раскопок позволяют сделать вывод о том, что во II тысячелетии, когда в Китае появляется бронза, происходит разложение первобытно-общинного строя и постепенный переход к классовому, рабовладельческому обществу.

Источники не дают возможности проследить весь процесс разложения родового строя и перехода к классовому обществу в Китае; они сообщают об этом лишь отрывочные данные. По ним можно сделать вывод, что ещё в недрах родового общества появляется рабство. Пленных, захваченных во время войн между отдельными племенами и родами, использовали в качество рабочей силы, превращали в рабов. Этот процесс происходил на базе дальнейшего развития производительных сил, появления частной собственности на средства производства и продукты труда, на основе роста имущественного неравенства и проходил в непрерывной борьбе как внутри племён, населявших Китай в древнейшее время, так и между племенами. На основании китайских литературных источников можно предполагать, что борьба внутри племён сопровождалась борьбой родовых старейшин против вождей племён.

К концу III тысячелетия, как можно предположить на основании древних преданий, решающую роль на территории древнего Китая играли племена ся и шан. В конечном счёте победителем оказалось племя шан, с именем которого связано создание первого государства в истории Китая. О племени ся наука не располагает достоверными археологическими данными. О нём мы можем судить лишь по некоторым данным литературных источников.

Создание государства Шан (Инь)
Кость с гадательной надписью.
Из раскопок в районе города Аньяна.
XIV—XII вв. до н.э.

Судя по преданиям, сохранившимся в древних литературных источниках, племя шан первоначально заселяло бассейн реки Ишуй (северо-западная часть нынешней провинции Хэбэй). Затем, как предполагают некоторые современные китайские исследователи, это племя расселяется из бассейна реки Ишуй по разным направлениям: на запад — на территорию современной провинции Шаньси, на юг — в Хэнань, на юго-восток — в Шаньдун, на северо-восток — по побережью Бохайского залива до Ляодунского полуострова.

Позднее племя шан продвигается ещё дальше на юго-запад и проникает вглубь современной провинции Хэнань.

К XVIII в. до н. э., когда, по преданиям, во главе племени шан стоял Чэн Тан, относится окончательное покорение им племени ся.

Чэн Тан, согласно китайской традиции, основал династию, получившую название Шан. В более поздние времена, после падения этой династии, в надписях на бронзовых сосудах династию Шан и государство в целом, а также коренное население его, впервые стали обозначать иероглифом «инь». Это название получило широкое распространение как в древних источниках, так и в современной китайской и иностранной литературе. Поэтому мы тоже применяем для обозначения одного и того же государства или периода два названия: Шан и Инь.

Название Шан, применявшееся вплоть до уничтожения этого царства в XII в. до н. э., происходит от названия местности, где, по-видимому, находились родовые владения вождей племени Шан. Это название применялось и для обозначения племени, затем оно было принято в качестве названия государства и страны.

Основным источником сведений о царстве Шан (Инь) являются данные, почерпнутые из раскопок остатков последней столицы этого царства, города Шан, найденных близ города Аньян, у деревни Сяотунь (в современной провинции Хэнань). Особое значение имеют найденные здесь кости с надписями. Эти надписи представляют собой в основном гадательные записи — вопросы иньских царей к оракулам и ответы последних. Надписи сделаны на костях различных животных (чаще всего быков и оленей) и щитках (панцирях) черепах и могут быть отнесены к XIV—XII вв. до н.э.

На основании данных этих надписей некоторые исследователи делают вывод, что вся территория государства Шан (Инь) разделялась на пять больших районов, носивших названия: Шан, Северные земли, Южные земли, Восточные земли и Западные земли. Район Шан считался центральным, основным, поэтому в надписях на костях он назывался Центральный Шан.

Царство Шан (Инь) занимало территорию современной провинции Хэнань, а также части прилегающих провинций. Вокруг царства Шан находился целый ряд полузависимых, временами подчинявшихся ему, в том числе китайских по языку племён. По соседству с Западными землями обитали племена чжоу, цян, гуйфан, куфан; соседями Северных земель были племена люйфан и туфан; соседями Южных земель — цаофан и др., и, наконец, по соседству с Восточными землями находилось племя жэньфан.

Орудия труда. Сельское хозяйство

Материалы археологических раскопок дают известное представление о развитии производительных сил в период Шан (Инь). Прежде всего широкое распространение получают изделия из бронзы, но одновременно ещё сохраняют большое значение каменные и костяные орудия.

