;

РАННИЕ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА В ЭГЕЙСКОМ БАССЕЙНЕ

К началу II тысячелетия относится возникновение классового общества и государства на Крите, а затем и в других странах Эгейского бассейна. Это были первые очаги рабовладельческой цивилизации на территории Европы, оказавшие большое влияние на дальнейшее развитие Греции.

1. Древнейший Эгейский мир.

Природные условия

Несмотря на то, что Эгейская область охватывает районы, расположенные на двух материках и множестве островов — их насчитывают несколько сотен, — географически и исторически она представляет собой в известной мере единое целое. Эгейская область в древности распадалась на четыре района: южную часть Балканского полуострова (материковую Грецию), островной мир, Крит и узкую прибрежную полосу Малой Азии. Материковая Греция в свою очередь делится на три части: Северную, Среднюю и Южную (Пелопоннес). От остальной части Балканского полуострова она отделена отрогами Балканского хребта, которые заходят и на территорию Греции, где горы занимают наибольшую часть поверхности. Важнейшей частью Северной Греции является плодородная Фессалийская долина, орошённая рекой Пенсом. Через узкий Фермопильский проход путь ведёт в Среднюю Грецию, которая включает ряд более или менее значительных по своим размерам долин, окружённых горами, и полуостров Аттику. С востока к Средней Греции примыкает остров Эвбея.

Пелопоннес со всех сторон, за исключением Коринфского перешейка (Истма), омывается водами Эгейского и Ионического морей и их заливами. Здесь, как и в Средней Греции, страна состоит из многих, по большей части изолированных горами областей.

Горы в Греции — их высота редко превышает 2 тыс. м — не были неодолимым препятствием для человека, но в древности они всё же немало способствовали разобщённости отдельных областей. Кроме того, в Греции не было ни крупных рек, ни возможности для создания разветвлённой оросительной системы, характерной для многих древневосточных стран. Западные берега материковой Греции изрезаны сравнительно мало. Они большей частью круты и гористы. Зато на восточном побережье море образовало извилистую береговую линию.

Если горы разобщали племена Эгейского бассейна, то острова соединяли их друг с другом. Моряки в Эгейском море никогда не теряли из виду землю, даже если их путь лежал от берегов Европы к побережью Малой Азии. При обычной здесь ясной и безоблачной погоде острова, расположенные, как правило, не далее 50 км друг от друга, никогда не исчезали из поля зрения моряков. Это способствовало развитию мореходства и всех промыслов, связанных с морем

Особой областью Эгеиды было побережье Малой Азии с удобными многочисленными мелководными бухтами, заливами и устьями рек. К побережью примыкали обширные равнины с плодородной почвой.

Климат побережий Эгейского моря, за исключением многочисленных горных районов, может быть определён как субтропический; только в северной части материковой Греции он переходит в умеренный. Лето здесь жаркое и засушливое. Снег даже зимой выпадает редко и обычно сразу же тает. В зимний период, когда дуют южные и юго-западные ветры со стороны тёплого Средиземного моря, выпадает большая часть годовых атмосферных осадков. Поэтому вегетационный период приходится на позднюю осень, зиму и весну, когда выпадают осадки; быстрые, с непостоянным режимом реки, обычно пересыхающие летом, не могут снабдить достаточной влагой поля и сады.

Плодородной земли в Греции немного. Со склонов гор почву смывают дожди, и только приморские равнины и долины внутри страны покрыты характерными для субтропической зоны краснозёмными и желтозёмными почвами. В поймах рек почвы наносные (аллювиальные), иногда заболоченные. В глубокой древности Греция была покрыта обширными лесами и зарослями колючего кустарника.

Вследствие засушливости климата и недостатка удобной земли земледелие, как основная отрасль хозяйства, развилось только в немногих районах страны. Хлеба в материковой Греции в период развития рабовладельческого общества обычно не хватало, и его приходилось уже тогда ввозить из других стран. Благоприятнее были условия для разведения садовых культур. Среди них первое место занимали масличные культуры и виноград.

Большую роль в хозяйственной жизни древних греков играли рыболовство и скотоводство — преимущественно разведение мелкого рогатого скота (коз и овец), особенно в центральных и горных районах страны. Крупный рогатый скот, а позже и лошадей разводили главным образом в Фессалии.

Страна богата разнообразными природными ископаемыми: прекрасным мрамором, превосходной глиной; из металлов здесь добывали серебро, медь, свинец, позже железо, на острове Фасос — золото. Золото добывалось также во Фракии (на территории современной Болгарии). Но некоторых металлов не хватало или было ничтожно мало (олово), и их приходилось ввозить.

Периодизация древнейшей истории Эгейской области

В греческом эпосе и мифах сохранились смутные предания древних греков об их далёком прошлом, о могуществе критского царя Миноса, об обильных золотом Микенах, о десятилетней Троянской войне и о других легендарных событиях. Начавшиеся в 70-х годах XIX столетия раскопки Трои, Тиринфа и Микен, а позже Кносса (Крит) и сотен других больших и малых поселений на побережье и островах Эгейского моря убедительно доказали, что греческие предания, несмотря на сказочную оболочку, сохранили зерно исторической правды и являются наследием действительно существовавшей во II, а отчасти и III тысячелетии до н. э. богатой и яркой эгейской культуры.

Историю Эгейского бассейна в III и II тысячелетиях до н. э. принято делить на три больших периода: ранний, средний и поздний. Ввиду того, что в разных областях Эгеиды характер местных культур не вполне одинаков, появилась необходимость выделения минойской (т. е. критской), элладской (т. е. материковой греческой) и других культур; соответственно стали обозначаться такие периоды, как раннеминойский, раннеэлладский и т. д. Хронологические рамки трёх периодов, несмотря на различие этих местных культур, примерно одни и те же для всей Эгеиды. Ранний период охватывает почти всё III тысячелетие (примерно до 2200—2100 гг.), средний — первую половину II тысячелетия (до 1600 г.) и поздний — вторую половину того же тысячелетия вплоть до рубежа XII и XI вв. до н. э. Позднеэлладский период часто называют также микенским, по имени крупнейшего в этом районе центра того времени — Микен.

Раннеминойский и раннеэлладский периоды — это время энеолита и появления бронзы, среднеминойский и среднеэлладский относятся к началу бронзового века, а позднеминойский и позднеэлладский — ко времени его расцвета и появления первых изделий из железа.