Иньские изделия из бронзы и кости.

При раскопках в Сяотуне иньского города, столицы царства Шан (Инь), обнаружено много изделий из меди и бронзы: жертвенные сосуды, домашняя утварь и оружие — мечи, алебарды, секиры, наконечники стрел, острия копий. Кроме того, были найдены бронзовые орудия труда: топоры, ножи, шилья, долота, вилы и иглы. Если учесть, что в доиньский период сосуды производились главным образом из глины, а орудия и оружие — из камня и кости, то следует сделать вывод, что в период Шан (Инь) был достигнут большой прогресс в развитии производительных сил. Об этом же свидетельствует и большое разнообразие форм, более искусная выделка изделий, в частности сосудов, богатая роспись на них.

Хотя в жизни населения древнего Китая в этот период по-прежнему сохраняли значение примитивные формы хозяйства — рыболовство и частично охота, однако они уже не играли решающей роли. Их вытесняли скотоводство и земледелие, причём последнее стало играть основную роль.

Для обозначения различного рода понятий, связанных с земледелием, в надписях на костях применяется ряд знаков, означающих: «поле», «колодец», «пашня», «межа», «пшеница», «просо» и др. Знак «поле» (тянь) изображался в виде соединённых вместе правильных четырёх квадратов, или в виде прямоугольника, разделённого на несколько частей, или же в виде неровного пяти-шестиугольника.

Главными зерновыми культурами в Северном Китае были просо, требовавшее сравнительно мало влаги, пшеница, ячмень и сорго (гаолян). Возможно, что культура риса также существовала в это время в бассейне Хуанхэ. Надписи на костях свидетельствуют о наличии в период Шан (Инь) садово-огородных культур, а также о разведении шелковичных червей (шелкопряда) и выращивании тутовых деревьев. По преданиям, шелковичные черви разводились в Китае с глубокой древности. Шёлковые коконы были обнаружены при раскопках одной из неолитических стоянок в деревне Синьцунь (провинция Шаньси). В надписях на костях часто встречаются знаки, изображающие шелковичного червя. Гусеницы шелкопряда были в почёте у иньцев. Их духам даже совершали жертвоприношения. В гадательных надписях часто встречаются также знаки, изображающие шёлковые нити (продукт шелкопряда), платье и т.д.

О дальнейшем развитии земледелия свидетельствует более высокая чем прежде техника обработки земли. Ряд современных китайских учёных высказывает предположение о том, что уже тогда применялось орошение, по-видимому примитивное и ещё в небольших размерах. Этот вывод подсказывают как древние предания, сообщающие о зачатках искусственного орошения ещё в доиньский период, так и надписи на костях. В последних встречается ряд иероглифов, выражающих идею орошения. Один из них изображал поле и потоки воды, являвшиеся как бы оросительными каналами.

В земледелии применялись уже и металлические орудия. Об этом свидетельствуют найденные при раскопках в окрестностях Лояна и близ Аньяна медные лопаты. Интерпретация ряда знаков в надписях на костях даёт возможность предположить, что иньцы использовали скот при обработке земли. Так, один из знаков, «у», изображал вола, стоящего сбоку земледельческого орудия. Другой знак, «ли» (плуг, пахать), в своём составе также имеет вола, а иногда, но редко — лошадь. В гадательных надписях встречаются также сочетания двух иероглифов, обозначающих плуг и быка.

Согласно китайским преданиям, в глубокой древности существовала так называемая «спаренная вспашка», когда два человека пахали вместе. Это давало больше эффекта при разрыхлении земли. Понятие «спаренная вспашка» имело и более широкий смысл: оно означало соединение усилий двух и более человек при обработке земли, т.е. коллективную обработку поля.

Охота и рыболовство теперь уже не играли основной роли в хозяйстве иньцев, однако продолжали сохранять существенное значение. Об этом свидетельствуют многие надписи на костях.

В иньском обществе значительное место занимало скотоводство. Об этом свидетельствует количество животных, приносившихся в жертву духам. Иногда оно

ИНЬСКИЙ СОСУД.
Китай. XII в. до н.э. Белая керамика.

исчислялось единицами и десятками, но в особо торжественных случаях — сотнями. В двух надписях, например, говорится о принесении в жертву 300 быков, в одной надписи приводятся числа — 100 овец и 300 быков.

Раскопки в Сяотуне около Аньяна дали большое количество костей домашних животных — собак, свиней, коз, овец, быков и буйволов. В надписях на костях иньского времени упоминаются все эти животные. Кроме того, в этих надписях есть указание на приручение слона и оленя. Иероглифические изображения животных позволяют сделать вывод, какие из животных были домашними и какие — дикими. Например, бык изображался со вставленной в рога деревянной поперечиной (одной или двумя); в иероглифы, обозначавшие лошадь и собаку, входили такие графические элементы, которые изображали путы, верёвку. Изображения же диких животных обычно состояли из знаков животного и стрелы.

Черепаховый щиток
с древнейшими китайскими надписями.

Из раскопок под Аньяном.
Китай. Вторая половина II тысячелетия до н.э.

Слоны использовались иньцами, по-видимому, в хозяйстве, а также во время войн с другими племенами. Слоновые кости гравировались и расписывались. Кости слона были найдены при раскопках иньской столицы в Сяотуне. В надписях на костях встречаются упоминания о том, что слоны присылались иньским царям зависимыми племенами в качестве дани.

Раскопки в Сяотуне свидетельствуют, что иньцы использовали лошадь для транспортных целей. Надписи на гадательных костях говорят об упряжке с парой лошадей. В военные колесницы или в царские повозки, как правило, впрягали четвёрку лошадей.

Выделение ремесла

В иньское время получили дальнейшее развитие ремёсла. Об этом прежде всего свидетельствуют раскопки иньской столицы. Здесь сохранились остатки дворца и жилых построек. Все они строились из дерева, для фундамента использовался камень. При раскопках дворца были обнаружены различные ремесленные мастерские. Так, были найдены остатки мастерской бронзолитейщиков: обломки бронзы, разбитые формы для литья, шлак и пепел. Мастера плавили металл, делали бронзовую утварь, бронзовое оружие, доспехи, шлемы, сосуды, различные орудия производства. Существовали также резчики по кости. Они выделывали наконечники для стрел, шпильки для волос и т.д. Обнаружены мастерские ремесленников, выделывавших орудия из камня: ножи, топоры, наконечники стрел, копья и др.

Иньская глиняная посуда.

Значительного развития в период Шан (Инь) достигло также гончарное производство. Раскопки дали много образцов различного рода горшков, кубков, чаш, тазов и пр. Для изготовления их использовалась глина различных сортов, в том числе и белая каолиновая. В эту пору уже существовал гончарный круг, хотя глиняные сосуды производились и ручным способом. Глиняные изделия обжигались, иногда покрывались глазурью, часто украшались тонким орнаментом.

Мы уже говорили о развитии в иньские времена шелководства. Об изготовлении шёлковых тканей и развитии ткацкого дела свидетельствует существование таких иероглифов, которые обозначали понятия «шёлковая нить», «одежда», «платок» и др.

Существование различных отраслей ремесла и особых мастерских, а также высокое мастерство иньских ремесленников свидетельствуют о том, что ремесленное производство прошло уже немалый путь в своём развитии.

Развитие обмена

С появлением разделения труда между земледелием и ремеслом и ростом избыточных продуктов сельского хозяйства и изделий ремесла получает развитие обмен. Археологические находки позволяют сделать вывод о существовании экономических связей между иньцами и другими племенами, в том числе и весьма отдалёнными. От племён с побережья Бохай иньцы получали рыбу, морские раковины; по-видимому, из современного Синьцзяна —

Раковины каури и их имитации из бронзы.
Период Шан (Инь).

яшму. Из областей, находившихся в верхнем течении реки Янцзыцзян и в Южном Китае, привозились медь и олово, из которых выплавлялась бронза. Кочевые и полукочевые племена получали от иньцев продукты земледелия и изделия ремесла, в частности оружие. Находки на реке Абакане сосудов, а на реке Енисее — бронзового оружия, однотипных с изделиями шанских ремесленников, свидетельствуют о связях иньцев с племенами Сибири.

Археологические раскопки свидетельствуют о том, что по крайней мере после XIV в. до н.э. у иньцев мерилом стоимости были драгоценные раковины каури.