2. Древнейший Крит.

Раннеминойский период (XXX—XXII вв. до н.э.)

Крит представляет собой узкий остров, расположенный почти на равном расстоянии от Европы, Азии и Африки. Остров длиной в 250 и шириной от 12 до 57 км делится перешейками на три части: восточную, центральную и западную. Последняя часть была мало заселена вплоть до середины I тысячелетия до н. э. Почти весь остров покрыт горными хребтами и их отрогами, доступными только пешеходам и вьючным животным. Небольшая плодородная равнина имеется лишь на юге центральной части острова.

Заселение Крита началось со времён неолита, но тесные связи между жителями различных районов устанавливаются только в конце раннеминойского периода. Вплоть до середины II тысячелетия Крит не знал вторжений иноземных племён, и минойская культура, насколько можно судить по имеющимся данным, на протяжении примерно полутора тысяч лет развивалась самостоятельно. Но внешние связи, несомненно, существовали и оказывали известное воздействие на развитие культуры древнейшего Крита.

Основным занятием жителей были рыбная ловля, скотоводство и частично земледелие. В течение восьми веков, охватывающих раннеминойский период, на Крите постепенно распространяется употребление металлов, в основном меди. Местные жители в то время пользовались медными кинжалами, топорами, ножами. Применение металлических орудий повлекло за собой улучшение техники обработки каменных сосудов и развитие других отраслей ремесла. Значительную эволюцию прошло гончарное дело; улучшается техника обжига, возникает и развивается роспись на керамике, хотя сосуды всё ещё изготовлялись вручную. Под египетским влиянием появляются первые вырезанные из камня печати; на одной из таких печатей имеется изображение ладьи. Из внешних связей — по-видимому, довольно редких — удалось проследить лишь связи с Египтом.

Население Крита жило ещё первобытно-общинным строем. Во всяком случае имущественные и общественные различия не были сколько-нибудь существенными. Об этом свидетельствуют единообразие погребений, остатки коллективных домов и коллективные же круглые гробницы диаметром от 4 до 13 м.

Среднеминойский период (XXI—XVII вв. до н.э.)

В первой половине II тысячелетия экономическое и социальное развитие Крита продвинулось далеко вперёд. Характерной чертой этого времени является распространение бронзы. В различных местностях были найдены бронзовые резцы, много больших и малых топоров и секир, долота, тонкие скобели, кинжалы, наконечники копий, длинные мечи. Широкое применение бронзы открыло путь к общему подъёму производства. Развивается строительство крупных зданий, иногда в несколько этажей. Возникают первые дворцы в Кноссе, Фесте и Маллии.

Критское иероглифическое
и линейное письмо А и Б.

Кносский дворец в это время трижды перестраивался; в конце периода был построен дворец в Агиа Триаде. Длившаяся около двух столетий борьба за преобладание между отдельными центрами Крита окончилась победой Кносса. Осязаемым результатом этой победы была проложенная с севера на юг и снабжённая сторожевыми постами большая дорога, идущая от Кносса к Фесту и далее до гавани Комо. К началу среднеминойского периода относится находка древнейшей в Европе четырехколёсной повозки (в селении Палекастро). Введённый в то же время гончарный круг на протяжении этого периода, по крайней мере, дважды подвергался серьёзным усовершенствованиям. Критские мастера овладели также техникой изготовления фаянса, применение которого быстро распространилось.

Больших успехов достигает изобразительное искусство. Обилие прекрасных, сделанных в реалистической манере дворцовых фресок свидетельствует о прогрессе самобытного местного искусства. Даже в росписи глиняных сосудов заметен переход от простых геометрических орнаментов к ярким изображениям сначала растений, а затем и животных. Уже в начале среднеминойского периода возник вид многокрасочной росписи сосудов, названный камарес, по имени поселения, вблизи которого в пещере были найдены первые сосуды с таким орнаментом. Эта своеобразная роспись получила большое распространение на Крите и за его пределами. Всё чаще встречаются различные печати и резные камни.

Важнейшим изобретением этого времени является письменность. Она возникла сначала в качестве пиктографического (рисуночного) письма, но вскоре приобрела вид иероглифов, во многом подобных египетским. Древнейшие образцы критского письма представляют собой рисунки, вырезанные на печатях, и метки на каменных блоках, из которых были построены дворцы. Под конец среднеминойского периода в обиход вошли уже чернила. В связи с распространением письменности иероглифы постепенно упрощались. В конце периода появляется уже линейное письмо А, названное так условно в отличие от несколько более позднего, тоже линейного, письма Б. К сожалению, линейное письмо А ещё не расшифровано, и поэтому мы лишены возможности определить конкретно-исторические особенности развития древнего Крита.

Значительный рост производительных сил наряду с усилением имущественного неравенства даёт основание полагать, что именно в среднеминойский период критское общество, по крайней мере, в ведущих, «дворцовых», центрах, становится обществом

классовым. Кносский и Фестский дворцы, судя по капитальному характеру построек, обилию предметов роскоши, богатству фресок, наконец, применению письменности для учёта продуктов и для нужд управления, несомненно, были местонахождением правителей ранних рабовладельческих государств. Проведение дороги, соединяющей Кносс с Фестом, по-видимому, свидетельствует о каком-то политическом объединении этих центров. Отсутствие сколько-нибудь значительного количества ввозных вещей указывает на то, что первые критские государства, несомненно, возникли вследствие постепенного внутреннего социально-экономического развития общества Крита, а не в результате какого-либо внешнего воздействия.

Позднеминойский период (XVI—XII вв. до н.э.)
Кубок из стеатита (жировика).
Из дворца в Агиа Триаде. Крит.

Период примерно с 1600 по 1100 г. (так называемый позднеминойский) характеризуется максимальным развитием критской культуры; он охватывает также время её постепенного упадка вплоть до окончательного крушения. В XVI в. население Крита было, вероятно, более многочисленным, чем когда-либо в последующий период древности. По всему острову прокладывается сеть дорог со сторожевыми постами. Одновременно расширяются и дворцы, украшенные с небывалой до того времени роскошью. К этому времени относятся лучшие памятники критской архитектуры и искусства, такие, как «тронный зал», рельеф «царя-жреца», фрески, изображающие процессии, статуэтки, изображающие борьбу с быками, и др. Характерной чертой этого времени является рост богатства знати. Раскопанный частный дом кносского богача, так называемый «Южный дом», был двухэтажным. Это было здание с портиком, колоннами, священной площадкой, погребом и кладовой, в которой найдены различные бронзовые орудия. В этот период семейные гробницы знати, сделанные в скалах, расширяются и приобретают вид роскошных усыпальниц. Изображённые на фресках одежды знатных лиц и жрецов отличаются нарядностью.