В развалинах иньской столицы найдено много таких раковин с гладкой, отполированной наружной стороной. Для того чтобы раковины удобнее было носить, в них просверливали отверстия и нанизывали на нить. Стоимость связок, по-видимому, была значительной. В надписях встречается упоминание о подарке царём нескольких связок, самое большее до десяти. В дальнейшем, по мере расширения обмена, количество имевшихся в обращении морских раковин стало недостаточным, добывать их было трудно. Тогда стали прибегать к замене натуральных раковин искусственными, сделанными из яшмы или костей. Раковины, став мерилом стоимости, в дальнейшем превратились в символ драгоценности, богатства. Понятия, означающие драгоценность, богатство, накопление и многие другие, близкие им по смыслу, стали обозначаться иероглифами, в которых основной составной частью являлась раковина.

Классовый характер иньского общества
Внутренний вид большой иньской могилы.
Из раскопок под Аньяном.
Раскопки в районе города Аньяна.

Остатки жилищ и погребений указывают на значительное имущественное расслоение. В то время как бедняки ютились в землянках, богачи жили в больших деревянных домах с каменными фундаментами. Погребения также отражают классовую дифференциацию. Усыпальницы царей и знати по обилию и богатству найденных в них вещей резко отличаются от погребений простых людей. В погребениях знати обнаружено большое количество дорогих вещей из бронзы и нефрита, а также разукрашенное оружие. Вместе с умершими знатными людьми хоронились их слуги, вероятно рабы. Так, в могилах иньских царей были найдены трупы с отрубленными головами. Есть основания предполагать, что иногда рабов хоронили и живыми.

До сравнительно недавнего времени учёные единодушно считали иньское общество доклассовым, отмечая при этом, что к концу его существования (XII в. до н.э.) произошло разложение первобытно-общинных отношений и совершился переход к рабовладельческому строю. Однако дальнейшие исследования по расшифровке иньских надписей на костях и археологические раскопки, произведённые китайскими учёными за последние годы, позволили сделать другой вывод, а именно: иньское общество было классовым, рабовладельческим обществом. Но установить точное время перехода от родового общества к классовому весьма трудно. Хотя данные археологических раскопок, отражающие классовые отношения, и относятся к периоду после перенесения столицы царём Пань Гэном в Шан, т.е. к XIV в. до н.э., можно предположить, что классовое общество возникли ещё до этого времени. В течение длительного времени этот строй, разумеется, сохранял значительные пережитки первобытно-общинных отношений.

Наиболее достоверным литературным памятником, данные которого об иньцах проливают свет и на период, предшествовавший созданию династии Шан, является глава «Основные записи об Инь» из «Исторических записок» Сыма Цяня. Характерно, что приводимый Сыма Цянем список иньских ванов (правителей, царей) в основном подтверждается надписями на костях. Это и даёт основание считать материалы Сыма Цяня достаточно достоверными. Как сообщает Сыма Цянь, Чэн Тан, обращаясь к чжухоу (военачальникам) и к населению, говорил: «Тех из вас, кто не будет уважать мои приказы, я сурово накажу и уничтожу. Никому не будет пощады». Так мог говорить правитель, уже полностью распоряжавшийся жизнью подчинённых.

2. Общественные отношения в государстве Шан (Инь).

Рабство

Рабы в период Шан (Инь) не имели общего наименования. Существовал целый ряд иероглифов для обозначения рабов, что особенно характерно для раннего периода рабовладельческого общества. Например, иероглиф «ну », обозначающий понятие «раб», изображал человека, стоящего на коленях со связанными сзади руками. По-видимому, первоначально это был пленный. Иероглифы «си» и «фу» также обозначали рабов из военнопленных. Первый знак изображал склонённого человека со связанными руками, к голове которого была привязана верёвка. Второй иероглиф (фу) по своему начертанию похож на первый: он изображал человека, схваченного рукой.

Китайскими учёными высказывается предположение, что «тун», «це», «цзай», «чэнь», а также «пу» были обозначениями домашних рабов. Знак «цзай» состоит из графических элементов — крыши (или ворот) и клеймения; по-видимому, этот знак обозначал рабов, выполняющих работу в доме. Иероглиф «це» состоит из двух элементов: неполного знака «синь» (клеймение) и иероглифа, означающего женщину, т.е. выражал понятие «женщина с небольшим клеймом», что равносильно понятию «рабыня». Позднейшее значение этого знака — наложница. Иероглиф «пу» изображал человека, лоб которого был заклеймён. Иероглиф «чэнь», по-видимому, означал покорившихся, смирившихся военнопленных, которых хотя и превращали в рабов, но в связи с их покорностью выделяли среди остальных рабов, поручали им служебные функции, в частности наблюдение за другими рабами. Отсюда происходит более позднее значение знака «чэнь» — слуга, чиновник.

Источниками рабства были постоянные войны иньцев с соседними племенами и захват пленных. Ряды рабов пополнялись, может быть, также за счёт осуждённых. Кроме того, иньские цари и знать получали рабов от подчинённых племён, присылавших их в качестве дани наряду с различными предметами. О прибытии этих рабов в иньскую столицу сообщается в гадательных надписях на костях.

Рабы использовались преимущественно в скотоводстве, но частично и в земледелии. Так, в надписях на костях иньского времени упоминается об обработке земли пленными из племени цян. В ряде надписей на костях встречаются прямые указания на использование в скотоводстве рабов из захваченных пленных. Рабы использовались также в качестве ездовых, на охоте. Для этой цели чаще всего служили рабы из зависимых племён. Возможно, что рабов использовали и для обслуживания жертвоприношений, для ухода за жертвенным скотом и для заклания его.

Земельные отношения и сельская община

В процессе разложения родового строя, ещё в период, предшествовавший созданию государства Шан (Инь), произошли крупные изменения в земельных отношениях. Родовая собственность на землю распадалась. По-видимому, племенные вожди, узурпировавшие власть и превращавшиеся в царей, стали единолично распоряжаться землёй в общинах, рассматривая её в качестве государственной собственности. Во всяком случае данные о дарениях земли ваном (правителем), хотя и не часто, но встречаются в надписях на иньской бронзе наряду с надписями о пожаловании рабов. Это не значит, что рабовладельческая аристократия владела только пожалованной царём землёй. Вероятно, в руках знати оставалась и часть родовых земель, перешедших к ней в процессе разложения первобытно-общинного строя и распада родовой общины. Однако нет данных о том, чтобы какие-либо земли перешли в полную частную собственность. В надписях на костях и бронзе, да и в литературных памятниках отсутствуют всякие следы купли-продажи и заклада земли. Нет никаких упоминаний для времени Шан (Инь) и об особых царских хозяйствах.

Большую роль в общественных отношениях иньского времени играла община. В надписях на костях она изображалась знаком «м», обозначавшим «поселение людей». По-видимому, это было селение-община или совокупность общин. Впоследствии этим иероглифом обозначались понятия города, территории, небольшого владения.

Надписи на костях и на бронзе не проливают света на характер распределения земли и внутреннюю организацию общин. В этих надписях для обозначения полей применяется знак «колодца». Если обвести этот знак со всех сторон линиями, то получается фигура, в которой девять квадратов или девять полей. Кроме того, сам иероглиф «поле» изображался иногда в виде девяти квадратов. По сообщению философа Мэн-цзы (IV—III вв. до н.э.), восемь полей якобы находились в частном пользовании восьми семейств, а девятое, находившееся в центре, обрабатывалось сообща всеми восемью семействами. Мэн-цзы относит такое распределение земли ко времени, следующему за периодом Шан (Инь), но в более поздних сочинениях есть указания, относящие подобный порядок и к рассматриваемому нами периоду. Всё этодаёт исследователям основание предполагать, что общинное землепользование в иньское время было, по-видимому, организовано по этой так называемой системе «колодезных полей». На основании указанных источников можно предположить, что в общине иньского периода вся земля, находившаяся в пользовании свободных общинников, разделялась на две категории: гун тянь, т.е. «общественное поле», и сы тянь, т.е. «частные поля». Под гун тянь понималось поле, обрабатывавшееся совместно всей общиной, причём весь сбор урожая поступал старосте общины, который, по-видимому, отправлял этот урожай управителю данного района или области, а последний посылал собранное со всего района в столицу, иньским царям. Сы тянь, или частные поля, — это поля, которые находились в индивидуальном пользовании каждой семьи. Сбор урожая с этих полей шел на прокормление свободных общинников. Частные поля, однако, не являлись частной собственностью их держателей.

Государственный строй

Рабовладельческое государство Шан (Инь) — орудие господства класса рабовладельцев — за сравнительно длительный период своего существования претерпело значительные изменения. На раннем этапе оно ещё сохраняло пережитки родоплеменной военной демократии. Об этом, в частности, свидетельствует существование в то время совета старейшин. Однако дальнейшее развитие государственной организации привело к появлению в ней деспотических черт, к монополизации царём всей полноты власти.