Всё это было обусловлено прежде всего дальнейшим подъёмом производства, особенно заметным в кораблестроении. Если судить по изображениям на печатях, прежние ладьи превращаются теперь в относительно большие палубные корабли; на одной из печатей показана перевозка лошади, погруженной на корабль. В это время устанавливаются оживлённые связи Крита с Египтом, Сирией и особенно микенской Грецией. В ряде мест на Крите найдены медные слитки, имеющие форму бычьей шкуры, служившие, может быть, деньгами. Их вес (29 кг) соответствует более поздней греческой единице веса — таланту.

В это время появляется новое линейное письмо, так называемое линейное письмо Б. По-видимому, в первой половине XV в. до н. э. Крит был завоёван греческим племенем ахейцев. Документы из Кносса, написанные линейным письмом Б, составлены на греческом языке. Однако в других областях Крита вплоть до конца позднеминойского периода продолжает употребляться явно негреческое линейное письмо А. Ко времени господства ахейцев относится, очевидно, и купольная гробница в Агиос Теодорос, построенная по образцу купольных гробниц, известных нам по раскопкам в Малой Азии и в Микенах.

В XIV—XII вв. до н. э. заметен постепенный упадок критской культуры, просуществовавшей ещё вплоть до нового, дорийского завоевания Крита, которое произошло, по-видимому, на рубеже XII и XI вв. К этому времени почти полностью прерываются внешние связи, угасает торговля, ремесленных изделий при раскопках

Дары критян египетскому фараону Тутмосу III.
Роспись из гробницы и Фивах. Середина II тысячелетия до н.э.

встречается всё меньше. В орнаментации глиняных сосудов вместо ярких реалистических изображений теперь появляются сильно стилизованные образы растений и морских животных.

Кносский дворец

Наиболее выдающийся памятник критской архитектуры — Кносский дворец. В греческих мифах он назывался лабиринтом (это слово происходит от термина лабрис — «двойная секира», — излюбленного изображения в критском искусстве). Согласно этим легендам, в глубине дворца обитал получеловек-полубык — Минотавр, на съедение которому город Афины ежегодно посылал 7 юношей и столько же девушек. Минотавр был убит, говорится в сказании, афинским героем Тесеем, сыном царя Эгея. По-видимому, миф о Тесее отразил зависимость Аттики от Кносса в начале позднеминойского периода. Кносский дворец, общей площадью около 16 тыс. м2, представляющий сложное нагромождение сотен различных помещений, казался грекам-ахейцам зданием, из которого невозможно было найти выход. Слово «лабиринт» с тех пор стало синонимом помещения со сложной системой расположения комнат и коридоров.

Археологическими раскопками установлено, что дворец был построен в начале среднеминойского периода и затем многократно расширялся. Во время расцвета минойской культуры дворец имел два или три этажа, не считая подвальных помещений, в которых находились погреба, мастерские, склады продовольствия, оружия,

Глиняные сосуды позднеминойского периода.
Из Гурнии, Палекастро и Кносса. Остров Крит. XVI в. до н.э.

а также темницы. Парадные помещения дворца состояли из большого и малого «тронных» залов и комнат культового назначения. В предполагаемой женской части дворца были приёмная комната, ванные, сокровищница и различные другие помещения. Во дворце была проведена широкая канализационная сеть из глиняных труб большого и малого диаметров, обслуживавшая бассейны, ванные и уборные. Во дворце было найдено свыше 2 тыс. глиняных табличек с различными записями. Богатое убранство некоторых комнат, громадное количество изделий из драгоценных металлов, высокохудожественные стенные росписи-фрески, вместительные склады — все это свидетельствует о том, что дворец был местопребыванием царей — правителей Кносса и всего Крита.

Социально-экономические отношения

В первой половине II тысячелетия до н. э. ведущие критские общества, несомненно, уже распались на классы. Такие гигантские здания, как Кносский дворец периода расцвета и аналогичные ему, хотя и меньших размеров, дворцы в Фесте, Маллии и Агиа Триаде, убедительно доказывают существование государственного аппарата, органа насилия господствующего класса. Об этом свидетель-

Кносский дворец.
Общий план нижнего яруса в позднеминойский период.

ствуют наличие темниц-тюрем в Кноссе, критский иероглиф, обозначающий ручные оковы, изображение вооруженных негров, по-видимому, дворцовой стражи, наконец, наличие большого централизованного дворцового хозяйства с развитой системой учёта. Всё это не могло возникнуть в условиях первобытно-общинного строя. При

«ТРОННЫЙ» ЗАЛ КНОССКОГО ДВОРЦА.
Крит. Позднеминойский период. Реконструкция по А. Эвансу.

существовавшем в то время уровне развития производительных сил критское общество не могло быть никаким иным, кроме как рабовладельческим.

Такие громадные сооружения, как Кносский дворец, в то время вряд ли могли быть воздвигнуты без применения в значительной мере труда рабов. Упоминание в греческом мифе о Тесее, о ежегодных поставках юношей и девушек на Крит, возможно, являлось далёким воспоминанием о дани рабами, которую уплачивали Криту подчинённые племена. В кносских документах содержатся явные указания на существование в то время довольно значительных групп рабов. Название одной из групп критских рабов — мноиты, дошедшее до нас в сочинениях более поздних античных авторов, ставится некоторыми исследователями в связь с именем легендарного критского царя Миноса.

Все имеющиеся данные позволяют утверждать, что на Крите в минойское время уже существовало рабство. Однако уровень развития рабовладения в то время был, по-видимому, не очень высок. Здесь не было больших ирригационных систем, как во многих древневосточных деспотиях. Земельные участки, по-видимому, не имели больших размеров. Ремесло достигло столь высокого уровня, что во многих случаях позволяет предполагать глубокий личный интерес производителя к качеству продукта его труда; такого рода непосредственные производители должны были быть лично свободными людьми.