Царь был, по-видимому, номинальным верховным собственником всей земли в государстве, первым и самым крупным рабовладельцем. Одновременно он являлся верховным военным вождем и первосвященником. Религия, укрепляя авторитет царя, представляла его в глазах народных масс сверхъестественным существом божественного происхождения, «сыном неба» (божества), управлявшим «поднебесной» страной якобы по повелению неба. Характерно, что в самом начертании знака «ван» (царь) выражена идея величия единоличной власти. Так, вначале соответствующий иероглиф состоял из двух элементов: «великий» и «единственный». В дальнейшем понятие «великий» в этом знаке было заменено изображением неба, что было связано с религиозным представлением о божественном происхождении царей.

Иньские цари возглавляли государственный аппарат. У нас нет подробных данных о структуре государственного аппарата иньского периода. Надписи на костях и бронзе дают отрывочные сведения по этому вопросу, приводя лишь отдельные термины, которые могут быть объяснены как названия должностей, чаще всего военных чинов. Данные же литературных памятников гораздо более позднего происхождения, рисующие сложную государственную организацию иньского периода, требуют критического подхода и до настоящего времени ещё не подтверждены расшифрованными надписями на костях.

Существовали такие неотъемлемые атрибуты государства, как армия и тюрьмы. Некоторые данные об этом можно найти в надписях на гадательных костях. Опираясь на армию и государственный аппарат угнетения, цари жестоко расправлялись с непокорными. В упомянутых выше надписях встречается целый ряд иероглифов, изображающих различные виды наказания и казни, а именно: казнь путем сожжения на огне, через повешение, четвертование, обезглавливание, закапывание живым в землю. Применялись и более «лёгкие» наказания: отрезали нос, отрубали ноги, руки, уши, выкалывали глаза и т.д. Некоторые знаки изображают склоненного человека с колодками на обеих руках, другие — человека с колодками на руках, помещённого в деревянный ящик или в яму — своеобразную тюрьму. Указания на существование в иньский период некоторых из этих видов наказания встречаются также в литературных памятниках.

Структура общества

Основными классами в государстве Шан (Инь) были рабовладельцы и рабы. Кроме того, существовали свободные земледельцы-общинники.

Класс рабовладельцев состоял из иньской светской рабовладельческой аристократии, жреческой рабовладельческой знати и рабовладельческой аристократии подчинённых иньцам племён. Светская рабовладельческая аристократия формировалась прежде всего из сыновей и других родичей царя, его близких людей, подчинённых. В надписях на костях они называются хоу, нань, цзы, бо. Все эти термины возникли и бытовали в период ещё доклассового общества. Но теперь они изменили своё содержание и превратились в титулы знати.

Термин хоу вначале означал лучника, военачальника рода, племени. В период Инь термин хоу применялся, по всей вероятности, для обозначения военачальников царя (вана), посылавшихся последним для охраны пограничных территорий. В надписях они встречаются вместе с названием земель, которыми они, очевидно, управляли. На одних и тех же землях, как указывают гадательные надписи, находились кроме хоу и другие представители царя, в частности сыновья царя, — по-видимому, управители этих земель.

Термин бо, буквально — «дядя», означал теперь «военачальник», «управитель области», но по своему положению бо был старше хоу, так как являлся начальником нескольких или многих хоу.

Термин цзы со значением «сын» стал теперь служить для обозначения сыновей царя. Царские сыновья, как видно, также назначались управителями областей. В иньских надписях встречаются сочетания знаков цзы с названиями местностей; например, цзы Сун, цзы Чжэн, что означало: «царский сын области Сун», т.е. посланный в Сун; «царский сын области Чжэн» и т. д. Впоследствии знак цзы стал применяться для обозначения аристократического титула независимо от того, был ли его носитель сыном царя.

Подвластные иньским царям вожди некоторых племён также получали от иньских правителей почётные звания — хоу, бо, в особенности в конце существования Иньского царства, в период его ослабления и усиления соседних племён.

К представителям жреческой рабовладельческой аристократии относились жрецы, предсказатели, колдуны. Они играли видную политическую роль в государстве Шан (Инь), помогая господствовавшему классу, частью которого являлись, держать в повиновении рабов и свободных общинников.

Свободные общинники, или свободные земледельцы, составляли значительную часть населения того времени. Они играли большую роль в общественных отношениях Иньского государства. В древних китайских литературных памятниках их именуют по-разному. Так, в «Книге документов» («Шу цзин»)2 их называют «народ» (минь), «мелкий люд» (сяоминь), и т.п. Свободные общинники являлись не только одним из основных производящих слоев общества, но и представляли собой значительную политическую силу, с которой господствующему классу рабовладельцев приходилось считаться.

Рабы в иньском обществе находились на положении скота. Их могли продать, подарить, убить. Их клеймили, чтобы они не могли убежать, надевали колодки на руки и ноги, рвали им ноздри, отрезали уши, привязывали ремнями за шею и за ноги. Они выполняли самую тяжёлую и грязную работу. Рабов приносили в жертву вместо животных. Например, в одной из гадательных надписей говорилось: «Приносится в жертву раненый раб». В другой надписи, сделанной в связи с гаданием о дожде по случаю засухи, указывается: «Сжигаем раба, чтобы на землю снизошёл дождь». О таких обрядах свидетельствуют и найденные при раскопках иньской столицы обожжённые кости людей.

Классовые противоречия в иньском обществе. Кризис Иньского государства

Бегство рабов от хозяев было в то время, видимо, наиболее обычной формой выражения ими своего протеста против гнёта рабовладельцев. В надписях на костях, в особенности в конце времени Шан (Инь), содержатся вопросы оракулу о том убегут или не убегут рабы. Например, в царствование У Дина сделаны такие записи: «Не убегут ли рабы?», или вопрос гадателю: «Потеряю ли я рабов?». Подобные записи относятся также к периоду царствования У И и Вэнь Дина (XII в. до н.э.).

Фактов активной борьбы рабов источники не приводят. Однако есть свидетельства о случаях протеста разорившихся свободных общинников. Так китайские-источники сообщают, что, когда царь Пань Гэн (1401—1373) решил в 1388 г до н. э. перенести столицу на новое место, получившее название Шан (Инь) и переселить туда многих жителей, он встретился с недовольством среди своих подданных. В «Шу цзине» об этом факте говорится: «Народ Инь вздыхал и печалился, роптал и не желал переселяться».

По отдельным, разрозненным сообщениям китайских источников можно сделать вывод, что внутренние противоречия в рабовладельческом обществе Шан (Инь) к этому времени значительно обострились. Участившиеся войны, усиление эксплуатации рабов и свободных — всё это приводило к обострению классовой борьбы и к усилению кризиса Иньского государства. У Сыма Цяня мы часто встречаем отрицательные характеристики иньских царей. Особенно резкую оценку Сыма Цянь, как и другие китайские источники, даёт последнему иньскому царю — Шоу Синю (или Ди Синю, 1154—1122). Сыма Цянь указывает, что этот царь значительно увеличил налоги и сборы, в результате чего, по словам Сыма Цяня, «народ роптал». Обострилась борьба также между царём и знатью: «Среди чжухоу (военачальников), — указывает Сыма Цянь, — были такие, которые восставали».

В «Шу цзине» встречаются прямые указания на восстания в этот период (XII в. до н. э.) не только знати, но и народных масс. Так, в главе «Вэйский правитель» (речь идёт о брате последнего иньского царя, которому было пожаловано владение Вэй), рисуется картина всеобщего недовольства деспотической властью царя. В этой главе говорится: «сяоминь (мелкий люд, т. е. свободные общинники) поэтому-то восстаёт и враждует друг с другом, ныне (царство) Инь гибнет (разрушается)...».

Государство Шан (Инь) переживало агонию. Достаточно было сильного толчка, чтобы уничтожить это царство. Оно пало главным образом под ударом извне, со стороны племени чжоу, которому оказала содействие часть иньской рабовладельческой аристократии, восставшей против иньского царя Шоу Синя (Ди Синя).

Усиление племени чжоу. Падение царства Шан (Инь)

В течение всего периода существования царства Шан (Инь) происходила борьба его с соседними китайскими племенами. Многие из этих племён были покорены иньцами и вошли в состав царства, часть из них была превращена в рабов. Другие, более сильные племена сохранили своё существование, но стали в подчинённое положение от государства Шан (Инь). Иньцы не изменяли у этих племён общественных порядков, оставляли прежних старейшин, давали им почётные звания, но обязывали их посылать дань иньским царям. К таким племенам надо прежде всего отнести племена чжоу, цян, шу. По мере своего усиления эти племена прекращали посылку дани в иньскую столицу, а зачастую сами вторгались во владения Иньского царства.