О формах собственности на древнем Крите у нас имеется очень мало данных. Обилие печатей, которыми иногда клеймили пифосы (крупные глиняные сосуды для хранения продуктов), свидетельствует, вероятно, о значительном развитии частнособственнических отношений, однако печати могли принадлежать и должностным лицам, обслуживающим это огромное царское хозяйство. В позднеминойский период заметно уже серьёзное имущественное расслоение; дома богачей, их грандиозные гробницы, широкие внешние сношения Крита, наконец, использование драгоценных металлов в торговле — всё это указывает на развитие частной собственности.

Громадное дворцовое хозяйство, по-видимому, обслуживалось многими сотнями рабов, свободных ремесленников и земледельцев в порядке повинностей.

Критская культура

Одним из важнейших достижений минойской культуры была письменность, которая последовательно прошла весь путь развития от пиктографического через иероглифическое к линейному письму. Если иероглифическое критское письмо, возможно, зависело в некоторой степени от египетской письменности, то линейное письмо было столь же своеобразным, как вся минойская культура. Как уже указывалось, первоначальное линейное письмо А затем развилось в Кноссе и материковой Греции в линейное письмо Б (XV—XII вв.). На Кипре на основании этого линейного письма было создано кипро-минойское письмо (XV—XI вв.) и, наконец, кипрское слоговое письмо (VII—IV вв. до н. э.). Знакомство с кипрским слоговым письмом во многом облегчило расшифровку линейного письма Б.

Богиня со змеями.
Статуэтка из слоновой кости.
Позднеминойский период.

Распространение письменности на Крите, насколько можно судить, было тесно связано с нуждами больших дворцовых хозяйств. Письмена обнаружены в основном на длинных и узких глиняных табличках, своими очертаниями напоминающих пальмовые листья. Таких табличек найдено очень много; немалое количество надписей дошло до нас на печатях, сосудах и некоторых других предметах. Несомненно, ещё большее количество надписей делалось на менее стойких материалах, например на пальмовых листьях, возможно, на папирусе и т.д. Отмеченное выше употребление чернил также свидетельствует в пользу относительно широкого распространения письменности.

В результате долголетних усилий целого ряда учёных линейное письмо Б в основном теперь уже расшифровано, что даёт возможность прочесть свыше 2 тыс. кносских, около 1 тыс. пилосских (найденных при раскопках Пилоса в юго-западной части Пелопоннеса) и примерно сотню других табличек со знаками этого письма.

Линейное письмо Б состоит из 88 знаков, обозначающих гласные и слоги; кроме того, и этом письме имелось много знаков для понятий. Система счета была десятичной. Язык прочитанных надписей оказался греческим, лишь немного отличающимся от языка древнего эпоса греков. Отсюда следует, что греческий язык гораздо древнее, чем предполагалось раньше, так как кносские таблички были составлены в середине II тысячелетия, за 600 лет до предполагаемого времени сложения эпоса. Расшифровка линейного письма Б неопровержимо доказывает, что уже в то время Кноссом правили говорившие на греческом языке ахейцы, которые и приспособили линейное письмо А к греческому языку.

Своеобразным было и минойское искусство. От простейших точечных и линейных орнаментов через яркие многоцветные сложные геометрические фигуры критские художники постепенно перешли к реалистическому изображению растительного и животного мира. Фрески на стенах дворцов, особенно в Кноссе, смело могут быть поставлены в один ряд с лучшими художественными произведениями древнего мира. Минойские художники середины II тысячелетия до н. э. искусно воспроизводили даже облик и детали туалета участников пышных процессий, знатных женщин и т. д. Именно благодаря реалистической манере критских мастеров произведения изобразительного искусства того времени приобретают для нас значение важнейшего исторического источника. Несмотря на наличие в критском искусстве религиозных тем, оно имело более светский характер, чем египетское или вавилонское.

Историческое значение минойской культуры в целом определяется тем, что на Крите на пять столетий раньше, чем в других областях Эгеиды, возникло классовое общество и государство. В первой половине и в середине II тысячелетия как материальная, так и духовная культура Крита оказывала влияние на племена материковой Греции и содействовала их более быстрому развитию. Достижения критской культуры были переняты и далее развиты ахейцами.

3. Микенская Греция.

Раннеэлладский период (XXX—XXII вв. до н.э.)

III тысячелетие до н. э. в истории материковой Греции характеризуется всё большим распространением металлов. Раннеэлладские племена были уже знакомы с их обработкой: в Зигури (южнее Коринфа) найдено остриё бронзового кинжала, в Герее (Аркадия) — золотой предмет; серебро использовалось иногда для булавок. Захоронения того времени были обычно коллективные; они размещались в узких колодцеобразных и высеченных в скале могилах. Поселения, как правило, расположены на холмах. Нет никаких следов имущественного и социального расслоения этих племён. Только в районе Тиринфа в древнейших слоях вскрыт фундамент круглой большой постройки, которая, возможно, представляла собой хижину племенного вождя. Очевидно, раннеэлладские племена жили в условиях первобытно-общинного строя.

Около 2500 г. в Фессалии возникает так называемая культура Димини, родственная культурам придунайских племён, и в частности трипольской. Для неё характерны оборонительные стены, которые возводились вокруг поселений, и прямоугольный дом с мегароном1.

Носители этой культуры, по-видимому, являлись предками некоторых из греческих племён. Эта культура, сосуществовавшая с раннеэлладской, постепенно распространяется на юг вплоть до Крита.

Раннеэлладские племена говорили, очевидно, на языке, не принадлежавшем к числу индоевропейских. В древнегреческий язык вошло большое число слов с основами, оканчивающимися на -нт (-нф) и -се, отсутствующими в других индоевропейских языках. К этим словам наряду с такими географическими названиями, как Коринф, Тиринф, Олинф, принадлежат наименования многих растений: гиацинт, нарцисс, кипарис и многие другие. По-видимому, всё это является наследием в греческом языке, полученным от раннеэлладских, догреческих племен, населявших материковую Грецию в III тысячелетии до н. э. Раннеэлладские племена были родственны древнейшему населению Малой Азии, так как и здесь встречаются сходные географические названия. Образцы характерной для этого периода керамики были обнаружены и в древнейших слоях Трои, а также на Крите.

Древние греки называли догреческое население страны пеласгами, карийцами или лелегами. Эти племена заселяли Эгеиду с периода неолита. Они, по-видимому, не принадлежали к числу народов индоевропейской семьи языков.