В царствование У Дина часто велись войны с западными племенами цян и шу, которые восставали и прекращали присылку дани. На иньских гадательных костях встречается много таких записей: «Царь приказывает... (далее следует указание, кому именно) воевать против цян». Временные победы иньских царей над племенами не приносили постоянного мира.

В царствование последнего иньского царя Шоу Синя (Ди Синя) восстания племен приняли ещё больший размах. В усмирении одного из таких восстаний племени жэньфан царь лично принял участие. Об этом свидетельствует целый ряд записей на костях и бронзе. После подавления племени жэньфан возникла новая опасность, ещё более грозная: против иньцев выступила коалиция племён во главе с чжоу.

Племя чжоу ко времени царствования иньского царя Сяо И (1352—1324) переселилось с запада на восток, на территорию Ци (ныне уезд Цишань, провинции Шэньси). К XII в. оно прочно осело в долине реки Вэй. К этому времени у него уже было хорошо развито земледелие. Одновременно у чжоу имелось и скотоводство, в особенности свиноводство. Им были известны плавка металлов, прядение и ткачество, а также и другие ремёсла. Общественные отношения были уже классовыми. Развивалось рабство. Об этом свидетельствует изменившийся характер войн, которые вели чжоу. Теперь у них целью войн являлся прежде всего захват рабов, грабёж имущества. Эти новью цели войны выражены в напутствии чжоуского вождя У Вана своим воинам перед последним походом против иньцев: «На полях Шан не нападайте на тех, кто перебежит к нам, — пусть работают на (наших) западных полях». Впрочем, военачальники, вожди чжоу, уже и ранее в результате успешных походов против кочевых племён захватывали рабов.

Вожди племени чжоу находились в тесных связях с иньскими царями, являясь их данниками. Иньские цари за услуги, оказываемые им вождями чжоу в борьбе с

ДРЕВНИЙ КИТАЙ до VI в. до н.э.

Древний Китай до VI в. до н.э.

другими племенами, часто жаловали землёй и другим имуществом чжоуских вождей, награждали их титулами рабовладельческой аристократии, предоставляли им полномочия наказывать непокорные племена и т.п.

В царствование иньского царя Вэнь Дина (1194—1191) чжоу увеличили свои силы за счёт покорения ряда племён. На северо-западе чжоу покорили племя яньцзин и другие; многие мелкие племена на северо-западе сами подчинились чжоу.

Ко времени царствования последних иньских царей — Ди И (1191—1154) и Шоу Синя (Ди Синя) (1154—1122) — владения чжоу значительно расширились. Под руководством чжоу объединяется ряд племён для борьбы против Иньского государства. Шоу Синь призвал к объединению подчинённые ему племена, а также покорных ему правителей областей, военачальников (хоу,бо). Обе враждующие армии встретились при Муе в решающем сражении. Иньцы потерпели поражение и, побросав оружие, сдались войскам врага, во главе которых стоял чжоуский вождь У Ван. Последний царь из династии Шан — Шоу Синь покончил жизнь самоубийством.

Так было разрушено царство Шан. На смену ему пришло царство, основанное племенем чжоу, по имени которого называется новый большой период в древней истории Китая (XII—III вв. до н.э.).

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] «Исторические записки» («Ши цзи»), состоящие из 130 глав, представляют собой первую по времени в Китае сводную историю страны, охватывающую период от легендарной древности до I в. до н. э. Сыма Цянь (II—I вв. до н.э.), автор этого труда, использовал источники, доступные в его время и утраченные впоследствии. «Исторические записки» освещают большой круг вопросов: внутриполитические события, внешние связи Китая в древние времена, экономический строй страны (главным образом II—I вв. до н.э.), культурное развитие и др.

[2] «Книга исторических преданий» или «Книга документов» — памятник классической конфуцианской литературы. Точная дата ее составления не известна, но она существовала уже при Конфуции (VI — V вв. до н.э.). До нас дошла в более поздней редакции. Ряд её глав создан в V—III вв. до н.э. Материалы, помещенные в «Книге документов», относятся как к первобытно-общинному строю, так и к рабовладельческому обществу.