Среднеэлладский период (XXI—XVII вв. до н. э.)

Между 2200 и 2000 гг. до н. э. южная часть Балканского полуострова подвергалась опустошительному нашествию. Волна греческих племён (сами греки называли себя позже эллинами) хлынула в Эгеиду с севера. При раскопках во многих поселениях раннеэлладский слой отделён от последующих прослойкой пепла; другие раннеэлладские поселения были вообще покинуты своими жителями. Завоевателей принято называть миниями, так как характерные для них предметы (серая посуда) были найдены впервые в Орхомене в Беотии, где, согласно греческим преданиям, жили легендарные минии. Серая минийская посуда была сделана из хорошо размятой глины, которая после обжига приобретала темно- или светлосерый цвет. Минийская серая керамика, современная упомянутой выше критской керамике типа камарес, датируется первыми веками II тысячелетия.

Начало среднеэлладского периода совпадает во времени с появлением хеттских племён в центральной и восточной части Малой Азии, говоривших на языке, принадлежавшем к индоевропейской семье. Минии, по-видимому, принесли с собой греческий язык.

Античные источники в общем довольно точно указывают границы расселения отдельных эллинских племён на протяжении почти всего II тысячелетия до н. э. вплоть до начала следующего вторжения — переселения дорийцев. Данные древних писателей подтверждаются изучением районов распространения различных греческих диалектов. Три основные группы греческих племён — ионийцы, ахейцы и эолийцы — расселились на территории материковой Греции: ионийцы жили в Аттике и в северо-восточной части Пелопоннеса, ахейцы заняли почти весь Пелопоннес, эолийцы расположились в Фессалии и Средней Греции, за исключением Аттики. В течение почти всего II тысячелетия ахейские племена, жившие в наиболее плодородных районах и находившиеся ближе к древнейшим — догреческим центрам культуры (прежде всего к Криту), развивались значительно быстрее, чем другие греческие племена; они первыми создали классовое общество и государство и распространились по всей территории Эгеиды. Ахейцами, в частности, было создано и Микенское царство, сыгравшее важную роль в истории древнейшей Греции.

Племена среднеэлладской культуры занимались в основном земледелием и скотоводством. В их селениях найдены пшеница, ячмень, просо, лук-порей, горох, бобы, чечевица и горшки с желудями, вероятно, употреблявшимися в пищу. Во многих минийских домах встречаются светильники, в которых горючим материалом служило оливковое масло. Обнаружены также кости быков, овец, коз и ослов, что свидетельствует о развитии скотоводства. Минии занимались и рыбной ловлей. В Филакопи, на острове Мелос, найдена ваза XVIII или XVII в. до н. э., на которой изображена вереница идущих вдоль ручья людей, держащих в каждой руке по рыбе.

Минийская керамика, в отличие от раннеэлладских сосудов, делалась уже на гончарном круге. На протяжении пяти веков среднеэлладского периода керамика прошла значительный путь развития. Более поздняя минийская керамика, сосуществовавшая, впрочем, с серой, отличается жёлтым цветом, что, вероятно, было обусловлено усовершенствованием гончарных печей и повышением температуры обжига. На орнаментах жёлтой минийской посуды впервые заметно некоторое критское влияние. Глиняных сосудов в минийских домах встречается очень много; наряду с кухонной посудой грубой отделки при раскопках находят тонкостенные сосуды, громадные пифосы — сосуды для хранения продовольствия, изящные кубки; обнаружены также специальные сосуды для воды, вина, оливкового масла и т. д. Орнамент жёлтой минийской керамики среднеэлладского периода почти незаметно переходит в позднеэлладский.

Частые находки боевых бронзовых топоров, украшений из драгоценных металлов и, реже, металлической посуды свидетельствуют о значительном прогрессе в технике обработки металлов по сравнению с раннеэлладской культурой.

Минийские племена жили ещё в условиях первобытно-общинного строя. Захоронения их, известные в числе нескольких сот, производились в так называемых ящичных могилах. Тело покойника обычно в скорченном положении помещалось как бы в каменный ящик из известняковых плит; в могилы клалось мало инвентаря. Всё же, если судить по предметам домашнего обихода, уже намечаются некоторые различия в имущественном положении отдельных семей.

Позднеэлладский период (XVI—XII вв. до н. э.)

Позднеэлладский период продолжался примерно с 1600 по 1100 г. до н. э. В истории материковой Греции это время называется также микенским, по имени главного центра культуры того периода — Микен. Количество археологических памятников очень велико. Наиболее выдающиеся памятники происходят из пелопоннесских центров этой культуры: Микен, Тиринфа и Пилоса. Однако позднеэлладские предметы находят в больших количествах во всём Восточном Средиземноморье, вплоть до Египта и Угарита (Финикия). Крупные центры микенской культуры характеризуются монументальными архитектурными сооружениями (дворцы, крепостные стены, громадные гробницы), большим количеством драгоценных металлов, высокохудожественными ремесленными изделиями, многими вещами, привезёнными из стран Востока и даже Прибалтики (янтарь). Но основная масса поселений — а их раскопано не менее сотни — по своему инвентарю и, следовательно, образу жизни обитателей не многим отличается от тех же поселений предшествующего периода. Зато в главных центрах микенской культуры, в частности в самих Микенах, заметна постоянная, иногда изумительно быстрая эволюция материальной культуры.

Наиболее показательно для этого времени изменение в формах захоронений; на протяжении всего III и II тысячелетий насчитывается 5 основных групп погребений: ямные, ящичные, шахтовые, камерные и купольные. Ямные могилы представляют собой овальные или прямоугольные углубления в земле, обычно скалистой; на тело покойника клали глиняные миски; эти захоронения характерны для ранне- и среднеэлладского времени, но встречаются и в поздний период.

Одновременными ямным погребениям являются и описанные выше ящичные могилы. Инвентарь обеих этих групп могил исключительно беден, что, возможно,

Укрепления и погребения в Микенах.
Середина II тысячелетия до н. э. Частичная реконструкция.

объясняется низким уровнем развития производительных сил в ранние периоды, а для последующего времени также и тем, что в таких могилах хоронили простых людей.

Следующим, наиболее важным памятником Микен являются шахтовые гробницы. Эти прямоугольные, несколько вытянутые гробницы были вырублены в мягкой скале на глубину от 0,5 до 3—4 м; они представляют собой дальнейшее развитие ямных и ящичных погребений. Инвентарь этих гробниц поражает обилием изделий из золота. В них также найдено много изделий из бронзы и серебра. В могилах обнаружен янтарь, страусовые яйца и другие явно привозные предметы. Художественные произведения в этих гробницах свидетельствуют о влиянии критского искусства, хотя тематика изображений значительно отличается от критской. В гробницах найдена также минийская керамика. Расположены гробницы среди среднеэлладских могил. Очевидно, это были захоронения правителей.

Четвёртым видом погребений являются камерные гробницы, строившиеся внутри холмов. Вход в погребальную камеру вёл через открытый коридор — дромос. Камеры представляют собой семейные склепы. Их инвентарь состоит из оружия, орудий производства, украшений, предметов домашнего обихода и т. д. Такие гробницы были обнаружены не только в Микенах, но и на всей территории распространения микенской культуры. Эти гробницы считают усыпальницами аристократических семей.

Последняя группа погребальных сооружений — купольные гробницы позднеэлладского периода, являющиеся большими (диаметром до 14 м) сооружениями каменной кладки; высота их примерно равна диаметру основания. В архитектурном отношении эти гробницы являются дальнейшим развитием камерных гробниц; они также снабжены дромосом. Таких гробниц обнаружено несколько десятков, в том числе 9 в районе Микен. Большинство этих гробниц было разграблено ещё в древности, однако сложность их сооружения и сохранившийся в некоторых гробницах инвентарь дают право считать их местами погребения царей, которых условно называют царями «династии купольных гробниц».

Микены

Микены расположены на Пелопоннесе, на полпути между Коринфом и Аргосом. Микенский холм был заселён с начала III тысячелетия. Благодаря удобному положению в центре небольшой, но плодородной равнины, наличию водного источника — Персей и, наконец, недоступности холма для противника поселение постепенно расширялось. В среднеэлладский период была сооружена оборонительная стена вокруг вершины холма и построены дома на соседних возвышенностях. У западного склона вершины холма было расположено кладбище, на котором находились шахтовые гробницы.

Погребальная маска из Микен.
XVII—XVI вв. до н.э.

В период, когда сооружались шахтовые гробницы, микенское общество переживало подъём. Богатство инвентаря шахтовых гробниц свидетельствует о значительном развитии производительных сил во время перехода к позднеэлладскому периоду. Широкое применение бронзы, обилие драгоценных металлов и их щедрое использование — явный показатель происшедшего уже отделения ремесла от земледелия и длительного накопления трудовых навыков у микенских ремесленников. Наличие вещей иноземного происхождения свидетельствует о связях, возможно торговых, с далёкими странами. Совокупность находок в шахтовых гробницах даёт основание считать микенское общество того времени уже обществом классовым. Рабовладельческое общество возникло в Микенах в результате внутреннего развития. Все археологические данные свидетельствуют о местных корнях микенской культуры.

В начале XV в. до н.э. в Микенах, по-видимому, пришла к власти упоминавшаяся выше «династия купольных гробниц», продержавшаяся по крайней мере до 1300 г. до н.э. В это время наиболее ощутимо влияние критского искусства. Как говорилось ранее, из расшифровки линейного письма Б неизбежно следует, что именно в это время ахейцы завоевали Кносс. Победители, несомненно, вывезли на родину не только много предметов критского искусства, но, возможно, и критских ремесленников. В это же время значительно расширяются связи Микен с другими странами. В Эль-Амарне (Египет), например, найдено 19 микенских ваз — видимо, подарок фараону Эхнатону. Большое количество микенской керамики найдено в Трое и Милете (западное побережье Малой Азии), на острове Кипр и даже в Угарите (Финикия).

Изображение осажденного города.
Фрагмент серебряного ритона
(кубка для вина) из Микен.

В XIV в. до н. э. в Микенах наблюдается значительное строительство. Расширяется и укрепляется Микенский акрополь (кремль, строятся циклопические стены с так называемыми Львиными воротами. На вершине холма возводится новый дворец с мегароном, тронным залом, святилищем. Стены дворца расписываются высокохудожественными фресками. Каменной оградой в это время были обнесены и шахтовые гробницы. Много новых домов, раскапываемых в настоящее время, было построено на прилежащих холмах. В искусстве заметна борьба против критского влияния; критские цветочные и морские мотивы становятся всё более условными и, наконец, уступают место линейному орнаменту со многими лентами и спиралями.

К этому времени относится создание сети дорог, связывающих Микены с Арголидским и Коринфским заливами. Сохранившиеся до настоящего времени остатки мостов, насыпей из булыжника и т.д. показывают, что все эти дорожные сооружения были построены по единому плану. Наличие развитой дорожной сети свидетельствует о том, что Микены в это время были столицей какого-то небольшого, централизованного государства. Находки микенской керамики вне материковой Греции становятся, можно сказать, массовым явлением. Особенно много такого рода находок сделано на островах Эгейского моря и в южной части Малой Азии. Микенского типа купольная гробница найдена в Колофоне (малоазийское побережье). Это было время наибольшего расцвета и распространения микенской культуры.

В середине позднеэлладского периода начинается ослабление Микен. Жители, по-видимому, ожидали нападений. Раскопки показывают, что все источники воды были подведены к северным воротам акрополя, а в его северо-восточном углу была сооружена глубокая подземная цистерна, куда вливались воды источника Персей. Одновременно перестраиваются и оборонительные сооружения Тиринфа. В XIII в. до н.э. прекращаются связи с Египтом.

Исходя из подсчётов античных авторов, войну ахейцев, возглавлявшихся царём Микен Агамемноном, против Трои, описанную в греческом эпосе — «Илиаде»,

План крепости в Микенах.
1. Львиные ворота. 2. Амбары. 3. Место погребения. 4. Въезд. 5 и 6. Дома. 7. Дворец. 8. Фундамент храма. 9. Дом с колоннами.
Львиные ворота в Микенах.
Середина II тысячелетия до н.э.
ИЗОБРАЖЕНИЕ ЮНОШИ.
Роспись из Кносского дворца. Крит. Позднеминойский период.
ЖЕНЩИНЫ НА КОЛЕСНИЦЕ.
Роспись из дворца в Тиринфе. Греция. Позднеэлладский период.
Надпись линейным письмом Б, содержащая опись бронзовых сосудов.
Глиняная табличка из Пилоса. XIV в. до н. э.

следует датировать началом XII в. (1194—1184 гг. до н. э.). Археологические данные свидетельствуют о том, что в эти годы ахейцы находились в связи с северо-западным побережьем Малой Азии и что Троя примерно в это время подверглась разрушению. «Илиада» в поэтической форме отразила, по-видимому, действительно имевшее место военное столкновение между ахейцами и троянцами.

Другие центры микенской культуры
Золотой кубок из Вафио.

Сооружения, аналогичные микенским, были найдены в Тиринфе, Пилосе, Фивах и некоторых других местах. Раскопанный ещё в XIX веке Тиринфский дворец находился на расстоянии около 15 км от Микен. Он так же был построен на крутом холме и окружён почти неприступными стенами. Внутренняя планировка этого дворца аналогична микенской. И здесь имеется мегарон, а стены покрыты фресками в микенском стиле.

Несколько позже был построен дворец в Пилосе (Мессения). Недалеко от Пилоса находится купольная гробница. В верхних слоях Пилосского дворца ещё при начале раскопок было найдено множество хозяйственных документов — глиняных табличек со знаками линейного письма Б. Пилосский дворец сгорел или был сожжён в начале XII в. до н. э.

Следы микенской культуры обнаружены и в Лаконике (юго-восточная часть Пелопоннеса). Главным её центром в позднеэлладский период были Амиклы; кладбище местных правителей находилось вблизи современной деревни Вафио. В гробницах было найдено большое количество предметов искусства, в том числе два прекрасных золотых кубка. В Центральной Греции более крупные поселения были открыты в Фивах, Афинах и ряде других мест.

К концу позднеэлладского периода относятся следы ирригационных сооружений на Копаидском озере в Беотии.

Дворцы с их большими комплексами монументальных построек были лишь островками в море селений, так сказать, деревенского типа, обитатели которых жили в условиях, немногим отличающихся от предыдущего времени. Таких поселений в одной только материковой Греции раскопано несколько десятков. В Кораку, Эвтресисе и многих других селениях не найдено никаких монументальных построек, нет привозных вещей, очень мало ремесленных изделий, за исключением глиняных сосудов.

Состояние производительных сил в позднеэлладское время

Микенское время — расцвет бронзового века. Из бронзы делались самые разнообразные орудия труда, вооружение, сосуды, украшения и т. д. В районе Микен были найдены бронзовые слитки, топоры, ножи, перстни, гвозди, дверные шарниры и др. В несколько меньшем объёме применялись другие металлы. Из олова делалась кухонная посуда; даже глиняные сосуды изготовлялись с подражанием металлическим образцам. В Немее, севернее Микен, найдены остатки медного рудника. Некоторые учёные предполагают, что источником богатства Микен является разработка месторождений меди. Золото и серебро относительно широко применялись для изготовления всякого рода украшений. Однако такие украшения были дороги и носились только богатыми.

Золотой ритон в виде головы льва.
Из погребения в Микенах. Около XVI в. до н.э.

Вопреки долго распространённому мнению, микенская Греция была знакома и с железом, которое, однако, использовалось только для предметов роскоши. В слоях того времени найдено несколько железных колец, подвесок, пуговиц; в Тиринфе обнаружена железная арфа. Лишь в конце позднеэлладского периода была освоена техника плавления железа, по образцу плавки меди, но всё ещё при довольно низких температурах: в шлаках микенского времени очень высок процент содержания железа.

Главной отраслью производства было, несомненно, земледелие и связанное с ним скотоводство. В этот период продолжали сеять пшеницу и ячмень, сажали горох, бобы, чечевицу. Во многих домах найдены кладовые с пифосами, наполненными зерном. Специальное зернохранилище было обнаружено в Микенах. О значительном развитии масличных культур и виноделия свидетельствуют материалы раскопок домов вблизи Микенского акрополя, условно называемые археологами домами «торговца оливковым маслом» и «торговца вином». В первом из них было найдено 39 табличек с надписями линейным письмом Б, в которых учитывался приход и расход оливкового масла.

Разводился в это время крупный рогатый скот; имеются данные о разведении овец и свиней. В одной из шахтовых могил найдено изображение лошади, которая запрягалась тогда только в боевые колесницы. Для перевозки грузов применялись ослы и мулы. Ряд косвенных данных — значительный рост населения, использование большого числа людей на крупных постройках, развитие ремёсел — приводит к выводу, что производительность труда в сельском хозяйстве должна была к этому времени значительно возрасти.

Большие сдвиги произошли в ремесле. Строительство дворцов, оборонительных стен, гробниц, дорог и т. д. настоятельно требовало новых орудий производства. Микенские строители использовали несколько видов долот, свёрл, различные молоты и пилы; для обработки дерева применялись топоры и ножи. В Микенах были обнаружены пряслица и грузила от ткацких станков.

Меч и инструменты из бронзы.
Из раскопок в Микенах. XVII—XVI вв. до н. э.
Глиняная ваза из Микен с изображением воинов.

Крупные размеры микенских построек говорят о довольно высоких знаниях строителей, длительных трудовых навыках каменщиков, большом умении резчиков по камню и ряда других работников. Громадные каменные блоки весом иногда в десятки тонн, из которых были построены оборонительные стены Тиринфского дворца, доставлялись из каменоломни, отстоящей от Тиринфа на добрый десяток километров. Камни для построек вначале обрабатывались тяжёлыми молотами, затем их резали уже бронзовой пилой. Применение системы противовесов и кронштейнов и установка водосточных труб требовали довольно сложных расчётов. Характерно единообразие точно выработанных приёмов кладки стен на всей территории распространения микенской культуры.

Позднеэлладские гончары делали посуду самых различных размеров — от маленьких кубков до громадных сосудов. Глина была хорошо очищена, стенки сосудов изготовлялись тонкими, поверхность ваз нередко полировалась, обжиг был высококачественным. В Зигури найден большой склад керамики, в котором насчитывалось несколько сот чаш, блюд, кувшинов и т. д. Наличие столь больших запасов посуды в маленьком поселении, расположенном вдали от крупных центров, свидетельствует о значительном развитии гончарного дела.

Совокупность всех этих данных показывает, что ремесло уже отделилось от земледелия и стало самостоятельной отраслью производства. Большая часть ремесленников работала при дворцах местных правителей и была занята производством оружия, строительством, создавала предметы роскоши. Другие, как, например, гончары, вырабатывали предметы широкого потребления.

Внутренняя торговля была развита слабее, чем внешняя. В микенскую Грецию кроме олова ввозились исключительно предметы роскоши. Для сравнения напомним, что в это время на Крите уже встречаются слитки из меди, по форме напоминающие бычью шкуру и игравшие, вероятно, роль денег.

Общественные отношения

После того, как был найден ключ к чтению свыше 3 тыс. кносских и пилосских табличек со знаками линейного письма Б, которые в течение полувека представляли собой загадку для исследователей, становится возможным дать общую картину социальных отношений микенского и позднеминойского общества.

Таблички представляют собой архив главным образом царского и храмового хозяйства. По-видимому, значительную часть лиц, упоминаемых в текстах, составляют рабы. В очень многих случаях указывается место происхождения рабов; обычно это какие-либо греческие поселения, но в Пилосе были рабы и из Кносса. Учитываются в табличках и дети рабынь. В особых случаях перечисляется довольно большое количество мальчиков и девочек, пожертвованных храмам различных греческих богов. Вообще, если судить по данным табличек, большинство рабов принадлежало храмам. Упоминаются в надписях рабы, занятые в скотоводстве и ремесле; многие были посажены на землю и обязаны поставлять храмам определённое количество продовольствия. Пилосские таблички заключают в себе много сведений о доэлой. Этот термин, вероятно, соответствует греческому дулой, обозначавшему рабов. Группа называемых этим термином лиц насчитывает многие сотни человек. Таким образом,пилосские таблички полностью подтверждают рабовладельческий характер греческих обществ микенского периода.

Аграрные отношения, если судить на основании тех же текстов, были примерно следующие. Часть земледельцев владела земельными участками; о других говорится как об арендаторах. Арендаторы земли вносили плату за свои участки натурой. Выше указывалось, что многие храмовые рабы были также посажены на землю, очевидно, принадлежавшую храмам. Наряду с этим в табличках говорится и о царских участках, обозначаемых термином теменос, встречающимся и в гомеровском эпосе. Очевидно, расслоение свободного земледельческого населения было уже значительным.

Довольно много и в пилосских и в кносских табличках говорится о ремесленниках. Перечисляются чаще всего кузнецы, которым выдаётся металл, вероятно в слитках, и которые сдают готовую продукцию; кузнецы получают за это продовольствие; им даются и рабы. В табличках иногда идёт речь о значительных количествах металлических изделий; в одной надписи упомянуто 217 топоров, в другой 50 мечей, в третьей 462 пары колёс. Кузнецы, так же как земледельцы, получали определённые задания, но были освобождены от поставок продовольствия. Ткани, белые и цветные, и одежда производились рабынями, которые также сдавали определенное количество готовой продукции.

Относительно мало говорится в табличках о господствующем классе рабовладельцев; упомянуты басилеи — термин, которым обозначались племенные вожди («цари») в гомеровских поэмах. Однако они играли ещё сравнительно скромную роль. В текстах упоминаются жрецы и некоторые другие категории знати.

Отношения собственности на землю, наличие значительных храмовых хозяйств и состав господствовавшего класса рабовладельцев, в котором большую роль, по-видимому, играли жрецы, делает общество микенского периода более сходным с обществами некоторых ранних восточных рабовладельческих государств, чем с позднейшими рабовладельческими обществами Греции.

Падение микенской культуры

В XIII в. до н. э. выступают всё более отчётливо признаки ослабления микенского общества; внешние связи постепенно уменьшаются; в самих Микенах ведётся только оборонительное строительство. Вскоре наступает окончательное падение микенской культуры. Археологические раскопки показывают, что в это время совершенно прекращается строительство; отсутствуют данные о внешних связях; даже местной керамики становится несравненно меньше. Такая же картина упадка наблюдается и в Тиринфе. Только в Афинах, как это было выяснено сравнительно недавними раскопками, в XIII и XII вв. до н. э. идёт интенсивное оборонительное строительство. В Афинах были укреплены стены акрополя, расширена система оборонительных сооружений и вырыт проход к источнику воды на глубину 30 м ниже уровня акрополя.

Эти мероприятия проводились перед лицом общей угрозы для всего микенского мира. Такой угрозой, по-видимому, было вторжение племён дорийцев. Наряду с ионийцами, ахейцами и эолийцами, дорийцы представляли собой одну из основных групп древнегреческих племён. По свидетельству античных авторов, переселение дорийцев началось спустя 80 лет после падения Трои, следовательно, в самом конце XII в. до н. э. Археологические данные подтверждают, что падение Микен произошло в последней трети XII столетия до н.э. Представляется несомненным, что микенское общество пало под ударами племён дорийцев.

При анализе причин падения рабовладельческой микенской культуры обычно указывается на то, что дорийцы имели вооружение из железа и что мощь микенского общества была подорвана длительной Троянской войной. Это объяснение далеко не достаточно. Упадок микенской культуры начинается, по крайней мере, за столетие до переселения дорийцев. Данные пилосских надписей доказывают, что в Пилосе имелись массы жестоко эксплуатируемых рабов и безземельных. Именно эта причина должна была в решающей степени ослабить сопротивляемость рабовладельческого микенского общества перед лицом дорийских племён, которые не знали ещё острых классовых противоречий. К тому же ранние рабовладельческие микенские общества сложились только в немногих центрах Пелопоннеса и, возможно, Средней Греции; основная масса окружающего населения жила ещё в условиях, близких к условиям предшествующего периода и, вероятно, также подвергалась эксплуатации микенских и других рабовладельцев. Все эти обстоятельства и предопределили крушение микенской культуры.

Несмотря на быстрое падение ранних рабовладельческих обществ микенской Греции, они сыграли довольно большую роль в дальнейшем развитии греческой культуры, которая многое унаследовала от обществ позднеэлладского периода. Местное население не было уничтожено дорийцами; культура греческих племён I тысячелетия до н.э. многими своими корнями уходит в микенский период.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Мегароном называлась в более позднее — «гомеровское» время центральная комната в греческих домах. Она представляла собой прямоугольное помещение на столбах с отверстием в кровле.